Перейти к содержимому


История субкультур

возникновение и особнности

Сообщений в теме: 29

#1 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 19 Август 2014 - 11:08

Подборка статей, посвященных субкультурам, начиная с 19 века.
Почему именно с этого времени? Наверное прежде всего по той причине, что все возникавшие с этого периода субкультуры оказали свое влияние на формирование современного общества, его культурных и поведенческих особенностей, но их роль с первого взгляда не особенно заметна, поскольку они были явлениями:
-сопутствующими основному развитию мировых культур
-временными, относительно их влияние на общую мировую культуру, а так же в смысле периодичности их существования.

#2 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 19 Август 2014 - 11:08

Многие современные культурологии считают первой субкультурой в полном смысле слова- британское явление "денди".
О них две статьи:

1) Ольга Архипова "Денди"

«Какие ассоциации может сейчас вызвать слово „денди“? Воображение сразу рисует картинку: элегантный мужчина, безупречный костюм, возможно, смокинг, галстук-бабочка, дорогая курительная трубка, ленивые отточенные движения, презрительная улыбка... Значит ли это, что дендизм — прежде всего мода, поза и стиль изысканной жизни?»

В первую очередь, автор (вернее, компилятор) представленного на Ваш суд обзора должен принести извинения перед читателями: он честно пытался впихнуть наиболее существенную, на его взгляд, информацию в компактные три-четыре абзаца… И потерпел полнейшее фиаско! Фигура денди оказалась слишком многогранной, и для того чтобы изобразить её доступно, выпукло, зримо — потребовалось, увы, несколько страниц. Первый вопрос, возникший у автора, когда он, порывшись в закромах памяти, попытался представить себе, а кто же такой денди (помимо того, что он щеголь и «выпендрёжник»), — как соотносятся между собой понятия «денди» и «джентльмен». Несомненно, кодекс дендистского поведения восходит к старым добрым джентльменским традициям (см. о джентльменах): это и внешняя сдержанность, и клубная жизнь. Тем не менее, денди заслуживает особого разговора. Со школы сложившийся стереотип услужливо подсказывает нам, что денди — значит элегантная одежда. Действительно, денди были законодателями мод, своего рода кумирами: современники стремились подражать им — внешним обликом, манерами. Но если посмотреть глубже… Вывод, к которому пришел автор: денди — это, прежде всего, нетривиальная, яркая Личность; он не слишком считается с принятыми правилами и условностями, но сам диктует эти правила и — более того — вводит их в моду. Денди обладали большой властью над умами современников. Дендизм — это протест против подражательности и вульгарности, а если говорить современным языком — против стереотипного поведения и мышления. Вниманию любопытных предлагаются доводы, приведшие автора к такому заключению. Здесь автору следует напустить на себя умный вид, ибо следующую подглаву настоящего трактата следует озаглавить как:

Исторические предпосылки возникновениия дендизма

Обратимся к энциклопедии: «Дендизм <…> возникает в Англии (в XVIII и начале XIX в.) как форма борьбы аристократии с энергически наступающей буржуазией на арене быта, форм жизнеустройства и бытового уклада». Дело в том, что к 1825 году в Англии уже сложилось сословие богатых буржуа, которые жаждали приобщиться к тайнам аристократического обращения. Истинная аристократия, напротив, брезговала общаться с банкирами и толстосумами-промышленниками, вменяя им в вину вульгарность манер. «Самые знаменитые клубы эпохи регентства — „Олмак“, „Уайтс“, „Уатье“ — были сугубо элитарными заведениями закрытого типа, устав которых был специально сформулирован так, чтобы отсеять нуворишей. Клуб „Олмак“ считался „седьмым небом модного мира“. В нем вопрос о допуске решал совет из десяти дам-патронесс (их сравнивали с венецианским Советом десяти), которые безжалостно отсекали лиц незнатного происхождения, и никакие капиталы не могли помочь дочке банкира попасть на заветный бал по средам в „Олмаке“. Билеты на бал стоили недорого, закуска была скромная — лимонад и сандвичи с ветчиной, ведь основная цель дам-патронесс состояла в том, чтобы избежать ostentation — „выставления напоказ“, афиширования богатства». Не удивительно, что дендизм диаметрально противоположно оценивался представителями аристократической и буржуазной мысли. Так, по определению Бодлера, «денди — это воплощение идеи прекрасного, перенесенного в материальную жизнь, это тот, кто предписывает форму». Напротив, со стороны писателей-идеологов буржуазии образ денди подвергается жесточайшему развенчанию и осуждению. В этом отношении особенно показателен Диккенс с его образами Мальбери Гока («Николас Никкльби»), Стирфорса («Давид Копперфильд»), Юджина Реберна («Наш общий друг») и т. д., вплоть до ядовитой карикатуры — мистера Тервидропа («Холодный дом»).

Немного об истории денди Британии первой половины XIX века

Тип денди утверждается в Британии на рубеже XVIII-XIX вв. «В британском дендизме изначально конкурировали два течения: „спортсмены“ и „красавцы“ (щеголи). „Спортсмен“ именовался „buck“ (парень), а „красавец“ — „Beau“ (букв. „красивый“ — заимствование из французского), он являл собой в начале XIX века модернизированный вариант прежнего типа щеголя. Эти два типа, хотя частенько сосуществовали в светской жизни, на самом деле были очень непохожи друг на друга.

„Красавцы“ не отличались любовью к спорту и с презрением относились к „парням“. Они уделяли много времени моде и уходу за собой, стараясь быть эстетами до кончиков ногтей. Лучшим развлечением для них был неторопливый променад в городе, посещение любимого антикварного магазина или визит к портному. Денди-красавцы презирали „грубые“ сельские развлечения вроде охоты на лис или скачек с препятствиями.

Денди-спортсмены, напротив, увлекались лошадьми, охотой, боксом. В то время многие лорды имели „своих“ боксеров, которые выступали под их патронажем. Аристократы спонсировали этих спортсменов и сами брали уроки бокса, как Байрон. Спортивные щеголи проводили время между конюшней и боксерскими залами — кстати, самый известный в Лондоне зал на Олд Бонд-стрит как раз принадлежал ... атлету Джону Джексону».

Всё, что будет сказано дальше, относится именно к «красавчикам».
Денди — человек, создавший себе романтический сценарий судьбы, воплощая идею всевластия личной воли (примером этому были судьбы Браммеля, Байрона, Лермонтова). Дендизм не мыслим без романтического индивидуализма, часто дающего о себе знать в самый неподходящий момент. В определенной мере это культ себя как цели жизни. Известно, что многие писатели были денди, достаточно назвать имена Байрона, Бульвера-Литтона, Дизраэли, Диккенса и Теккерея, Оскара Уайльда и сэра Макса Бирбома из англичан; Бальзака, Стендаля, Барбе д’Оревильи, Бодлера, Пьера Лоти и Марселя Пруста — из французов. Примечательно, что романы писателей-денди во многом автобиографичны.

«Особая роль в поэтике дендизма принадлежит самому знаменитому денди эпохи регентства Джорджу Бо Браммеллу. Д. Б. Браммелл (1778–1840) вошел в историю как английский „премьер-министр элегантности“, законодатель мод и автор книги „Мужской и женский костюм“. Среди современников Браммелл был известен как персонаж устных анекдотов и светской хроники и, разумеется, литературный герой. Биография Браммелла: королевские милости, светский успех, затем изгнание и безумие — пример романтического сценария судьбы, подтверждающий органическую связь дендизма с эстетикой европейского романтизма».
Отношение денди к моде и внешнему виду к оглавлению

Ниже приводятся знаменитые правила «Искусства одеваться», которые Бульвер-Литтон при-водит на страницах своего романа «Пелэм» (1828) — признанного даже современниками «энциклопедией дендизма». «Уметь хорошо одеваться — значит быть человеком тончайшего расчета. Нельзя одеваться одинаково, отправляясь к министру или к любовнице, к скупому дядюшке или к хлыщеватому кузену: именно в манере одеваться проявляется самая тонкая дипломатичность. В манере одеваться самое изысканное — изящная скромность, самое вульгарное — педантическая тщательность. Одевайтесь так, чтобы о Вас говорили не „Как он хорошо одет!“, но „Какой джентльмен!“ Избегайте пестроты и старайтесь, выбрав один основной спокойный цвет, смягчить благодаря ему все прочие. Апеллес пользовался всего четырьмя красками и всегда приглушал наиболее яркие тона, употребляя для этого темный лак. Изобретая какое-либо новшество в одежде, надо <…> стремиться к той изысканности, которая естественна и не бросается в глаза».

Основное правило, которое исповедует денди — принцип минимализма и связанный с ним принцип «заметной незаметности» (conspiсuous inconspiсuousness), который лег в основу современной эстетики мужского костюма. Вместо напыщенной, вычурной роскоши денди позволяет себе в костюме одну изящную, выразительную деталь. Первым идею неброской элегантности придумал, разумеется, Джордж Браммелл. Как мы увидим дальше, принцип минимализма пронизывает все сферы бытия денди.

Второй принцип, который также восходит к Браммеллу, — продуманная (деланная) небрежность. Можно потратить уйму времени на туалет, но далее необходимо держаться так, как будто в костюме все сложилось само собой, в порядке случайной импровизации. «Педантическая тщательность» вульгарна, потому что не скрывает предварительного напряжения и, следовательно, выдает новичка, который потея постигает науку прилично одеваться. Вот почему умение завязать элегантно-небрежный узел на шейном платке стало высоко котироваться именно в эту эпоху.

В идеале оба принципа создают эффект естественности облика, которая исключает разные мелкие ухищрения, заставляющие человека держаться скованно. В противном случае человек оказывается в плачевном положении: «Платье настолько плохо сидит на нём и так стесняет его движения, что он больше похож на пленника его, нежели на владельца». Вместе с тем, прекрасно владея стилем, денди нередко нарушали ими же созданные правила и фактически пародировали сами себя: «Молодой Дизраэли запомнился современникам не в последнюю очередь экстравагантными костюмами. <…> на светском обеде Дизраэли был одет в „зеленые бархатные шаровары, канареечного цвета жилет, открытые туфли с серебряными пряжками, рубашку, отделанную кружевами, ниспадавшими на кисти рук“. Дизраэли сознательно использовал дендистский стиль в утрированном варианте, чтобы произвести впечатление на дам, выделиться и запомниться».

Добавим ещё несколько штрихов к портрету. В идеале настоящий денди должен был отличаться стройной комплектацией. Денди были редкостными чистюлями даже по нашим меркам. Истинный денди узнавался по чистым перчаткам — он их менял по несколько раз в день; сапоги же были начищены до блеска (по легенде, Браммель чистил сапоги шампанским). Для костюма денди характерна ещё одна примечательная деталь. Денди ходили с моноклями, очками, лорнетами, биноклями — это были предметы модной маскировки. «На известной гравюре Дэниэла Маклиса 1833 года Дизраэли изображен во всем своем дендистском великолепии, причем среди его аксессуаров обращает на себя внимание трость со вделанным моноклем — модная техническая игрушка того времени, бывшая таким же знаком престижа, как и сотовый телефон сегодня». Подобные «навороты» в дендистском наряде — не случайный аксессуар: ведь денди, являясь обладателями безупречного вкуса и образцом для подражания в мужской моде, выступали беспощадными критиками, отпускающими краткие, остроумные, язвительные замечания по поводу погрешностей в костюме или вульгарных манер своих современников, поражающие с убийственной точностью «Невинных прохожих, чьи плащи на дюйм слишком длинны или коротки, не умеющих верно подобрать шляпу, ботинки, панталоны или шейный платок». С помощью своих новомодных оптических приспособлений, денди в открытую разглядывали прохожих, гостей бала, дам в театре. Скидка не делалась ни на возраст, ни на чины, ни на положение в обществе. Здесь будет уместно перейти к следующему отрывку.

Денди и его манера речи

И вновь проявляется принцип минимализма. Коронный жанр денди — афоризм — краткое, меткое и ёмкое изречение. Речь денди не может быть монотонной и утомляющей: он метко опускает свои «bon mots» (словечки), которые тут же подхватываются и повсеместно цитируются. Кроме того, истинный денди никогда не будет повторять дважды одно и то же.

Манеры и кодекс поведения денди

Настало время открыть три знаменитых правила денди:
Ничему не удивляться.
Сохраняя бесстрастие, поражать неожиданностью.
Удаляться, как только достигнуто впечатление.

И снова — принцип минимализма. Аристократическое спокойствие имело под собой незыблемое внутреннее достоинство и подкреплялось суровыми стоическими принципами воспитания британского джентльмена, что и обеспечивало в итоге знаменитую «неподвижность лица». Но у денди внешнее самообладание превращается в императив «ничему не удивляться» и представляет собой своего рода постоянный внутренний тренинг, чтобы скрывать свои эмоции.

«Я неоднократно наблюдал, что отличительной чертой людей, вращающихся в светском обществе, является ледяное, несокрушимое спокойствие, которым проникнуты все их действия и привычки — от самых существенных до самых ничтожных: они спокойно едят, спокойно двигаются, спокойно живут, спокойно переносят утрату своих жен и даже своих денег, тогда как люди низшего круга не могут донести до рта ложку или снести оскорбление, не поднимая при этом неистового шума». Достойна внимания выбранная фраза: «спокойно переносят утрату своих жен и даже своих денег». Отточенная холодность обращения, гордость под маской вежливого цинизма — характерные черты денди (вспомним Онегина).

Новички в светском обществе старались неукоснительно соблюдать правила этикета, из кожи вон лезли, чтобы выглядеть светским человеком. Отсюда — натянутость и неуверенность, а также вычурность манер (преувеличенная мимика и жестикуляция, форсированное выражение удивления, ужаса или восторга). Парадокс денди, да и вообще истинно светского человека заключается в том, что при полном соблюдении светских условностей он кажется максимально естественным. В чём же секрет такого эффекта? Приведем рассуждения Марселя Пруста: «Благодаря верности вкуса — не в области прекрасного, а в области поведения — человек светский в самых непредвиденных обстоятельствах мгновенно улавливает, подобно музыканту, которого просят сыграть незнакомую ему вещь, какие чувства нужно сейчас выразить, с помощью каких движений, и безошибочно выбирает и применяет технические приемы; кроме того, верность вкуса дает светскому человеку возможность проявлять его, не руководствуясь посторонними соображениями, а ведь именно эти соображения сковывают стольких молодых буржуа, во-первых, потому что они боятся, как бы их не подняли на смех за несоблюдение приличий, а во-вторых, потому, что им не хочется показаться своим друзьям чересчур уж угодливыми».

Для денди необходимо прежде всего удивлять, чтобы тебя запомнили. В прустовском романе отчаянный денди Сен-Лу элегантно пробегает по спинке скамьи через весь ресторан единственно для того, чтобы укутать своего друга Марселя в теплый плащ. Денди очеркивали утрированную изнеженность как инструмент эффективной саморекламы (например, «устал, поливая цветы»). «На публике Дизраэли порой нарочно разыгрывал особые дендистские мини-перформансы, изображая из себя сообразно моде женственного, изнеженного молодого человека. Однажды он наблюдал за игрой в теннис, и мяч залетел в зрительские ряды прямо ему в ноги. Дизраэли поднял мяч, но, вместо того чтобы закинуть его обратно на корт, попросил это сделать соседа, мотивируя свою просьбу тем, что никогда в жизни не бросал мяч. На следующий день об этой истории говорил весь Лондон».

Наконец, денди никогда не будут навязчивыми. Они чётко «дозируют» свое присутствие в обществе — и удаляются, как только достигнуто впечатление.

Денди и его манера двигаться

В культуре дендизма сложилось особое понятие — фланирование (от франц. fleneur), или медленная прогулка по городу — главным образом, с целью показать себя. Особую роль в тонком искусстве дендистского фланирования играет плавность, коль скоро медленное движение, как считали в то время, по сути своей величественно. Мимический аналог медленной походки — неподвижность лица. Согласно Бальзаку, «плавность движений для походки то же, что и простота в костюме». Как своего рода специальную тренировку в горделивой размеренности походки, вероятно, можно расценить особо модный ритуал, сложившийся в середине XIX века среди парижских щеголей: прогулки с домашними черепашками. Денди, неторопливо выгуливающий черепаху в Люксембургском саду, демонстрирует воистину стоическую невозмутимость и величественную самодостаточность. Денди избегали быстрых танцев a la полька, мазурка или галоп. Они или совсем не танцевали, или отдавали предпочтение медленным танцам, соответствующим их горделивому достоинству и пластической статуарности.

И в заключение — немного философии

Метафорический образ денди — модель экономии энергии. Её графический символ — устойчивый классический треугольник, обращённый вершиной вверх: айсберг с его мощной подводной частью. (Возможно, кто-то усмотрит здесь мотивы фаллического культа.) Это культура сдержанности, преуменьшения, минимализма, тайной дисциплины в проявлении чувств. Если человек владеет культурой экономного расходования энергии, то он оставляет особое впечатление особой «соразмерности» и «адекватности», что, впрочем, вовсе не делает его незапоминающимся: напротив, одновременно возникает ощущение скрытой силы, властной тайны его личного обаяния, эротического шарма.

Автор выражает искренне восхищение историческим и литературным талантом Ольги Вайнштейн, приносит ей свои извинения за безбожный плагиат (сей труд пестрит явными и неявными вкраплениями и цитатами из её книги и статей) и настоятельно рекомендует прочитать её книгу «Денди».

Источник- http://historicaldan.../general/aid/22

Продолжение в следующем посте

#3 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 19 Август 2014 - 11:09

2)Отто Манн "Дендизм как консервативная форма жизни" (немного философии ):

"Первоначально дендизм, похоже, был лишь феноменом модного общества. Его первым и одновременно классическим представителем, прообразом всех денди XIX века, являлся Джордж Брайен Бреммель, которого называли щеголем Бреммелем по аналогии с "героями" моды во французском обществе, что уже с XVI века все больше и больше претендовало на роль законодателя в области культуры и моды для всей Европы. Сферой жизни и деятельности Бреммеля было модное английское аристократическое общество его времени, т.е. первых десятилетий XIX века. Щеголи, однако, выделялись своей одеждой и поведением, Бреммель же был тактично незаметен. "Одет он был просто, как любой другой в Belvoir Hunt"(1). Он строго придерживался "принципа, что одежда определяется законами приличия... Он избегал ярких красок, всяких украшений и побрякушек"(2). И его поведение было сдержанным, серьезным, достойным. Образу щеголя (3) мало соответствовало мужское начало, даже достоинство в его внешнем облике. Казалось, что он и не хотел оказывать на моду какое-либо влияние. Одежда была сшита без изъяна и словно только для него. И носил он ее превосходно, опять же не стремясь произвести эффект. Отсутствие во всем его облике чего-либо заранее рассчитанного казалось необычным (4) Его положение в английском обществе являлось следствием его эстетически совершенного вида. Он пожинал "восхищение, которое заслуживал его бесспорный вкус" (5).

Однако влияние Бреммеля выходило за рамки такого восхищения. Он был другом и "арбитром" в области элегантности экстравагантного принца Уэльского (впоследствии Георга IV) и совестью моды своего времени. Он занимал господствующее положение и господствовал. В романе Булвера-Литтона "Пелем" он фигурирует под именем Рассельтона. "Передо мной стоял современник и соперник Наполеона, властитель в большом мире элегантности и галстуков, могучий гений, перед кем преклонялась аристократия и кого стеснялась мода, тот, кто одним кивком головы покорял высшее дворянство". Только казалось, что совершенный эстетический образ Бреммеля не предполагал воздействия на окружающих. Благодаря этому образу Бреммель господствовал, а посредством господства проявлял и вводил в действие свой вкус. Для этого он использовал преимущества своей персоны и личности.

Его биограф Джесси описывает его как мужчину с красотой Аполлона, высокого роста, с прекрасной фигурой, красивыми руками, удлиненным лицом с рыжеватой бородой и со светло-коричневыми волосами. Черты его лица изумительны, форма головы - прекрасна, лоб - удивительно высок. Весь его облик говорит скорее о духовных, чем о физических наклонностях. Выражение лица - чрезвычайно интеллигентное. Сам Бреммель не довольствовался тем воздействием, которое исходило из его внешнего вида и одежды. Он также обладал "выдающимся даром развлекать" (6). Барбе д'Орвийи называет его одним из выдающихся мастеров развлекательного "искусства" Англии. Но он не довольствовался успехами и на этом поприще. Он был еще "смелым и бойким насмешником" (7). В своем окружении он высмеивал все изъяны во вкусе. При этом он демонстрировал и свое духовное превосходство. "С удивительным мужеством он мог поражать острием своего слова людей, превосходящих его и своим положением, и талантом. Внушать опасения - это преимущество было ему знакомо. Ему было знакомо легковерие мира, была знакома рыночная цена самомнения, и вскоре он стал выступать в роли признанного судьи, высшей инстанции в обществе" (8). Сложилось так, что именно с его именем связывали "всякий триумф, который порождает величайшая добродетель мира - смелость" (9). Такой человек очаровывал и великих духом. Среди почитателей Бреммеля был и Байрон. Говорят, что он однажды сказал, что скорее хотел бы быть Бреммелем, чем Наполеоном.

Здесь просматривается еще одна сфера влияния Бреммеля: он представляет не только моду, но и форму культуры. Поэтому он пребывает в напряженных отношениях с обществом. Он олицетворяет собой форму культуры, которой должно было бы обладать, но в полной мере не обладает общество. Он, по сути, противостоит обществу. Поэтому-то Байрон и чувствовал некое внутреннее родство с Бреммелем. И Байрон ощущал свое превосходство над обществом. Он стал мятежником. Бреммель же являлся властителем моды, а потому - и общества. Он был высшей инстанцией в обществе, "которое он в принципе презирал, но чьи законы, однако же, не преступал" (10). Он не герой моды, а культурно-аристократическая личность, которая в области моды в несовершенном обществе себя блюдет и утверждает.

Наличие противоречия между обществом и культурно-аристократической личностью совсем необязательно. Так, например, в XVII и главным образом в XVIII веках общество было придворно-аристократическим, и для художника и поэта от него исходили различные требования и импульсы. Противоречие ярко обозначилось лишь в XIX веке. Оно предполагало снижение формы культуры общества и ее распад.

Еще во времена античности общество в Европе образовалось как форма культуры, как формирование культуры. Оно являлось не только сословной общностью олицетворяющего собой государственность общественного слоя, не только формой бытия с соответствующими религиозными, сословными и прочими началами, но и обществом культуры в том смысле, что оно способствовало гуманной нравственности и нравственной гуманности и придало себе форму эстетической светскости, утонченного облагороженного вкуса. Оно предполагало создание идеала достойной человека формы. У древних греков это называлось Paideia, у римлян - Humanitas. Такие формы появились на Западе в процессе распространения христианства и впервые должным образом осуществились в рыцарском обществе около 1200 года.

Основные черты этого общества сохранились до XVIII столетия. За счет абсолютизма утверждается придворное общество. Форма культуры приобретает характер придворного представительства. Но уже на исходе средневековья возрастают вес и государственное значение третьего сословия. В результате соперничества (причем несамостоятельного) с рыцарской культурой образуется специфическая буржуазная форма культуры, которая уходит своими корнями больше в религиозно-нравственную почву, чем в эстетическую. В этом слое с XV века обозначились контуры образования, которое стало основой всех форм гуманизма (в том числе и придворно-аристократической). В отличие от рыцарской культуры, носителями придворно-абсолютистской культуры являются уже не члены правящего сословия, а художники, поэты, ученые буржуазного происхождения, которые состоят на службе придворного искусства. Но в XVIII веке ситуация изменилась. Буржуазия, становлению которой в решающей степени способствовала абсолютистская меркантильная система, стремится также к политическому равноправию (наряду с привилегированным дворянством и. духовенством). Буржуазные носители гуманистической культуры служат теперь собственному буржуазному образованию. Французская революция конца XVIII столетия способствует реализации политических требований буржуазии. Общество является уже не эксклюзивно аристократическим, а демократическим.

В XVIII наблюдается пересечение придворной и буржуазной культур. В Англии носители гуманистического аристократического образования выступают в роли посредника между эстетически-светской формой жизни дворянства и нравственно-религиозной формой жизни пуритан, стремятся придать нравственность образованию дворянства и эстетическую светскость образованию буржуазии. Этой цели служат издаваемые Эддисоном и Стилем журналы "The Guardian" и "The Tatler".

Идеалом формы является уже не придворный кавалер, а нравственно и светски образованный джентльмен-гуманист. В Германии формированию светской буржуазии способствует Геллерт. Виланд доносит до читателя французскую аристократическую литературу (сначала, правда, без каких-либо моральных "оглядок"). Гете и Шиллер являют собой вершину этого процесса. Образуется новая форма, выходящая за сословные рамки. Теперь поэт может идти рядом с королем (Шиллер).

В XIX веке это общество готовит себе новую судьбу вследствие духовного движения, которое наметилось еще в XVII веке и определяет характер XVIII-го. Речь идет о просвещении. Разум человека, который до этого был "недееспособным", обретает "дееспособность", что доказывается в основном критикой религиозных преданий. Христианская религия сначала сокращается до религии разума и природы, а потом в философском идеализме Фихте и Гегеля ставший ненужным Бог заменяется неким абсолютным духом, последний же вытесняется воспринимаемой как материя природой. Здесь и проявляется основная движущая сила этого движения. Речь идет о развенчании бытия и возведении в абсолют человека. Людвиг Фейербах по этому поводу замечает: "Моя первая мысль была - Бог, моя вторая - разум (абсолютный дух, по Гегелю), а третья и последняя - человек".

Эта автономия человека, похоже, однажды уже была осуществлена - в античном мире Греции. Потом христианство свело ее на нет. И только с XIV века человек снова, апеллируя к античности, начинает осознавать свою автономию. XV и XVI-й века теперь называют эпохой Ренессанса, возрождения человека. Человек пытается реализовать себя уже не в Боге, а в самом себе, стать универсальной и самодостаточной личностью. Создание такого человека являлось главнейшей задачей Гете. Молодой Гейне нарисовал его в гедонистическом духе: "Мы учреждаем демократию равнопрекрасных, равносвятых, равноосчастливленных богов... Подайте нам нектар и амброзию, пурпуровые мантии, драгоценное благовоние... мы требуем роскоши и наслаждения, танца нимф, музыки и комедий".

Время теперь рядится в одежды прекрасного искусства Ренессанса, но целью этого времени является создание уже не прекрасного и наслаждающегося обожествленного человека, а такого человека, который покоряет природу и совершенствует человеческое существование. Наука преодолевает философию, как в свое время последняя преодолела теологию. Естествознание изучает силы природы, ставит их на службу человека, создавая основание для изобретательства, техники, индустрии. Именно с наукой человек связывает теперь свои надежды на полную самореализацию, чего раньше, заблуждаясь, ожидал лишь после смерти. Вильгельм Шерер, основатель современного и ориентированного на естествознание литературоведения, говорит, что естествознание "сметает" догмы и преобразует науки, что оно является силой, которая дала жизнь железной дороге и телеграфу, вызвала неслыханный расцвет промышленности, сделала жизнь комфортной, одним словом - оно существенно "продвинуло вперед" господство человека над природой. Преодолен старый бытийный пессимизм. "Кто теперь сможет опьяняться мыслью об уничтожении в этом прекрасном мире, в котором жизнь ежедневно сверкает новыми гранями, в мире, в котором бродят несметные силы и все науки, как по накатанной дорожке, ускользают вперед, в мире, где начинают осуществляться самые сокровенные чаяния тысячелетий?"

Однако в этом процессе общество как форма культуры распадается. После Французской революции дворянство перестало быть слоем, формирующим культуру общества. За счет развития современной философии задающая "сегодня" тон буржуазия утрачивает свой религиозный и нравственный фундамент, а в результате этого - основу своей профессиональной этики. В свете имманентности бытия она становится материалистической. Расцветает спекуляция, возрастает биржевая активность. Потребности в культуре сокращаются. Это относится и к производству, где кустарные продукты вытесняются продуктами механизированного машинного производства. Появляется новое сословие, еще не имеющее формы культуры. Промышленность может развиваться лишь благодаря бесчисленной армии рабочих. Их сначала называют рабочей силой, современными рабами и крепостными. Вскоре они становятся организующей частью современного индустриального общества. Они выдвигают своих вождей. Те не только отстаивают их права, но и пытаются "продвинуть" их в центр современного общества. Развал культуры наверху дополняется отсутствием культуры внизу. Смыслом и целью общества представляется теперь лишь удовлетворение бытийных потребностей широких масс. "Пахнет" экономическим варварством. И уже немолодого Гейне удручает "тайный страх художника и ученого": "Всей нашей цивилизации, завоеванию, достигнутому в изнурительной борьбе в течение стольких десятилетий, плодам благороднейшего труда наших предшественников угрожает победа коммунизма. Немецкие ремесленники в большинстве своем исповедуют неприкрытый атеизм... Эти когорты разрушения, эти саперы, угрожающие всему общественному зданию, бесконечно превосходят уравниловцев и бунтарей во всех других странах из-за ужасающей последовательности своей доктрины. Во всем том безумии, что их подхлестывает, есть, как сказал бы Полоний, свой метод".

На этом основана и критика культуры Ницше. Общество когда-то было образованием, субстанцией которого являлась культурно-аристократическая личность с определенным положением и ценностью. Здесь же мы имеем дело с формированием масс для обесцененного (читай: никчемного) массового существования. Общество снова должно быть ориентировано на личность. Уже "сейчас" заметны усилия сохранить общество как форму культуры. Это в первую очередь относится к Англии, стране высокого гуманизма и бурно развивающейся промышленности. В уже сформировавшемся буржуазном обществе нужно поднять вкус. Механизированное производство должно стать снова художественным ремеслом. Поднимающемуся сословию рабочих должен быть предоставлен доступ к более высокой эстетической форме жизни. Джон Рескин, писатель и критик пуританского происхождения (1819-1899), в одном из своих главных детищ, журнале "Fors Clavigera" (1871-1884), апеллировал в основном к английским рабочим и давал рекомендации по эстетической огранке естественной жизни и ее облагораживанию. Художники и поэты, такие, как Данте Габриел Россетти (1828-1882) и Уильям Моррис (1834-1896), не только создавали идеалистическое искусство, но и формировали и блюли художественный вкус своего времени. Так, например, Моррис писал об "Искусстве народа" и о "Красоте жизни".

Здесь возникает некоторая проблема не только для общества как потребителя произведений культуры, но и для художника и поэта как создателей таковых. Разверзается пропасть между обществом и художником. Общество придерживается псевдовкуса и находит художников и поэтов, которые его удовлетворяют. Одновременно с этим и в искусстве идет процесс, снижающий его эстетический уровень. Он обусловлен обыденным просвещением, которое уже в XVIII веке подчинило искусство догме, согласно которой оно должно быть разумным и естественным. В XIX веке царит уже другая догма. Искусство уже должно быть реалистичным, должно быть натуралистической копией действительности. Действительность изображают без прикрас, с тяготением к "некрасивой", даже ужасной действительности. Миру художника и поэта угрожает не только падение вкуса, но и принципиальный отказ от собственной эстетической области, отказ от прекрасного.

Развитие модернизма привело к глубокому расколу в художественной жизни, особенно во Франции. Проникнутая духом античности еще до утверждения христианства, Франция имела в античном наследии более глубокие корни, чем другие страны к северу от Альп. В XIX веке она склоняется к романтизму, и в импрессионизме и натурализме, скажем, Золя наблюдается поворот к специфическому современному искусству. Одновременно с этим сохраняется тенденция претендовать на эстетическую законченность искусства, и, по сравнению с романтизмом и реализмом, эта тенденция обостряется до предела. Группа парнасских поэтов превратила лирику в утонченное и эстетическое искусство формы, противопоставило искусству на службе современной жизни искусство на службе красоты (культ прекрасного во имя самого прекрасного, принцип L'art pour l'art). Символисты реализовали этот принцип за счет герметического художественного мастерства, где магия языка высвечивает за банальной внешней реальностью более глубокую действительность. Эти художники и поэты ощущали себя противниками своего времени, представителями высокого эзотерического и аристократического искусства. С этих позиций они увидели английский дендизм, познакомились с ним. В Англии он, будучи общественным явлением, стал и предметом литературы. В модных новеллах, которые получили широкое распространение в английской литературе 1825-1835 гг., с особой симпатией изображается денди. Пелем Булвера-Литтона - денди. Бреммель представлен Рассельтоном. Впрочем, он присутствует и в новелле Листера "Granby". Как общественное явление и как предмет литературы дендизм становится известным во Франции довольно рано (но уже после Анри Байе, в творчестве и самом облике которого заметны черты денди). Решающую роль играет здесь феномен Байрона и связанные с ним импульсы, что намечается в двадцатых годах XIX столетия и приводит к англомании. Дендизм становится позицией уже и многочисленных французских художников и поэтов. Они пытаются теоретически "зафиксировать" саму сущность дендизма. Они устремляют взгляды на Бреммеля и, как и Байрон, считают его культурно-аристократической личностью, которая отстаивает себя в обществе и реализует свое "я" благодаря особой манере держать себя. Первое толкование этого феномена дает Барбе д'Орвийи в 1845 году в своей книге "О дендизме и Джордже Бреммеле". Опираясь на этот труд, Бодлер дает классическое определение дендизму и его истокам: "Дендизм предпочитает появляться в переходный период, когда демократия еще не всемогуща, а аристократия расшатана лишь отчасти. В таком водовороте времени становится возможным то, что деклассированные, внушающие омерзение праздные люди, не лишенные все же изначальной силы, приходят к мысли о необходимости создания своего рода новой аристократии, которая будет менее подвержена "разрушению", так как основывается на самом драгоценном и неистребимом, что не достигается трудом или деньгами, - на дарах неба. Денди - это последний порыв героизма в период заката". Таким образом как бы зафиксированы истоки и цели позиции, которую ее представители в XIX веке называли дендизмом. Денди - это не щеголь, не человек моды. Это культурно-аристократическая личность, которая утверждает себя в идущем ко дну обществе и, будучи не в силах одолеть судьбу времени, выступает его оппонентом благодаря мощи своего "я" и эстетической утонченности вкуса. Для этой цели он избирает более формальную область моды, ибо только здесь он может одержать верх над этим обществом.

Когда говоришь о таком денди, на ум приходит все тот же Бреммель. Он, правда, не был деклассированным элементом, но происхождения был буржуазного. Можно сказать, что в воздействии буржуазии на дворянство была и его доля. А это прибавило последнему нравственной глубины, возможно, и эстетической сублимации, простого вкуса без придворной роскоши. Ясно, однако, и то, что для Бреммеля речь прежде всего шла о личном воздействии, что он хотел стать покорителем мира моды. Он демонстрирует абсолютное превосходство. Якобы бесцельная эстетическая завершенность его внешнего образа дает превосходство и способствует победе. Он проявляет превосходство и как человек (сдержанный, соблюдающий дистанцию, не поддающийся каким-либо чувствам или внешним впечатлениям, всегда в позиции nil admirari (*). Демонстрируя свое превосходство, он высказывает суждения: кратко, в "десятку" и - при необходимости - уничижительно. Он умеет молчать, если это эффективнее речи. Когда он разойдется, кажется лучшим "общественником", мастером шутки, анекдота. Он не только развлекает, он поражает, он ослепляет, он дурачит, он любит мистифицировать.

Как представитель этого дендизма Бреммель никогда не был превзойден. Только для него пребывание и господство в мире моды стало исключительно содержанием жизни. Только он господствовал абсолютно. Все последующие денди духовного склада принадлежали миру культуры, эстетической культуры, прежде всего - литературы. Как художники-творцы они находились в оппозиции к обществу своего времени. У них были черты денди. Частично они довольствовались тем, что выделяли отдельные черты из общего облика Бреммеля, частично - модифицировали черты общего облика в соответствии со своими особыми устремлениями. Существовал также и скрытый дендизм. Только анализ поведения и действия показывал, что здесь присутствуют основы дендизма. Особенно это относится к Германии, где предпосылок для оппозиции обществу в духе денди было недостаточно потому, что немецкий художник больше живет своей личной внутренней жизнью, чем в реальной связи с обществом. Дендизм обусловлен тут заимствованием западной, прежде всего, французской, культуры. Он воспринимается как элемент культуры и не выставляет напоказ свою сущность. Так, например, Штефан Георге не только "берет свое начало" в лирике французских символистов, но и воспринимает их дендизм. Эрнст Юнгер является "учеником" французской литературы, а потому - наследником французского дендизма. В своем определении дендизма он следует за Барбе д'Орвийи и Бодлером. Он говорит о романтическом дендизме, "при котором в безбрежной демократии утонченный дух нравится самому себе". В романе "Гелиополис" Юнгера денди говорит себе: "Я стал денди, который к несерьезному относится серьезно, а над серьезным посмеивается. Я с охотой избегаю даже незначительной затраты сил. Мне наскучили примерки, и у меня появились куклы моего размера, с которыми и работают портные". То, что для Юнгера денди является не только литературным героем, подтверждается самим его обликом, тем, что именно он выделяет и приветствует в позиции человека в своих произведениях: величие и аристократическую дистанцию, олицетворяемые его героем, позицию трезвого (холодного) зрителя, опыт мира - как лишь спектакль, пристрастие к маскам и маскировке, желание провоцировать - т.е. типичный для денди образ поведения. Дендизм лучше демонстрировать на примере соответствующих характерных черт, чем на примере схожего с Бреммелем целого образа. Это черты отчасти внешнего вида, отчасти - внутренней позиции.

В отношении внешнего вида Бреммель являл собой образец эстетического совершенства, которое у него имело характер сдержанного достоинства. И хотя в одежде, которую он носил в течение дня, кое-что напоминало о веселом мире рококо (нередко - голубой фрак, фрак Вертера с золотыми пуговицами), по вечерам он всегда появлялся в темно-синем фраке, белом жилете, черных лакированных ботинках. Этим он предопределил основную форму достойной мужской одежды, которая вскоре стала обязательной. Сдержанное благородство внешнего облика, продемонстрированное Бреммелем (одежда - как совершенный образец моды в обществе), после него уже никогда не было достигнуто. Благородство стало демонстрацией культурно-аристократической личности, которая таким образом отмежевалась от vulgus profanum (**). Так, например, Штефан Георге любил и без особой необходимости носить цилиндр и сюртук. Одновременно с этим наблюдается желание выделить и в одежде тот или иной специфический эстетический элемент. Такие поэты, как Бодлер и Оскар Уайльд, особенно в этом преуспевают. Уайльд считает себя главным эстетическим реформатором после Раскина, Россетти, Морриса, вершиной и совершенным образцом этого движения. Он противопоставляет натурализму тезис о том, что не природа, а искусство, как прекрасное искусство, является истинной действительностью. После Бреммеля Уайльд наиболее последовательно олицетворяет собой форму жизни денди, подчеркивая эстетическое и в своей одежде, что вступает в противоречие с нарастанием в ней элементов трезвой деловитости. Он шествует, как элегантный полубог, - в бархатном жакете, брюках до колен, в белой рубашке с отложным воротником и длинным галстуком фантастического колорита. У него длинные волосы, в руке он всегда держит лилию или подсолнечник.

Еще четче прослеживается у Бреммеля дендистское поведение. Сюда относится стоическое превосходство, nil admirari. Здесь Бреммель придерживался традиций отчасти сословного, отчасти мировоззренческого характера. В английском аристократическом обществе еще был жив дух мореплавателей-завоевателей (как во Франции - героический дух эпохи Людовика XIV). Этот дух опирался на стоицизм, который за счет гуманизма оказал решающее воздействие на позицию аристократического общества. Дендизм является знаком победительной мужественности. Бреммель придавал особое значение мужскому достоинству. И здесь можно впасть в крайность. Уайльд, "ученик" античных традиций, видит осуществленным только в мужчине идеал красоты тела. Штефан Георге подчеркивает свои женоненавистнические убеждения: "Я пришел смести творенья бабы". Анри де Монтерлан становится матадором, уходит добровольцем на Первую мировую войну и в своем романе "Destiaire" обожествляет бой быков и мужские инстинкты. Эрнст Юнгер мужественно воюет на Первой мировой, становится рыцарем Ордена "Pourle merite" и в своих произведениях также обожествляет героическую мужественность.

Не так обстоит дело с искусством развлекать, дурачить общество, которым в совершенстве владел Бреммель. Героический денди, как, скажем, Штефан Георге, блюдет сдержанное достоинство. И только эстетствующий денди пользуется этим искусством как средством воздействия. О Бодлере его биограф Крэпе пишет: "Любовь к мистификации - характерная черта, с которой то и дело сталкиваешься в его биографии». Об Уайльде так говорит один из его современников: "Он нравился, развлекал, озадачивал. Ему поклонялись и становились его фанатиками..."

Денди, по-своему олицетворяющий собой культурно-аристократическую личность, выполняет требование Ницше, согласно которому высшей целью общества является развитие самоценной культурной личности, а не удовлетворение бытийных потребностей людских масс. Денди стремится стать такой личностью, и благодаря мужскому стоицизму он дополняет эстетическую форму этическим характером. Но он совсем не то, что в XIX веке первоначально подразумевалось под этим идеалом. Он не являет собой совершенную, самодостаточную личность, не живет ее счастьем, которым, казалось, наслаждался Гёте. Скорее он является лишь тем единственным, кто героически выстоял и одержал верх над идущим ко дну обществом.

Такая позиция привела к "формализации" человеческого существования. Неслучайно сферой жизни и действия денди является модное общество, т.е. последняя и формальная сфера материальной культуры. И его стоицизм остается формальным, остается лишь самоутверждением. Дендизм представляется самодостаточным лишь у Бреммеля, который сам целиком и полностью был членом своего общества. Поздний дендизм представляется самостилизацией поэтов и писателей, склонных изображать себя денди в своих произведениях. Дендизм не является коренным решением проблемы культуры, он является позицией, которая сама выдвигает проблемы. Главной проблемой выступает "формализация" человеческого существования, чреватая возможностью краха.

Первым путем решения проблемы видится возвращение денди к практической связи с жизнью, с тем чтобы дендизм стал промежуточной ступенью. Это касается Булвера-Литтона, Дизраэли, которые сначала выступали как денди, чтобы уже потом реализовать себя на писательском и политическом поприще. Георг Брэндз называет дендизм Дизраэли ранней формой удовлетворения политического тщеславия. "Если вспомнить о его страстном стремлении проложить себе дорогу, самым элементарным симптомом которого является желание обращать на себя внимание, и добавить к этому истинно восточный темперамент, становится понятным, что Дизраэли выступал в своем окружении в своеобразной форме дендизма".

Второй путь решения видится в том, чтобы добавить этому формальному "я" субстанциональности в такой степени, чтобы оно осознало себя как достаточную для существования потенцию. Так, например, Монтерлан не только стремился повысить свою значимость за счет "мужской мужественности", но и явно демонстрировал принципиальную переоценку собственной персоны и собственного творчества. Так как ему не удавалось воздействовать на людей самим содержанием своего творчества, он повысил его формальное качество и жил, высокомерно выпячивая свое мнимое писательское превосходство. Уайльд считает себя самого гением, из тех, кто приходит раз в сто лет: "Боги ниспослали мне почти все. Я обладал гениальностью, светлейшим именем, высоким социальным положением, славой, блеском, интеллектуальной отвагой. Я превратил искусство в философию, а философию - в искусство. Я научил людей мыслить по-другому, придал вещам другую окраску... Все, к чему я ни прикасался, наряжалось в новую одежду красоты. Я добавил к правде ложь, увеличив законные владения правды, и показал, что ложное и истинное являются всего лишь интеллектуальными формами существования. Я относился к искусству как к высшей реальности, а к жизни - как к ветви творчества. Я пробудил фантазию моего столетия так, что меня окружали мифы и легенды. В одной эпиграмме я обобщил все философские системы. Я сделал еще и многое другое".

Переоценка самого себя достигает своего апогея у Стефана Георге. Сначала он играл эксклюзивную роль культурного аристократа и окружил себя преданными учениками, но вскоре взял на вооружение основные тезисы романтической философии искусства, согласно которым поэт пришел на смену религиозному пророку и его теперь "посещают" откровения о тайнах бытия, и сформулировал из "теории вдохновения" "теорию воплощения". Бытие вошло в плоть поэта. Его творение - это его бытие, выраженное словом. Для Фридриха Гундольфа "его слово - мясо, его мясо - слово". "Господство" денди обусловлено бытийным воплощением. Он достоин религиозного почитания. Это также является вершиной дендистской мистификации.

Здесь открывается новое измерение действительности. Речь в дендизме уже не идет о мире моды и обществе как форме культуры, речь идет у.же о формах бытия. Обнажаются последствия абсолютизации человека. Человеку необходимо абсолютное бытие. Если в этом он больше не рассчитывает на Бога, то должен рассчитывать на самого себя. Это понимал еще Ницше. Для современного человека Господь мертв. И человек сам должен стать Богом. Он должен "вырасти" из самого себя и превратиться в сверхчеловека. В Штефане Георге сверхчеловеком стал денди.

Следует все же спросить, возможно ли такое, не является ли это неким вымыслом, гибридом? Эта проблема стоит на повестке дня уже в XVIII веке и решается глубокими мыслителями в пользу всеобъемлющего бытия. В то время как философия просвещения стремилась подчинить Бога человеческому разуму, Кант в своей "Критике чистого разума" "опрокидывает" метафизику как попытку человека разумом доказать существование Бога, с целью создать пространство для веры, дополненной надеждой и любовью. Лессинг сознается, что близок к Лютеру. Попытки превратить христианскую религию в религию разума и природы представляются ему "навозной жижей новомодной теологии". Одновременно с этим отказ от личного отношения к Богу вызывает кризис бытия. С этим столкнулся еще Иоганн Георг Хаманн, который был воспитан в благоговении перед Господом и стал певцом просвещения. Да и романтики, выступавшие сначала защитниками современной идеалистической философии, пережили кризис бытия и вернулись в лоно христианства. Здесь можно упомянуть Фридриха Шлегеля, Адама Мюллера, Цахариаса Вернера, Клеменса Брентано, Йозефа Герреса. Даже Гейне, который поначалу был сторонником Гегеля, возвращается к Богу своих отцов. Для него Гегеля больше не существует. "Паутинообразная берлинская диалектика не выманит из-за печи и собаки, не обидит и кошки. Что она может против Господа..?" Во Франции, стране просвещения, ответом на это явилось мощное консервативное религиозное движение (де Местр, Шатобриан, д'Орвийи), которое к концу XIX века стало "католическим возрождением", одним из виднейших представителей этого движения был Поль Клодель.

В течение первых десятилетий XIX века доминирует совсем не счастье ставшего "автономным" человека, а кризис бытия, растущий пессимизм. Шопенгауэр воспринимает учение буддизма, согласно которому существование являет собой лишь страдание, которое можно преодолеть только в состоянии, близком к нирване. Во время своего пребывания в Венеции он сказал, что "здесь побывали три величайших пессимиста Европы - я, Байрон и Леопарди". В литературе растет пессимистическое настроение. Людей терзают сомнения. Они испытывают мировую скорбь. Выразителем такого настроения становится Байрон. Оно задает тон в современной ему литературе.

В этой литературе появляется новая черта. Герои романов молодого Шатобриана и Жорж Санд еще испытывают чувство мировой скорби и открыто выражают его. Но уже в романе "Адольф" (Констан де Ребек, 1806) испытывающий мировую скорбь герой осуществляет "реакцию против вторжения лиризма" (reaction contre l'invasion du lyrisme). Он разделяет самого себя, превращая свое "я" в "холодного и бесстрастного наблюдателя". В романах Стендаля и Мериме уже не встретишь героев, терзаемых мировой скорбью. Герои этих романов поднялись над своей жизнью. Они демонстрируют статуарное хладнокровие, невозмутимость.

Отсюда можно "перебросить мосты" к дендизму. Эта статуарная позиция, эта непостижимость - подлинная позиция денди. Английский дендизм и английская дендистская литература находят своих сторонников во Франции в лице Стендаля и Мериме. Одновременно с этим дендизму "отводят" новое измерение. Денди уже изначально не является суверенным культурным аристократом, господствующим в области моды. Он разделил самого себя на "страдальца" и "наблюдателя". Его стоицизм - это не только невосприимчивость ко всему внешнему, но и невосприимчивость к собственному внутреннему миру. И его страдание - это не только страдание культурной личности в условиях нарастания варварства окружающего мира, это страдание по причине проблематичности всего человеческого бытия. Денди поднимается над мировой скорбью, сомнениями, скукой. С помощью своей позиции он хочет справиться не только с проблемой культуры, но и с проблемой существования.

Можно было бы поискать подобные черты и у Бреммеля. С его именем теперь "навсегда связан подкрепляемый эстетическими средствами вызов жизни со всей ее случайностью, бренностью, скольжением в никуда" (11). Оскар Уайльд, кстати, вел себя так, будто ему суждена вечная молодость. В отношении французского дендизма можно сказать, что он, в конечном счете, вытекает из стремления подняться над страданиями бытия. Это же наблюдается и у Эрнста Юнгера. В первые десятилетия XIX века денди поднимался над мировой скорбью и скукой, чтобы сохранить величие и достоинство своей личности. После 1900 г. - это нигилизм. Он у всех на устах. Это стало банальным, тривиальным. Нигилизм является поздней буржуазной формой par excellence. Денди выступает как аристократ бытия, кто в вульгарном и нигилистическом мире уходит в свое абсолютное "я". Но это "я" не представляет собой ни личность ренессанса, ни личность с воплощенным бытием Штефана Георге. Утонченный дух может выразить себя только в абсолютной независимости, в авантюрном индивидуализме. Последнее место свободы - "глушь". Он утверждается не в форме культуры, а в форме бытия. Придание формы культуре - это всего лишь граница, не угрожающая бытию, а придание формы бытию чревато крахом. В этом заключается принципиальная проблематика дендистской позиции.

Если эстетическая форма больше не является формой какого-либо содержания, а является самоценностью, это приводит к наслаждению формой, ведет от эстетики к эстетству. Однако привлекательность со временем утрачивается. Приходится искать новые стимулы. Таким образом денди попадает в положение, в котором ему не удержаться.

Это видно уже на примере Бреммеля. Когда одна дама спросила его, почему он растрачивает впустую свой многогранный талант, он ответил, что, осознав сущность человека, он выбрал наилучшую линию поведения, позволяющую ему проявить себя и дистанцироваться от презренного люда. Но он не может удержаться в подобной изоляции. Он превращается в игрока, одержимого пагубной страстью. Долги принуждают его к бегству. Эстетический денди возвращается в мир искусства. Искусство принимается за абсолют. Для Оскара Уайльда оно важнее природы. Природа должна не облагораживаться искусством, а вытесняться им. Штефан Георге показывает эстетство одного из своих героев, который велит создать искусственный парк и наслаждается прелестью искусственного и драгоценного. Крайность такой позиции изображает и Гюисманс на примере денди Дэзессента в "Наоборот". Этот герой ведет ночной образ жизни, так как свет дня ему "противится". Он проводит время в постоянном поиске все новых и новых соблазнов (новые эстетические формы, цвета, психологические причудливые стимулы). Отсюда - всего лишь один шаг до сотворения искусственного мира грез с помощью наркотиков. В 1821 году де Квинси опубликовал свои "Записки английского курильщика опиума". Бодлер ответил на эту публикацию аналитической статьей и сам стал экспериментировать с опиумом и гашишем, открыв для себя "искусственный рай".

Когда привлекательность эстетически утонченного приедается, наступает перелом. Теперь уже ищут очарования антиэстетическим, низким, жестоким. Этого не избежал Оскар Уайльд: "Устав бродить по вершинам, я добровольно опустился в бездну. Там я искал новых очарований. Я жаждал болезни или безумия, а скорее всего - того и другого".

Эстетическая позиция денди сказывается здесь на моральной сфере. Этическое отношение вытесняется дистанцированной холодностью зрителя, смакованием действительности как спектакля. Этическая сторона не только остается нереализованной, но и вообще не принимается во внимание. Денди к ней уже не привязан. В его поведении нет морали. Эта аморальность может быть доведена до "антиморальности". А это означает, например для Уайльда, новый мир соблазнов. Следует не забывать еще и о "привлекательности" ведения двойной жизни (эксклюзивный денди в обществе, он в другое время посещает грязные кабаки и развлекается с юношами-проститутками). Так и Монтерлан пытался по-своему воплотить авантюрный индивидуализм, который представлялся Юнгеру единственной возможностью существования утонченного духа. Он полагал, что человек должен изжить себя, испытав на себе всю шкалу жизненных возможностей - от культа чувственности до строжайшего аскетизма, т.е. быть то Казановой, то Игнатием Лойолой. Аморальное может быть "усилено" до уровня преступления, от которого испытывают наслаждение. Оскар Уайльд убедительно показал это на примере своего героя Дориана Грэя. Изложенный в романе Уайльда один из вариантов дендистского существования в буржуазном мире, приведший и самого автора к краху, был полностью реализован Томасом Гриффитом Уэйнрайтом. Он жил, как денди, носил перчатки лимонного цвета, драгоценные кольца, любил красивые и изящные вещи, был почитателем ренессанса, но искал очарования также в преступлении и трижды совершил убийство (отравление ядом), Бодлер считал это дендистским испытанием. "Денди никогда не сможет быть обычным человеком. Если бы он даже совершил преступление, это бы не означало, что он "опустился". Если бы, однако, это преступление было совершено по какой-либо тривиальной причине, он бы уже никогда не смыл позора".

Здесь нам в глаза бросается глубокое противоречие. Денди, который как культурный аристократ стремится сохранить человека с положением и весом в условиях современного массового бытия, становится жертвой судьбы своего времени. Дендизм не только является способом существования возведенного в абсолют человека, но и представляется проблематичной попыткой в большей степени сохранить форму культурного человека, чем его содержание. Это пересекается с проблемами консерватизма.

Может показаться, что значение всеобъемлющего бытия не находится в поле зрения денди, поскольку вся действительность для него заключается в собственном "я". Но это не совсем так. В процессе углубления дендизма становится очевидным тот факт, что автономия современного человека не означает освобождение от веры во всеобъемлющее бытие, она означает лишь освобождение человека от веры в Бога. Опять возникает религиозная дилемма. Человек, как свободное существо, может существовать ради Господа или вопреки ему. Автономия современного человека представляет собой дальнейший отход от Бога. Он может быть осознанным. Тогда отход становится бунтом. Так жил Байрон, и он это убедительно продемонстрировал. Но этот бунт, собственно, не является поступком человека. На это его толкает мятежник более высокого ранга, Люцифер, упавший с неба ангел, который стал сатаной. Жить для Бога или для самого себя - такого выбора у человека нет. У него есть другой выбор: быть слугой Господа или сатаны. Так и Фауст у Гете выбирал между Богом и Мефистофелем. Поэтому освобождение человека от веры приобретает характер службы сатане. В этом именно контексте Бодлер видит в дендизме возможность сатанинского существования. Для денди зло, как сильнейшая угроза существованию, является наиболее привлекательным элементом этого существования. Он познает caprice du mal, ужасное очарование зла. Его стихи - fleurs du mal, цветы зла. У Оскара Уайльда также наблюдается очарование злом.

Падение во зло и союз со злом не являются лишь следствием неправильного шага. Перед денди возникает здесь религиозная проблема. И он может ее решить, только если вернется в религию. Барбе д'Орвийи становится консервативным католиком, одним из обновителей католической веры в ХIХ-м столетии. Такой перелом может произойти и перед лицом краха "эстетствующего" бытия. В конце романа Дэзессент падает, взывая к Иисусу Христу. Гюисманс же, который здесь изобразил самого себя, уходит из дендизма в аскетизм, став монахом."

Источник- http://www.metakultu...rol/ot_mann.htm

#4 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 20 Август 2014 - 10:03

Как ни странно, но период конца 19- начала 20 века принес практически противоположное явление в отличии от вышеозначенных денди и назвалась она- натуризм.

Привожу несколько выдержек из работы Куроптевой М. В. "«Психология и социально – правовые аспекты натуризма и нудизма»:

"1. История натуризма

На Западе нудизм давно уже стал повседневным, нормальным явлением. Кстати, нудизм - от фр. "ню" ("голый") - практика пребывания голым на природе, дома, в обществе (помимо бань и медосмотров) без разделения полов. Нудизм - это не бесстыдство и не похоть, это - убеждение, попытка открыть мир и открыться миру. Это вызов прошлому и бросок в будущее. Это один из верных путей избавления от многих извращений, порожденных обществом.

Движение нудизма как благородный порыв к полному сближению с природой, попытка отбросить ханжеские нормы зародилось на Западе в конце девятнадцатого века. Все началось с немцев, которые подошли к этому делу со свойственной им основательностью. В 1890-е годы там была издана первая брошюра по теории нудизма - "Культ наготы". Автор Генрих Пудор. Вскоре появившаяся книга берлинца Генриха Ингевиттера "Нагота" была распродана невиданным тиражом в 90 тыс. экземпляров. Окрыленный успехом, он основал "Тифаль" - самое первое нудистское общество. Его принципы были просты: вегетарианство, некурение, трезвенничество, напряженные занятия гимнастикой. В те же годы в районе Гамбурга был приобретен участок земли, названный "Парком свободного света", который стал первой в мире базой нудистского отдыха. Вскоре были созданы общественные организации нудистов в Берлине (1910г.) и Штутгарте (1911г.). С самого начала эти клубы действовали в условиях острой критики со стороны религиозных кругов, но органы власти вместо кутузок все же стали предпочитать выделение нудистам определенных мест на побережье.

Первая мировая война на время ослабила напор движения под названием "долой купальники". Впрочем, если посмотреть на эти немыслимые в своей кошмарности купальники начала века, то поневоле предпочтешь нырнуть "без всего"...

С новой силой и в новом качестве движение нудистов охватило мир частного предпринимательства после 1918 года. Человечество, вылезая из загаженных окопов "германской", с особой охотой сбрасывало с себя все, чтобы окунуться в чистое море, соединившись с ним, полностью отдавшись ему.

Надо отметить, что поначалу европейские клубы нудистов культивировали упорные занятия физическими упражнениями, воздержание от мяса, табака и алкоголя. Постепенно нравы становились менее суровыми, но все же до известного предела. Общества нудистов быстро обзавелись собственными или арендованными пляжами, целыми островами, клубами для круглогодичного общения (не забудьте, что нудизм это совсем не групповой аяяй, и вовсе не секс). Они распространились по примеру Германии в Чехословакии, Швейцарии, Австрии, Нидерландах, Скандинавии и Франции.

Большой вклад в развитие нудизма в Скандинавии внес датчанин Сорен Соренсен, который еще в 1936 г. на купленном им на одном из островов близ Копенгагена участке земли создал маленький нудистский рай. Затем он смог приобрести весь островок, отдав его для голых людей. В тот же период им совместно с женой был основан первый в Скандинавии нудистский клуб "Солнечный спорт Севера". В него входили нудисты со всей Скандинавии.

Французский нудизм как движение был основан братьями-врачами Гастоном и Андре Дюрвилями. Они стали издавать журнал "Жить мудро", основали около г.Виллен-сюр-Сен нудистский курорт «Гелиополис», создали Институт натуризма. В 1929 г. Кенне де Можно основал в г.Карамбувиль общество гимнософов (слово изобретено древними греками, во времена походов Александра Македонского в Пенджаб познакомившимися с сектой гимнософоф – "мудрецов, живущих голыми"). Начал издаваться журнал нудистов "Жизнь". Врач Альбер Лекок своими неустанными трудами на ниве гелиотерапии оказал наиболее значительное воздействие на французский нудизм. В 1931 г. он основал свой первый нудистский клуб. А с 1944 г. началась история "клубов солнца", система организованного нудистского отдыха и связанного с этим нудистского бизнеса, постепенно разросшегося во всемирную индустрию «голого досуга».

В тридцатые годы такие ассоциации появились в США и Канаде. Надо отметить, что нудизм в англо-саксонском и католическом мире прививался хуже. Все-таки, что ни говори, а ханжества там не занимать, как, впрочем, и у нас. Американские нудисты ведут отсчет своего движения, если быть точным, с 1929 г. Тогда, в день труда, 3 сентября, в районе Нью-Йорка под эгидой американской лиги физической культуры была проведена первая конференция нудистов. Ключевую роль в ее созыве сыграл немецкий эмигрант Курт Бартель, прибывший в Америку незадолго до этого и с удивлением обнаруживший полное отсутствие там организованного нудизма. Возмутившись этим фактом, он создал Американскую лигу физической культуры как «крышу» для организованного нудизма. Его голым сторонникам пришлось выдержать самые настоящие преследования правоверных святош, по накалу ничуть не уступавшие гонениям, организованным против коммунистов. Вскоре им удалось обнаружить спокойный участок в штате Нью-Джерси, где голая братия нашла общий язык с местной общиной.

В 1933 г. баптистский священник Илсли Бун основал организацию нудистов под названием «Международная нудистская конференция» (а вскоре и журнал "Нудист"), которая в 1941 г. была переименована в АСА – «Американскую Ассоциацию солнечных ванн».

У нас, в СССР, все было, как и положено, сложнее. Мужики купались голыми еще и в тридцатые годы, причем на общих пляжах. Об этом есть мемуарные упоминания, это отражено и в картине Дейнеки «Рабочий полдень в Донбассе». Но дело тут, скорее, в нехватке сухих трусов для смены. Что же касается движения городских нудистов, имевшего место какой-то миг на фоне общей полувольницы нэпа, то они появлялись на улицах Москвы и других больших городов в сопровождении толпы зевак, ездили в трамваях небольшими группами с лозунгом "долой стыд" на тряпице через плечо. Ленину это нравилось, в движении нудистов он видел «здоровое пролетарское начало», но Ленин умер, и это дело быстро прикрыли. Нудистов просто стали хватать и выселять из городов (предварительно, правда, одев), - до серьезных репрессий дело не дошло, шел 1925-й... Кстати, лозунг движения все же, по-моему, не совсем удачен. Без стыда, что ни говори, нельзя. Ведь слово это подразумевает нечто большее, чем просто стеснительное отношение к своему телу.

Тридцатые годы во многом сделали нас схожими с Германией той эпохи глобального тоталитаризма, но не в отношении к нудизму. Если у нас к середине 30-х годов полностью победило почти инквизиторское отношение к наготе (а до этого даже в пионерских лагерях загорали и купались полностью обнаженными), то фашистский режим в Германии находил наготу немецкой молодежи одним из проявлений подлинно арийского духа, средством формирования здоровой и свободной от моральных комплексов молодежи. (Правда, при этом Гитлер разогнал все нудистские общества и закрыл все нудистские курорты, поскольку нашел организованное нудистское движение основательно зараженным духом пацифизма). Совместные или раздельные палаточные городки "гитлер-югенда" и "союза немецких девушек", обнаженные тела по утренней росе в четких движениях гимнастических упражнений - что ни говори, а красиво и поэтично. Война пустила дело на самотек.

Но уже в 1945г. произошло возрождение прерванной традиции. Западные оккупационные власти не препятствовали выделению на территории "своей" Германии нудистских резерватов. Но появилось новое массовое явление - на смену коллективному нудизму пришел семейный нудизм, с детьми. В Западной Германии это благородное начинание в семейной педагогике патронировала образованная в 1949 г. "Германская федерация культуры свободного тела" (ДFК). Однако лидеры федерации почему-то стеснялись своего членства и держали организацию практически в полуподполье. Организации нудистов в различных странах Запада наконец-то сумели объединиться, несмотря на постоянно дувшие студеные ветры "холодной войны" (а может быть, как раз благодаря ей) в Международную Федерацию Натуристов, кстати, зарегистрированную при ЮНЕСКО. Она была основана в 1953 г. в ходе международной конференции, состоявшейся на нудистском курорте Монталиве (близ Бордо, Франция). Она объединила к началу 90-х годов ассоциации нудистов более 30 стран. В ее задачи входит сбор данных по международному нудистскому движению, координация деятельности национальных организаций. Международные конференции проводятся раз в 2 года. Федерация ежегодно отмечает, наряду со всем нудирующим человечеством, Международный день натуриста. Впрочем, не стоит обольщаться числом ассоциаций, к 1970 г. количество участников, т.е. организованных адептов идеи, едва ли превышало по всему миру полмиллиона.

Общество 50-60-х годов, одуревшее от прелестей лавсанов и нейлонов, считало престижным непременно напялить на бедра что-то очень яркое и непрозрачное. Но сексуальная революция шестидесятых - начала семидесятых годов помогла цивилизованному миру осознать всю меру своего заблуждения. Лавсановые купальники и плавки, с соответственным электрическим треском сорванные, навсегда полетели в мусор. Поток молодежи в ряды нудистов резко возрос. К жалким взводам ветеранов нудизма присоединились полки и дивизии новоприобретенных соратников, убежденных в своей наготе, готовых смело пропагандировать вновь обретенную истину и свободу. И за пропагандистскими акциями со стороны новобранцев, как говорится, не заржавело. Нью-йоркцы долго помнили перипетии забега голых студентов и голых студенток местных университетов и колледжей в начале 70-х (разумеется, по утвержденному полицией маршруту, и ни шага в сторону).

Но все же в Америке с ее ханжескими замашками нудистам было сложней. Европа - другое дело. Вот взять хотя бы Мюнхен. Есть там Энглишер-гартен (Английский парк). Нашим гражданам известно по фильму "Канкан в Английском парке", что в районе этого парка есть штаб-квартира радио "Свобода". Но для нас особенно интересно другое, что этот огромный парк является одной из нудистских достопримечательностей Германии. Там все вместе гуляют кто в чем... Не верите - съездите.

Но подлинной всемирной столицей нудизма стала югославская Адриатика (Хорватия), где с начала семидесятых годов курортные власти все больше распространяли, точнее, просто регистрировали явочным порядком появлявшиеся нудистские пляжи. Первопроходцами там были западные немцы, хотя и югославы, в принципе, всегда практиковали нудизм в его стихийной, так сказать патриархальной форме. Так что международный опыт есть немалый. Только заимствуй!

Порядки в нудистких организациях, надо предупредить, весьма серьезные. Люди ведут себя подчеркнуто прилично, спокойно. Всячески поощряется семейный нудизм, Детишки с самого начала привыкают к обнаженному телу, половое созревание у них, кстати, не ускоряется, да и начало половой жизни не раньше, чем у среднестатистических. Многие наши мужчины опасаются "дикого" пляжа (более правильно "натур-пляжа") из-за страха перед неконтролируемой реакцией. Но столетний опыт мирового нудизма позволяет утверждать: даже самые темпераментные быстро входят в норму и свою "реакцию" проявляют после этого только в определенной ситуации интимности.

По мнению руководства Международной Федерации Натуризма, нудизм формирует более здоровое отношение к телу и создает условия для более полного осознания себя как части человеческой общности. Убирая последний искусственный барьер соединения с природой, нудизм не только создает более высокий уровень искренности и открытости между полами, но и ослабляет путы сегрегации полов, пронизавшей все наше общество, формируя, таким образом, чувство людской солидарности. Очень хорошим стимулом является нудизм для работы над собственным телом. "Голый человек - это красиво, и это - нормально. Стыдиться наготы - это душевная болезнь".

Василий Степанов

http://naturist.by.ru/history.html

2. ТРАДИЦИИ И ЦЕНТРЫ НАТУРИЗМА

(http://www.crimea.ru...big.htm?id=1126)

Купание голышом во многих странах оценивается как вызов общественному мнению, а нередко и наказывается как мелкое хулиганство. Однако масштабы и экономические выгоды нудистского движения в Крыму заставляют отнестись к нему серьезно.

"26 сентября на улице Севастопольской, приблизительно в 4 часа дня, появились пять совершенно нагих мужчин и женщин. Через плечо лента: "Долой стыд!" Скопилось много народа, весь базар ринулся сюда, остановился трамвай. Милиции для наведения порядка пришлось пустить в ход пожарную машину. Пять струй воды помогли разогнать тысячи людей. Виновники суматохи скрылись в одном из постоялых дворов" (из газеты "Красный Крым"). Дело было в 1924 г. Но все же крымский нудизм никогда не носил экстремистского характера и обычно не лез на глаза. Главным здесь было уединение, слияние с природой и, конечно, оздоровление. Действительно, купальные костюмы закрывают наиболее чувствительные места, кожа здесь тоньше и нежнее, а нервные окончания расположены плотнее. Поэтому и гидромассаж, и усвоение микроэлементов через кожу, и песочные ванны, и воздействие ультрафиолета настоящий оздоровительный эффект дают только нудистам (натуристам).

Основателем натуризма считается французский философ-энциклопедист Дени Дидро, бросивший еще в XVIII в. клич "Назад к природе". Однако его взгляды носили, прежде всего, антихристианский характер, а поведение просто шокировало аристократию. Но в Крыму все шло не от революционного разрушения морали (хотя и Ленин, и Крупская, и многие другие большевики были натуристами), а от климатических методов лечения. Туберкулез был бичом не только бедноты, но и аристократии и даже царской семьи. Сохранилась киносъемка того, как Николай II обнаженным купается с лодки в Неве, вероятно, чтобы показать пример здорового образа жизни, близость к русским деревенским обычаям. Но в Крыму, конечно, купание и солнечные ванны "ню" преследовали цели оздоровления и обходились и без скандалов, и без съемки.
Лечебные пляжи при крупных санаториях Крыма без особой рекламы дожили до сих пор. Нудистское подполье в Коктебеле, начало которому положили Максимилиан Волошин, его друзья - художники и их натурщицы (а уж им-то просто нельзя было загорать в купальниках), теперь определяет стиль здешнего отдыха. Хотя натуризм коктебельской богемы был тесно связан со свободной любовью, это, скорее, исключение, чем правило. Например, Владимир Ульянов (Ленин), считая натуризм частью здорового образа жизни, необходимого для построения коммунистического будущего, выступал против свободной любви, приверженцами которой были такие его известные сподвижники, как Инесса Арманд или матрос-большевик Дыбенко. Для русского натуризма всегда были характерны крепкие семьи и супружеская верность, так что идеалы свободной любви в Коктебеле не привились надолго, но купание голышом мягко и цепко достигло положения местной достопримечательности.

А вот в массовом детском отдыхе, с 1922 г. полностью развивавшемся по пути натуризма (сохранилась кинопленка купания детей в "Артеке"), к 30-м годам взяли вверх сторонники "бесполового" воспитания пионеров. Это было одним из проявлений тоталитаризма. Так что детский натуризм сохранился только в семейном воспитании и семейном отдыхе и в массовом виде не принят и сейчас. Вообще, массовых форм натуризма, как в кемпингах Испании или Хорватии, в Крыму нет. Голыми не сидят в ресторанах и не танцуют на дискотеках, а только купаются и загорают.

В нынешнем крымском нудизме причудливо сплетены вековые традиции семейной русской бани и моральные ценности и открытия молодежной контркультуры Запада, начиная от битников и хиппи 60-х и заканчивая техно-панками 90-х годов. Духовная жизнь обеих российских столиц от "хождения в народ" и до появления митьков находила именно в Крыму возможность полного единения с природой и настоящей откровенности с друзьями и близкими. Ведь "nude" - это не только "голый", это еще и "открытый, настоящий, откровенный".

Московская и питерская интеллигенция создала за последние 40 лет десятки очагов ни на что не похожей горно-пляжной культуры, через которую проход т уже третье и четвертое поколения. Проходят, не сгибаясь и не оглядываясь, среди каменных хаосов мыса Меганом и Фороса, собирают дрова в бухтах Батилимана и Ласпи, плещутся в гротах Султанской скалы и Аю-Дага, резвятся у Голубовских камней, жарят мидий у мыса Сатера, играют в Разбойничьей бухте Нового Света и ищут самоцветы в Коктебеле. Когда все это происходит без одежды, власть времени и пространства, денег и карьеры, наций и границ исчезает. Только ты и те, с кем тебе хорошо. И Южный берег с треском цикад и яростным сиянием звезд, с которыми здесь соперничать некому. А есть еще "карманные" пляжи Казантипа и Тарханкута и 100 км золотого песка Арабатской стрелки! У каждого из этих мест свои фанаты и своя история, уникальные схемы выживания и тайные обряды общения с местными привидениями. Есть и сухопутные твердыни российского нудизма. Одна из них и на самом деле - Цитадель средневековой крепости Мангуп. Время, когда на нудистов устраивали облавы, уже прошло, "волосатики"-хиппи облысели и обзавелись внуками. Так что крымский нудизм имеет патриархальный характер, а на место нигилизма и контркультурного напряжения пришли консерватизм и святость традиций. Правда, новая волна молодежной культуры, связанная с успехом фестивалей "Каzантип", вовсе не патриархальна, а свободную любовь сочетает со всеми прочими свободами и излишествами. Успех "Каzантипа" оказался столь заразительным, что его двойники теперь возникают повсюду, и у вас будет несколько (иногда достаточно назойливых в рекламе) вариантов "отдыха без трусов", "бич-парти", "вечеринки века" и самых неожиданных фестивалей, например, международного слета байкеров (мотоциклистов).

9. НАТУРИЗМ И СЕКСУАЛЬНОСТЬ

Натуристы традиционно не слишком охотно говорят о сексуальности. Однако теперь мы должны стать лицом к лицу с этой проблемой. Наша цивилизация очень сильно изменилась за последние полвека. Старый Свет захлестнула волна порнографии. С другой стороны, Ватикан и папа требуют ужесточения нравов: по их мнению, сексуальные отношения никогда не должны считаться позитивными и признаются лишь как неизбежное зло, необходимое только для деторождения.

Натуристам следует знать свою позицию по отношению к двум этим крайностям. На различных национальных и международных конгрессах, где мы собираемся, среди различных идей и течений последовательно утверждается одна наша всеобщая ценность. "Натуризм основан на базисе практики наготы в ее современной стадии развития", - определило собрание ассоциации президентов 7 октября 1973 г. А на XIV Международном конгрессе в Кап-д'Агде в 1974 г. было принято неоклассическое определение: "Натуризм - это образ жизни в гармонии с природой, внешним проявлением которого является обнаженность людей в обществе с целью создания благоприятных условий для уважения человеком самого себя, других людей и окружающей среды".

«Мы, натуристы, не единственные, кто хочет жить в гармонии с природой. К этой цели стремится сегодня почти каждый житель Европы. Пляжи летом и бассейны зимой заполнены такими людьми. Разница в том, что те, кто одет в купальные костюмы, не показывают своих половых признаков, как это делаем мы. Наше специфическое гимнософическое отличие, таким образом, заключается в открыто признаваемой нами половой принадлежности. Это именно то, о чем наше движение до сих пор не отваживалось говорить. Натуризм как образ жизни в гармонии с природой по существу характеризуется взаимной демонстрацией половых органов. Конечно, такая всеобщая нагота символизирует и многое другое. Но вместе с тем она остается нашей программой-минимум и нашим главным отличием от движений за здоровье, спорт, защиту природы».
Марк-Аллен Декамп"

Источник- http://sudmed-nsmu.n...sss/nature.html

О современном натуризме в РФ- http://subculture.na...2/tennikova.htm

#5 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 21 Август 2014 - 12:07

Новый взрыв субкультур произошел через много лет- в 40-50-ые г.г. уже 20 века.
И одними из первых были- байкеры.

1)Райан Брюэртон "Анализ байкерской субкультуры в структуре американского общества":

"Чтобы понять, что такое байкерская культура, нужно понять, с чего все начиналось, проследить, как эта культура развивалась. 1868-1900 годы были эрой становления моторизированного велосипеда. Первое упоминание о мотоцикле относится к 1868 году - тогда француз по имени Луи Перо (Louis Perot) построил модель, которую назвал Velocipede. Velocipede представлял собой велосипед с установленным на него паровым двигателем. Свое творение Перо запатентовал 26 декабря 1868 года. Но по-настоящему мотоциклы стали развиваться только с 1885 года, когда немец Готфрид Даймлер (Godfreid Daimler) установил на велосипедную раму двигатель внутреннего сгорания. Несколько раз Даймлер тестировал свою модель, но, когда однажды из-за неисправности загорелись штаны его сына, он решил отказаться от своей идеи. Он заявил, что у мотоциклов нет будущего. Хотя он и заблуждался относительно мотоциклов, его компания со временем стала одним из крупнейших производителей автомобилей в мире, и сейчас она известна нам, как Мерседес-Бенц.
Вскоре после этого в Америке появились фирмы, которые на первый план выдвигали разработку именно мотоциклов, среди них: Pope, Yale, Excelsior, Indian и Harley-Davidson. Фирма Харлей начала работать в 1903 году, и сегодня это старейший в мире производитель мотоциклов, который продолжает работать. Вся байкерская культура вытекает из культуры американской. Не так давно один француз критиковал Соединенные Штаты: "Америка - это потерянная страна, культурная пустыня, у вас, американцев, нет никакой культуры вообще, единственное, что вы дали миру - рок-н-ролл и Харлей-Дэвидсон." В ответ на это Питер Фонда (Peter Fonda), известный актер, убежденный сторонник и представитель компании Харлей-Дэвидсон сказал: "Ага, может, и так, но, опять же, больше ничего и не нужно." (Обе цитаты взяты из видео American Motorcycle 1993 Daru Films).

Это - стиль жизни
Стоит отметить, что когда обыватель думает о байкерах, у него не возникают ассоциации с Хондой или Ямахой, вместо этого на ум приходит именно Харлей-Дэвидсон. Вся байкерская культура сформировалась именно благодаря Харлею.
Буч Такер (татуировщик) из Вашингтона, округ Колумбия, говорит о Харлее-Дэвидсоне следующее: "Это - стиль жизни, ты живешь им, дышишь, думаешь и говоришь о нем, это один из немногих неодушевленных предметов, которые люди так часто хотят видеть вытатуированным на своем теле."
Безусловно, Буч имеет в виду, что Харлей и байкерская культура это нечто такое, что стало частью того, чем ты питаешься, что ты пьешь, это с тобой, когда ты спишь и бодрствуешь. Это накладывает отпечаток на все, о чем ты говоришь, и на все, о чем ты думаешь. Кроме того, изображение Харлея - самая популярная в мире татуировка после всем хорошо известных черепа и кинжала, которые также ассоциируются с байкерской культурой.

Чтобы быть байкером, похоже, требуются всего две вещи:
1. Мотоцикл (не надо быть семи пядей во лбу, чтобы это понять).
2. Любовь к рок-н-роллу.

Однако у байкера есть потребность принадлежать к какой-либо группе. Байкеры не любят чувствовать себя обособленно, в результате они объединяются в клубы, среди которых Crox Crue, Hell's Angels, Satan's Sons, Blood Brothers, CMA, King's Men и так далее. Вступить в клуб не так просто, нужно заслужить свое право стать членом клуба и носить клубную одежду. Часто для этого байкеры идут на различные безрассудные поступки. Например, для того, чтобы стать членом одного из клубов, кандидат должен проехать на высокой скорости между двух несущихся навстречу мотоциклов. Происходит это все ночью, у кандидата должна быть выключена фара, и ориентируется он только на фары встречных мотоциклов. Один из кандидатов слишком поздно понял, что два светящихся ориентира принадлежат не двум мотоциклам, а одному восемнадцатиколесному грузовику. Чем закончилось подобное посвящение для кандидата объяснять не нужно.
Но что же такое - быть членом байкерского клуба? Я поговорил со своим знакомым, который является Президентом местного отделения клуба Crox Crue в Kempton Park. "Быть членом клуба, значит быть свободным от правил, делать то, что тебе нравится и тогда, когда это ты этого хочешь. Быть членом клуба, значит доказывать свою мужественность или женственность, бороться за свободу, которую предполагает дорога. Быть членом клуба, значит общаться с людьми, которые думают так же, как и ты, участвовать в клубных райдах и мероприятиях. Это свобода выражать себя таким единственным образом, который подходит именно для тебя."
Где бы ни оказался байкер, он всегда остается тем, кем он является - байкером. Байкеры никогда не пытаются произвести впечатление человека, принадлежащего к какой-либо иной субкультуре. Они не стараются себя вести, подстраиваясь под других, байкеры - всегда байкеры, и это основное правило, которым они руководствуются. Дейвид Кросби (David Crosby) (из Crosby, Stills and Nash) говорит: "Для меня ездить на мотоцикле - это способ сохранять рассудок, когда весь остальной мир, похоже, сходит с ума. Ты полностью концентрируешься только на самом себе и на дороге, и в такие моменты все остальное теряет всякий смысл."
Стилем жизни является и постоянный риск. Покойный Малколм Форбс (Malcolm Forbes) (мультимиллионер, которому принадлежал журнал Forbes) однажды сказал об опасностях, которые заключает в себе жизнь байкера: "Нельзя прожить жизнь, полностью застраховав себя от опасности, жизнь опасна сама по себе, рано или поздно умирают все." На его могиле высечена надпись: "Пока он был жив, он жил" (на всякий случай: он не разбился на своем мотоцикле).

Имидж байкера
Когда мы слышим слово "байкер", первые ассоциации, которые рождаются - бунтарь, ненависть, расизм, жестокость. Такой имидж байкера создается у среднего человека. Когда кто-то слышит об "Ангелах Ада", он автоматически думает о группировке людей, которые поклоняются дьяволу, совершают свои вылазки, чтобы разрушать нашу собственность и насиловать наших детей. Но каким образом сформировался подобный имидж байкера в сознании среднего человека? Сколько людей знают, что название "Ангелы Ады" взято у одноименного фильма Ховарда Хьюса (Howard Hughes) 1930 года, и основали движение офицеры армии, вернувшиеся домой после Второй мировой?
Первый известный случай байкерского насилия произошел в Холистере, штат Калифорния, (во время байк-ралли) 4 июля 1947 года. Несколько байкеров, которые хлебнули лишнего, потеряли над собой контроль и стали гонять по улицам. Вскоре к ним присоединились и другие, и тогда уже контролировать ситуацию было не реально. После появления сообщений об этом ЧП в прессе, магнаты киноиндустрии быстро выпустили фильм "Дикарь". В фильме байкеры изображались безжалостными людьми готовыми разрушить любой город, который попадется им на пути, которые пьют, сколько влезет, все пытаются превратить в хаос и обращаются с населением так, как им заблагорассудится.
Вскоре после выхода ленты некоторые представители байкерской культуры стали жить, подражая имиджу, созданному фильмом. С тех пор имидж байкера становился все более отрицательным. Печально, что отдельные представители байкерской культуры сами способствовали ухудшению этого имиджа. Байкеров стали считать задиристыми людьми, которым на все наплевать, которые делают то, что им нравится, тогда, когда они пожелают, и так, как им хочется. Этот имидж стал привлекать людей, которые хотели быть именно такими - бунтарями и задирами, которым наплевать на всех остальных.
Сегодняшний имидж байкера мало чем отличается, но в этом виноваты и сами байкеры. Байк-фестивали похожи один на другой: стандартный набор конкурсов, во время которых все напиваются до беспамятства. На одном из Шоу Ангелов Ада в Уолкервилле (Walkerville) я видел, как один парень напился до такой степени, что шел, разбил лоб об дерево, остановился и начал приносить дереву свои извинения.
Байкеры стараются быть общительными и раскованными людьми. Их мало что интересует, кроме своих мотоциклов, мест для катания и скорости. Есть и исключения, например, ребята, которые ездят на RAT-мотоциклах, стараются, чтобы на дороге их байки были самыми грязными, самыми неухоженными и самыми отвратительными среди всех остальных.
Если ты байкер, то ты являешься частью интернациональной культуры независимо от того, к какому клубу ты принадлежишь. Байкеры любят быть свободными от властей и не любят получать приказы от кого бы то ни было, возможно, именно поэтому байкерские фестивали так часто заканчиваются всеобщей свалкой.

Убеждения байкера
Байкер верит в две вещи - в себя и в свой мотоцикл. Это, однако, может стать проблемой, когда байк подводит своего хозяина. В таком случае рушится целый мир и вся система взглядов. Байкеры, как правило, атеисты, хотя есть и такие, которые поклоняются дьяволу, и такие, которые являются христианами.

Заключение
В заключение, хочется отметить, что байкеры - жизнерадостные люди, которые хотят быть свободными от властей и правил, хотят свободно выражать себя, и они хотят, чтобы к ним прислушивались. Среди них есть представители различных слоев общества, и байкеры принимают друг друга такими, какие они есть на самом деле."

Источник- http://www.motorland...er_culture.html

2)Галина Бедненко. "История и киномифы субкультуры байкеров (мотоциклистов): к анализу психосоциального развития" (статья в сокращении):

Современная субкультура байкеров воплотила в себе массовую философию «сильного свободного человека», отличного от оседлого обывателя или рядового «винтика» городской культуры (государства). Эта субкультура стала мифогенным (генерирующим миф) социальным пластом, а ее герои — знаковыми символами современной поп-культуры.

«Байкеры» (или «мотобайкеры», в отличие от велосипедистов) – мотоциклисты, в жизни которых мотоцикл является смысловым ядром самоидентификации, в большинстве случаев — образа жизни и идентификации с группой. В данной статье мы будем говорить о байкере как о мифологическом образе современной культуры, следовательно о достаточно типовом и утрированном персонаже. Это необходимо для того, чтобы отделить «культурный знак», опознаваемый в социуме от множества частных деталей и индивидуальных особенностей тех или иных личностей.
<...>

Современный «мужской союз»
Байкерские клубы напоминают мужские союзы архаичных времен, куда входили достигшие половой зрелости и прошедшие этап инициации мужчины, еще не имеющие жен и собственных семей. Эти холостяки, как правило, занимались мужскими промыслами (охотой, рыбалкой), войной, грабежами и защитой своего сообщества. С развитием цивилизации произошло расслоение социальных слоев, части которых становились обособленными или маргинальными. Появились профессиональные военные мужские союзы – военные дружины и команды воинов–наемников, а кроме того асоциальные группы боевой выучки – разбойники. Мужские союзы традиционно закрыты для участия в них женщин, однако в пространстве «мужского дома» девушки обслуживали воинов и могли вступать с ними в сексуальные связи. Помимо военных мужских союзов в архаических обществах существовали и другие «тайные союзы», вступление в члены которых, а также внутренняя деятельность ограничивались запретами на разглашение тайн. Это могли быть как религиозные и мистические, так и узко-специализированные, профессиональные сообщества. Их подобия мы встречаем в профессиональных ремесленных союзах сравнительно недавних времен (например, ремесленные цехи Средневековой Европы, профессиональные плотницкие артели России и др.). При этом тайное или профессиональное сообщество отграничивало своих членов не столько от кровного рода, сколько от остального социума. Это были, и остаются, «клубы для избранных». Как правило, их объединяет общая идеология и верность определенным принципам. Кроме того, в них обычно нет возрастного ценза, а наследственные династии даже, наоборот, – приветствуются.

К современным социальным образованиям такого рода, как правило, применяется термин «субкультура», согласно своему значению «особой сферы культуры, суверенному целостному образованию внутри господствующей культуры, отличающейся собственным ценностным строем, обычаями, нормами» (Культурология XX век: Энциклопедия, с. 236). Определяющими признаками для отнесения того или иного течения к субкультуре в современной науке являются: специфический стиль жизни или поведения; свойственные данной социальной группе своеобразные нормы, ценности, мировосприятие; наличие более или менее явного инициативного центра, генерирующего идеи. Байкерская субкультура соответствует этому определению, воспроизводя определенный образ жизни, утверждая собственные этические ценности и мировосприятие. Инициативным и генерирующим центром движения исторически стал клуб «Ангелов ада».
Байкерская субкультура состоит из множества «мужских союзов» — мотоклубов, объединенных общими принципами идеологии, которая строится на противопоставлении себя гражданскому населению (социально-биологической матрицы воспроизводства). Примечательно положение женщин в клубах. Они используются сугубо как сексуальные объекты вне личных привязанностей и индивидуальных отношений, что характерно для подростковых банд. В качестве постоянных подруг играют роль житейского «тыла», выполняя материнско-женскую роль, что встречается во многих современных мужских субкультурах – женщина здесь оказывается подобием «социальной матрицы», от которой постоянно уходят и к которой возвращаются. Третий вариант – уподобляются во всем мужчинам, что тоже мы встречаем в ряде как маргинальных, так и функциональных субкультур (например, в среде военных); это способ для женщины выжить и получить собственный статус в мире мужской субкультуры.

Оказываясь на границе культуры, байкеры противостоят ее «охранителям» (правоохранительным силам). Привлекают иные маргинальные слои (молодежные субкультуры или криминальные круги). И проверяют на прочность границы общественного сознания и устройства. Таким образом, это субкультура маргинальных (в отличие от функциональных, признанных обществом) «мужских союзов» нашего времени. Они чрезвычайно мобильны (как кочевники), руководствуются субкультурной этикой, соперничают с «отцовской» государственной властью или старательно выходят из под ее контроля.

Фильм «Дикарь» как мифообразующий элемент истории байкерского движения (1953)
Фильм «Дикарь» („The Wild One“) с Марлоном Брандо внезапно стал культовым, сильно повлиял не столько на идеологию, сколько на мифологию байкерского движения. С этого периода «косухи» мотоциклистов стали субкультурным знаком принадлежности. «Не вполне отрицательный» главный герой в исполнении харизматичного актера, в отсутствие сугубо положительного равного по статусу персонажа, оказался ролевым примером. Исторически сложилось так, что именно этот фильм как современный источник общественной мифологии стал одним из первоэлементов байкерской субкультуры.

<...>

Вторым и более отчетливым видом соперничества является противостояние с «отцами» и полицией, которая здесь представлена исключительно старшим поколением. При этом главный герой, Джонни, которого играет Марлон Брандо, открыто заявляет о своей неприязни к «копам», а в какой-то момент признает, что отец бил его («Отец бил меня сильнее» — говорит он линчующим его обывателям). Но именно Отцы в мире «Дикаря» имеют власть судить и наказывать. Они же – достаточно терпеливы и на удивление лояльны к молодому поколению «дикарей». Важнейший разговор представителя полиции (в форме!) с обвиняемым в убийстве Джонни происходит на фоне портрета Авраама Линкольна (голова шерифа – чуть ниже головы президента). При этом шериф по-приятельски сидит на краю стола, сокращая дистанцию и нарушая границы права и личного отношения. И, разумеется, обнаруживает оправдание для героя. Таким образом, хотя молодой герой неприязненно относится к власти, последняя здесь весьма терпелива и обходительна с бунтарем. Впрочем, мы можем обратить внимание и на старость, преклонный возраст всех властных фигур в фильме: отцы уже достаточно слабы и нет им равноценной замены. Главный герой, вместе с тем, сам достаточно социально инфантилен:
«- Хоть спасибо скажи.
— Ничего, он просто не умеет».
Третье соперничество фильма относится ко внутригрупповому конфликту. Зрителю становится известно, что незадолго до этого, банда раскололась на сторонников Джонни и последователей другого лидера, неопрятного, странного, глумливого и постоянно пьяного субъекта. Он нарочито «инфантилизирован» и даже говорит о себе в третьем лице, всячески паясничает. Примечательно, что функция трикстера (шута, насмешника) постепенно переходит от «пажей» Джонни, укравших для него приз, вначале к лидеру – сопернику, а затем – к безумному беспорядку, с хищениями и переодеваниями, который устраивают байкеры в городе. Неконтролируемость энергии именно Трикстера — Гермеса представляется здесь опасной; пока еще нет ярости и буйства, настоящей агрессии Ареса, которую мы увидим в дальнейших фильмах, особенного массового потока и уровня. Главный герой абсолютно серьезен на протяжении всего фильма: ни капли иронии или самоиронии у него не возникает. Все, что он демонстрирует своей аудитории, это самообладание в любой ситуации, которое либо присутствует на самом деле, либо он его симулирует (как это видно публике). Его умение не поддаваться на провокации как ценность и достоинство лидера отдельно отмечается членами группы.
Четвертый и самый очевидный конфликт фильма – с «простыми обывателями». Они представлены штрихами – старик-автолюбитель, которого недолюбливают и другие жители города, бармен, кокетливые парикмахерши, неизвестные люди в светлой одежде и шляпах. Вначале обыватели стараются избегать конфликтов, затем становятся жертвой хулиганств, после чего сами переходят к ответной и неадекватной агрессии и репрессиям. На шалости зарвавшихся хулиганов «общество» здесь отвечает наказанием и стремлением уничтожить. Обратим внимание на этот момент, этот конфликт останется почти неизменным на протяжении почти полувековой истории байкерского кино (и киномифологии, соответственно). Эта тема окажется вечным вопросом: «Что готово, а что не готово допустить общество от маргинальных байкеров».

<...>

Дорога как семантическое понятие
Дорога является одним из исходных мифообразующих понятий субкультуры байкеров. Семантическая сфера дороги, как показала Т.Б. Щепанская, обычно связывается с протяженностью и присутствием человека, которое проявляется движением, маркированием (след) или организацией (колея, накат) пространства (Щепанская, 2003). Символический смысл «дороги, пути» заключается, прежде всего, в ее отражении судьбы человека, жизненной протяженности, путешествия. В этом смысле фокусированность на понятии дает постоянное философское осмысление своего пути по жизни, существования, самостоятельного смысла поступков, имеющий случайный или закономерный, именно в соответствии с протяженностью последовательностей, характер.

Т.Б. Щепанской также была опрошена фокус-группа городских жителей, связанных своей субкультурой (автостоп, автотуризм, байдарочный и пеший туризм) или профессией (археология, этнография) с дорогой. Важным архетипическим значением дороги для «субкультур дороги» является ее экзистенциальная самодостаточность, «конечная сущность, которая ни через что другое не определяется, а воспринимается как целостная и отдельная система» (Щепанская, 2003, с. 26). Отмечается также ее способность изменять, трансформировать субъекта благодаря существованию за рамками обыденного: дорога становится своего рода «плавильным котлом» с испытаниями, вызовами, случайностями, с которыми сталкивается на ней человек. Это само по себе «другое пространство», некий иной, выходящий за рамки обыденного мир. Своеобразное «иномирье» дороги забирает то, что и фольклорный «обычный иной мир» — время. Более осознанное осмысление символа дороги идет через ее связь с темой свободы и восприятием актуальной, непосредственной (а не привычной или воображаемой) реальности. Она требует достаточного самоконтроля. Но оказывается и успокаивающим «средством от тревог», уходом от перипетий реальной оседлой жизни с ее выстроенной иерархией и связями. Встречи и приключения в пути – это самое непосредственное влияния Мира, Других для любого Я, прямой контакт со всем тем, что «не я». Это действие на оси «Я – Другой», «Я – мир». В осмыслении значения «пути» в жизни представители «дорожных субкультур» говорят о строительстве своей личности благодаря «трансформационной» силе дороги. Она становится высокой температурой, при которой плавится алхимическая материя реальности человека, чтобы застыть в ином веществе, иной форме.

Байкеры, являясь «субкультурой дороги», в силу специфики своего передвижения, не сталкиваются с таким набором влияний и случайностей, которые подстерегают пешего путника. Их социальные контакты ограничены группой, непосредственными спутниками или личными потребностями. Напрашиваются ассоциации и контроля над женщинами, о чем мы уже упоминали ранее, но здесь мы не будем вдаваться в аспекты сексуальных паттернов. Функция самоконтроля чувствуется и в постоянном напряжении при езде на мотоцикле – это доказательство контроля и над собой, и над мощной машиной. Гарантию «неизменности» байкеру также дает идентификационная группа, спутники или множество «двойников» из клуба (очень впечатляющим и любимым образом остается групповая поездка нескольких десятков, а то и сотен мотоциклистов). Таким образом, они остаются неизменными в самой трансформационной реальности.

<...>

Кино-икона байкерского движения: «Беспечный ездок» (1969)
История о двух товарищах, обаятельных маргиналах, удачно продавших мексиканские наркотики и потому достаточно обеспеченных и свободных на некоторое время. Начало фильма на удивление пасторально: и мексиканские дельцы, и американский покупатель в дорогой машине с шофером кажутся удивительно милыми, хотя и характерными персонажами. А затем, получив свою «дольку виты» (dolce vitae – «сладкая жизнь», также фильм Федерико Феллини) друзья покупают себе мотоциклы и отправляются по дорогам Америки в Луизиану, на фестиваль Марди Гра: «Поеду на Марди Гра, женюсь на королеве карнавала!». Герой Питера Фонды, называя себя «Капитан Америка» (это супергерой комиксов времён Второй Мировой войны), идентифицирует себя таким образом даже не с группой, а со страной.

Неслучайно лозунгом к фильму была фраза «Они искали Америку, но не нашли ее».
<...>

Приезд в чужой город на праздник и самовольное участие в его параде заканчивается для героев арестом. Они ночуют в тюрьме. Обратим внимание на то, что байкеры – люди дороги – ни разу на протяжении всего фильма не ночуют в обычном доме, в городе. Всего два заведения в городах оказывают им прием: тюрьма и затем – бордель, отчасти – кладбище. Сферы смерти и рабства: вот все то, что могут найти герои в городе, получить от этой культуры. Это отчасти следствие социальной наивности: участие в празднике оказывается преступлением, очень странно.

В камере они встречают городского адвоката, сына важного городского лица, пьяницу и защитника прав чернокожего населения (т.е. борца против пережитков рабства) и уговаривают его отправиться вместе с ними. Адвокат, которого играет молодой Джек Николсон, становится тем самым «похищенным неофитом» субкультуры. Если в «Дикаре» похищение было вариантом почти «домашнего» ритуала «умыкания девицы», то здесь противопоставление «дикой и естественной свободы» и «городского рабства» настолько велико, что происходит настоящее культурное бегство, для манифестации которого требуется честный и полноправный член общества. Примечательно, что позже байкеры встречают стайку девочек–подростков, которые «не прочь покататься», но идея не кажется им слишком привлекательной перед лицом угрозы от обывателей.

Инициация адвоката происходит не только в путешествии, но и благодаря знакомству с марихуаной. Тогда же происходит известный разговор о пришельцах: адвокат не представляет идеальный мир (как хиппи или ковбой), но рассказывает о нем. В мире венерианцев (т.е. с планеты богини любви!) нет войн и нет лидеров, правительств, есть полная свобода передвижения и равенство для всех. Этот мир настолько совершенен, что земные правительства скрывают его существование. Герой Джека Николсона оказывается, таким образом, инициируемым культурным героем, которого посвящают в одни практики, а он рассказывает известные ему тайны мироздания. Также он сообщает принципиальные идеи, которые становятся частью мифа о свободных байкерах. Это характеристика обывателей: «Они боятся не вас. Они боятся свободы. Очень трудно быть свободным… Как только они видят свободную личность, они пугаются. Главное их не пугать. Они от этого делаются опасными». Вскоре автора этих слов убивают обыватели (встреченные ими в забегаловке с вывеской «Домашние пирожки»): ночью, без объявления войны, без причины и без повода, во время сна. Местные жители, в отличие от странников, в фильме показаны нецивилизованными дикарями, убивающими чужаков. Примечательно, что актер–южанин, Рип Торн, которого приглашали на роль адвоката, отказался от нее, потому что был несогласен с откровенно негативным образом своих земляков. Жертва знаменует начало трагичной части и конца путешествия байкеров.

В этом сюжете нет значимых отцовских фигур или институтов власти. Но есть противопоставление естественности и Земли как «Истинной Матери» и Города (Цивилизации) как «Матери Ложной». Мать упоминается и в разговорах: «Мама не разрешала мне играть в футбол, боялась, что я покалечусь. А теперь положила его <шлем> на подушку с запиской «Сохрани и передай сыну». Это непонимающая мать, властная и гиперопекающая в детстве, странная и плохо понимающая сына во взрослом возрасте. Интересно, что она имеет свободный доступ в спальню к взрослому сыну, который, очевидно, все еще живет в родительском доме. Ее подарок оказывается знаком его ухода из дома и также – гибели. У него никогда не будет сына. Он так и «не вырос» и взял этот шлем для самого себя. Герои фильма находятся в постоянных поисках этой Настоящей Матери, Свободной Америки. Они – ее потерянные дети, не женихи. Романтики в них больше чем страсти. Нет в них и духа соперничества, они сами ни с кем не вступают в открытый конфликт и не конкурируют. Они – чужие дети, отвергаемые Америкой.

<...>

<...>

Социально-психологическая регрессия: застревание в отрочестве
Субкультурные идеалы и мифы байкеров буквально повторяют набор доминант подросткового периода, выделенных Л.С. Выготским:
• эгоцентрическая доминанта: внимание к себе, своей внешности и характеру, самостоятельное «узнавание себя».
• доминанта дали: потребность в расширении мировоззрения и стремление овладеть более значительным социальным пространством в данном случае заменяется буквальным приоритетом вечной дороги (и вечного поиска) над домом (и устройством своего пространства).
• доминанта усилия: необходимость волевого напряжения и переживания сопротивления.
• доминанта романтики: сочетание идеализма и жертвенности, героизма и приключений, взаимодействия с неизвестным.
«Крепкие бородатые мужики на стальных корнях со своими верными подругами» становятся мифом для подростков и молодежи. В то время как их герои – это реальные люди, обычно взрослые мужчины (20-35 лет), которые предпочли играть в более весомой весовой категории (в силу возраста и опыта) на поле подростковой автономности, тяги к сверхконтролю и отказу от расширения социальной ответственности. Уличные хулиганы, молодежные ватаги и шайки со своим «быстрым бизнесом», доступными красивыми женщинами, идеалами «братства» и практикой предательства, нарочитой, бунтарской (и подростковой) автономностью от социума становятся основой байкерской субкультуры. Диапазон между экстазом сверхраспущенности и властью сверхконтроля чрезвычайно силен и велик именно в том возрасте, когда еще не сформированы (в прямом заимствовании от «отцовской культуры» или опосредованном) внутренние социальные и этические рамки.

Кажется, что байкеры играют в идеального парня своей юности, в том возрасте, в котором любят, хотя и стесняются отца, демонстрируют свою автономность, но мечтают быть полезным. Потому ничего удивительного, что они играют в Хермода, когда с благословления Патриарха и к удовольствию Президента несут государственный флаг к окраинам страны, в потерянную государством землю. (Хермод — сын Одина и Фригг, когда любимый их сын Бальдр оказался в царстве мертвых, Хермод попытался его вернуть: «Когда же боги обрели разум, молвила слово Фригг и спросила, кто из асов хочет снискать любовь ее и расположение, и поедет Дорогою в Хель, и постарается разыскать Бальдра, и предложит за него выкуп Хель, чтобы она отпустила Бальдра назад в Асгард. И тот, кого называют Хермод Удалой, сын Одина, вызвался ехать. Вывели тут Слейпнира, коня Одина, вскочил Хермод на того коня и умчался прочь». Здесь идет просьба матери, в случае некровных, социальный связей она исходит от Отца, главы государства и главы Церкви). В США одна из байкерских группировок занимается поисками пропавших на войне (тоже «поиски Отца») и ее почетным членом был признан Дж. Буш (младший).

Представив клубного байкера как героя современной сказки или легенды, мы увидим непослушного сына строгого или отстраненного (отсутствующего) Отца. Отсюда противостояние в сочетании с готовностью услужить государству (если пошлют на специальное задание – как «Ангелов Ада» во Вьетнам, «Ночных Волков» — в Севастополь), соперничество со «старшим братом» – правоохранительными органами. Неслучайно и обилие упоминаний как в фильмах, так и свидетельств в реальности о байкерах как детях безотцовщины. Не найдя подходящую «высокую фигуру» Отца, они заменяют ее криминальным отцом (в криминальных группировках), или же делегируют эту функцию немолодому лидеру клуба (как это происходит в достаточно молодой отечественной субкультуре, лидер самой известной группировки которой, «Ночные волки», приближается или разменял пятый десяток).

Для подросткового возраста характерно быстрое чередование вызывающей независимости и регрессивной зависимости. Байкеры демонстративно независимы от общества обывателей, однако подчинены правилам клуба и личной власти его лидеров. Новая и более широкая среда общения для подростка обычно символизирует расширение изначальной семьи как сообщества близких людей. Это становится и символическим сохранением дома, как своего пространства, для индивида. Для байкера такой семьей и таким домом становится клуб. При зрелом развитии, индивид способен отождествлять себя с окружающими группами или институтами без утраты собственной самоидентификации, не жертвуя при этом творческими импульсами и спонтанным проявлением. Однако клубные байкеры идентифицируют себя преимущественно с избранной группой. Потому мы можем увидеть в этом демонстративный рывок подросткового этапа личностного развития, но и застревание в этом рывке. Вечный полет без приземления… неслучайно на этом пути подстерегает смерть.

<...>

Принятие байкера-пограничника культуры: «В погоне за тенью» («Beyond The Law»)
Четвертым культовым байкерским фильмом стала картина «В погоне за тенью» (1992). Она запомнилась не столько из-за сюжета (внедрение полицейского в банду криминальных байкеров), сколько благодаря харизматичным актерам, играющим главных героев (Чарли Шин и Майкл Мэдсен) и песне Криса Ри «Дорога в ад», ставшей одним из условных гимнов движения. Этот фильм, похоже, завершил присоединение байкерской субкультуры к массовой культуре Запада (в нашей стране мы увидели подобное присоединение совсем недавно, состоявшееся благодаря государственному и церковному благословению байкеров на их поход в Севастополь).

Человек из правоохранительных органов, защитник социума, выполняет свое задание по внедрению в группировку – и не поддаваясь криминальным соблазнам, все же чувствует не достававшую ему личностную свободу, которую дает субкультура. Это признание тех ценностей, которые дает байкерское движение. Здесь же, в песне Криса Ри, мы вновь видим усталость от давления «загрязненной» цивилизации, социальный успех в которой видится исключительно как «дорога в ад». При этом определение дается из уст матери – таким образом, цикл замкнулся. Если говорить в терминах аналитической психологии, то в фильме «Дикарь» герой был отчужден от Отца, который постепенно слабел. В «Беспечном Ездоке» — полностью отчужден от высоких родительских фигур, в поисках Идеальной Матери уничтожен братьями – соперниками или ревнивыми отцами. Там же появляется образ грязной цивилизации, своего рода Ужасной Матери, от которой и происходит побег. В «Харли Дэвидсоне и Ковбое Мальборо» герой постоянно вспоминает о покойном слабом Отце и слабо сопротивляется союзу Ужасной Матери и Криминального Отца. Пока наконец в фильме «В погоне за тенью» герой не получает – хотя бы в песне – послание от той самой Истинной Матери, которая предупреждает его о социальной «дороге в ад». Таким образом, мы можем отметить бунт Матери против социальной иерархии Отца, своего рода протест Реи против детоубийства личности ее детей Кроносом. Сын находит свою Идеальную Мать, которая способна если не защитить его от уничтожения, то предупредить об опасности.
Само название фильма в русском прокате «В погоне за тенью» намекает на байкерскую роль как тень, внутреннего «двойника» героя. Это его субличность, отдельная часть или голос, в терминологии школы «Диалогического Я». Концепция «Диалогического Я» рассматривает «Я» как совокупность частей (голосов, ролей, позиций), имеющих возможность образовывать друг с другом диалогические отношения. При этом всем части далеко не равноправны, а есть «голоса» более громкие и роли более доминирующие. Внутренний голос «байкера», эта субличность стала признанной частью американского Героя в этом фильме. Более того, благодаря своей изначально романтическо-героической окраске, она способна стать одной из новых форм для культурного Героя (наравне с солдатом, врачом и т.д.).

В заключении нашего исследования мы можем определить байкерскую субкультуру как эскапистскую и контр-культурную по отношению к иерархическому социуму. Она ориентирована на сугубо личную власть лидеров и авторитетов, а не социальную власть институтов и, следовательно, общего права. Находясь в маргинальном состоянии по отношению к социуму, байкеры склонны заниматься теневым или криминальным, «быстрым» бизнесом. Однако могут наблюдаться исторически сложившиеся различия в экономической политике клубов разных государств.

Байкерская культура в большой степени отвечает Вызовам подросткового периода и воплощает условные доминанты отрочества: автономность, демонстративность, расширение границ познаваемого мира, героизацию. Однако идеологически претендует на влияние не во временном отрезке юношества и молодости, а на неопределенный срок – в байкерской мифологии – до смерти. Потому следование принципам субкультуры стимулирует выраженное прохождение (hergang) испытаний подросткового периода, но препятствует интеграции в социуме.

Байкерская контр-культурная направленность и ориентация на личностную свободу отражает потребность городского индивидуума в автономности от предопределенности социальной иерархии, силового давления общественных институтов, траты ресурсов в культе потребления. Потому байкер способен стать одним из культурных героев новой мифологии."

Источник- http://flogiston.ru/...ocial/bikers_01

#6 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 22 Август 2014 - 11:34

В начале 50-ых г.г. появилась и недолговечная по времени существования субкультура "тэдди-бой".

О ней несколько кратких заметок:

"Помню, было очень удивительно узнать, что Тедди-бои – это не ребята-медвежата. Как оказалось, это первые тинейджеры Туманного Альбиона – первые британские подростки, которые обзавелись собственным стилем и создали свою андерграундную культуру. До этого молодежь как-то особо не выделялась и скромно глядела из-за спины взрослых.

Все изменилось к 50-м годах XX века. Мир приходил в себя после Второй Мировой. Многое было разрушено, многим приходилось тяжело. Подростки из простых семей бросали школу и шли работать. Как можно думать о модах и радоваться жизни в такой момент? Да очень просто!

Тедди были категорически против того, чтобы их записывали в скромные рабочие лошадки. Они были яркими личностями и давали понять это всем своим поведением: собирались в шайки, хулиганили, преступничали и танцевали под дикую музыку. Сначала это был джаз, а потом пришел из-за океана и рок-н-ролл.

Тедди-бои шокировали общество не только своими выходками, но и странными вкусами. Они играли в денди времен правления короля Эдуарда (1901-1910). Именно поэтому к ним прилипло уменьшительное ”Тедди” (от Эдварда). Широкий и длинный пиджак, узкие брюки с отворотами, из-под которых могли торчать броские носки, рубашка с высоким воротничком, тоненький галстук-удавка, сияющие броги, а может, замшевые ботинки на толстой резиновой подошве типа Brothel Creepers или Eaton Clubman. Одним словом, Тедди было легко выявить на улице.

Свои наряды Тедди-модники шили на заказ за баснословные деньги, а потом долго расплачивались за них еженедельными взносами. Общий ансамбль похвально было дополнить винтажными аксессуарами Эдвардианской эпохи, то есть времен молодости их бабушек и дедушек. С другой стороны, не обходилось и без влияния современных образцов. Например, одним из вдохновителей взбитых чубов был молодой Тони Кёртис.

К сожалению, редко кто вспоминает, что у Тедди-боев были еще и подружки. А между тем девочки Тедди не отставали от мальчиков. Они не просто подражали им в одежде и порой копировали прически, но были истинными стилягами с деятельной и ироничной фантазией. Свои дендистские галстучки и шейные платки Тедди-гёрлз украшали камеями, высоко подворачивали джинсы, акцентируя голые щиколотки, носили плоские остроносые лодочки и элегантно прихватывали подмышку длиннющие клатчи.

Особенно отъявленные Тедди-девочки смело украшали свое тело татуировками, причем выше всего ценилось их обилие и заметность. К самым популярным дамским тату-темам относились изображения ласточек, якорей и знаменитой мультяшки Betty Boop. Со слов Роуз Шайн, которой было тогда пятнадцать, можно представить, какими были эти Тедди-милашки: ”Мы сидели в молочных барах, кушали персиковое мороженное и кивали в такт модному мотивчику… Мы были выпендрежницами. ”Смотрите, какие мы!” – вот что скрывалось за всем этим”.

Изображение

Изображение

http://zitze.ru/ne-vse-teddy-boi/

"Культура «Тэдди боев» – это первая послевоенная молодежная субкультура, которая стала новым видом социальной проблемы для общества. Это были милые, »очаровательные» девианты. Они первыми начали предлагать мальчишкам из рабочей среды желанный имидж преуспевающего молодого человека. Исследователи этой новой подростковой потребительской культуры (поскольку она требовала поддержания, прежде всего не поведенческого стиля, а определенного стиля в одежде, а, следовательно, нуждалась в новой индустрии) обратили внимание на то, что эта подростковая культура отражает не просто возросшее изобилие (как полагал Абрамс), но также и распад довоенного типа сообщества рабочего класса. В этой культуре нашли отражение перспективы социальных изменений в пост военной Великобритании, а именно: переделывание трущоб-коммуналок в отдельные дома; усиление социокультурных различий между теми «местами», где люди живут и теми, где они работают; увеличение времени, которое дети проводят в школе, – всего того, что ослабляло власть родителей, столь характерную для традиционных семей.

Практически впервые (в текущем столетии) родители действительно не могли передать своим детям свой культурный опыт, дать им какие-либо полезные советы о том, что значит вести себя по-тинэйджерски. Сами родители в данном потребительском контексте никогда тинейджерами не были. Именно поэтому рыночное исследование Марка Абрамса измеряет действительно новую, массовую тинэйджерскую культуру, систему ее вкусов и потребления: специфику ее доходов и трат, которые явно превосходили опыт соседства, выходили за рамки связей в общине и семейно-патриархальных традиций.

На самом деле тинэйджерская культура была все-таки формой американской культуры. Даже Тэдди бои комбинировали свой Эдвардский имидж со стилем Голливуда: городские галстуки – макинтош, бакенбарды западного картежника и длинный плащ. Они, подобно всем английским подросткам из рабочего класса, слушали американский рок-н-ролл. Даже само понятие «подросток» оставалось для большинства английских взрослых чуждой американской идеей, которая подразумевала включение американских мифов, идолов и фантазий об американской жизни в непривычную для них британскую атмосферу.

Тинэйджер – это «подросток потребляющий или подросток, взятый в его досугово-потребительском измерении»."

http://www.regioncen...bcult/subcult7/

"На первый взгляд, тедди-бои производят впечатление довольно безобидных молодых людей, но это далеко не так. В 50-х они стремительно объединяются в группировки и довольно часто участвуют в разного рода конфликтных ситуациях. Чаще всего столкновение происходят с чернокожим населением Великобритании. Всё это, конечно же, поспособствовало негативному отношению со стороны общества к движению тедди. К тому же, культура тедди-боев тесно соприкасалась с рок-музыкой, а её, как известно, в середине прошлого века не очень-то и жаловали.

К концу 50-х субкультура тедди окончательно исчезла, а на смену пришло движение модов. Правда в середине 70-х, с рассветом рокабилли и сайкобилли, движение тедди вновь приобрело актуальность, но не получило достаточного распространения."
http://soneta.ru/Mis...ee-eb28eeed6e55

#7 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 22 Август 2014 - 11:37

В 50-ых г.г. появилась и еще одна важная субкультура, оказавшая влияние на многие последующие движения, которую условно называли "битники".

1)" В 1817 году “великий утопист” ( по определению Энгельса ) Анри Сен-Симон в “ Письме Американцу” послал за океан свой выстраданный “вопль”: “ Народу мало любить свободу, чтобы быть свободным ему прежде всего необходимо познание свободы. Старые идеи одряхлели и не могут помолодеть, нам нужны новые! “ На протяжении полутора веков для каждого обывателя Старого Света существовала своя Великая Американская Утопия, в самых радужных снах являвшаяся сказочной страной неограниченных возможностей. Великая Американская Мечта будоражила фантазию американцев. Прошло полтора столетия, прежде чем старые идеи одряхлели до такой степени, что новые не могли не появиться. Великая Утопия перестала привлекать европейцев, а Великая Мечта трансформировалась до неузнаваемости, превратившись для многих в Страшный Сон.
“ Нужно, чтобы мир заполнили странники с рюкзаками, отказывающиеся подчиняться всеобщему требованию потребления продукции, по которому люди должны работать ради привилегии потреблять все это барахло, которое им на самом деле вовсе ни к чему Передо мной встает грандиозное видение рюкзачной революции, тысячи и даже миллионы молодых американцев путешествуют с рюзаками за спиной, взбираются в горы, пишут стихи, которые приходят им в голову, потоиу что они добры и, совершая странные поступки, они поддерживают ощущение вечной свободы у каждого, у всех живых существ ” - Джек Керуак был первым писателем, сформулировавшим и провозгласившим те идеи, которые сразу же были взяты на вооружение самым революционным поколением Америки ХХ столетия, “разбитым поколением”, битниками. “

Битничество началось где-то в 1944-45 годах, когда встретились Джек Керуак, Уильям Берроуз, я и еще некотрые из наших друзей, которых мы знаем до сих пор вспоминает Аллен Гинзберг Берроуз тогда уже писал, Керуак уже был поэтом и писателем, автором нескольких книг, мы были молоды. В течение нескольких последующих лет мы экспериментировали с такими понятиями как “дружба”, “чувство общности”, “новое видение”, “новое сознание”.

Начало пятидесятых - поворотный пункт когда все личные мысли становились общественными, а с 1945 -го - духовное освобождение, потом освобождение слова от цензуры в 1950-55 гг. В 1955-62 слово идет к читателю.” Таковы основные даты славной и героической истории битников. Родиной “поколения разбитых” стала Калифорния, самая благодатная часть Америки, давшая миру спустя два десятилетия Джими Хендрикса и Дженис Джоплин, “ Greatful Dad”, “Джефферсон Эйрплэйн” и психоделический рок, ставшая местом съемок самого культового фильма сумасшедших 70-х - “Забриски Пойнт” Микеланджело Антониони. Сан-Франциско еще не превратился в гомосексуальную Мекку, где W.A.S.P. находятся в явном меньшинстве. Еще далеко было до “времен Харви Милка”, первого в Америке “голубого” мэра, убитого сразу же после избрания на этот пост. Но уже тогда Сан-Франциско превратился в культурную столицу Тихоокеанского побережья Соединенных Штатов. В 1953 году начинающий поэт Лоуренс Ферлингетти начал издавать небольшой журнальчик под названием “City Lights”( “Огни большого города”, аллюзия на знаменитый фильм Чаплина ), а через два года на Коламбус, центральной улице Сан-Франциско при издательстве был открыт одноименный книжный магазин, где и стали продаваться первые книги битников, самые знаменитые из которых - сборник прозаических фрагментов, эссе, новелл и медитаций Джека Керуака “На дороге”(1957) и поэма Аллена Гинзберга “Вопль” (1955), своеобразный манифест движения. запрещенный вскоре к продаже.

C самого начала битничество оформилось не столько как литературное или художественное течение, а как довольно агрессивно ( можно сказать - экстремистски ) настроенная идеологическая группировка, питавшая известные - только входившие снова в моду - симпатии к марксизму ( синтезированный фрейдо-марксизм был уже на подходе ), русскому анархизму ( по этому поводу массово переиздавались Кропоткин, Бакунин ), русской Октябрьской революции (дедушка Ленин? Почему бы и нет!) и троцкизму одновременно (в одном только Сан-Франциско до сих пор существует не меньше десятка троцкистских газет и журналов!). Если к этому прибавить протест ( активный протест) против американской внешней политики, американского “общественного мнения” и “общественной морали”, а также против святая святых - американского образа жизни, то можно представить, как заманчиво выглядела эта “ левацкая” идеологическая мешанина в глазах интеллектуальной молодежи.

Не случайно Джон Чиарди в своей знаменитой статье “Эпитафия разбитым”, объясняя столь массовый успех
битников, писал, что “ у молодежи есть все основания для того, чтобы бунтовать против нашего американского самодовольства. Каждый день вставать в половине седьмого, в восемь отмечаться у табельщика, в пять возвращаться домой и смотреть купленный в рассрочку телевизор такой образ жизни вряд ли может прельстить молодого человека.” Молодого человека 50-х прельстил бунт, ну конечно же бунт! Это же так весело! Конформизм послевоенной Америки, обострившиеся классовые противоречия (пророческая улыбка старины Маркса!) и экономический прессинг, по мнению критика Герберта Голда, привели к тому, что битники “сами взяли себя за шиворот и выкинули из общества”. Их “пафос отрицания” достиг поистине “маяковских” масшабов: “Долой вашу власть, долой вашу религию, долой вашу любовь!” Что касается любви, то битники тоже имели, что предложить взамен.

Сексуальный бунт стал самой радикальной формой протеста против “общественной морали”, “нетрадиционная” сексуальная ориентация становилась модной в кругах интеллектуалов. Не случаен был и выбор культовых фигур битников: Уолт Уитмен, Томас Вулф, Генри Миллер. Развивая гомосексуальную эстетику Уитмена, продолжая традииции исповедальности, присущие Вулфу, и гипертрофируя “грязный” натурализм Миллера, многие из них сделали сексуальные перверсии темой своих произведений. Эстетизация мужского, мужественного, брутального характера и облика наиболее ярко выделяетсся в ранней поэзии Гинзберга: Молодой подручный съел бутерброд, отбросил грязный пакет и праздно сидит еще несколько долгих минут. На нем брюки из саржи, он голый до пояса, на голове у него желтые волосы и засаленная, но все же яркая красная кепка. Он лениво сидит на лестнице, прислоненной к вершине кладки, он широко расставил колени

В своем протесте, в своей агрессивности, в своих фантазиях битники зашли слишком далеко.Дж. Тайтелл писал в книге “Нагие ангелы”, самом серьезном, пожалуй, исследовании на эту тему, что они начинали с того, что “рассматривали себя как отверженных общества, поклоняющегося враждебной культуре, как провозвестников нового отношения к тому, что считать благоразумным и этичным, как художников, которые творят лишь для самих себя и не ищут признания и славы”.

Наверное, они и впрямь не могли даже мечтать о той славе, которая пришла к ним так легко, так быстро. Вошедшие в обычай литературные чтения в подвалах пустовавших домов, где селились собравшиеся со всех концов Америки “разбитые”, быстро приелись и надоели и публике, и самим поэтам Сердце остановилось, Еще раз закуриваю Думаю о Дилане Томасе, Джоне Китсе, Марио Ланца, других сумасшедших.

Глотаю траву. Погружаюсь в видения. Вижу Лик Божий. Умираю. Попробуйте как-нибудь сделать это “Я люблю сумасшедших, таких, которые бешено хотят жить, бешено хотят говорить, бешено хотят спастись, котрые хотят иметь все сразу, которые никогда не зевают и никогда не говорят пошлостей, а всегда горят, горят, горят” говорит герой Керуака. “Буддизм, практика медитации, психоделики, открытые формы стиха

Это был поиск более открытого, исследование его границ. Керуак “горел” искусством и попивал. Берроуз экспериментировал с морфием и вскоре, к несчастью, втянулся. Мы все немного покуривали марихуану, года с 45-го” вспоминает Гинзберг. Битники взяли слишком высокий “аккорд”, их протестующие голоса были так громки, так надрывны, что в конце концов сорвались на фальцет. Они смогли предложить своему поколению только один способ борьбы с обществом, из которого они выкинули себя за шиворот” уход от него, уход в себя, в “другие сферы”, в дзен-буддизм, в”радостную преступность”(Дж.Керуак), в вызывающе-нарочитую гомосексуальность и наркотики (У.Берроуз, провозгласивший, что “лучший Выход это Вход”) Символично название романа Керуака - “На дороге”. Дорога (вспоминаются фильмы Вендерса и Антониони ) - это бесконечный и бессмысленный побег от благополучия буржуазного быта, от пуританства и ханжества “общественной морали”, от традиций цивилизации потребления, побег куда угодно, в никуда Времена были развеселые. Уже взорвали атомную бомбу Уже вовсю свирепствовала “холодная” война и сенатор Маккарти со товарищи, клеймившие и изничтожавшие вовсю “коммунистическую чуму” и “красную заразу” (к таковым были причислены наркотики, гомосексуализм, а позднее и рок-н-ролл).

А тут как раз, очень вовремя и кстати, Кен Кизи, будущий автор “Полета над гнездом кукушки”, открыл возможность немедикаментозного применения сильного галлюциногена ЛСД, ранее применявшегося в психиатрии для лечения маниакальных психозов. Именно на этих “таблетках от жизни”, воспетых “Beattles” в песне “ Люси в небесах с алмазами”, и вырос причудливый рахитичный уродец - американское авангардное искусство
Америке предстояла война во Вьетнаме и студенческая революция (и та, и другая закончились поражением) Сопливая романтика Керуака была с восторгом принята первыми хиппи, которые довели ее до абсурда. Бессмысленные худосочные “цветы”, длинноволосые “непротивленцы”, любвеобильные пацифисты с их примитивным “Make love not war!”, адепты “свободной любви” - все они основательно потоптали американские дороги с рюкзаками за спиной, понаписали килограммы стихов, понаделали кучи любви, насовершали странных и неожиданных поступков (Спустя десятилетие “рюкзачная революция” глухим эхом отозвалась и в Советском Союзе - те же рюкзаки, те же дороги, почти такой же “комсомольский” задор, такие же убогие КаэСПэшные песенки, палатки, костры и привалы. Вот только гомосексуалисты, наркотики и рок-н-ролл были чуть позже!) Дурная кровь накапливалась слишком долго, она должна была найти себе выход. Джими Хендрикс, Дженис Джоплин, Джим Моррисон и многие другие гениальные музыканты

Америки нашли этот выход и сами вылетели в него вместе с той грязью, разрушшительной и агрессивной энергией, “чернухой”, которые были сконцентрированы в их полунаркотическом-полусумасшедшем творчестве. В литературе должен был появиться кто-то, кто мог бы сделать то же самое. И прежде, чем тупое американское кино полностью профанировало керуаковскую “Идею Дороги”, сделав ее сюжетом бесконечных голливудских поделок, в литературу ввалился грязный и отвратительный Уильям Берроуз. Его “Голый завтрак” замкнул цепь Выход-Вход более чем наглядно. Идеи отправлялись только в “Выход”

Источник- http://5ballov.qip.r...referat-bitniki

2)Битники (англ. Beatniks или The Beats) — масс-медиа стереотип, использовавшийся в 1950-х — 1960-х годах для обозначения представителей битничества. Данный термин являлся производным от названия бит-поколения, охарактеризованного в статьях конца 40-х годов Джеком Керуаком.

Термин «битники» был предложен в 1958 году журналистом San Francisco Chronicle Гербом Каэном (англ. Herb Caen) и базировался на сложившихся в американском обществе представлениях о типичном для данного времени социальном пласте молодежи, характеризовавшимся асоциальным поведением и неприятием традиционных культурных ценностей нации.

Этимология термина

Джек Керуак (1922—1969), подавляющим большинством критиков рассматриваемый в качестве одной из важнейших фигур бит-поколения, в публицистической статье «Истоки „разбитого поколения“» (в ориг. англ. The Origins of the Beat Generation, опубликована в июньском номере журнала Playboy за 1959 год) вспоминал, что термин «разбитое поколение» (англ. beat generation) был впервые упомянут им в 1948 году в беседе с Джоном Холмсом — данным словом Керуак охарактеризовал социальный пласт, возникший на основе «потерянного поколения», к тому моменту практически исчезнувшему как явление.

Примечательно, что непосредственно термин «битник» Керуаком придуман не был — как отмечает Уильям Лавлор (англ. William Lawlor), свой текущий вид слово приняло к 1958 году (то есть десятилетие спустя первого упоминания «разбитого поколения» Керуаком) — когда журналистом газеты San Francisco Chronicle Гербом Каэном (англ. Herb Caen), 2 апреля данного года русский суффикс «-ник» (-nik) был позаимствован из названия советского «Спутника-1» (к слову, термином «Beat» джазовые музыканты 40-х выражали нищету и отчаяние). Пол Диксон (англ. Paul Dickson) здесь цитирует журналиста:

Я составил слово «битник» просто потому что русский Спутник был в воздухе и слово выплыло на свет.
Оригинальный текст (англ.)
Самому Керуаку, кстати, термин был чужд, писатель никогда не признавал его. Не менее занимателен так же тот факт, что после получения термином широкой огласки, в Сан-Франциско было открыто заведение «Vesuvio's (англ. Vesuvio's)», привлекающее посетителей вывеской «Экипировка для битников» (англ. Beatnik kit) — помимо прочего, в баре-магазине можно было приобрести шлёпанцы, свитера и очки, столь сильно любимые вышеупомянутыми.

Значение термина

" Мы битники, приятель. Битник — значит блаженный, это значит, что у тебя бьется сердце, это что-нибудь, да значит. Это изобрел я." — Джек Керуак, цитата из видеоинтервью

Ряд критиков отмечают, что непосредственно в понимании сформировавшего термин Каэна, он служил для обозначения бородатых, носящих сандалии молодых людей — шатающихся по кофейням, тунеядцев и любителей джаза. Термин «битник» не нёс положительной окраски и был словом уничижительным, насмешкой — так называли неосведомленных конформистов, тех, чей напыщенный бунт был ширмой для модной антиамериканской глупости.

С другой стороны, по мнению авторов книги «American icons» (1997), первоначально термин «Битник» конкретного значения не имел и использовался для обозначения любых людей, каким бы то ни было образом связанных с разношерстной нью-йоркской артистической средой. Спустя годы термин претерпел значительные изменения и к концу 50-х стал подразумевать целый культурный пласт - молодых людей, демонстрировавших слабый интерес к жизни «американской мечтой» — с новым домом, машиной и работой в какой-нибудь крупной корпорации.

Факт эволюции термина также подтверждает Чарльз Уилс (англ. Charles Wills), в книге «Америка в 1950-е» (англ. America in the 1950s) давший уже новое, отличное от вышеуказанного определение «битника» — он отмечал, что претерпев видоизменение от «асоциальности» до «чудачества», образ жизни типичного представителя бит-поколения соответственно изменил и само отношение к последнему — к концу 50-х, по утверждению Уилса, под словом «битник» стали понимать молодого человека в чёрном свитере с высоким воротником и с беретом на голове, околачивающегося в районе потрёпанных кафешек и играющего на бонго.

В «Истоках „разбитого поколения“» Керуак отмечал, что первая популярность к битникам пришла в районе 1955 года, после того как был напечатан отрывок из его романа «На дороге»: «<…> росло и число тех, кто считал себя принадлежащими к „поколению битников“. Странные любители джазовой музыки начали появляться повсеместно». По утверждению писателя, всплеск популярности случился два года спустя — аккурат после публикации полной версии романа. «О „поколении битников“ кричали на всех углах. <…> Народ стал называть себя по-всякому: и битниками, и джазниками (англ. jazznicks), и бопниками (англ. bopniks, производное от бибопа), и одержимыми (англ. bugniks) <…>».

Вышесказанное, впрочем, не отменяло настороженного и зачастую пренебрежительного отношения к битникам со стороны медийных кругов. В статье «Угасшим битникам посвящается» (англ. Epitaph for the Dead Beats, 1960) Джон Чиарди писал: «По части битников позвольте заметить, что было время, когда они чуть не превратились в предводителей интеллектуального мятежа. Однако к настоящему моменту стало достаточно ясно, что восстание было поднято исключительно ради удовольствия».

Стереотипизация термина

В книге «Minor characters» (1999) Джойс Джонсон (англ. Joyce Johnson) отмечал, что битники торговали свитерами, темными очками, беретами и бонго, продавая образ жизни, казавшийся опасным и весёлым, и городские парочки начинали устраивать «вечеринки в стиле битников» по субботам. Энн Чартерс (англ. Ann Charters) здесь дополняла Джонса, комментируя стереотипизпцию термина утверждением, что слово «битник» стало расхожим, поскольку могло обозначать что угодно — к примеру, звукозаписывающие компании из Нью-Йорка практически сразу стали использовать идеи бит-поколения чтобы продавать свои виниловые пластинки.

Популяризации термина (и образа битника) так же способствовали статьи The New York Times и кинофильм «Забавная мордашка» режиссёра Стенли Донена с Одри Хепбёрн в главной роли. Роль «главного популязатора» термина критиками традиционного отводится его создателю, Гербу Каэну.

Типичный внешний вид битника

Изображение
Участницы конкурса «Мисс Битник» 1959, Venice, Los Angeles (англ.)

Джеймс Кемпбелл (англ. James Campbell) отмечает: «„Битник“ означал образ жизни — и он был причудливо одет. Битник показывал идентичность, был образом». Пол Горман (англ. Paul Gorman) добавляет, что внешний вид битников во многом ассоциировался со студентами Академий художеств, которые зачастую были фанатами джаз-музыки, находившейся на пике популярности в поздние 50-е. Генри Дриббл (англ. Henry Dribble) же отмечает, что битники-мужчины выглядели как молодые английские учителя, а образ женщин отдавал легкой готикой.

Образ типичной девушки-битника

Одним из основных атрибутов битника считался чёрный свитер (обязательно с высоким горлом на манер «водолазки») и берет, допускались также белые майки без рисунка. Не редкостью было ношение двух барабанов бонго — в качестве символа культуры чернокожего населения. Определенной прически битник не имел, но волосы были преимущественно длинные (примерно до плеч и почти всегда прямые), в одежде преобладал чёрный цвет. Зачастую битник носил тёмные непроницаемые очки. Помимо чёрного цвета для обоих полов характерной была одежда в полоску и сутаны с капюшоном. Для мужчин одним из атрибутов также была «Козлиная бородка» (англ.). Самой распространенной обувью были обычные кожаные сапоги.

Девушки носили черные, опять же, колготки и аналогичного тона макияж. Для женского пола были характеры трико, свитера (в том числе вязаные), длинные юбки, капри.

В статье «История Бит-движения» (англ. History of the Beat movement) Кристал Хильнер (англ. Christal Hillner) отмечал интересный факт: стиль битников был заимствован и вдохновлен манерой одежды известного джазового музыканта Диззи Гиллеспи, также одевавшегося в черные штаны, свитера с горлом и носившего непроницаемые очки.

Примечательно, что выработанный битниками стиль оказал большое влияние на формирования гардероба готов. Спустя более чем пятьдесят лет он вновь оказался актуален — американский дизайнер Марк Джейкобс (бренд «Marc Jacobs») в 2008 году представил осеннюю коллекцию одежды, вдохновленную модой 50-х и 60-х. До Джейкобса популяризированием образа битников занимался не менее известный французский модельер Ив Сен-Лоран (бренд «Yves Saint Laurent»).

Хипстеры — Битники — Хиппи

Большинство исследователей битников рассматривают в тесном симбиозе с менее крупными представителями субкультуры — хипстерами, и первых и вторых причисляя к общему термину «Разбитое поколение», зачастую вообще не делая между ними различия. Однако существенные различия между ними определённо были — хипстеры были частью люмпен-класса, афроамериканскими инноваторами бибоп-джаза и они, по мнению Роберта Сикелса, автора книги «1940-е» (англ. The 1940s, 2004), являлись предтечей битников.

Данное мнение подтверждает Керуак, следующим образом разграничивший данные группы: К 1948 году хипстеры, или битстеры, разделились на две группы - на «спокойных» (cool) и «пылких» (hot). В наши дни неправильное понимание хипстеров и «поколения битников» по большей части проистекает из того, что в поведении хипстеров существует два разных стиля. «Спокойный» хипстер — это бородатый молчаливый мудрец, по-другому — schlerm. Он сидит перед едва пригубленным пивом в каком-нибудь месте, где привыкли собираться битники. Речь у него замедленная, и говорит он недружелюбным тоном. <…> Сегодняшний «пылкий» хипстер представляет собой сдвинутого, бесперебойно говорящего психа с сияющими глазами <...>

Большинство творческих личностей, имеющих отношение к «поколению битников», принадлежат ко второму типу «хипстеров», то есть к «пылким».

Керуак, Гинзберг и круг их ближайших друзей были одними из тех, кто создавал возрождающуюся богему из движения хипстеров — которое спустя некоторое время трансформировалось в битничество. Принципиальное отличие первых от вторых заключалось в том, что битники представляли собой хипстеров «интеллектуального плана». Менее распространенным является мнение Мейлера, с точностью до наоборот назвавшего хипстера читающим битником.

Битники, в свою очередь, на закате «поколения разбитых» в конце 1960-х, претерпели трансформацию в новое движение — хиппи.

Наиболее известные битники

Наиболее широко битники были представлены в качестве писателей и поэтов — тремя же людьми, стоящими у истоков битничества считаются Люсьен Карр (англ. Lucien Carr) (названный изданием New York Magazine отцом-основателем движения), Аллен Гинзберг (идеолог движения, называемый одним из самых известных американских поэтов второй половины XX века) и Джек Керуак (называемый «катализатором контркультуры 60-х» и рассматриваемый критиками в качестве одного из самых влиятельных американских писателей.

Чуть позже к троице прибавится близкий друг Гинзберга, писатель Уильям Берроуз, который вскоре также сыграет важную роль в истории становления битничества и в дальнейшем затмит собой славу Карра, переняв титул «крёстного отца» всего движения. Именно трое вышеупомянутых — Керуак, Гинзберг и Берроуз вскоре станут людьми, с именами которых и будет ассоциироваться бит-поколение и слово «битник» в частности.

Битники в кинематографе

Стереотипизированный и широко разрекламированный образ битников, включая их специфическую манеру одеваться и говорить, имел определённое влияние на кинематограф 60-х годов и отразился во многих фильмах и мультфильмах этого времени.

Джо Стоктон, героиня Одри Хепбёрн из фильма 1957 года «Забавная мордашка», очень смахивает на типичную девушку-битника[11]. В 1959 году Джеем Ландесманом (англ. Jay Landesman) и Теодором Фликером (англ. Theodore Flicker) была поставлена музыкальная комедия «The Nervous Set», открываемая песней «Man, We’re Beat» и целиком посвященная бит-поколению; в этом же году на киноэкраны США вышел фильм «Разбитое поколение» (англ. The Beat Generation) режиссёра Чарльза Хааса (англ. Charles Haas); главной героиней фильма «Two for the Seesaw» была девушка-битник из Гринвич-Виллидж; в 1961 году Тони Хенкок (англ. Tony Hancock) поставил фильм «The Rebel», главным героем которого выступил лондонский офисный клерк, отправляющийся на отпуск в Париж, чтобы попробовать себя в качестве артиста бит-поколения;

Один из мультипликационных персонажей Looney Tunes, Cool Cat (англ. Cool Cat) зачастую представал в образе типичного битника; многосерийный мультфильм Бенни и Сессил (англ. Beany and Cecil) также имел своего персонажа-битника — Go Man Van Gogh; один из героев студии Hanna-Barbera, Spook — кошка-битник; родители Неда Фландерса из «Симпсонов» были битниками; в анимационном сериале «Лига Справедливости» один из героев, Snapper Carr, изображен в качестве типичного битника."

Источник- http://turbopro.ru/i...lik/bitnik.html

#8 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 24 Август 2014 - 09:29

Так же к концу 50-ых относится и зарождение субкультуры "скейтбордистов". Поэтому немного о ней.

1)"Сейчас, наверное, в любом городе мира можно встретить ребят, которые катаются на скейтах. Наряду с BMX и катанием на роликовых коньках, скейтбординг – один из самых любимых подростками и молодёжью видов эсктремального спорта. Скейтбординг бывает нескольких видов: верт (катание в рампе), стрит (уличное катание), катание в мини рампе и пул-скейтинг (катание в бассейне). Но скейтбординг – очень травмоопасный вид спорта. Причём, не только для самих спортсменов, но и для окружающих.

Хотя изначально скейтбординг появился скорее для забавы – калифорнийские сёрферы прикручивали колёсики к своим доскам и катались по улицам во время штиля. То есть первый борд сделали для забавы – от нечего делать. Это было начало пятидесятых.

К 1959 году выпустили в производство первый скейтборд – «Roller Derby». Это была просто доска на четырёх колёсах. Но это нехитрое приспособление очень привлекло подростков и молодёжь – на скейтах активно катались тинейджеры. Сначала скейт был просто средством передвижения – чем-то средним между самокатом и доской для сёрфинга. Борд был нужен для того, чтобы быстрее доехать до пляжа или школы. Умений никаких почти и не было нужно – способности удержать равновесие и вовремя объехать возникающие на пути препятствия.

Но на ребят на досках обратил внимание Лари Стивенсон из журнала «Surf Guide» – он и начал продвигать и развивать скейтбординг.

В 1963 году в компании «Makaha» был сконструирован первый профессиональный скейтборд. Именно это послужило толчком для проведения соревнований по скейтбордингу среди подростков.

Самые первые соревнования прошли на Pier Avenue около обычной школы в Hermosa, Калифорния. После проведения соревнований стали появляться скейтборд-команды. Самой известной в то время были "Super surfer skateboard team", они показывали невероятные по тем временам вещи: езду на руках, прыжки с бордюров.

Благодаря интересу к скейтбордингу его развитие постепенно набирало обороты.

В 1964 году появился первый журнал о скейте "Skateboarder", который был основан журналистами "Surfer’а". В этом же году была образована первая скейтборд компания – «Hobie skateboards». Её основал Хоби Альтер – в прошлом звезда сёрфинга. Он первым стал пропагандировать катание на улицах городов. Середина шестидесятых – это пик популярности скейтбординга. За три года компанией «Makaha» было продано более 50 миллионов досок. В каждом калифорнийском городе можно было увидеть подростка со скейтом.

На смену популярности пришёл спад. Последующие 8 лет скейтбординг был заметен лишь в маленьких американских городах на западном побережье. Там он и продолжил свое существование.

Второе возрождение скейтбординга относят к 1974 году. Это связано с усовершенствованием технологий производства скейтов (деки и подвесок). Компании «Bennet» и «Tracker» сконструировали новый тип подвесок, позволяющих заниматься скейтбордингом более профессионально.

Журнал «Skateboarder» открывает Америке таких райдеров, как Брюс Логан, Расс Ховелл, Стеси Перальта, Том Симс и Грэг Вивер. Многие из них в дальнейшем основали свои компании, такие как «Vision/Sims» и «Powell Peralta». Каждый скейтер хотел кататься как они, завоевать известность и популярность.

В 1976 году во Флориде был построен первый профессиональный скейтпарк. Появилась возможность кататься в любую погоду. Примерно в это же время обретает популярность Street Style, то есть уличный стиль катания. Доски стали более широкими, что позволило скейтерам делать трюки легче и стабильнее. Скейтеры придумывают все больше и больше различных трюков. В конце семидесятых в США грянул кризис недвижимости, и сотни домов оказались заброшенными. Во многих домах остались бассейны. Бассейны естественно оставались без воды. Для катания на доске эти бассейны были очень удобны, потому что имели округлые стенки. Так зародился новый стиль «Pool Skating», т.е. катание в бассейне, чуть позже начали строить рампы, которые дали начало верт-скейтбордингу (катание в рампе).

В 1978 году Алан Гелфанд научился прыгать в рампе без помощи рук – так появился первый трюк, «олли». А Родни Маллен, предложивший загнуть концы деки, смог сделать этот трюк и на ровной поверхности. Этот трюк стал основой современного скейтбординга.

Позже появились BMX и ролики. Закрылись многие скейт-парки и скейтборд-компании. В 1981 году журнал «Thrasher» опубликовал статью о небольших скейтборд-соревнованиях с денежными призами. Это и послужило поводом для очередного повышения интереса к скейтбордингу. Годом позже Тони Хок выигрывает свои первые соревнования в «Del Mar Skate Ranch». В дальнейшем он стал чемпионом мира в вертикальном скейтбординге, и сейчас является живой легендой. Он придумал множество трюков. Некоторые из них настолько сложны, что выполнить их может только сам Тони Хок.

В 1995 был новый всплеск интереса к скейтбордингу. Тогда же и были оргазованы «Экстремальные Игры» (Extreme Games). Сейчас волна скейтбординга захлестнула весь мир и скейт становиться одним из самых популярных экстремальных видов спорта.

В России скейтбординг появился в середине 80-х годов. Скейтборды стали совершенно официально продавать в магазинах спорттоваров. Но особенно в СССР скейтбординг не прижился. Хотя некоторые из сегодняшних скейтеров утверждают, что ещё их отцы катались на скейтах.

Так или иначе, в начале 90-х в крупных городах появились люди, которые стали заниматься скейбордингом постоянно. Не было ни парков, ни рамп, ни зарубежных скейтов. Условия совсем не благоволили к возникновению нового вида спорта. Но почти в каждом крупном городе были места, где собирались скейтеры. Ребята с энтузиазмом переделывали советские доски, мастерили свои, разучивали новые элементы. Для подростков это было времяпровождение без правил и контроля – способ освободиться и выразить собственную индивидуальность.

Сейчас «скейтеры второго поколения» катаются также для того, чтобы почувствовать свою особенность, выделиться из толпы, почувствовать собственную «самость». В этом помогает особый стиль одежды, музыкальные предпочтения, жаргон.

В начале развития скейтбординга была очень крепка связь между скейтерами и панками – в основном, именно панки начинали кататься на бордах. А многие скейтеры играли панк-рок – даже ритмы скейт-панка часто совпадали с ритмом катания на доске. Темами текстов часто становились скейтбординг, сами скейтеры, реалии их жизни – проблемы с полицией, непонимание и неприятие обществом. Связь не только в музыкальных предпочтениях, но и в идеологии – своеобразный протест обществу, его порядкам и правилам. Когда в 80-х начались гонения на скейтеров из-за порчи имущества и катания в общественных местах, противостояние социальным нормам усилилось, а, следовательно – окрепла связь с панком.

Музыкальные связи субкультур к концу 80-х ослабли – в моду стал входить более ритмичный рэп. Однозначной привязанности скейтеров к какой-либо другой субкультуре не существует – скейтеры достаточно самодостаточны, как субкультура. А сейчас не существует чёткой музыкальной идентификации скейтеров. Часть райдеров слушает скейт-панк, часть – рэп, а часть – просто ритмичную популярную музыку.

Начальная связь с панком повлияла и на стиль одежды скейтеров – они изначально одевались в «сэконд хэндах», принципиально не носили «нормальную» одежду – в духе панков. Часто вещи скейтеров были изорваны из-за частых падений. Позже появляется специальная одежда для скейтеров. В середине восьмидесятых появляется обувь и одежда для скейтбординга «Airwalk», «Vans», «Vision/Sims», «Santa Cruz».

За долгие годы существования субкультуры выработался и особый язык – сленг, состоящий из терминов – названий трюков, бордов, вещей, необходимых для катания. Википедия – свободная энциклопедия – даёт такой краткий словарь сленга скейтеров. Он занимает около 5 страниц печатного текста. Безусловно, язык сформирован. Сам вид спорта называют скейтбординг/скейт, а тех, кто занимается им – скетерами/райдерами.

На сегодня скейтбординг очень сильно распространён по всему миру, в России и, в частности, в Омске. Ребята, которые катаются на досках, в основном собираются у торгового центра «Омский» или у фонтана перед Музыкальным театром. Омичей-скейтеров очень много.

Сегодня скейт – очень популярный экстремальный вид спорта. Его долгая история, множество официальных организаций, интернет-страниц, посвящённых скейтерам и скейту, форумы, кланы – очень серьёзная основа. Любой человек, интересующийся скейтбордингом, сможет легко найти массу нужной информации"

http://omsk.sportiff...hp?id=1&cid=336

2)Глушкова О.М. "Скейтология"

"Ты с нами? Или Ты против нас?

Каждый человек задавался вопросом о собственном самоопределении. Только раньше (до XX века) этот вопрос звучал как «кто я? И где мое место под солнцем?». Сейчас, с появлением массовой культуры, все кардинально меняется. Низ становится верхом, синее оранжевым, а бунтарство становится модным атрибутом общества, поощряемым и просчитанным всеми инвесторами.

Вся «прелесть» современных молодежных культур состоит в том, что они сами формируют свои поведенческие идеалы. Активность и желание самовыражения, свойственные человеку на этапе формирования личности, приводят к введению внешней атрибутики, которая еще прочнее закрепляет и определяет человека как члена определенной субкультуры. Между некоторыми субкультурами строятся отношения по принципу контркультуры, когда члены одной группы не принимают идеалы другой. И это явление имеет смысл рассматривать в контексте закрепления внутригрупповых отношений, как еще один элемент более четкой самоидентификации.

Безусловно, многие субкультуры основываются на базе уже существующих на Западе субкультур. И здесь, соответственно, имеют место быть преемственность, зависимость и, как вывод, сильное влияние извне. Моральные и культурные этнические ценности отчасти подменены ценностями других культур, что приводит к невозможности осознанного выбора оптимальных объектов идентификации и выработки адекватных личностных установок. Этот, участвующий в становлении индивидуальности, поиск приводит к формированию молодежных объединений, где ключевым элементом идентификации становятся не моральные и культурные ценности, этнически свойственные стране, а общность образа жизни, стиля поведения и проведения досуга. Хотя есть еще и другие аспекты. Не стоит забывать об обществе, в котором появилась эта субкультура (в данном случае проросла из брошенных из Америки семян). В конце концов, субкультура существует не в вакууме, а в рамках общества и с этим необходимо мириться. Те же места обитания, облюбованные скейтерами, не ими построены (в силу тех или иных обстоятельств) и являются частью городской среды, влияющей на субкультуру.

В субкультурах довольно четко прослеживается деление на «своих» и «чужих». Рассматривая это на самом примитивном уровне, можно привести сравнение с животным миром. В животном мире очень большое значение имеет окрас и поведение (набор определенных поведенческих схем, ритуалов – токование у тетерева, боевые состязания, чтобы доказать, кто вожак стаи/прайда и так далее). Например, индюшка заботится только о тех своих детях, которые издают определенный звук, определенное квохтанье. Если же ее птенец не будет издавать этот звук, то он элементарно умрет от голода или на него нападут хищники (мать просто не будет его защищать, для нее он как бы не существует). Это квохтанье является «спусковым крючком» для начала ее заботы о потомстве. При этом данное поведение вполне оправдано естественным отбором (если птенец не издает заветное «квох», он либо очень слаб, либо с какими-то дефектами или отклонениями, а такие природе-матушке не нужны). Но ученые обнаружили интересную деталь – индюшка будет заботиться о любом существе, которое будет издавать этот квохтанье, даже если это будет ее природный враг, хорек. Был проведен ряд экспериментов М.У. Фоксом (Fox, 1974), в которых к индюшке подкладывали чучело хорька, издающее квохтанье, идентичное квохтанью маленьких индюшат. И индюшка начинала заботиться о хорьке, хотя в живой природе это злейшие враги.

«Спусковым крючком» скейтерской субкультуры является не только наличие скейта (в конце концов, поклонники скейта не всегда с ним ходят), но и одежда, и сленг, как и в любой другой субкультуре. Здесь, за счет внешних атрибутов, люди позиционируют себя как часть некого сообщества, где есть своя мода, поведенческие стереотипы и глобальная идея, на основе которой и формируется все остальное. Идет интуитивное создание стиля, в котором доминантой являются две вещи:

зависимость от формы катания – одежда никак не должна мешать кататься и делать трюки;

желание выделиться (создание определенного пита «окраски», характеризующего принадлежность к экстремальным видам спорта).

Это все объясняется не столько отрицанием общества, сколько попыткой создать свое, более логичное и менее агрессивное (что не всегда достигается в других субкультурах), общество. Здесь имеет место гиперболизация общепринятых ценностей, таких как лидерство, упорство, стремление к самосовершенствованию, личностное самовыражение и так далее. Сейчас молодежь лучше адаптирована к современным условиям, стремится самостоятельно конструировать реальность и выстраивать жизненные стратегии, полагаясь на свободу выбора, сознательно или бессознательно отстраиваясь от ценностей и моделей поведения старшего поколения. Отрицание негатива и статичности становится стереотипом поведения.

Внешняя атрибутика состоит из:

наличия доски (или желание ее приобрести);

определенной одежды (влияние производителей на субкультуру извне);

скейтерского сленга (основанного, в первую очередь, на специфике катания и на названиях трюков).

Первый и третий пункт формируется непосредственно самой субкультурой, а второй – зависит от производителей. И здесь начинается совсем другая история.


Кто кого пользует? Или система взаимоотношений с производителем

Внешний стиль райдеров зависит от определенного количества фирм, выпускающих оборудование, амуницию, одежду, аксессуары, сопутствующее видео и литературу, журналы и прочее. То есть от того, какую ткань будут производить в данном сезоне на заводах той или иной компании, будет зависеть, что будут носить скейтеры в следующем сезоне, что они будут считать модным и что будет признано крутым. Безусловно, в этот процесс вовлечены и люди из этой субкультуры, чтобы подсказывать, как именно необходимо продвигать товар, какие вещи необходимы скейтерам и под каким предлогом можно продвинуть ту или иную новую разработку.

Многие скептики, критически относящиеся к скейтбордингу, даже не представляют себе, как глубоко проникли корни скейтбординга в молодежную культуру. Теперь продвижение этого вида спорта есть и в видеоклипах знаменитостей, которые либо сами катаются на скейте, либо импонируют этому виду спорта. Например, Limp Bizkit, Sum 41, Offspring, Ben Harper и группа Innocence Criminals, Beastie Boys, Mel C, 311 и огромное количество других звезд приглашали скейтбордеров сниматься в своих клипах. А у Avril Lavigne даже есть про них сингл. Многие создают свои шоу, снимают профайлы и документальные видео. Например, Bam Mangera создал свое шоу «Viva la Bam».

Скандальный фильм «Детки» – дебют известного фотографа Лэрри Кларка снимался не просто про жизнь подростков, а про жизнь нью-йоркских подростков-скейтеров. Спонсировался крупными скейтовыми компаниями, в частности, обувной компанией Airwalk. В одной из ролей снялся профессиональный скейтер из команды Zoo York Гарольд Хантер. И уже культовым стал фильм «Lord of DogTown», снятый Catherine Hardwike.

Было даже молодежное скейтбордическое игровое шоу на кабельном телевидении в Японии. В огромной студии дизайнеры устроили лабиринт из рамп, полурамп, четвертей рамп, скамеек, перил и т.д. Задача игрока – пройти весь курс, не упав с доски, не касаясь земли руками и ногами. Для увеселения аудитории продюсеры установили в сложном месте бассейн с водой. Призовой фонд – несколько тысяч долларов.

Разработчики видеоигр уже сообразили, что скейтбординг – спорт будущего. В течение 1999 года одна за другой вышли несколько игр на приставке Sony Playstation: «Street Skater», «Tony Hawk’s pro skater», «Trasher». Играть в некоторые из них не менее интересно, чем кататься. Разработчики Tony Hawk’s pro skater делали ставку на оцифровку фигур сильнейших профессионалов. Для трасс выбирались реальные популярные места катания, снятые в десятках скейтвидео, такие как Бернсайд скейтпарк и Хабба Хайдаут в Сан-Франциско. Не так давно вышла вторая часть этой игры, в которой присутствует еще больше скейтеров-звезд.

Очень популярные молодежные обувные компании (начинавшие как производители кед для скейтбординга) DCSHOECOUSA, Vans уже практически в спину дышат спортивным монстрам Nike и Adidas . Те, в свою очередь, пытаются прорваться на новый прибыльный рынок, выпуская серию скейтовой обуви. Adidas привлекает в свою команду как старых, культовых скейтеров, так и перспективную молодежь для рекламирования своей продукции. Открываешь журнал и любуешься на Shaun’a White’a в спортивной обуви от фирмы ADIO. Сейчас все носят вещи с символикой компаний, выпускающих скейтборд продукцию. Томми Хилфигер, Ливайс выпустили линию одежды для скейтеров. Даже культовая команда Wu-tang Clan разработали скейтборды со своей символикой. Coca-Cola, Casio G-Shock, Swatch заключили крупные спонсорские контракты с некоторыми про. Не стоит забывать и про чисто русские компании, например, компанию Atom. Это первый российский сноуборд (скейт) – брэнд мирового уровня. И, безусловно, Atom привлекает только лучших райдеров для своей рекламы.

Do you speak in our language?

Своеобразный сленг является неотъемлемой частью скейтерского движения. Гипертрофированность эмоций и полное сбивание смыслов, их подмена и выворачивание значений слова наизнанку. Например, слово «пижма». Всего лишь невинное растение. Но это только в вашем понимании. Здесь же оно означает неприкольный, неинтересный, недостойный внимания, провальный. Так же одним из способов пополнения лексикона служит словообразование, основанное на скрещивании английских слов или американизмов с русскими словами. Внезапная популярность лозунга «создай свой стиль» является отражением этого явления. Это как еще одна возможность показать себя. Если я и не на доске, то меня все равно можно идентифицировать. А тебя?

Конечно же, каждый уважающий себя человек знает, что такое рампа, MANUAL, BIGSPIN, 'Fifty-fifty', 360 FLIP/3 FLIP/TREY FLIP, Backside 180 Ollie, Frontside 180 Ollie, Frontside Noseslide и что такое 411 (four one one) тоже, конечно, все знают. Нет? Вы не знаете?! Тогда вы точно не скейтер! Вы не знаете, что такое SK8? Я в шоке!

Ну и конечно, сама философия! Как завещали нам великие скейтеры: «Кататься, кататься и еще раз кататься!» В первую очередь, субкультура скейтеров зародилась благодаря и только благодаря скейту. Основной целью каждого скейтера является овладение новыми трюками (это прыжки с переворотом скейта из статичного положения, в движении, катание в рампе и так далее). Это главное, даже если скейтеру придется получить кучу травм (а он однозначно получит их)! Причем, большинство скейтеров катается без защиты (шлемов, налокотников, наколенников), используя ее только для катания в рампе. Именно поэтому скейтеры и считаются экстремальщиками, вырабатывая тем самым выбросы адреналина в кровь и получая заряд позитива, ради которого все и затевается. В какой-то степени, это одно из олицетворений мужественности, презрения к опасности, как специфический способ группового и социального самоутверждения. Это своеобразное воспитание героизма. Если ты уже пару раз что-то себе сломал, то ты уже привык к боли, и ты уже научился ее стоически переносить. А это ли не воспитывает характер?! Может даже армию свою создать?.. И завоевать весь мир. И будет весь мир одной большой рампой.

Таким образом, в скейтерской субкультуре во главе угла стоит соревновательность (сделать трюк зрелищнее и чище, чем кто-либо), но это агрессия не переходит в действительность, так как в первую очередь это соревнование с собой и своим телом («а смогу ли?.. смогу! должен!»). Но иначе дело обстоит с окружающей средой. Тут конфликт находится в перманентном состоянии. Это конфликты и с обществом, и с другими группировками (например, гопники или скинхеды), взгляды которых кардинально расходятся с взглядами скейтеров. Но в данном случае это не конфликт в полном смысле этого слова, это скорее оборона и защита (иногда месть).

Считается, что появление субкультур это чисто западное влияние, последствие либерализации общества и получения иллюзорной "свободы совести и мысли" (говорит Заюнчковский О.С.), и что это являет собой деструкцию общества и его культурных ценностей. Культурные и моральные ценности заменяются субкультурными, которые подчас чужды и оказывают негативное влияние на социальные процессы. Но на самом деле это все не так! Это просто свой мир, построенный ради получения адреналина. Это просто спорт. И если кто-то его не понимает, то этому человеку можно только посочувствовать!"

http://book.uraic.ru...=K41-60-k50.htm

#9 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 25 Август 2014 - 04:47

Наступили 60-ые. Начало десятилетия послужило формированием новой обширной и разноообразной культуры- "нью-эйдж" (не путать с музыкальным стилем).

1)Сторонники движения о себе.

Статья Татьяны Гинзбург "Движению нью-эйдж":

"Нью Эйдж движение, достигшее публичной известности на Западе в 1970-1980х, это движение за возрождения духовности, эзотерической традиции, пересмотр устоявшихся взглядов.
Название движения произошло от его ориентации на приход Новой Эры, Эры Водолея, которая начнёт зарождаться в человечестве с наступлением двадцать первого века.
Нью Эйдж движение является исключением, среди религиозных движений, поскольку оно не представлено какой-то одной конкретной религиозной организацией, институтом, сектой, или чем-то подобным. Хотя существует множество организаций, которые могут быть причислены к Нью Эйдж.

История движения Нью Эйдж
Начало движения датируется ранними 1970-ми.
С некоторых пор Христианство с его «преднаучной» космологией перестало быть адекватно думающей части западного общества. К 1960-ым годам оно потеряло свою способность продолжать снабжать западную цивилизацию жизнеспособной моделью, которую оно осуществляло веками. Развитие науки позволило объяснить происхождение жизни без привлечения образа Бога. Косность и консерватизм христианства отталкивали множество прогрессивно мыслящих людей от церкви.
С другой стороны, беспристрастная наука светского гуманизма, которая заняла место Христианства несколько десятилетий назад, была, также неудовлетворяющей и неприемлемой для общества в его отчаянном поиске духовных изменений в жизни, которые наука была не в состоянии обеспечить. Экзистенциализм, атеизм, нигилизм, и секулярный гуманизм (натурализм) не могли ответить на вопросы о смысле жизни так, чтобы удовлетворить глубинные потребности человека в духовных ценностях.
Если человек состоит из одной только материи – то зачем тогда жить? В чем смысл существования, если человек полностью умирает вместе с телом? – подобные вопросы, заставляли задумываться мыслящих людей. И ответа на них натурализм не давал.
На Западе образовался духовный кризис, который создал предпосылки для появления совершенно нового подхода, нового духовного бренда.
И тогда, взгляд общества повернулся на Восток.
Восточная философия, предъявляемая в основном Индуизмом, была уже представлена Западу в предыдущем столетии. Общество ВЕДАНТА было среди первых, которые утвердились в Соединенных Штатах еще в 1890х годах. Другие влиятельные движения восточной ориентации, предшествовали появлению Свами Вивекананды. Трансцендентализм, Теософское Общество, возглавляемое Блаватской, Спиритуализм, открыли новый порядок мышления в Христианском Западном Мире - они и вспахали то поле, на котором взошел и взорвался Нью Эйдж в 70х.
И благодаря этому:
К 1971 году, многие восточные учителя открыли ашрамы и центры в Соединенных Штатах, их книги, представляющие разные аспекты нью эйдж отношений, были изданы. Появился Журнал Восток-Запад, - первый национальный журнал, фокусирующийся на вопросах Нью Эйдж Движения, созданный Бостонским макробиотическим сообществом. И появилась первая популярная книга, представляющая идеи Нью Эйджа: «Будь Здесь и Сейчас» (1971) - Рам Дасса (Ричарда Альперта).

Основные Верования (принципы)

Что такое Нью Эйдж движение?

Как мы уже заметили, оно не состоит из одной группы, а скорее, как и отражает название, является социальной силой. Определение движения Нью Эйдж не простая задача. Как социальная сила оно не идентифицировано одним специфическим кредо или авторитетной единственной книжкой. Наоборот, существует много нью эйдж книг, предлагающих авторитетные объяснения.
Наиболее правильный способ определить Нью Эйдж, это увидеть его как сеть организаций или используя фразу двух нью-эйджевцев: Джессики Липнак и Джефри Стемпса, как метасеть организаций, которые автономны, но связаны вместе.
«Сети состоят из уверенных в себе и автономных участников – людей и организаций, которые функционируют как самостоятельные целостности и взаимозависимые части».
Вопрос, который нас интересует здесь, это – какие основные факторы связывают эти организации вместе под маркой Нью Эйджа?

Благодаря многолетним размышлениям над этим вопросом, удалось выделить семь основных компонентов Нью Эйджа:

1. Монизм
Нью-эйджевцы полагают, что многообразие космоса происходит из одного первичного источника. Все разнообразие проистекает из единой божественной энергии. В «Поворотной Точке» (1982), нью-эйджевский автор и физик Фритоьоф Капра пытается указать, что основная болезнь человеческого рода, в том, что он не способен различить базовое единство всей реальности. Монизм весьма естественно приводит к пантеизму.

2. Пантеизм
Для нью-эйджевцев, «Бог» - окончательный принцип, идентифицируемый с Вселенной. Бог – это все и ВСЁ – это БОГ. Единственный, правильный поиск, который может совершать человечество, это - переоткрыть и принять божественность, которая внутри каждого человека. Отделение от Бога, это отделение от сознательного и психологического распознавания божественности внутри всей природы. То, к чему ведет Капра, это мысль, что вся человеческая история - это движение в направлении распознавания божественного. Поэтому каждый человек должен выбрать САДХАНУ, или путь, с помощью которого он или она пройдет трансформацию, которая, в конце концов, приведет к такому обнаружению Бога внутри. Однако, для многих, эта садхана может требовать больше чем одну жизнь. Поэтому Нью-Эйджевцы верят в:

3. Реинкарнацию и Карму,
концепции, извлеченные целиком из Индуизма. В сущности, все нью-эйджевцы принимают идею о том, что хорошая и плохая карма приводит к результату: наказанию или заслуге, поскольку люди брошены в колесо перерождений. Вера в реинкарнацию предоставляет альтернативное объяснение проблеме зла, по отношению к христианской концепции Ада и постоянному осуждению грешников.

4. Универсальная религия
Поскольку открытие внутренней божественности – есть предельная цель нью-эйджевцев, а монизм – есть базовая теологическая система взглядов, на которой Нью Эйдж основывается, существует только одна религия. Все разнообразные религии мира – это просто альтернативные пути к одной и той же цели. Нью-эйджевец верит, что он способен трансцендировать за ограниченные пределы специфических мировых религий. Это потому, что многие религии основаны на условных истинах, выражающих вероучение, и поэтому ограниченных языком и познанием. Гордон Мелтон (один из теоретиков Нью Эйдж) показывает, что Истина (верность жизни, выраженной истинной религией) - «непознаваема для нью-эйджевцев, невыразима на простом языке. Это – переживание, и только частично может быть выражено в словах. Существует огромное количество способов прийти к Истине, различающихся своей эффективностью, более чем правильностью».

Это не значит, однако, что Нью Эйджевец не открыт, для формулирования своих основных принципов (системы верований). Конечно, каждый может считать свою систему верований – «лучшим путем». Но что является «лучшим путем» для одного - может быть препятствием для другого. Поскольку существует много троп, которые ведут к вершине горы (некоторые сложные, некоторые попроще), каждая тропа в конце пути приводит к одному и тому же результату, к достижению вершины. Универсальная религия - это гора с множеством путей, или садхан. Ни один путь не является единственно правильным путем.

5. Личная трансформация
Какой бы путь человек ни выбрал, несколько первоочередных задач появляется на горизонте. Первая это – «личная трансформация». Это влечет за собой личный мистический или психический опыт, который обычно приводит к результату смены старой парадигмы, на новую. Этот первый шаг трансформационного процесса – принять мировоззрение монизма. Но, оно приходит не через признание условных истин известных формулировок, а через мистический опыт.

Сформировалось несколько более-менее независимых подходов к этому трансформационному процессу, происходящему внутри человека. Это – движение холистического здоровья, движение сознания и движение за развитие человеческого потенциала.

Движение Холистического Здоровья:

Трансформация приводит к исцелению. Нью-Эйджевцы, однако, не являются фанатами медицины. Традиционная медицина считается – неестественной. В этом движении используются новые модели лечения. Основная посылка холистического здоровья – в том, что человеческие существа заслуживают обращения с собой, как с реальными личностями, нежели чем как с физическими телами, имеющими болезни разного сорта. Элизабет Кимблер-Росс, пионер хосписов, являет из себя выдающийся пример лечения, которое пытается уважать чувство собственного достоинства людей с неизлечимыми болезнями.
Вместе с этим первостепенным принципом, согласующимся с нью эйдж философией, проводится так же идеи, что люди, и все живые существа, есть часть естественного порядка. Поэтому натуральное лечение использует такие практики, как акупунктура, приборы с био-обратной связью, хиропрактику (мануальную терапию), упражнения, массажные техники, диета (многие поклонники нью-эйдж вегетарианцы), натуральные растительные препараты, и многие другие типы терапий. То, чего избегают нью эйджевцы это – искусственные таблетки, хирургия. Натуральное лечение позволяет универсальной жизненной энергии включиться в процесс исцеления. Информация приведена согласно Журналу Холистического Здоровья и Медицины (Journal of Holistic Health and Medicine).
Восточное философски-духовное движение повлияло на холистическое здоровье еще и своим признанием объединяющей невидимой магической силы внутри и вокруг человеческого тела, которая называется «ЦИ» на китайском, «КИ» на японском, Прана в йоге, и другими имена в различных мировых культурах. В отличие от слова «дух» на Западе, слово ЦИ для этой энергетической силы на Востоке обычно имеет практическое значение, и имеет прямое влияние на здоровье.

Движение Сознания:

Прямо говоря, не существует организованного «движения сознания». Движение сознания включает тех, кто пропагандирует измененные состояния сознания.
Это, исходная предпосылка в том, что переживание духовного осознания вне конвенциональных норм позволит человеку соединить щель между материей и сознанием, которые в реальности есть одно (монизм). Основными пропагандистами этой идеи были Теренс Маккена, Джон Лили, Тимоти Лири и Ричард Альперт, еще известный как Баба Рам Дасс. Использование галлюционогенных грибов, ЛСД, Холотропного дыхания, других дыхательных техник позволяет достигать измененных состояний сознания, и трансформировать свое сознание.

Движение за развитие Человеческого Потенциала:

Третий важный аспект «трансформационного» процесса – это так называемое движение за развитие человеческого потенциала. Возможно что, именно это движение, более чем другие движущие факторы, повлияло на распространение Нью Эйджа в западной культуре. Дуглас Грутуис обозревает: «ранжируя от низкого уровня популярной психологии (Я – ОК, Ты – ОК) к мириаде групп встреч, начавшихся с Карла Роджерса, движение сделало акцент на человеческом потенциале и хороших человеческих качествах».
Организации и семинары, которые квалифицируют себя, как часть движения человеческого потенциала: Эсален, ФОРУМ, Лайф Спринг, Арика, Summit Workshop , Сайентология, the Movement of Spiritual Inner Awareness , и многие другие. Бизнес и корпорации по всему Западу активно вовлекаются в техники за развитие человеческого потенциала. Рабочее место – идеальное пространство для извлечения выгоды из возрастающей продуктивности, достигаемой через вложение в тренинги и семинары. Крупнейшие корпорации, включая RCA , IBM , Боинг, Форд, Генерал Дайнамикс финансируют тренинги персонала, созданные для реализации большей эффективности и потенциала. Психологические техники использованные в подобных тренингах, однако вышли из нью-эйджевской или гуманистической ориентации.

6. Планетарное Видение
Вместе с тем, за пределами личной трансформации, лежит глобальная цель Нью Эйдж - планетарная трансформация. Поскольку природа рассматривается, как аспект Единого, земля рассматривается как единственное самое важное существо, которое поддерживает жизнь. Гипотеза Гайи заключается в том, что земля сохраняет жизнь внутри и производит ее из себя, являясь целостным живым организмом.
В результате, нью эйджевские предпочтения, это политическая платформа, в которой доминируют вопросы окружающей среды. Загрязнение, происходящее от выделения отходов производства, ядерной радиации, выхлопных газов автомобилей, кислотных дождей, химических удобрений, - есть главная забота для тех, кто разделяет важнейшие Нью Эйдж идеалы, и парадигму сдвига в сторону планетарной трансформации. Движение Зелёных(Грипис), Глобальная Сеть Экопоселений, фонд Гайа – это те, организации которые активно вкладываются в решение подобных задач.

7. Нью Эйдж эсхато Нью Эйдж эсхатология
Эсхатология (греч. Eschatos - конечный + Logos - учение) - религиозное учение о конечных судьбах мира и человека.
Различают:
- индивидуальную эсхатологию - учение о загробной жизни единичной человеческой души; и
- всемирную эсхатологию - учение о цели космоса и истории, об их конце и о том, что за ними последует.

Некоторые предвестники Нью Эйджа такие как Теософия, Алиса Бейли и другие, предвидели приход мирового лидера или великого АВАТАРА, который провозгласит расцвет Нью Эйджа. В начале 80х, представитель Нью Эйджа Бенджамин Крем привлек внимание средств массовой информации, предсказывая приход Христа в личности Лорда Майтрейи. Когда Майтрейя не появился, популярность Крема быстро умерла. Однако, видение прихода одного мирового лидера все еще остается надеждой нью эйджевцев посвятивших себя вопросам религио-политического порядка. Те, кто отказался от этого идеала развернули свое внимание от личного аватара к персонификации космоса, как такового. В Августе 1987 года тысячи нью эйджевцев собрались на сильно разрекламированную Гармоническую Конвергенцию. Как предполагалось, это должен был быть тот момент, когда начнется настоящая Новая Эра (Нью Эйдж). Это было время, когда Нью Эйдж идеи стали крайне популярны в СМИ. Ширли Маклейн автобиография, Out of the limb , стала бестселлером. ABC запустило пяти часовую программу с вновь обретенной духовностью Маклейн. Ее книга породила тысячи вновь обращенных. Несмотря на весь этот успех, Маклейн сама по себе, казалась, разочарованной своей ролью популярного нью эйдж лидера. В нескольких интервью популярным журналам, она выразила сожаление, что ее интерес к Нью Эйджу принес ей статус Гуру. Она отказывалась от этой роли и стремилась вернуться к своей прошлой роли актрисы. Ее книга, тем не менее, все еще читается неисчислимым количеством поклонников.

Личности (Люди)
Маклейн не единственный пример знаменитого человека, разделяющего идеалы нью Эйдж. Она, как было замечено, стала популяризатором Нью Эйдж Движения. Но, стоит тщательно различать популяризаторов и интеллектуалов.
Огромное количество авторов и мыслителей являются создателями Нью Эйдж идей, в областях философии, религии, физики, оккультизма, психологии, мифологии, холистического здоровья, образования, политики, экономики, социологии и др. Внутри этого широкого спектра появляются имена: Алисы Бейли, Яна Барбура, Анне Безант, Елены Блаватской, Ричарда Бюке, Джозефа Кембелла, Карлоса Кастанеды, Пьера Теяра де Шардена, Бабы Рам Дасса, Барбары Маркс Хаббард, Элдоса Хаксли, Карла Юнга, Кена Кейса, Томаса Куна, Джона Лили, Джессики Липнак, Абрахама Маслоу, доктора Успенского, Рамтху, Карла Роджерса, Теодора Росзака, Марка Сатина, Девида Спенглера, Рудольфа Штайнера, Джефри Стемпса, Кена Уилбера, Парамахансы Йогананды, Махариши Махарш Йоги и многих других.
Среди активистов Российского Нью Эйдж движения хотелось бы отметить: Б. Золотова, И. Калинаускаса, В. Степанова, П. Мамкина, Г. Широкова, В. Антонова, А. Сидерского, С. Всехсвятского, С. Стрекалова, П. Бурлана, В. Майкова.
Поскольку, целью Нью Эйджа является проявить целостность реальности, не удивительно, что весь спектр знаний пересматривается и переструктурируется в контексте глобальной смены парадигмы. Вместо того, чтобы рассматривать знания, как разнообразные и многовариантные, Нью Эйдж движение стремится к тому, чтобы привести все области знания к одной монистической картине мира, полностью объединенной и интегрированной. Существуют сутевые работы в этом направлении, такие как: Фритьоф Капра «Дао Физики» (1975), «Поворотная точка: Наука, Общество и Поднимающаяся Культура» (1982), также Кен Уилбер «Спектр Сознания» (1977), и «Око Духа» (1983).
Наравне с философами и теоретиками Нью Эйджа, существует еще и множество популяризаторов. Ширли Маклейн не единственная среди них. Имена знаменитостей появляются в спектре искусства и поп.арта. Это такие имена, как Джон Денвер, Тина Тернер, Вилли Нельсон, Стивен Спильберг, Джордж Лукас.... и многие другие.
В России, пожалуй, к популяризаторам Нью Эйдж можно легко отнести А. Свияша, Норбекова, Николая Козлова, Игоря Вагина, чьи книги с простейшими советами о жизни издаются и распространяются миллионными тиражами.
Нью Эйдж Общины

Известные Нью Эйдж общины это:
Коммуны, ашрамы, и эко-поселения по всему миру, такие как: Финдхорн (Шотландия), Даманур (Италия), Фарм (США), Белый Лотос (Австрия), Ауровиль (Индия), Кристальные Воды (Австралия)
Школы и центры личностного роста и духовного развития: Институт Мира, Урантия, Лама Фаундейшн (Нью Мексико), Форум, Всемирные Центры Взаимоотношений, Лайфспринг и подобные ему тренинговые компании, танцы Народов Мира, множество восточных групп по всему миру (центры Ошо, Дхамма Хаус, общество Веданта, Бахаи, Мехер Баба, Ананда Марга, Центр Шри Чинмоя, Общество Кришны....).
Перспективы

На взгляд автора статьи более десяти лет активно вовлеченного в деятельность многих Нью Эйдж групп и сетей по всему миру самыми передовыми на данный момент в Нью Эйдж сообществе являются:

1.Трансперсональная Психология, и соответственно Ассоциации Трансперсональной Психологии Европы, Америки, России и т.д., и другие институты и организации, продвигающие трансперсональную психологию.
2. Глобальная Сеть Экопоселений, объединяющая множество коммун, ашрамов, эко-поселений по всему миру, и помогающая развиваться этим общинам.
3. Журнал «Что такое Просветление?» - отражающий широкий взгляд на мировое духовное сообщество."

Источник- http://ezotera.ariom.../14/newage.html

2) Критичный взгляд на нью-эйдж.

Статья Виктора Силенко

Как свидетельствует история, расизм является латентной (скрытой) идеологией западного общества.
В разные периоды его развития, эта идеология находила свое выражение в самых различных формах.
Но, в XX веке, идеология расизма приобретает мистическую окраску сначала в нацисткой Германии, а затем и в «демократических» Соединенных Штатах.
В 60-70-е гг. в США происходит некий оккультно-языческий "Ренессанс". Он был обусловлен резким всплеском общественного интереса к восточному мистицизму. Здесь зарождается широкое неоязыческое движение, получившее название "Новый век" (New Age).
Постепенно, Штаты превращаются в "Мекку" оккультизма. Отсюда, движение начинает свое "победоносное" шествие по странам и континентам. Наиболее широкую популярность оно приобретает в США и странах Западной Европы.
Что же собой представляет идеология движения "Новый век", которое уже сейчас именуется наиболее популярной религией современности, чем обусловлен ее успех в странах евро-атлантической цивилизации, и какую роль она может сыграть в установлении "Нового мирового порядка"?

Корни неоязычества
Истоки движения были заложены XIX в. спиритизмом и теософией. Спиритизм (от лат. spiritus - душа, дух) - вера в возможность общения с душами умерших.
Зарождается в США, распространяется по всей Западной Европе и достигает России. Самыми популярными спиритами в Америке были сестры Кейт и Маргарита Фокс.
Теософия (от греч. theos - бог и sophia - мудрость, знание) - религиозно-мистическое учение русской писательницы Елены Блаватской (1831-1891 гг.).
В 1875 г ., вместе с полковником Олкотом, она организовала Теософское общество в городе Нью-Йорк (США). В 1878 г . пишет книгу "Разоблаченная Изида", а в 1888 г ., в Англии, выходит в свет ее фундаментальный труд "Тайная доктрина".
Эти работы стали классикой оккультной литературы XIX и XX вв. В последние годы жизни она учредила журнал "Люцифер".
Свое отношение к христианству она выразила предельно ясно: "Наша задача заключается не в том, чтобы восстановить индуизм, а в том, чтобы стереть христианство с лица земли".
В своих работах она отвергала христианскую идею личностного Бога, противопоставляя ей идею безличного божества. По ее мнению, Иисус Христос не был Богом, а всего лишь учителем нравственности. Она верила в закон кармы и переселение душ (реинкарнацию).
Блаватская, также заявляла о существовании "махатм", - высших духов, которые определяют историю человечества.
В своем учении она предсказывала наступление "новой эпохи". В эту эпоху произойдет рождение "шестой расы". Нынешнее же поколение людей, оккультистка относила к "пятой расе".
Характерной чертой новой расы, должны стать оккультно-магические способности. Блаватская предсказывала наступление "нового века" через 25 тыс. лет.
Но вскоре, ее находчивые последователи, сократят эти сроки (сегодня ее учение на постсоветском пространстве популяризирует Общество Рериха (учение "Агни-йога").
Оккультисты XIX в. Ани Безант и Чарльз Ледбиттер, провозгласили наступление "новой эры". Они взяли на воспитание индийского мальчика по имени Джидда Кришнамурти и объявили его "Спасителем".
Но, вскоре "Спаситель" сам отказался от этой роли. Но, подлинное оккультное "Возрождение", происходит на закате II-го тысячелетия.

Классификация неорелигиозных культов

В узком смысле, к движению "Новый век" относятся религиозные культы, которые возникли во второй половине XX века. Среди них принято выделять христианские (библейские), восточные (ориенталистские), психотерапевтические (наукологические) культы.
В широком значении, - различные псевдорелигиозные группировки, придерживающиеся того круга идей, которые культивируются этим движением.
Основная идея, объединяющая конгломерат этих сект, заключается в уверенности в окончании "эры Рыб" (рыба - христианский символ Иисуса Христа) и вступление человечества в "эру Водолея".
Что же следует понимать под этой "новой эрой"? На этот вопрос ответила одна из самых знаменитых "пророчиц" движения, американская актриса Ширли Маклейн.
Она сказала, что эра Водолея уже наступила, и это эра гуманизма, братства и оккультизма (в XIX в., другая "пророчица" Элис Бейли, предвещала, что "новая эра" наступит в конце XX века). Идеологи движения однозначно заявляют, что традиционное христианство должно уйти с исторической сцены.
В 1970 г . в США вышла в свет книга Евы Даулинг "Водолейное Евангелие Иисуса Христа", в которой автор интерпретирует учение Спасителя в духе идеологии "Нью Эйдж".
По мнению теоретиков Движения, историческое христианство должно уступить место "более современным" христианским культам, таким как "Церковь Иисуса Христа святых последних дней" (секта мормонов), "Свидетели Иеговы", "Церковь объединения" (секта Муна), "Семья" (Дети Бога), "Церковь Христа" (Бостонское движения), "Всемирная церковь Бога", "Поместная церковь Уитнесса Ли", неохаризматическим сектам (относящихся к "Движению веры") и т. д.
Эти секты насколько трансформировали христианство, в духе “ нового религиозного сознания", что это позволяет квалифицировать их идеологию как "постхристианство" (т. е. находящуюся за пределами христианства).
Сторонники восточных культов, таких как "Международное Общество Сознания Кришны" (секта кришнаитов), культ Ошо Раджниша, "Трансцендентальная медитация", культ Шри Сатья Саи Баба, "Вера Бахаи", "Сахаджа-йога", "Брахма Кумарис", культ Шри Чинмоя, "Рэйки", дзен-буддизм, необуддистские культы и т. д. предлагают "растворить" христианство в восточном мистицизме и низвести христианство на уровень "одного из путей спасения" (как тут не вспомнить Е. Блаватскую, заявлявшую: "Нет религии выше Истины").
Сторонники наукологических культов, таких как "Церковь Сайентологии", "Метод Сильвы по контролированию сознания" и т. д. предлагают заменить христианство неким псевдонаучным суррогатом.
Но это лишь вершина айсберга. На сегодняшний день в США, по разным источникам, существует более 5 тыс. сект, относящихся к движению "Новый век".
В них состоит более 20 млн. американцев. Если же посчитать всех сочувствующих этому движению, то количество задействованных лиц возрастет в несколько раз.
Какой же общий круг идей, которого придерживаются сторонники этого движения?

Идеология Нью эйдж

Американский ученый Норман Гайслер, выделяет следующие концепции "Нового века":
• Безличный Бог.
• Вечная вселенная.
• Иллюзорная природа материи.
• Цикличная природа жизни.
• Необходимость перевоплощений (переселения душ).
• Эволюция человека в Божество.
• Продолжающиеся откровения от неземных существ.
• Тождество человека с Богом.
• Оккультные практики.
• Вегетарианство и холистические (целостные) методы охраны здоровья.
• Всемирный глобальный порядок.
• Синкретизм (единство всех религий). (Цит. по А. Кураев. "Сатанизм для интеллигенции". Т.2. М.1997).

Итак, религиозно-философскую основу движения составляет пантеизм, - учение, отождествляющее Бога и мир.
Оно в корне отличается от теистического понимания Бога как личности, абсолютно возвышающейся над природой и человеком, что характерно для мировых религий - христианства, иудаизма и ислама.
В итоге, сторонники "Нью Эйдж" приходят к выводу о том, что сам человек и есть Бог.
Но, если Бог не является личностью, а всего лишь безликим Абсолютом, то Он оказывается совершенно равнодушным к категориям добра и зла. Рамакришна, один из "гуру" этого движения, об этом и заявлял: "Абсолют не связан ни с добром, ни со злом… Каков бы ни был грех, зло или страдание, которое мы находим в мире, они являются страданием, злом и грехом только по отношению к нам..
Я боюсь, что вы должны принять события, совершающиеся во Вселенной, такими, как они есть… Я вижу, я постигаю, что все три - жертва, плаха и приносящий жертву - та же субстанция. О, какое видение" (Цит. по А. Дворкин. "Введение в сектоведение". Нижний Новгород. 1998).
Следовательно, и сам человек, поскольку он единосущен Богу, не связан этическими категориями.
Как совершенно справедливо заметил православный философ и богослов Лев Карсавин: "Пантеистическая система разбивает Божескую и человеческую мораль" (Цит. по А. Кураев. "Христианская философия и пантеизм").
Тем самым, сторонники движения ставят себя, говоря на языке Ф. Ницше, "по ту сторону добра и зла".

Реабилитация сатанизма

"Нью Эйдж сделало поклонение Люциферу вполне респектабельной, допустимой и модной практикой.…
Чтобы не оставалось недоговоренности, приведу цитату из книги Дэвида Спенглера "Размышления о Христе": "Христос является той же силой, что и Люцифер; Люцифер подготавливает человека для отождествления себя с Христом.
Люцифер - ангел внутренней эволюции человека - работает внутри каждого из нас, чтобы привести нас к целостности, благодаря чему мы сможем войти в Новую Эру… Принятие Люцифера - это включение в Новую Эру" (Цит. по А. Дворкин. Указ. Соч.).
Американский сатанист, первосвященник "церкви Сета" Майкл Акино, на вопрос тождествен ли сатанизм "Новому веку", ответил: "Да, но я бы сказал, что мы придерживаемся более точного понимания подлинной сущности явлений, которые здесь видим… явлений, которые в действительности здесь (в рядах "нового века") происходят" (Цит. по Д. Анкерберг. Д. Уэлдон. "Факты о движении "Новый век". Миссия вестник мира. 2000).
Не случайно Энтони Лавэй, основатель американской "церкви сатаны", утверждал, что сатанизм, с его потворствованием человеческим порокам, есть ни что иное, как американский образ жизни.
Другой идеолог Движения Ошо Раджниш, заявляет, что черная магия: "одна из величайших возможностей человеческого развития" (Цит. по Д. Анкерберг. Д. Уэлдон. Указ. Соч.).

Кармическая философия Движения

Чтобы придать своему учению некую морально-нравственную привлекательность, идеологи Движения оперируют такими понятиями как реинкарнация (переселение душ) и закон кармы.
Согласно этому учению, нынешнее положение человека всецело обусловлено его поведением в прошлых "воплощениях". Поэтому все его жизненные обстоятельства объясняются "негативной кармой".
Карма (на санскрите - действие, плод действия) - это общая сумма совершенных всяким живым существом поступков и их последствий, которые определяют характер его нового рождения, т. е. дальнейшего существования.
Поэтому всякий человек пожинает те плоды, которые он посеял в прошлых "воплощениях". Кармическая философия только на первый взгляд кажется "справедливой".
Ведь оказывая помощь страдающему человеку, мы берем на себя часть его "кармы" и, тем самым, ухудшаем собственную участь, и, вместе с тем, воспрепятствуем нашему ближнему искупать свою "вину".
Но, если для индуистской традиции характерно представление о том, что любое новое воплощение есть очередное страдание, то для евроатлантистской цивилизации - это новая радость пребывания на земле.
Кроме того: "Карма и реинкарнация в умах ньюэйджеров оправдывают даже убийство, …в "Бхагават-Гите как она есть" (главной книге секты кришнаитов - прим. авт.) Кришна велит Арджуне уничтожить в бою своих родственников потому, что такова их карма.
И главарь изуверской секты Чарльз Мэнсон совершал ритуальные убийства, утверждая, что все, совершаемое им, соответствует закону кармы" (А. Дворкин. Указ. Соч.).

Оккультные практики

Характерной чертой Движения, является интерес его адептов к оккультным методикам и практикам.
При помощи медитации, йоги, ченелинга, визуализации, методов нейролингвистического программирования, альтернативной медицины и других оккультных практик, неоязычники стремятся достичь физического и душевного здоровья, преуспеть в бизнесе, научиться управлять другими людьми, войти в контакт с "неземными существами" и "энергиями космоса", достичь некого "просветления", и, в конечном итоге, стать "богоподобными" существами.
Одной из наиболее распространенных методик является "визуализация". Ее суть заключается в том, что человек, правильно пользующийся своими мыслями, может войти в свое "внутреннее пространство" и вызвать материализацию своих сокровенных желаний. Следовательно, человек, стремящийся к богатству, может достичь материального благополучия, практикуя методики "Нового века".
Одна из популярных книг движения так и называется: "Получение денег и расширение сознания". "Журнал Fortune указывает, что половина из 500 ведущих бизнесменов Америки вовлечены в движение за максимальное использование человеческих ресурсов, которое практикуется "Новым веком" (и воспринимается христианами как первый шаг к оккультизму).
Среди компаний, раскрывших свои двери для гуру "Нового века", были "Пасифик Белл" (затратившая 173 млн. долларов на обучение своих менеджеров на "курсах по повышению использования человеческих возможностей", с явно оккультными приемами обучения), НАСА, автомобильные фирмы "Форд" и "Дженерал Моторс", "Ай-Си-Эй", "Ай-Би-Эм", "Боинг", "Сингер", "Ар-Си-Эй" и "Бэнк оф Америка".
Это создает плацдарм для оккультных сил в американской экономике" (Д. Маршалл. "Новый век против Евангелия, или величайший вызов христианству". Заокский. 1995).
Помимо бизнесменов, оккультно-языческие методики практикуют многие суперзвезды кино и искусства, многие из которых, к тому же, имеют своих духов-наставников.
Оккультизм проникает и в систему американского образования: "Особенно огорчает то, что по всей Америке в школах, где была запрещена христианская молитва, йога, восточная медитация, приемы, относящиеся к разряду индуистских молитв, не только разрешены, но и активно поощряются" - указывал христианский исследователь Дейв Хант.

Проникновение в христианскую среду

Чтобы привлечь в свои ряды христиан, идеологи Движения утверждают, что каждый человек является "христом", поскольку сам Господь Иисус Христос якобы был простым смертным, который достиг "Божественного просветления".
Поэтому каждый христианин, используя методики "Нью Эйдж", может стать "христом". И, хотя идеология "Нового века" носит явно антихристианский характер, тем не менее, она проникла и в среду христиан.
"Когда религиозный центр при Принстонском университете сделал опрос христиан США в начале 1992 года, какое влияние на их веру оказывает учение "нового века" то почти четверть из них ответила, что они не видят конфликта между христианством и учением "новый век." Это сообщение бледнеет на фоне ответа опрошенных католиков: 60 процентов из них ответили, что католичество и "новый век" совершенно гармонируют" (Архимандрит Александр Милеант. "Семиглавый дракон. Индийско-оккультные учения в свете христианства").
Огромное влияние на популяризацию индуистских идей в католическом мире оказал Тейяр де Шарден (1881-1955 гг.), разработавший концепцию "нового христианства".
В одном из трудов он скажет: "Я постигаю, что, следуя примеру воплощенного Бога, который дает мне католическая вера, я могу спастись, только соединившись воедино со вселенной". Перед нами - классический индуизм, отождествляющий Бога и природу.
В 1971 г . в Нью-Йорке вышла книга французского католика, монаха-бенедиктианца Ж.-М. Дешане "Христианская йога".
В 1972 г ., в том же Нью-Йорке, была издана книга ирландского католического священника Уильяма Джонсона "Христианский дзен".
Католические богословы, в духе Тейяра де Шардена, утверждали о полной совместимости христианской духовности с восточными мистическими практиками.
Основным проводником идеологии "Нью Эйдж" среди протестантов, служит "харизматическое движение".
Харизматы также практикуют оккультные методики, прикрывая их христианской фразеологией.
Лютеранский пастор из Германии, доктор Курт Кох, в своей книге "Борьба языков", называет комплекс духовных упражнений, практикуемых сектантами "христианский медиумизм".
"Медиум - это лицо, обладающее определенной психической сенситивностью (чувствительностью), которая позволяет ему быть орудием, или средством, проявления невидимых сил, или существ (там, где это связано с существами, как ясно показал старец Амвросий из Оптиной пустыни, это всегда падшие духи, которые обитают в этой области, а не "души умерших", выдуманные спиритами).
Почти все нехристианские религии широко используют медиумическую одаренность, как ясновидение, гипнотизм, "чудесные" исцеления, появление и исчезновение предметов, и их перенесение с места на место и т. п." (иеромонах Серафим (Роуз). "Православие и религия будущего". М.1991).
Тем самым, харизматы, ищущие нового "излияния Святого Духа", на самом деле вступают в контакт с падшими ангелами…
Положив в основу своей философии индуистский пантеизм, идеологи Движения пришли к выводу о необходимости уничтожить мировые религии, растворив их в некой "универсальной религии".
За ее создание ратовал и католический богослов Тейяр де Шарден: "Новая религия будет точно такой же, как наше старое христианство, только она наполнится новой жизнью, почерпнутой из законной эволюции ее догматов при их соприкосновении с новыми идеями" (Цит. по иеромонах Серафим (Роуз). Указ. Соч.).
Либеральный протестантский богослов Джон Хик, вполне в духе Е. Блаватской, приводил в пример: "…бахаистский храм в Чикаго, каждый из девяти входов которого носит имя одного из духовных "учителей", в число которых входит и Христос.
Все девять приходов ведут к единому, находящемуся в центре алтарю. Хик использует этот пример как иллюстрацию своего положения о том, что "все дороги ведут к Богу"" (Цит. по Д. Маршалл. Указ. Соч.).
Именно такую религию и стремятся создать идеологи "Нью Эйдж" и их приспешники в христианском лагере.

Политический проект неоязычества

"Западные ньюэйджеры рассматривают падение коммунистических режимов Восточной Европы как важнейший шаг на пути к интеграции мира, которая видится им необходимым условием для глобального торжества идей Нью Эйдж.
И не случайно, что абсолютно неудобочитаемая брошюра Горбачева "Перестройка и новое мышление для нас и для всего мира" приобрела громадную популярность среди ньюэйджеров.
Они рассматривают Горбачева как человека, выполнявшего планы Иерархии по объединению мира и подготовке прихода "Спасителя". Лидер известной тоталитарной секты Шри Чинмой, проводящий медитации мира при ООН в Нью-Йорке, посвятил Махатме Горбачеву целую серию гимнов и песен. И не случайно, что целый ряд лидеров сект активно ухаживает за Горбачевым и членами его команды" (А. Дворкин. Указ. Соч.).
Один из главных идеологов Движения Бенджамин Крим, считает ООН "временным органом", подготавливающим приход к власти всемирного правительства.
"В каждом номере своей газеты "Имердженс" он трубно возвещает о том, что новый лидер мира будет неким собирательным образом Христа, которого ждут христиане, еврейского мессии, индуистского Кришны и нового Будды, которого ждут буддисты, а также мусульманского Имама Махди.
Этот великий всемирный лидер, как говорит Крим, будет носить имя "господь Майтрейа", и он провозгласит, и будет персонифицировать Век Водолея, новый век"…
Согласно пропаганде "Нового века", прежде чем этот век наступит, необходимо уничтожить основного идеологического противника - христианство" (Д. Маршалл. Указ. Соч.).
Как указывают другие авторы Д. Анкерберг и Д. Уэлдон: "Исследование трудов, принадлежащих "Новому веку", показывает, что многие представители Движения ставят перед собою цель:

• установить единое во всем мире правление;
• установить единую для всего мира экономическую систему;
• установить единую для всего мира культуру, в которой в гармоническом единстве сливались бы образование, религии и расовые особенности и
• выдвинуть богоподобного всемирного правителя, который поможет осуществить эти изменения".

С православной точки зрения: "Сегодняшнее "харизматическое" движение, христианская "медитация" и "новое религиозное сознание" (движение "Новый век" - прим. авт.), частью которого они являются, - все это предвестники религии будущего, религии последнего человечества, религии антихриста, и их главная "духовная" деятельность заключается в том, чтобы ввести в обиход христианства бесовское посвящение, до сих пор ограниченное лишь языческим миром" (иеромонах Серафим (Роуз). Указ. Соч.).

Причины оккультно-языческого “ возрождения ”

Итак, западная евроатлантическая цивилизация готовит путь тому, кого святой апостол Павел называет "человеком греха" и "сыном погибели" (II Фес. 2:3).
И, хотя западное христианство и выступает против религии "Нью Эйдж", но, раздробленное на враждующие между собой конфессии и деноминации, оно не в силах противостоять этому Движению.
Православие же не слишком представлено на Западе, поэтому оно просто не в силах оказывать значительное противодействие распространению оккультизма.
Колоссальный успех антихристианского движения "Новый век" обусловлен как духовными, так и социально-экономическими и политическими факторами, которые тесно переплелись между собою и наложились друг на друга.
Западный человек всегда рассматривал собственную цивилизацию как высший "культурно-исторический" тип.
В 60-70-х гг. XX в. всплеск мистицизма, во многом, был обусловлен реакцией на засилье в интеллектуальной жизни общества атеистических, по сути, идей "светского гуманизма".
Но после окончания "холодной войны" и крушения Советского Союза и стран социалистического сообщества Восточной Европы, западный человек уверовал в безошибочность и безальтернативность путей собственного развития.
Провозгласив, устами Ф. Фукуямы "Конец истории", западный человек возомнил себя равным Богу, обратившись, для "богословского" обоснования этой "истины" к религиозно-философскому учению пантеизма. Отныне, новая раса "богоподобных" господ - это те, кто составляет "золотой миллиард" человечества.
Индуистская теория перевоплощения (реинкарнации) призвана укрепить представителей "расы господ" в уверенности в том, что они бесконечное количество раз будут воплощаться для жизни в "либерально-капиталистическом раю", а закон кармы, позволит им чувствовать себя "свободными индивидами", не связанными никакими нравственными обязанностями по отношению друг к другу.
Что касается тех, кто не вошел в "золотой миллиард", то они обязаны будут работать на своих "богоподобных" господ, потому что у них такая "карма".
Мировые же религии, прежде всего Православие и Ислам, содержащие в себе ресурс сопротивления "Новому мировому порядку", подлежат искоренению.
Их место должна занять эрзац-религия, скроенная по меркам "мирового сообщества".
Чтобы держать колониальные народы в повиновении, им также нужно насаждать идеологию "Нового века".
Тогда рабы "Нового мирового порядка", также будут себя мнить "богоподобными существами", но менее "просветленными" (поэтому и более бедными), чем представители "золотого миллиарда".
Именно такие люди и последуют за антихристом, поскольку увидят в нем "первого среди равных". Те же, кто посмеет бросить вызов "планетарному торжеству либеральных ценностей" подлежат искоренению.
Мы видим, как на наших глазах зарождается религия антихриста. Она является продуктом западной либерально-капиталистической цивилизации, с ее культом "расового" превосходства над другими народами, зоологического "индивидуализма" и мистикой “ делового успеха ” .

Традиция против “ вырождения

Но мы помним обетование Господа нашего Иисуса Христа: "…Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16:18).
Сегодня, когда Украина, наряду с другими государствами восточнославянской православной цивилизации, стала объектом неоязыческой агрессии, исходящей от стран "золотого миллиарда", нам нужно мобилизовать духовные силы нашего народа на борьбу против оккультно-языческого мистицизма.
Кроме того, усилилась активность доморощенных "ньюэйджеров", типа языческой "РУН-віри", идеологию которой пропагандирует в частности глава общества "Просвіта" П. Мовчан.
На духовно-мистическом уровне, тотальному наступлению неоязычества способна противостоять лишь каноническая Православная Церковь, имеющая полноту Христовой благодати для уврачевания человеческих душ от греха оккультизма.
Более того, именно святое Православие является форпостом сопротивления "Новому мировому порядку", архитекторы которого отводят Украине роль колониально-сырьевого придатка.
На наш взгляд, защита канонического Православия, борьба против "Нового мирового порядка" и неоязыческого движения "Нью Эйдж" - это реальная платформа сотрудничества, как верующих, так и неверующих для совместного противодействия установлению “планетарного концлагеря” во главе с тем , кого Священное Писание называет “сыном погибели” (II Фес. 2:3)."

Источник- http://www.otechestv.../20069/2111.htm

#10 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 25 Август 2014 - 04:48

3) Ну и взгляд со стороны исследователей:

Юлия Косорукова, Галина Бедненко "Идеология и современная культура Нью Эйдж как кризис пост-христианской цивилизации" (выдержки):

"Предпосылки возникновения Нью Эйджа

Кризис христианской космологии

Движение Нью Эйдж (New Age - новый век, новая эра) на сегодняшний день является одним из самых заметных и быстроразвивающихся религиозных направлений, заполняющих западное идеологическое пространство. Это уникальная религия, и будучи явлением глобальным, захватывающим несколько континентов, она вмещает в себя многие системы верований вплоть до частных, "индивидуальных" религий отдельных общин и учителей. У течения нет единого центра (или даже сети центров), нет организации, догматики, нет общепринятой формы богослужения и устоявшейся терминологии. Нет всего этого, так как нет самого общего культа. Движение представляет собой множество культов, имеющих общую идейную основу (связанную с верой в наступление для человечества новой постхристианской эры - эры Водолея) и открытых для взаимовлияния. О причинах этой множественности и открытости мы еще скажем, а пока хотелось бы коснуться предпосылок возникновения Нью Эйджа и тех условий, в которых происходило ее зарождение.

Почему оно заполняет только лишь западное культурное пространство? Нью Эйдж это продукт именно западной культуры, точнее - той ее части, которая освободившись от христианства, сохранила потребность в сверхъестественном и религиозных формах. В этом смысле именно Запад (имея ввиду всю западную цивилизацию) представляет собой своеобразную "каноническую территорию" новой синкретической (и синтетической, искусственной, зачастую произвольно выдуманной отдельными деятелями) религии, и из этого положения мы и будем здесь исходить.
-------------------------------------------------------------------------
Основа идеологии Новой Эры

Ожидание и описания эпохи Нью Эйджа (другое сложивщееся наименование - эра Водолея) основаны на понятии астрологической эры (или прецессионного года). Точка весеннего равноденствия очень медленно движется против хода зодиакальных созвездий (именно созвездий, а не знаков) и существует мнение, что смена ею своего положения в созвездии несет человечеству значительные культурные и цивилизационные изменения. Точную дату наступления эры Водолея вычислить невозможно, так как границы созвездий (в отличие от знаков Зодиака) условны.

И хотя идею наступления эпохи Нью Эйдж часто связывают с астрологией и астрологи, увлеченные этим направлением, много пишут об особенностях Эры Водолея, но роднит рассматриваемое направление с астрологией только лишь сам факт движения точки весеннего равноденствия (относительно звезд), а от этой точки и идет отсчет в тропическом Зодиаке. Точка Овна действительно перемещается относительно созвездий, и интерпретация этого факта является актуальной, но пока нерешенной задачей для астрологии. Поклонники Нью Эйджа дают свои интерпретации которые, как правило, не имеют каких-либо астрологических оснований. В популярных описаниях новой эры здравомыслящему астрологу, очень нелегко разглядеть качества именно знака Водолея. Совпадает разве что свободолюбие (которое ни у знака Водолея, ни в целом в нашей добродушной Вселенной не связано с духовным уровнем) и общие идеи прогрессизма. Упор же на духовность Водолею (как и всем воздушным знакам) совершенно не свойственен.

Как по срокам, так и по сути ожидающих людей изменений, у различных авторов, представляющих Нью Эйдж, нет также согласия. Среди общих условий, как правило, называют всеобщий мир на Земле, прекращение войн и объединение наций в единое человечество, уничтожение религиозных различий и объединение всех религий в одну, устранение противоречий между наукой и духовной сферой и, как следствие - достижение человечеством невиданного доселе технического и духовного уровня развития. Предполагается также, что каждый человек перестанет быть зависимым от общества и обретет внутреннюю свободу (разные авторы расходятся во мнении, что это такое, а также во взглядах на структуру общества будущего), отринув стесняющую его власть структур и организаций; дух и тело по замыслу, уравниваются в правах (и это завуалированная полемика с "принижением" телесного в христианстве). Часть авторов добавляет сюда еще и зависимость вхождения человека в новую эру (или успешную адаптацию в новых условиях) от его духовного уровня (критерии определения духовного уровня не уточняются). В этих характеристиках можно заметить черты утопий, мечтаний о построении рая на Земле, причем акцент на отделении достойных от недостойных делается или нет (согласно предпочтениям конкретного автора), но недостойным места в новой эре однозначно нет. Заметим, что в подобных описаниях царит дух научно-фантастического романа или романа - утопии.

Теософия как идеологическая основа течения Нью Эйдж

Cреди признанных идеологов - основателей направления следует в первую очередь назвать А. Бейли и ее вдохновительницу и учителя Е. Блаватскую. Для российского течения также чрезвычайно важна роль четы Рерихов и их наследия в виде учения Агни йоги. Следует упомянуть находящегося формально совсем на другом полюсе А. Кроули с его теорией Нового Эона: отличие его философии в демонстративном отрицании этики, крайнем индивидуализме и исключительном значении воли в личной эволюции.

В своей основе философская база Нью Эйдж - это, несомненно, теософия. Алиса Бейли и последующие "ньюэйджевцы" взяли далеко не все идеи Е. Блаватской (например, теория рас не получила развития и распространения в рамках Нью Эйдж, но была подхвачена ариософией, из которой вырос германский оккультизм нацизма), но очень многое переняли с незначительными искажениями.

Приведем главные положения теософии, отраженные в трудах Е.П. Блаватской, а затем плавно перекочевавшие в основную идеологию Нью Эйджа и которые по сию пору являются основами этого течения:

1. Опора на личный эзотерический опыт в богопознании и богообщении, на личные внесистемные интерпретации (в религиозной традиции это обычно определяется как субъективные ощущения, иллюзии или галлюцинации, которые не имеют веса до интерпретации авторитетами или признания религиозной общиной) вне всякой опоры на традиционные формы.

2. Декларация тождественности смысла всех религиозных символов; отсюда следует обилие смелых экспериментов с объединением и наложением символов разных эпох и народов и важнейшая для Нью Эйджа тема единства религий.

3. Пантеизм: непроявленный Абсолют творит из самого себя и, следовательно, все, что есть в проявленном мире - части Бога/Абсолюта. У многих авторов из этого вытекает тождественность Бога и Воплощенного Мира. И как следствие это дает стирание границ между духовным и телесным, различий между воплощенной и невоплощенной душой, со всеми вытекающими странными выводами ("на самом деле смерти нет", "все зависит от самосознания" и т.д). Отчасти поэтому в Нью Эйдж существует известная сложность с восприятием личного Бога авраамических религий - его путают с грубым антропомофизмом (авторитарный старичок на облачке), в то время как базовая для христианства идея трансцендентности Бога, вызывает трудности в понимании.

4. Провозглашение личной эволюции как цели жизни человека (именно отсюда берут начало все рассуждения о "духовных уровнях" индивидуумов) и приближение человека к Богу (при этом не к лично активному по отношению к человеку Богу, как в аврамических религиях, а к безличному Абсолюту) лишь собственными усилиями.

Идея "личной эволюции" как достижения идеальной личностной или социальной гармонии пустила корни и в современных направлениях психологии и психотерапии, также ориентированных на субъективный индивидуализм в противоположность объективной и сложной, а кроме того переменчивой реальности. И в этой области мы можем наблюдать бурный рост гибридного новообразования, "психологической эзотерики" или "эзотерической психологии", одним из подвидов того же Нью Эйджа, с его эклектикой систем и блаженных суеверий, с "прекрасным внутренним миром" подменяющим реальность.

5. Вера в карму и множественность жизней (сами понятия взяты из индуизма и буддизма, однако уже у Е. Блаватской их суть и смысл искажены - заключенность человека в колесо сансары представляются благом для постоянно эволюционирующего и стремящегося к бессмертию индивидуума).

6. Стирание грани между человеческим и божественным. Человек в Нью Эйдже невинно (то есть без осознавания иерархических уровней бытия, обычно очень отчетливо прописанных в сложившихся мистических и религиозных традициях) богоподобен, а реализация своей божественной сущности идет через личную эволюцию.

7. Представление об эволюции (историческом преображении) всего человечества и совершенной неизбежности всеобщего светлого будущего, что напоминает традицию утопий.

8. Провозглашение теософии сутью всех религий и духовных эзотерических смыслов. Именно на это объединяющее, всепоглощающее и всепримиряющее начало сейчас претендует Нью Эйдж. (Это течение умудряется не противоречить ничему, кроме абстрактного "догматизма". Его неестественное миролюбие оказывается всеядностью, готовностью профанировать, пожрать и переварить любую другую систему, как это происходит с буддизмом, как это происходит с Каббалой).

В ряде этих пунктов мы можем проследить связь идей победившего гуманизма, поставившего человека на место Бога с популярным тогда эволюционизмом. Свобода личности, ее самовыражение и творчество были вершиной пирамиды ценностей гуманизма. Учение Блаватской отражает этот важный момент, позволяя увидеть удивительное соответствие теософии доминирующей идеологии того времени. Что касается эволюционизма, то даже если не касаться расовой теории (которая дискредитировала себя в идеях и тем более деяниях нацизма), то он в практике Нью Эйджа закрепился в виде представления о духовных уровнях. Различиями в оных ньюэйджевцы пытаются объяснять очень многие вещи, также как до этого современники Блаватской объясняли культурные различия "недоразвитостью" некоторых рас. Неторопливый подъем (с учетом множественности жизней) по лестнице духовных уровней при крайне заботливом отношении к индивидуальности - вот что должно было заменить западному человеку тяжелое, требующее выбора "здесь и сейчас" стяжание благодати и вечную жизнь христианства. В контексте эволюционизма, реинкарнация стала восприниматься западными адептами положительно и даже с восторгом - не как многовековая погруженность в невежество и земные страдания, а как возможность "продлить" жизнь, одновременно эволюционируя. Тут мы должны уточнить, что идея метемпсихоза (переселения душ) существовала и в иных религиозно-мистических течениях, от уже почивших пифагорейства и неоплатонизма до ныне здравствующей иудейской каббалы, но в Нью Эйдже она заимствована из индуизма и буддизма через теософию. Фактически люди Запада, изымая для своих нужд понятия индуизма и буддизма вовсе не ставили задачу как можно быстрее разорвать цепь рождений, а рассматривали реинкарнацию как привлекательное обещание "другой жизни", где можно начать все сначала.

Индуистский безличный закон кармы как причинно-следственной связи, по сути, стал противопоставляться традиционному "закону Бога", известному со времен Авраама. Разница в том, что при упоминании о "грехе" и "карающей деснице господней" в среде новых мистиков принято смеяться и острить, а при словах "кармический долг" и "плохая карма" наоборот, сохранять возвышенную серьезность.

Таким образом, проницательный наблюдатель может определить, что, хотя собственно сама Елена Блаватская и ее идея сейчас малопопулярны, но в именно в Нью Эйдже дело ее живет и побеждает. Именно она, нимало не смущаясь, решила, что все религии искажены нерадивыми последователями (это и по сей день популярный аргумент) и что именно она сможет объяснить то, что и как нужно подправить в понимании священных текстов. Такое дерзновение было встречено с энтузиазмом и ревизии такого рода в рамках Нью Эйджа стали почти хорошим тоном - авторы вырывают цитаты из текстов христиан, буддистов, индусов дабы проиллюстрировать или подтвердить какое-либо свое высказывание, нисколько не заботясь о том, как это соотносится с духом, буквой, картиной мира и системой представлений чужой религии. Обыкновенно это не только не соотносится, но и подобная задача не ставится в принципе.

Вариации идеологии Нью Эйджа в настоящее время либо и есть религия человека (к примеру, неоязыческие славянские или кельтские реконструкции), либо проявляется как мировоззрение, служащее дополнением к декларируемой религии. Можно привести в пример довольно распространенный сейчас случай: человек заявляет себя христианином, но при этом не посещает церковь и придерживается мнения что все религии равноценны и говорят, в сущности, об одном и том же (например, о "духовных уровнях", "общечеловеческих ценностях" и о пантеизме). В этом случае здесь легко можно определить стихийного приверженца Нью Эйдж даже если он никогда не слышал такого слова. Подобная эклектика и путаница объясняются, в частности, тем, что большинство людей формируют свою картину мира, не особенно вникая в первоисточники и богословские комментарии к ним. При этом большинство ньюэйджевых авторов, вслед за теософами, в подтверждение своих теорий охотно цитируют и комментируют христианские, буддийские, индуистские, даосские тексты, т.е. тексты религий, которых не понимают и которым не следуют, к которым не имеют, строго говоря, вообще никакого отношения.

Нью Эйдж как постмодернизм в религии: Религия-конструктор
--------------------------------------------------------------------------------
Если выше мы говорили об истоках и предпосылках идеологического течения, его содержании, базовых теориях и отвечали на вопрос "Что это?", то выявление связей с постмодернизмом больше имеет отношение к вопросу "Как это происходит?". Мозаичность структуры, эклектика, деструкция, релятивизм (относительность истины, добра и зла), широчайшее использование готовых форм (вне их смысла и исторического контекста) - вот те отличительные черты, которые позволяют определить это течение как постмодернизм в религии.

Принятие постмодернистского мышления и стиля в сфере религии, идеологии или науки приводит к масштабным заимствованиям, отсылкам к традиционным текстам, научным идеям и религиозным учениям, при общем неприятии традиционных форм их существования и развития. Например - учению Христа дается положительная оценка, используются элементы идеологии, обильно цитируется и Евангелие и Ветхий завет, но соответствующая система ценностей замалчивается, роль Церкви как проводника этого учения, как реализующей силы отрицается и отторгается. Отторжение традиционных форм дает в распоряжение ньюэйджевца огромное количество "материала" (идей, авторитетных источников, техник, артефактов) разных традиций, культур и эпох. И это изобилие подводит нас к центральной ценности в Нью Эйдж - свободе интерпретации известного материала в соответствии со своей картиной мира и набором ценностей как важной форме индивидуального творчества и самореализации. Как направление оно уникально именно тем, что выдает не само цельное и стройное учение, а набор-конструктор "Сделай сам" или же мозаику "Сложи, как считаешь правильным". При этом вполне допускается возможность пополнения этого набора любыми другими произвольно избранными кусочками. С точки зрения добавления материала, свобода адепта почти безгранична, поле для его творчества беспредельно. Теоретически каждый может придумать "своего" бога (и быть его пророком), "свою" космогоническую и космологическую модель, как бы выкладывая мозаику идей, фактов, субъективных ощущений. Ситуация усугубляется тем, что далеко не все адепты осознают разницу между знанием и информацией. А между тем, знание, в отличие от информации, имеет структуру. Разница такая же как между готовым домом и грудой стройматериалов - для создания жилища мало сложить плиты, кирпичи, трубы и рубероид в один красивый коллаж; их придется очень аккуратно собрать в строго определенном порядке. Поэтому в большинстве случаев нет никакого толка в обилии информации (в том числе и "эзотерической") если человек не имеет навыка систематизации и внятного набора понятий. Доступ к информации (даже "эзотерической"), таким образом, совершенно не означает обладания эзотерическим знанием. Многие адепты черпают огромные объемы информации из разных, не связанных между собой, источников, а затем вынуждены решать проблему организации всего этого в систему. Постмодернизм как стиль мышления хорошо работает лишь с разборными конструкциями, потому информация в Нью Эйдже ценится гораздо выше системы знаний. Однако, как говорится в старом советском фильме, "нет ничего невозможного для человека с интеллектом"… Известно о деятелях XX века, придумавших свою религию - это Рон Хаббард, основатель дианетики, это также Джеральд Гарднер, один из родителей Викки; авторам этих строк случилось услышать о необходимости создания новой религии от тогда еще будущих отечественных деятелей славянского неоязычества. Таковой процесс является для многих если не смыслом жизни, то по крайней мере - созданием направляющих для личностного развития и духовного роста. Ведь если индивиду ясно, "каков бог", каковы его намерения относительно людей в целом и как устроен мир, то, разумеется, и собственный путь видится гораздо яснее. Последнее, конечно же, справедливо не только для последователей Нью Эйджа, но и для последователей других религий.

Однако есть нюанс, который позволяет взглянуть на явление немного иначе. Как уже отмечалось, в отличие от ряда традиционных систем, у адепта Нью Эйджа практически нет ограничений по используемому материалу (что, конечно, дает достаточно свободы хорошо образованному и эрудированному человеку), но стиль мышления должен быть именно постмодернистким. Он же предполагает отрицание рамок, деструкцию, "нестрогое" мышление, стиль интеллектуальной игры, релятивизм.

Именно в выборе техник интерпретации и стиля мышления заканчивается интеллектуальная свобода. Все имеющееся изобилие материала протаскивается через игольное ушко одного лишь интеллектуального течения (справедливости ради скажем, что именно через это ушко верблюды могут проходить шеренгами). Однако многие наблюдатели или же участники вовсе не замечают тех ограничений, которые накладывает постмодернизм в качестве стиля мышления или же не считают подобные ограничения за недостаток. Так работа крупных европейских оккультистов и эзотериков дали Нью Эйджу теоретическую основу, а интеллектуальный метод постмодернизма - метод.

Краткий спектр популярных направлений в течении Нью Эйдж

Здесь мы сочли познавательным сделать небольшой обзор наиболее распространенных или заметных по своим особенным качествам направлений Нью Эйджа.

Гуманистическая астрология или астропсихология

Большинство значимых символически систем так или иначе были переосмыслены в духе идеологии "новой эры" и приспособлены для "расширения сознания", бесед с мирозданием, выявления плохой кармы и прочих увлекательных вещей.

В духе теософии астрология была переосмыслена Аланом Лео и, уже упоминавшейся нами в начале статьи, Алисой Бейли. Забвение астрологических принципов в начале XX века было настолько полным, что многие идеи модерн-астрологии утвердились без сопротивления и все те теософские принципы, о которых мы говорили, были применены к астрологии. Последняя оказалась очень подходящей для сопровождения духовного роста адепта и была создана новая философия астрологической работы. Модерн-астрология исходит из предположения (вполне теософского и вполне соответствующего духу Нью Эйдж), что каждый человек совершает восхождение по лестнице личной эволюции и астролог суть его проводник на этом пути. Мало кто может спорить с тем, что люди в процессе жизни развиваются, осваивают какие-то навыки, сталкиваются с трудностями, приобретают опыт и реализуют себя. И подавно никто не хочет двигаться по пути жизни в темноте, многие сочтут разумным посветить себе фонариком. Этим фонариком и была астрология на протяжении веков. Что же изменилось? Почему надо было отвергнуть то, что хорошо работало?

Д. Радьяр в своей книге "Астрология личности" объясняет причину: "Астрология сводилась к обыкновенному предсказанию судьбы и имела дело с конкретными событиями. Но события сами по себе не важны. Важно значение, которое мы им придаем. Только после обретения значения в центре нашей души, события становятся реальными. <...> Мы, следовательно должны знать, каковы мы сами, а не какие события могут с нами случиться". Это классическое ньюэйджевое смещение акцента с объективной реальности в пользу субъективного восприятия. Возможно кому-то такое смещение акцентов покажется незначительным, но в астрологии речь идет о смене методологических эпох. Вместо фонарика нам предложили рентгеновский аппарат. Хотя последний, бесспорно, очень современная и, при определенных обстоятельствах, весьма полезная вещь, однако он совершенно не предназначен для прогулок в темноте.

Согласно новой астрологической философии, каждый человек рождается с определенным потенциалом, а в ходе жизни должен расти и развиваться, покоряя вершины духовных уровней. Его жизнь будет становиться все лучше и чище по мере развития (этот посыл получил свое окончательное оформление в идее уровней "проработки" планет/знаков/домов). Таким образом, клиент является учеником, а мироздание (Вселенная, Абсолют) выполняют педагогическую роль, проявляя свою волю при помощи планет, звезд и иных объектов. В этих новых принципах работы астролог мог быть проводником даже не по миру реальности (которая объявлялась глубоко вторичной!), а по внутреннему миру клиента. Поскольку примат духовного (тонкого) мира сомнению не подвергался, и зависимость мира материи от мира духовного считалось доказанной, то, естественно, предметом изучения в новой астрологии становилась не обыденность, а духовная сущность человека, его внутренняя жизнь. Таким образом, астрология "новой волны" могла гордиться тем, что не опускается до таких мелочей, как предсказывание событий. Стала стремительно вырабатываться новая терминология и изобретаться новые, подходящие к задачам, методы и, буквально в течение нескольких десятилетий, на руинах старой астрологии выросло современное здание, мало чем напоминавшее предшественника.

Концентрация на внутреннем мире клиента практически обрекала новых астрологов на попытки породниться с психологией. Подобные усилия предпринимались и Аланом Лео, но самые значимые шаги были сделаны Дейном Радьяром, который использовал теории Юнга для окончательного закрепления за астрологами территорий душевной (духовной) жизни и сопровождения процесса индивидуации: "Гуманистическая астрология по существу имеет дело с проблемами сознания. Она основана на философии сознательного восприятия. Она требует от каждого индивидуума, чтобы он воспринимал, каким он потенциально является - в целостности, без приклеивания каких-либо этических ярлычков "хорошее-плохое", "удачное-неудачное" и т.д. Это означает, что человек должен воспринимать карту рождения такой, как она есть, и быть полным решимости осуществить все, что заключено в ней. Но то, что заключено в карте рождения, должно быть увидено в полностью новом, нетрадиционном свете, в осознании того, что каждая карта выполняет существенное назначение, все имеют ценность, и что он, как олицетворяющий ее индивид, сам является этим назначением, каким бы оно не было и как бы общество или родители не рассматривали его ценность." (Д. Радьяр "Астрология как Карма-йога") Если астролог прошлого выдавал информацию отталкиваясь от запроса, то астролог новой формации способен (должен хотя бы попытаться) подвести почти любой, даже самый практический запрос к проблеме самосовершенствования клиента и необходимости покорения новых духовных уровней.

Астрологическая картина мира прежде формировалась под влиянием теологии. Потеря христианством своих позиций, сделала неизбежным забвение религиозных основ старой астрологии. Дошло до того, что со времен Лео и Радьяра только ленивый не пинал традиционную астрологию за приземленность (ведь она ориентирована на объективную реальность, на события) и материализм. Разрыв с христианством и изменение стиля мышления, сделало создателей новой астрологии совершенно невосприимчивыми к сути астрологических принципов, завязанных на теологию. В движениях небес задолго до А.Лео и Д.Радьяра видели промысел Бога, а изучение астрологии всегда предполагало стремление познать божественную волю. Посему никакого более высокого смысла в якобы приземленную область знания, реформаторы не привнесли. А вот замена личного Бога Абсолютом, включение в астрологическую работу новых понятий (заимствованных из теософии и теорий К. - Г. Юнга), концентрация на внутреннем мире и личной эволюции - все это действительно требовало серьезных реформ традиции, выработки совершенно иных принципов астрологической работы и новых методик.

В течение нескольких десятилетий появилось множество вариаций модерн-астрологии и по сей день возникают астрологические школы с собственными оригинальными подходами и наработками (яркий пример - Гамбургская школа астрологии). И на настоящий момент есть основания для оптимизма, поскольку параллельно развивались и другие перспективные астрологические школы, не затронутые Нью Эйджем и продолжавшие астрологическую традицию, а в конце XX века начал возрождаться интерес к астрологии Нового времени и к средневековой (арабской) астрологии. Хотелось бы надеяться, что эти ветви астрологического дерева не будут поглощены Нью Эйджем, а будут развиваться в духе астрологической традиции и в дальнейшем составят конкуренцию фактической монополии астропсихологии.
Неоязычество и Викканство

Неоязычество, как реконструкция языческих верований, в западном мире имеет два основных корня. Первый это течение "фолькхистори", мифологическое поэтическое осмысление истории своего народа и края, случившееся в последней трети XIX века в Европе. Второй - мистические опыты оккультных орденов того же периода главным образом с древнеегипетским пантеоном, но также и с кельтской низшей и забытой высокой мифологией (проводимые, например, Йейтсом и его соратниками) и даже позже преданные презрению и воплощенные в ритуалах фантазии нацистских оккультистов о нордическом мифе и мире. В плодородной для произвольных верований почве Нью Эйджа оба корня опростились, но пошли в рост.

Неоязычество в настоящее время представляет собой два направления: индивидуальные, произвольные верования индивидов, способные сочетать представления о различных религиозных и мифологических традициях, воспринимаемых как образный ряд и обычно групповые верования, сочетающиеся с ритуальной религиозной практикой, с одной стороны тщательно реконструируемой, с другой - полностью зависящей от влияния и личных воззрений лидера. К последней разновидности относятся неоязыческие общины скандинавского толка (т.н. религия Асатру) и славянские родноверческие общины. Викка - неоязыческая религия современного ведьмовства, которая базируется на фантазийной исторической реконструкции матриархата и/или ведовских культов Европы.

Современное неоязычество это удел городских жителей, далеких как от традиционной культуры предков, так и от сезонных сельскохозяйственных циклов, которым, тем не менее, придается ключевое значение в реконструкции архаической обрядности. В редких случаях прямолинейная данность образа (сюжета, символа, ритуала) интерпретируется через внутреннюю, интрапсихическую реальность.
К. Кастанеда и его учение

Учение Карлоса Кастанеды было очень популярным в России в 1990-е годы XX века и, хотя в настоящее время оно сошло практически на нет, но является крайне достойным описания. Легендарным источником "учения тольтеков", посредником при передаче которого объявил себя писатель К. Кастанеда, стал некий старый индеец дон Хуан и его соратники. Позже к К. Кастанеде присоединились несколько других авторов - женщин, которые поддержали строительство его мистификационного "магического мира". Если начиналась мистификация в модных в эпоху хиппи наркотических откровениях (первая книга вышла в 1968 году), то постепенно она пришла к философскому описанию мира, в котором бренная реальность и социальные отношения это ничто, и лишь истинные маги, великие существа способны преодолеть ограничения этой реальности. Мистификация и ее учение обладало изрядным обаянием и привлекало людей молодых и социально/эмоционально неопытных или же более зрелых, но дрогнувших перед кризисом и эпохальным разворотом мира для пост-Советского пространства в 1990-х.

Основной целью магической жизни в учении Кастанеды является осознание, в противоположность эмоциям, межличностным отношениям, иному взаимодействию с реальностью; это культ индивидуализма, воли и самоконтроля (при допущении употребления наркотических веществ, галлюциногенов). Среди методов предлагается "стирание" т.е. отказ от личной истории; избавление от "чувства собственной важности" т.е. отказ от социальной или личной самоидентификации (в реальности происходит подмена реальной социальной идентификации абстрактной формой "мага" в рамках этого учения); прекращение внутреннего диалога, т.е. на самом деле отказ от реального осознания и рефлексии; "контролируемая глупость", т.е. пренебрежительное и временами инфантильное отношение к любой социальной необходимости; избавление от любых распорядков и правил - в рамках борьбы с враждебным настоящему "магу" реальным и бренным миром. После смерти родоначальника направления, его последователи преподнесли неофитам неисключительную (сравним подобные же верования касательно Любавичского Ребе в современном хасидизме) легенду о том, что "на самом деле он не умер".
Тантра и телесные практики

Исторически Тантра - одно из религиозно-мистических направлений в индуизме, сфокусированное на двуединой (мужеско-женской) природе мира и соответствующими магическими и ритуальными манипуляциями с оными энергиями, доступными человеку. В течении Нью Эйдж Тантра лишилась всяческого религиозного подтекста и смысла, став синонимом сексуальных, зачастую групповых, опытов, потому мы будем называть ее нео-тантра. При этом все возможные опасения, или сомнения потенциальных участников разрешаются общими словами и призывами к мировой гармонии. Одним из лозунгов современного Нью Эйджа является "принимайте себя таким, каков вы есть", а в данном случае простодушному в духовности, но хитрому в житейском опыте обывателю предлагается относиться к своей "сексуальности" как самому источнику сакральности, а к себе как к "мистерии многомерных энергий", что в теории непременно даст способность мужчине удовлетворить любую женщину, женщине - получать непрекращающийся оргазм, а всем вместе - почти вечную молодость, а на практике возможность удовлетворять свои телесные нужды без смущения и обязательств, как на основе бескорыстного любопытства, так и материальной заинтересованности. Неотантра зачастую сводится для адептов к идеям "секса для здоровья" и весьма туманным представлениям о покорении неких духовных высот. Однако в определенном смысле тантрические занятия при подходе "секс для здоровья" способны нанести гораздо меньше вреда, чем при отношении к ней как к духовной практике.

Акцент на телесном начале в неотантре есть логичное развитие полемики с ортодоксальными религиями, где телесное воспринималось "низким" (по положению в структуре человека) и источником слабостей, переходящих в пороки. Напротив, в неотантризме (как в большинстве течений Нью Эйджа) культивируется восприятие тела как чисто положительного (позитивного) ресурса или даже источника духовной силы. Основные сомнения и даже враждебность вызывает разум, точнее, та его часть где располагается критическое мышление. Для сравнения - в ортодоксальных религиях тело может служить базой для духовных упражнений (это обиталище души адепта), поэтому его надо держать в работоспособном состоянии, но и только. Неотантра противоположна христианству (и другим ортодоксальным) в первую очередь из-за потакания чувственной природе человека, из-за идеализации этой природы природы и привязку духовного совершенствования именно к ней (что нонсенс). Традиционная иерархическая структура человека "чувства-разум-дух" (характерная даже для индусов) в процессе практик неотантры нарушается и искажается. Это возвышение чувственного (животного) начала над разумным (т.е. собственно человеческим), к сожалению, характерно для многих течений НЭ. Даже в норме животная часть человека стремиться к телесным удовольствиям (комфортным условиям) и восстает против всего, что может этому помешать. Разум потому и стоит выше, что может вывести волю из-под контроля чувственного (т.е. животного) начала и переориентировать человека на иные цели, не связанные напрямую с обеспечение выживания/комфорта/размножения, которые главенствуют в животной части. Кроме того, далеко не все практикующие современную тантру разделяют соответствующие представления о двуединстве мира, поэтому в лучшем случае (когда человеку не наносится вред) тантрические занятия превращены в сексуально окрашенную гимнастику плюс набор упражнений на концентрацию/расслабление.

В целом, пропаганда сакральности тела - общее место телесно-ориентированных нью-эйджевых практик. Прямолинейность абсурдных и общих, но непременно позитивных утверждений зовет к пылкой преданности и обещает все блага мира: внезапную гармонию духа и тела, счастье, любовь, способность творить свою судьбу, моральное, физическое и душевное превосходство. И тут трудно не вспомнить христианское описание соблазнов Дьявола…
Симорон

Симорон - бытовая магия Нью Эйджа, веселая игра, в которой все призы настоящие. На примере этого течения мы наблюдаем плавный переход от концентрации на сфере духовного (как попытке противовеса материальной цивилизации) и бывшего трендом дауншифтинга к банальному "наколдовыванию" социального успеха, обращение к адепту, который хочет материальных благ и социальных достижений, но не может или не хочет это реализовать привычными методами. В симороне, трансерфинге и прочих подобных направлениях духовная эволюция вытесняется эволюцией социальной или простым обывательским благополучием. Симорон есть простой набор магии "Человек сам кузнец своего счастья", когда адепт играет с мирозданием как с котенком и в процессе игры получает желаемое. Здесь характерно потребительское отношение к миру. Можно привести в пример распространенные сейчас письма "дорогому мирозданию", в которых люди в шутливой форме высказывают свои желания. Обычно человек действительно обозначает самые важные для него вещи и относится к ним более чем серьезно, но правила игры требуют прикрыть их несерьезной, ироничной формой.

Легкое отношение к жизни и способность положиться на судьбу или на Бога вовсе не является особенностью Симорона, и даже, как ни странно, имеет корни в христианстве: "Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?" Однако акцент в христианстве стоит на том, что Бог заботится обо всем сотворенном им. О симоронисте заботится не христианский Бог, а Вселенная или Мироздание (проще говоря - уже не единожды упомянутый безличный Абсолют). Если мир в симороне/транссерфинге что-то вроде площадки для игр и творчества - мироздание заботливо, Абсолют чуть ли не услужлив. Предполагается, что за игры с реальностью, за свои бесконечно генерируемые желания-требования, человеку не будет ничего особенно плохого. Мир просто ждет того, когда мы пожелаем жить с ним в гармонии и желать того, что нам предназначено. А предназначено нам, конечно же, все самое лучшее - здоровье, комфорт, самореализация, благосостояние и семейное счастье. Согласно этой вере и не может быть иначе.

Мы неоднократно говорили об отличиях веры в личного Бога (иудаизма, христианства и ислама) и в "безличный Абсолют", потому что отличия действительно принципиальны. Например, христианину желать себе (т.е. просить у Бога) джип, квартиру и семейного уюта не то чтобы зазорно, но излишне, так как подобные желания генерируются чувственной/телесной/животной частью личности и отвлекают от главной цели - стяжания благодати. А вот поклоннику Нью Эйджа желать (просить у Абсолюта) того же самого вполне нормально и хорошо (так как он, как правило, лояльно относится к пожеланиям чувственной части личности, а про существование благодати не в курсе даже теоретически). Эта будто бы невинная подмена Бога Абсолютом, открывает перед адептом невиданные возможности, как по переосмыслению массы библейских притч, так и по генерированию материалистических/обывательских желаний. Желать можно практически все что угодно - денег, славы или же домик у моря "с блэкджеком и шлюхами". Ограничений, как правило, только два: этический момент (не поощряются цели, которые досаждают другим, т.е. портят "экологию" мироздания), а также желание должно быть "истинным", то есть именно тем, что и человеку, и Вселенной действительно нужно (здесь есть не случайное совпадение с Истинной Волей А. Кроули).

Обратная сторона этой медали - восприятие любых событий как дидактические послания мира (сиречь Бога как Абсолюта) и если с тобой случилось что-то плохое, то сам виноват. А поскольку четких правил поведения и этики, взаимоотношений ни с Богом, ни с людьми, ни с социумом в Нью Эйдже нет, то вина оказывается исключительно непростой загадкой и приводит к бесплодной саморефлексии или бесплодному же чувству вины - вне понимания и принятия правил той самой божественной воли, от которой и зависит награда или наказание человека в структурированных верованиях.

Традиционализм как "правое" течение Нью Эйджа

На первый взгляд традиционализм не только не находится в русле Нью Эйджа, но и противостоит ему как одной из разрушительных тенденций западного мира. Вместе с тем, традиционализм есть течение вполне современное, имеющее к традициям очень опосредованное отношение и, более того, находящееся целиком в русле постмодернизма и родственное Нью Эйджу. Почти все течения Нью Эйдж предполагают значительную степень личной свободы своих членов и плохо организованы. Традиционализм также совершенно не бросает вызов атомарному обществу, а фактически аккуратно встраивается в него.

Интересно в нем, однако то, что он возвращает нас к понятию объективной истины. Основателем учения считается французский мыслитель Рене Генон.

Центральными идеями упомянутой традиции являются:

1. Отрицание идей социальной эволюции. Согласно Генону, человечество не развивается, а деградирует. Идеализация т.н. "примордиальной традиции" и связанного с нею своеобразного "золотого века", когда духовный смысл пронизывал все сферы человеческого существования. Тема исторического развития человечества раскрывается с помощью индийского цикла Мантавары, когда изначальная духовность с течением тысячелетий приходит в упадок и в конце Кали-Юги (современного периода) угасает окончательно.

2. Понятие сакрального (противоположность современному и профаническому), роль духовности не как чувственной, а как интеллектуальной идеи.

3. Возврат к вопросу смысла существования человека и человечества и к определяющей (ведущей) роли религии в понимании предназначения. Традиционализм в некотором роде реабилитирует религию, утверждая, что в идеале не религиозные истины должны адаптироваться к требованиям светского общества, а совсем наоборот. Такая постановка вопроса сама по себе есть вызов современным тенденциям и обществу потребления (а следовательно - всему современному экономическому устройству).

4. Идеализация Востока и восточных цивилизаций (в частности индийской, кроме того, другой экзотики, вроде суфийской традиции). Здесь интересно то, что, как мы уже говорили, многое в учении Блаватской было заимствовано Нью Эйджем именно из индийской культуры, а экзотические верования являются основным образовательно-идеологическим кормом последователей направления.

5. Понятие иерархического устройства мира, ценности иерархии, выделения элит как движущей силы общества - в пику современному "демократическому", декларирующему всеобщее равенство мироустройству. Из этого и, частично, предыдущего пункта вытекает принятие кастовой системы (как продолжение ценности иерархии) и идеализация этой системы, наделение ее сакральным смыслом. И несмотря на кажущийся дикий консерватизм (реально существующая кастовая система в Индии является атавизмом), эта идея Генона нам представляется всего лишь оригинальной вариацией ньюэйджевской идеи "духовных уровней". Прежде всего потому, что он делает упор не на наследование ребенком принадлежности к варне родителей (как это происходит в реальности), а на некое "внутреннее соответствие" человека.

6. Провозглашение единой для всех людей истины как цели всякого подлинного познания. Это примечательно на фоне того, что понятие истины сейчас окончательно отторгнуто наукой с одной стороны и совершенно обесценено релятивизмом Нью Эйджа с другой.

7. Возвращение божественному (надчеловеческому) главной роли в системе ценностей и отрицание ценностной модели "светского гуманизма", на которую сейчас опирается западное общество. Человек и его желания, его свобода и творчество не могут быть центром мира или вершиной иерархии ценностей, ибо божественное (надчеловеческое) несравненно важнее. Отсюда следует критика индивидуализма и субъективизма.

Теоретически традиционализм довольно далеко отстоит от основной линии Нью Эйдж, иногда конфликтует с последним и враждебен теософии. Однако на практике мы видим несколько иное. Если вернуться к основным положениям теории Блаватской, которые мы перечисляли выше, то можно заметить совпадения в ключевых пунктах. Также как и теософы, традиционалисты опираются на личный эзотерический опыт (что делает бунт против индивидуализма и субъективизма современности как минимум, лишенным смысла). Также они опираются на идею сущностного единства религий, что приводит их к мысли о тождественности символов и побуждает к смелым выводам в этой области: "…во всех случаях, когда мы имеем дело с остатками исчезнувших цивилизаций, невозможно понять их действительное значение иначе, чем через сравнение их с аналогичными элементами живых традиций. И это верно даже по отношению к Средневековью, многие элементы которого полностью потеряли смысл для современного Запада. Только через установление контакта с живыми традициями можно воскресить то, что еще способно возродиться, и это, как мы постоянно подчеркиваем, одна из величайших услуг, которые может оказать Восток Западу" (Р.Генон "Кризис современного мира")

---------------------------------------------------------------------
Однако здесь нам хочется сказать и о положительном значении традиционализма, течения живого и интересного. Во-первых, надо отметить попытки сформировать новую ценностную модель идущую не от потребностей чувственной человеческой природы, а от божественного замысла. Во-вторых, очень смелым в рамках Нью Эйджа является утверждение понятия истины, единой для всех людей. В-третьих, четкое разделение человеческого и божественного, с установлением главенства последнего, также характерен разве что для ортодоксальных авраамических религий. Традиционализм идет вразрез с крайним конформизмом Нью Эйджа, добиваясь изменения ценностей с учетом традиций, бросая вызов главенству светского гуманизма и всему обществу, нацеленному на потребление материальных благ и непрерывное повышение "уровня жизни". В этом идеологическом посыле (не в методах!) он стоит, наравне может быть с возрождающейся вновь традиционной (сформированной до XVII века, т.е. до секуляризации Нового времени) астрологией отдельно от всего "левого" Нью Эйджа.
Заключение

Подведем некоторые итоги воцарения идеологии Нью Эйдж в духовной сфере Запада. Во-первых, ее попытка уравновесить и "исправить" материализм западной цивилизации совершенно провалилась. Само движение из-за своей фрагментарности и конформизма оказалось способным занять почти все постхристианское пространство (что само по себе поражает), но самым видимым его достижением на этом пространстве стало создание насквозь коммерческой "духовно-развлекательной" индустрии. Спрос на духовность действительно был значительным, и это вышло большим боком - у всех значимых учений появлялись лайт-версии, которые, быстро распространяясь, уничтожали саму возможность какого-либо развития и роста. В этом не было бы большой беды (в конце концов, многие религии воспринимаются массами в облегченной форме) если бы не отрицание понятия "истины", ориентация сугубо на внутренний мир индивидуума предопределившие невозможность формирования интеллектуальной/духовной элиты. При ориентации на массового потребителя, данное обстоятельство, понизило планку производимого интеллектуального (не говоря о духовном!) продукта до неприличного. Механизмы этого мы не будем перечислять, просто заметим, что при категорическом отрицании институциональных посредников (в лице религиозных институтов и их служителей, например) в Нью Эйдж допускают и даже приветствуют посредников информационных. Сведения о традиционных религиях и учениях (христианства, каббалы, индуизм) адепт получает в переосмысленном и "адаптированном" виде (в обиходе этот принцип выражается риторическим "Какая разница откуда брать информацию?"). В целом, акцент на доступности духовного (эзотерического) материала вкупе с демонстративным отрицанием истины, обеспечивает новым религиям невиданную широту охвата, но никак не высоту полета.

Из мейнстрима течения вымываются фундаментальные вещи в угоду модной общественной практике - например, если понимание важности объективной истины еще как-то проскакивало в сочинениях Блаватской и Рерихов, то уже сейчас в среде Нью Эйдж (за исключением традиционализма) лишь подозрение в "претензиях на истину" воспринимается как тяжкое оскорбление. Если Истины нет, то ее нельзя исказить, а следовательно - и нет разницы в источниках информации, и все мнения одинаково ценны, и все люди одинаково правы. Не в этом ли залог Мировой Гармонии и спокойной жизни в политкорректном обществе?

Во-вторых, Нью Эйдж, вместо того чтобы противостоять атомизации общества, напротив, усиливает эту тенденцию, способствует духовной и социальной отчужденности. Группа может держаться за счет преданности учителю (основателю новой традиции) или/и за счет организационно-коммерческой составляющей, когда объединение дает возможность реализоваться амбициозным участникам. Горизонтальные социальные связи крайне слабы, а их функциональность неочевидна, поскольку обсуждая, к примеру, свой персональный опыт, адепт почти гарантированно сталкивается с отсутствием общих критериев и терминологической путаницей.

Новая Эра обещала очень много в начале своего появления, но в результате оказалась для Запада теми самыми широкими вратами, что ведут на погибель: истинно ценные религии, сформировавшие культуру и цивилизацию Запада (иудаизм и христианство) были отвергнуты, но взамен не предложено ничего сколько-нибудь существенного. По-прежнему нечего противопоставить прекрасно подготовленным идеологам ислама, кроме устаревших идеалов Просвещения и светской этики (в более современном варианте - т.н. прав человека). Но перед лицом ислама все это выглядит, как минимум, сомнительно, ибо человек, отвергающий Бога как высшую ценность, в этой религии изначально ущербен и не воспринимается как равный. Благодаря экономике и мощной цивилизационной модели, превосходство Запада удерживается, однако в духовном отношении он превращается в банкрота, в языческий (в значении идолопоклонничества) мир, разобщенный и уязвимый.

В-третьих, Нью Эйдж совершенно ничего не может противопоставить существующей экономической системе. При всей широте распространения, это идеологическое и духовное течение не производит никаких социально-экономических перемен, а напротив, поощряет интроверсию и социальную пассивность при активном развитии духовно-развлекательной индустрии (несколько более выгодно смотрятся на этом фоне, пожалуй, только неоязычники со своей экологической направленностью). Отдельные экологические движения под влиянием Нью Эйджа стали заложниками всеобщей фрагментарности направления: берутся опекать дельфинов, обезьян, тигров и бездомных кошечек (которых, конечно же, необходимо опекать и защищать), избегая системных действий против нынешней экономической модели, губительной для всей экосистемы планеты. И в этом отношении опять же можно посетовать на отсутствие интеллектуальной/духовной элиты в Нью Эйдже, способной обозначить проблему и выработать общий курс. Проблема в том, что подавляющее большинство адептов направления это городские жители благополучных стран и они крепко завязаны на существующую экономическую модель, обрекающую не только Запад, но и весь мир на дальнейший самоубийственный рост потребительских рынков, где откровения, магические умения и телесные практики продаются не менее бойко, чем игровые приставки и автомобили.

Кроме того, среди неупомянутых в данной работе идеологических источников Нью Эйджа необходимо вспомнить следующие: христианство с идеей "педагогической роли мироздания"; левые политические движения, которые дали значимость мнения меньшинства; феминистские и пост-феминистские течения, которые дали идеологию сакрального матариархата, культа сакральности женской природы и женского тела; наркотическая и сексуальная революция хиппи; а также масс-культура с ее требованиями упрощенного материала. В сочетании с уже описанным и давно выстраданным этапом секуляризации сознания в западной культуре, развитием принципов индивидуализма в культуре и постмодернизма в когнитивном стиле эпохи они и подарили нам современный "мир Нью Эйджа", в котором даже ортодоксия становится более поверхностной и суеверной, идя на поводу или оказываясь плотью от плоти толпы в океане импорта религий и глобализации верований.

Таким образом, итоги получаются очень неутешительные. У Нью Эйджа не вышло создать на Западе новую жизнеспособную религию, а получилось дать множество маленьких учений и культов, которые не то что ислам, но и, изрядно пострадавшее от предшественников Нью Эйджа, христианство, не рассматривают всерьез ни в интеллектуальном, ни в духовном, ни даже в институциональном плане. Банкротство ключевых идей направления понемногу становится очевидным все большему числу людей, так или иначе причастных к этой мега-религии. Вряд ли имеет смысл ждать какого-либо нового разворота, который шел бы в разрез с уже существующими тенденциями. Нью Эйдж, разумеется, способен существовать еще неограниченно долго - до тех пор, пока не появится внятная альтернатива, зиждущаяся совсем на иных принципах. Нельзя предугадать будет ли это экспансия исламской идеологии или новая реформация в христианстве, или совершенно иное религиозное движение. Второго шанса на неторопливое эволюционное развитие духовной сферы Западу наверняка не представится, а намечающийся крах западной экономической модели, может стать тем самым моментом истины."

Полный текст и источник- http://pryahi.indeep...ry/new_age.html

#11 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 26 Август 2014 - 11:52

Одно из основных субкультурных движений рожденных в 60-ые- "хиппи".

1) Статья "История субкультуры хиппи"

"Любовь и агрессия, война и мир, наркотики и музыка, одежда, свобода, философия, поиск себя — хиппи во многом были первопроходцами. Идеи хиппи, казавшиеся в 70-е годы консервативным обывателям утопическими, вошли в менталитет современного человека на уровне само собой разумеющегося. Однако до сих пор у многих людей в головах живет набор определенных стереотипов, связанных с субкультурой хиппи. Эта статья посвящена тому, чтобы составить у человека совершенно объективный взгляд на движение 60-х.

Слово хиппи произошло от слов «хип» или «хипстер», употребляемого битниками для описания кого-либо, являющегося частью их сцены. Буквально это значит знать, так «хип» — это тот, кто «понял», «осознал», кто мудр. Хиппи сами себя никогда так не называли. Они предпочитали зваться «прекрасные люди». Однако средства массовой информации обыграли термин «хиппи» и использовали его повсюду, чтобы описать массы молодых людей, отращивающих длинные волосы, слушающих рок музыку, употребляющих наркотики, практикующих свободную любовь, съезжающихся на различные фестивали и концерты, устраивающих демонстрации и отвергающих массовую культуру начала 60’х.

Впервые в печати слово «хиппи» появилось 5 сентября 1965 года. Майкл Фаллон, писатель из Сан-Франциско, использовал термин «хиппи» в статье, посвященной контркультуре Сан-Франциско, где описывал кофейню Синий Единорог, в которой собирались Общество Борьбы За Легализацию Марихуаны (LEMAR — Legalize Marijuana) и Лига Сексуальной Свободы. Также Фаллон употреблял этот термин, описывая дома, в которых жили хиппи.

Во время Лета Любви 1967 средства массовой информации, обозревая события, происходящие в Сан-Франциско, использовали термин «хиппи», описывая людей, собравшихся здесь. По мере развития событий СМИ стали показывать отрицательные стороны жизни хиппи — бедность, жизнь на улице, передозировка наркотиками, подростковая беременность и антивоенное движение, которое раскалывает страну. Хиппи превратились в нечто негативное для подавляющего большинства американцев.

Сегодня термин «хиппи» все еще вызывает во многих гнев, страх, враждебность и негодование. К сожалению, это предубежденность передалась и молодому поколению. Многое молодые хиппи сегодня нарекаются этим термином и пытаются вернуть ему положительное значение.

«Хиппи — это лейбл, навешенный истеблишментом, на глубокий, невидимый, скрытый эволюционный процесс. На каждого босоногого хиппи в фенечках и цветах приходятся тысячи невидимых участников андеграунда. Людей, чьи жизни настроены на их внутреннее видение. Тех, кто выпал из этой телекомедии Американской Жизни».
Тимоти Лири (Политика экстаза, 1967)


Быть хиппи — это вопрос принятия универсальной системы убеждений, которая превосходит общественные, политические и моральные нормы любой структуры истеблишмента, будь то класс, церковь или правительство. Каждый из этих мощных институтов имеет своей целью контроль или даже порабощение людей. Каждый из них должен защищать себя от угрозы реальных или вымышленных врагов. Так мы видим, что история — это парад бесконечных конфликтов класса с классом, религии с религией, страны со страной. После тысячелетия воин и распрей, в которых не счесть число пострадавших, мы должны подняться выше наших незначительных различий.

Путь хиппи противоположен всем подавляющим структурам власти, поскольку они противоречат целям хиппи — любви, миру, свободе. Поэтому истеблишмент боялся и подавлял движение хиппи в 60’х, как революцию против установленного порядка. Это же послужило причиной и того, что хиппи не смогли объединиться и перевернуть систему, раз уж они отказались от создания собственной основы власти. Хиппи не навязывают другим свои убеждения. Вместо этого хиппи хотят изменить мир по причине и живя в согласии с тем во что верят.

Быть хиппи, значит верить в мир, как способ разрешения разногласий между людьми, идеологиями, религиями. Путь к миру лежит через любовь и терпимость. Любить — значит принимать других такими, какие они есть, давать им свободу выражать себя. И уж, конечно, не осуждать их за внешний вид. Это суть философии хиппи.

Наше общество предоставляет человеку только несколько недель в году на преследование собственных целей. Все оставшееся время он — раб системы. Хиппи отвергают стиль жизни с 9 до 17 и поэтому служат объектами насмешек для тех, чья жизнь размерена часами. Запрограммированные люди ревнивы и негодуют по поводу свободы, которой мы обладаем. Абсолютная свобода, которую представляют хиппи, является величайшей угрозой любой системе, в которой управление основывается на власти.

Со свободой приходит и ответственность. Система делает для нас нелегким выживание, если мы не отрекаемся от наших ценностей. Поэтому необходимо открыть альтернативные пути существования, чтобы не быть обузой для других и бременем для земных ресурсов. Хиппи опробовали множество образов жизни и альтернативных видов бизнеса, включая коммуны, совместные предприятия, холистическую медицину и здоровое питание. Мы обращали внимание каждого на окружающую среду, чтобы подчеркнуть нашу ответственность перед нашей планетой и будущими поколениями.

Другие убеждения, которые вытекают из философии хиппи: земная духовность, как вера в Гайю (Землю, как единый организм), движение зеленых (политическая деятельность), а также шаманизм и вегетарианство. Эти философские и политические взгляды отображают уважение к природе и планете в целом, то есть то, что так не хватает нашему капиталистическому и материалистическому обществу. Миру нужны хиппи, чтобы показывать альтернативы сложившейся системе и предупредить о грозящих бедствиях, которые наступят, если мы не изменим наш образ жизни. Цель не в том, чтобы каждого сделать хиппи (против чего нам тогда протестовать?). Скорее мы пытаемся повлиять на других своим примером через терпимость и любовь и проповедуя достоинства пути хиппи.

«Я пошел нехоженой тропой, в этом вся разница». Роберт Фрост (Тропа нехоженая)

Так что быть хиппи это не манера одеваться, вести себя, не экономический статус или социальное положение. Это философский подход к жизни, придающий особое значение свободе, миру, любви и уважению других и Земли. Путь хиппи никогда не умрет. Хиппи были всегда с тех пор, как общество наложило правила на Иисуса, на Генри Дэвида Торо, на Джона Леннона, на тебя и меня. В каждом из нас живет маленький хиппи. Только он был подавлен в процессе социализации. Нужно его найти и вырастить. Только тогда можно будет полностью реализовать свой потенциал.

Многие обвиняют хиппи в распутстве, в диких сексуальных оргиях, в развращении невинных подростков и во всевозможных сексуальных извращениях. Никто не спорит с тем, что хиппи как никакое другое поколение были вовлечены в случайные сексуальные связи и сексуальные эксперименты. Свободная Любовь была настоящей сексуальной революцией, которая освободила миллионы американцев от превалирующих в 50-х пуританских взглядов на аяяй.

Дети, выросшие в Америке 50-х и начала 60-х годов, были подвержены целому ряду смешанных сигналов относительно секса и любви. Любовь была романтизирована радио и телевидением и представлялась, как нечто, что происходит с тобой сразу (любовь с первого взгляда) или, как чувство, которое вырастает со временем, по мере того, как пара лучше узнает друг друга. Секс был чем то, что обсуждалось крайне редко, а когда о нем заходил разговор, взрослые предостерегали их от таких ужасов, как мастурбация или секс до брака. Этот недостаток общения между родителями и детьми помог создать разрыв между поколениями.

Поколение 50—60-х учили, что сексом могут заниматься только те, кто любит друг друга, женат и имеет детей. Секс, любовь, брак и дети подавались в одной упаковке, и разделять их было нельзя. В любом другом случае секс считался ненормальным и мог привести к нежелательным последствиям (незаконнорожденные дети, болезни, извращения и даже смерть). Секс не представлялся ни забавным, ни интимным. То немногое, что они знали о сексе, они черпали из разговоров с друзьями или тайком разглядывая копии журнала «Плейбой».

Затем в 1966 была опубликована книга Мастерса и Джонсона «Сексуальные реакции человека». Полное медицинское пособие, проливающее свет на то, что происходит во время секса. Внезапно секс стал острым вопросом в Америке. Другая популярная книга «Все, что вы хотели знать о сексе (но боялись спросить)» давала ответы на самые общие вопросы о сексе (не в самом лучшем виде). Следом вышла «Удовольствие от секса» Алекса Комфорта, чей заголовок отражает изменившееся отношение к сексу в Америке (1972 г.).

Это внезапное просвещение относительно секса произошло не только благодаря нескольким книгам. Желание обсудить эту тему возникло в результате уже происходящей Сексуальной революции. Секс был повсюду, а средства массовой информации лишь обыграли это. В газетах стали появляться объявления сексуального характера, как только агентства поняли, что секс продается. Зарубежные фильмы, как, например, «Мне любопытно», и собственный американский фильм «Глубокое горло» своей непристойностью бросили вызов закону и проложили путь порно индустрии.

Индустрия мод поняла намек и породила мини-юбки и полупрозрачные блузки. Женщины сделали еще один шаг дальше и начали выражать новообретенную свободу, освобождая грудь от оков бюстгальтеров, приводя индустрию мод в смятение, а мужчин в восторг.

Так что же привело к сексуальной революции 60-х? Как от «никакого секса до брака» мы пришли к «если это приятно — делай это»? Ответ прост. Хиппи. Движение хиппи оказало значительное влияние на сексуальную свободу с США и где бы то ни было. Эта революция в сексуальных взглядах была более чем реакцией на пуританскую мораль 50-х и начала 60-х. Для хиппи настоящая свобода значит полное освобождение от всех социальных запретов.

Авторство же в том, чтобы жить и писать о сексуальной свободе принадлежит битникам. Аллен Гинзберг, Джек Керуак, Уильям Берроуз и другие жили необычайно свободной, сексуально экспрессивной жизнью. Их сочинения повлияли на хиппи, чтобы раскрыться в сексе и экспериментировать без чувства вины и ревности. Немногие кроме них писали о сексе в 50-х.

Гинзберг был на первом слете в Сан-Франциско, призывая всех любить друг друга. Хиппи слушали и экспериментировали с различными способами любви и секса. Они поняли, что секс — это такая же часть нашей жизни, как еда и сон. Это абсолютно естественный способ самовыражения. Хиппи учились преодолевать страхи, которыми были запрограммированы, и делиться телами так же легко, как мы делимся едой и мыслями.

Если ты не можешь быть с тем, кого любишь, люби того, с кем ты сейчас…
Стивен Стиллс (Люби того с кем ты сейчас)


Концепция Свободной любви, согласно убеждениям хиппи, значит, что ты свободен любить кого угодно, где угодно, когда угодно. Это способствует спонтанной сексуальной деятельности и экспериментам. Групповой аяяй, секс на публике, секс с несовершеннолетними — все табу были отброшены. Это не значит, что обычный секс между двумя взрослыми или моногамия отсутствовали совершенно, совсем наоборот. Тем не менее, открытое отношение стало неотъемлемой частью образа жизни хиппи. Это значит, что можно иметь отношения в основном с одним человеком, но если другой привлекает тебя, ты можешь развить эти отношения без злобы и ревности.

Это самая большая банальность — любить кого-то до безумия и заниматься с другим сексом до исступления; ты не даришь ему свое сердце, лишь отдаешь тело…

Свободная любовь отвергла всю эту упаковку любовь-брак-секс-ребенок. Любовь больше не ограничивается одним человеком, ты можешь любить всех, кого захочешь. В конечном счете, ты делишься с другими любовью, а не сексуальными партнерами. Любовь и существует для того, чтобы ей делиться. Хиппи также открыли, что чем больше ты делишься, тем больше получаешь. Так зачем беречь любовь только для избранных? Эта истина была одним из самых больших откровений хиппи.

Отношения между хиппи были таковыми, что то, чем двое (или больше) людей занимаются в согласии — их личное дело. Вероятно, много наивных подростков были соблазнены более взрослыми и опытными хиппи. Многие дети, которые убегали из дому и присоединялись к движению хиппи были совращены (что и в наши дни наблюдается среди беспризорников). Субкультура хиппи отвергала превалирующую мораль, обличая лицемерие взрослых. Средствами подросткового бунта всегда были (и остаются) аяяй, наркотики и рок-н-ролл.

Для хиппи секс был чем-то спонтанным. Если тебя кто-то привлекал, и условия были подходящими, ты занимался сексом. Это могло произойти где угодно: в микроавтобусе, в лесу или на фестивале. Свободная любовь царила всюду, особенно в коммунах, где сексом делились открыто. Хиппи не сильно заботились о том, что думают другие.

Здесь уместно упомянуть о том, что это происходило, еще до появления СПИДа. Тем не менее, венерические заболевания были главной проблемой активной сексуальной жизни. Подростковая беременность также стала довольно частым явлением. Благодаря сексуальной открытости, создавшей эти проблемы, вскоре общество начало заниматься этими вопросами, что вылилось в открытие бесплатных больниц, сексуальному образованию в школах, разрешению законов об абортах и рекламы сексуальной продукции. Это все прямой результат легкого поведения, которое хиппи спустили с привязи в обществе.

Но самое большое освобождение от запретов произошло через употребление наркотиков, в частности, марихуаны и психоделиков. Марихуана — это один из лучших афродизиаков, одно из лучших возбуждающих, когда-либо известных человеку. Она повышает чувствительность, в противовес алкоголю, который притупляет ее.

Самое важное, что психоделические наркотики и особенно ЛСД непосредственно ответственны за высвобождение хиппи от их сексуальных комплексов. Путешествие под ЛСД — это бесконечно тяжелый для души эксперимент, который сметает защиту собственного эго, оставляя человека в крайне остром и чувствительном положении. В этот момент, при подходящих условиях, секс более чем возможен. После ЛСД-трипа человек познает всю свою собственную сексуальную природу без всяких запретов.

Почтительное отношение хиппи к природе и всем естественным вещам — это часть языческой системы верований, принятой многими хиппи. Они воспринимают аяяй, как выражение нашей животной натуры, а не как нечто, что должно быть подавлено. Многие празднества хиппи напоминают языческие ритуалы старины. Музыка, напитки, танцы и наркотики — все это такая же прелюдия к сексу, как и праздник.

Таким образом, хиппи освободили Америку от пуританских сексуальных запретов через практику свободной любви, экспериментов с психоделиками и отвергнув преобладающую лицемерную мораль. Результатом этого явились свободный поток информации о сексе, борьба за свободу сексуальных прав и острый интерес общества к вопросам здоровья относительно секса.

В 1960-х хиппи, в массе своей, предприняли самый большой бесконтрольный эксперимент употребления наркотиков, который когда-либо знало человечество. Это была свобода. Это был бунт. Марихуана, мескалин, ЛСД, экстези, кокаин… Художники, поэты, писатели, музыканты — все чувствовали вдохновение под их воздействием. У субкультуры хиппи появились так называемые «психоделические шаманы», такие как Тимоти Лири и Карлос Кастанеда.

В те дни не было чем-то необычным принять таблетку с одной только мыслью: «Ты проглотишь ее, и станет клево». Ты доверял своему другу, такому же хиппи, и хотел улететь, и пережить новый опыт. Из лабораторий фармакологических компаний с избытком поступали новые виды наркотиков — ЛСД25, ДМТ, Пурпурная дымка, MDMA (Экстези), Оранжевый солнечный свет, синтетический мескалин, псилоцибин, STP и многие другие. Чистота и воздействие этих наркотиков становились сомнительными по прошествии некоторого времени, когда беспринципные дилеры решили нажиться на моде на наркотики. Наряду с метамфетамином, кокаином, марихуаной и даже героином хиппи пробовали все, что попадалось им под руку.

«Если ты помнишь шестидесятые — ты там не был». (Неизвестный).

Почему хиппи употребляли наркотики столь интенсивно и без разбора? Давайте обратимся к истории употребления лекарств, которая привела к этой ситуации. После Второй мировой войны фармацевтическая промышленность начала полномасштабные исследования новых препаратов. Были произведены препараты против болезней, для профилактики болезней, обезболивающие, облегчающие расстройство желудка, возбуждающие, снотворное, успокоительные, для уменьшения активности детей, для снятия психологического напряжения. Благодаря агрессивному натиску промышленности в средствах массовой информации каждый медицинский кабинет был переполнен препаратами на любой случай жизни.

В 60-х препараты не рассматривались, как зло. Да, героин был тем ужасным наркотиком, к которому пристрастились джанки. Но остальные препараты были полезными и исцеляли или, по крайней мере, помогали почувствовать себя лучше. В конечном счете, через несколько десятилетий это привело к кампании против медицинских препаратов, целью которой было устранить влияние промывки мозгов фармакологическими компаниями о полезности этих самых препаратов. Сегодня дети запутаны, как никогда. Многие охотно влились в политически правильную струю «наркотики — это плохо», запивая риталин кофеиновой колой и покуривая сигареты или попивая между делом пиво.
«Реальность — это костыль для тех, кто не может контролировать наркотик». (Неизвестный).
В 1950-х битники облюбовали марихуану и много писали и пели о ней, как правило, завуалировано. Нелегальная с 30-х, марихуана была атрибутом андеграунда, и редко кто из знаменитостей покуривал. Битники были большими любителями алкоголя, как и большинство людей. А алкоголь — это прямая дорога к наркотикам, если таковая, вообще, есть. Каждый уже попробовал алкогольные напитки до первого свидания с Мери Джейн.

Битники знали об эффекте от марихуаны — увеличении чувствительности и творческой силы. Художники, поэты, писатели, музыканты — все чувствовали вдохновение под ее воздействием. Она была обычной основой вечеринок на пару с алкоголем (обычно вином), она помогала снизить запреты и заставить вечеринку двигаться.

«Я буду там, с небольшой помощью моих друзей,
Я улечу, с небольшой помощью моих друзей».
Битлз (С небольшой помощью моих друзей)


У хиппи, тусовка была очень важна и имела большое влияние. Когда видишь, что все твои друзья участвуют в чем-то нелегальном, и не только не имеют отрицательных последствий, но и массу положительных, как можно устоять? Это было своеобразное давление со стороны сверстников в своем наиболее эффективном виде. Интересно поразмышлять над тем, что было бы, если ЛСД был недоступен. Насколько он был ответственен за все. Более сильный, чем мескалин или псилоцибин, и более легкий для массового производства, его влияние нельзя недооценивать. Большинство современных чудес техники, включая компьютеры и Интернет, появились благодаря вдохновению и просветлению от ЛСД (и марихуаны). Известный автор Карл Саган признался (посмертно) в употреблении марихуаны для вдохновения при работе над своим бестселлером «Контакты с космосом».

«Избегайте иглы. Единственный наркотик, который стоит застрелить — это Ричард Николсон».
Абби Хофман


Мода на цветастую одежду, несколько направлений искусства и, конечно, невероятное излияние музыкальных талантов в шестидесятых были непосредственным результатом воздействия психоделических наркотиков. Имея открытый разум, хиппи были теми, кто экспериментировал и переживал огромное понимание, которое давали наркотики, тем самым, убирая преграды новым идеям в обществе.

Хиппи были благословлены иметь среди себя таких людей, которых можно назвать психоделическими шаманами. Эти шаманы следовали своим путем, во-первых, экспериментируя сами, а затем сообщая свои результаты и продвигая их осуществление в различных средствах массовой информации:

Олдос Хаксли — широко известен своими опытами с психоделиками, включая мескалин и ЛСД. Умирая, он попросил и принял свои последние две дозы кислоты. Одна из его великих работ «Храбрый новый мир» посвящена детям из пробирки, потребительству и Соме, наркотику выбора. Произведение Хаксли «Двери восприятия рая и ада» — классика психоделической литературы. Оно написано на основе его собственных экспериментов с мескалином и показывает как «открыть двери» разума. Группа Doors (Двери) выбрала такое название благодаря именно этой книге.

Продолжение в следующем посте

#12 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 26 Август 2014 - 11:54

В шестидесятых хиппи без всякого предупреждения перевернули моду с ног на голову и вывернули наизнанку. Они принесли тайфун новых стилей и красок в моду, которых никогда раньше не было. Хиппи взяли моду всего мира в свое психоделическое путешествие. Правилом моды шестидесятых было — нет никаких правил. Все уходило как можно дальше от бесцветных, консервативных стилей начала 60’х.

Вряд ли модельеры, которые смогли удержаться на плаву, не употребляли кислоту. Причина того всплеска в том, что мода хиппи позаимствовала многое из традиционных стилей Индии, Непала, Центральной Америки, Бали и Марокко. Помимо этих культур модельеры обращались за вдохновением к эпохе ренессанса.

Много нового в области моды разошлось из Сан-Франциско, Нью-Йорка, Лондона до самых отдаленных уголков. Лидеры мод были иконами тех дней. Звезды рок-н-ролла, такие как Джими Хендрикс и Битлз, появлялись на публике и на обложках своих альбомов в цветастых костюмах всех сортов. Конечно, большинство хиппи не могли себе позволить покупать тоже, что и рок звезды. Магазины того времени походили скорее на склады Армии Спасения. Но, тем не менее, хиппи могли составить неплохой гардероб, нужно было просто взять старые джинсы с дырами и прочим и просто нашить на дыры яркие заплаты. Если джинсы слишком узкие, можно было их распороть по шву, вшить треугольные куски ткани и получить в результате отличные джинсы-клеш. Недорогая бандана, старая куртка, немного фенечек и ты — на пике моды.

Единственным ограничением в гардеробе хиппи были лишь рамки психоделического воображения. Клеша правили балом — от полосатых до джинсовых, смешанных, с низким поясом, обнажающим пупок и даже кожаных. Верхняя часть варьировалась от рубашек негру до ярко окрашенных африканских дашики и средневосточных кафтанов, тай-дай и шелковых мужских рубашек с оборками. Девушки носили индийские сари и саронги с Бали и Явы. Бархат, кожа, батик, джинса, индийский хлопок и шелк были очень популярны. Поп арт, фрактальные образы и психоделические мотивы, появляющиеся на одеждах, вскружили хиппи головы. Обувь разнилась от сандалий до сапог на молнии, платформ и ярких туфлей из лакированной кожи. Крестьянская одежда, длинные со с кладками юбки были тоже очень популярными.

Следом пришел символ женской сексуальной свободы (или рабства) — мини-юбка. Созданная Мери Квант в 1965, она ответственна за громадное повышение продаж колготок. На пару с полупрозрачными блузками на голой груди, неудивительно, что все это привело к сексуальной революции. В ходу были фенечки из бисера, банданы, кожаные куртки, жакеты с оборками и небольшие очки с круглыми или квадратными цветными линзами. Ювелирные украшения, особенно выполненные из мексиканского, индийского или марокканского серебра имели особое значение. Носили браслеты, кольца, колечки для ушей, для носа, браслеты на щиколотке, особенно на вечеринках и концертах. Ожерелья украшались символами мира, поднятым кулаком, символами ин-янь и другими символами восточной эзотерики. Головные уборы менялись от высоких джамироквайских (Джон Филипс обожал их) до маленьких, обтягивающих голову, исламских (Ричи Хэвенс). Часто шляпы украшались перьями, фенечками или другими цветными предметами (Хендрикс и Дилан любили это).

Длинные мужские волосы символизировали пренебрежительное отношение к общепринятому. Мужчины отращивали бакенбарды, усы и бороды. Женщины прекратили брить ноги и подмышки. Бюстгальтеры превратились в символ притеснения и рассматривались, как симптом того, что структуры власти ищут контроля над женской сексуальностью любой свободной девушки-хиппи.

Необходимо добавить также, что ни один, уважающий себя хиппи никогда бы не надел одежду с логотипом какой-нибудь компании. Среди хиппи это считалось полным маразмом. Сегодня у детей на западе крыша едет от того, чтобы соответствовать идеалам моды, нет, чтобы отбросить спортивную одежду и воспользоваться Хиппи Брендом ® нонконформизма, анти-эстеблишмента и революционности. Никаких логотипов, никакой рекламы со спортсменами, никаких промоушенов, никакой поддержки Великого доллара. Только недорогая, удобная, легкая в починке, секонд-хендовская одежда придавала подходящий вид.

На запахи тоже была мода. Благовония наполняли воздух, где бы ни собирались хиппи. Дети цветов должны и пахнуть соответственно: лавандой, розой, гарденией и другими цветочными ароматами. Пачули был, вероятно, самым распространенным, поскольку скрывал запах марихуаны. Сандал и маск были популярными ароматами для мужчин.

Дома, в кампусах колледжей, в коммунах, везде хиппи украшали свое жизненное пространство всевозможными постерами. Они были большими, недорогими и цветастыми и закрывали большую часть стены. Постеры с музыкантами и концертными выступлениями, а также с обложками альбомов были самыми ходовыми. Некоторые постеры отображали политические взгляды живущих в этом месте. Сюда входили постеры за мир и любовь, против войны, за блэк пауэр, за феминизм или протестующие против чего-либо. Многие постеры были просто искусством других времен; Обри Бредсли и Максфилд Перриш были очень популярными художниками. Работы таких сюрреалистов, как Сальвадор Дали и М.С. Эшер были идеальны, для размышлений под марихуаной. Тибетские мандалы и янтры использовались как для украшений, так и для медитаций. Хиппи любили раскрашивать свои комнаты яркими красками. Часто на стенах можно было видеть радугу, звезды и даже фрески.

Большинство предметов интерьера были привезены из-за границы, хиппи спровоцировали большой бум на ввоз импортных товаров. Сюда входили занавесы из бисера, большие напольные подушки, плетеные столики и стулья, статуи индийских богов (как Шива, Ганеша или Будда), марокканские коврики и тому подобное. Магазины, специализирующиеся на импорте добились огромного успеха благодаря хиппи.

До появления хиппи в большинство домов было не более одного растения в пыльном углу. Стремясь к природе, хиппи наполняли свои дома жизнью. Создавая что-то типа джунглей, с папоротником, лозой, растениями с сочной листвой, порой внутри дома растений оказывалось больше, чем снаружи. Существенным атрибутом дома хиппи была стереосистема. Хиппи покупали самые лучшие музыкальные центры, какие только могли себе позволить. Музыка была чрезвычайно важна. Под нее танцевали, медитировали, устраивали вечеринки, занимались сексом и отправлялись в ЛСД-трип.

В начале шестидесятых музыка перешла от моно к стерео, что уже само по себе имело психоделический эффект, который мог оценить каждый. Затем появился квадрофонический звук (4 канала). Системы, достигающие таких высот, как квинтафонический звук (5 отдельных каналов) были популярны в кинотеатрах. Воздействие квитафонии было сродни воздействию сегодняшних Dolby и DBX систем.

Типичной машиной хиппи был микроавтобус или автобус Фольксваген. Небольшие туристические машины и даже школьные автобусы превращались в жилище от одного до дюжины хиппи. Обычно машины раскрашивали (зачастую они просто нуждались в покраске) в яркие цвета и психоделические узоры, чаще всего включающие цветы, символы мира, мистические символы или просто ландшафт.

Процесс поглощения того, что выросло на земле — вероятно самое прямое взаимодействие с Землей.
Франсис Мур Лаппе


Пища — это важнейшая часть любой культуры. Хиппи создали свою собственную кухню — смесь индийской, американской, средневосточной, мексиканской, итальянской и азиатской кухни, с уклоном на вегетарианство. Это недорогая еда — супы, свежие салаты, обильные основные блюда (с большим количеством овощей) и десерты. Натуральным продуктам, особенно со своего огорода всегда отдавалось предпочтение. Сок свежих фруктов и коктейль (обычно из йогурта и свежих фруктов — подобный индийским ласси, но улучшенный хиппи) отличны на вкус, здоровое угощение.

Хиппи поспособствовали популяризации индийской кухни, особенно кэрри, чапати, дахл и риса басмати. Азиатская пища типа тофу, соевых бобов, тамари, рисовых крекеров, темпех составляют сегодня часть здоровой американской диеты. Мы покупаем муку, крупы, фасоль и орехи, продающиеся на вес без промышленной упаковки, навеки заброшенные на полках супермаркета. Теперь по всей стране пекарни предлагают различный зерновой хлеб, который гораздо вкуснее и полезнее обычного американского белого хлеба. Йогурт, кефир, козье молоко, соевое молоко — все эти нетрадиционные молочные продукты популяризованные хиппи. Можете поблагодарить хиппи за то, что теперь на прилавках есть эти замечательные продукты.

В наши дни магазины здоровой пищи открыты буквально в каждом городе США. Это непосредственные результат любви хиппи к здоровой, качественной и свежей пище. Хиппи помогли принять законы, регулирующие органическое производство во многих штатах (хороший пример тому — Калифорния и Оригон). Органическое фермерство теперь считается основным по всей стране. Люди считают, что хиппи ведут нездоровый образ жизни, но именно они несут ответственность за моду на здоровье, которая захлестнула Америку в 70’х и 80’х.

Хиппи изучали и практиковали холистическую медицину Азии, Африки, Индии и различных культур со всего мира. Сюда входят травы, гомеопатия, акупунктура, массаж, рефлексология, шиацу, и аюрведическая медицина. Другие вещи, которыми занимаются хиппи, чтобы быть здоровыми — прогулки пешком, тай-чи, йога, суфийские танцы, медитации, посты и посещение бань и горячих источников.

Быть обнаженным приближается к быть революционным; ходить босым — это просто популизм.
Джон Апдайк


Бродвейский мюзикл «Hair!» был отмечен не только за свою чудесную музыку, но и за большую сцену с обнаженными людьми. Ходить голым это одна из величайших свобод, которую открыли хиппи. Ощущение воздуха и воды на своей неприкрытой коже и взбадривает, и захватывает. Будьте прокляты пуританские ценности и застенчивость! Хиппи не собирались идти на компромисс. Пляжи нудистов, загорание и купание обнаженным, нудистские колонии — все это появлялось благодаря хиппи. Нудизм ставит нас ближе к природе. Он убивает наши сексуальные страхи, растворяя психологическую связь между обнаженностью и сексом, позволяя нам, тем самым, расслабиться и наслаждаться красотой человеческого тела.

Хождение босиком уже само по себе революционно для большинства людей. Обувь ограничивает не только твои ноги. Расхаживание без обуви дает тебе возможность напрямую ощущать мир вокруг тебя. Ты становишься более чувствительным и знающим. Более уязвимым, но более открытым.

Хиппи всегда беспокоились об экологии. Они были первыми, кто продвигал продукты, отходы от которых могут разлагаться биологическим способом. Хиппи призывали использовать натуральные ингредиенты во всем от тканей до шампуня. Они добились, чтобы каждый продукт имел этикетку с указанием всех его ингредиентов. Хиппи бойкотировали те компании, чье производство или продукты загрязняли окружающую среду, испытывались на животных, были провоенными или очень реакционными, а также компании, производящие опасные химические вещества и оружие.

Необходимо сказать, что, в общем, большинство хиппи были против моды. Они отвергали как корпоративную природу индустрии мод, так и давление со стороны кого-то конкретного, диктующего, каким способом другие должны одеваться или соответствовать стандарту. Индустрия мод рассматривалась, как часть машины капиталистической пропаганды, которая заставляет работать до изнеможения, чтобы потреблять товары последней моды. Сегодня это утверждение более справедливо, чем когда бы то ни было.

Отказ хиппи от превалирующей моды привел к исследованию других культур, в процессе которого мы научились и приняли многие понятия и практики, чуждые западному обществу. Сегодня большинство из них являются важной частью американской культуры и мышления. Хиппи повлияли не только на одежду, но и на широкий спектр идей и отношений, изменяя тем самым все общество.

Общепринятый стереотип представляет хиппи ленивыми, неактивными и даже безразличными. Порой это верно, особенно, когда они под кайфом. Но если оглянуться назад, то можно увидеть, как много социальных вопросов занимали хиппи и сколь много великих дел они совершили. Эта статья показывает обстоятельства, которые привели к возникновению движения хиппи, основные вопросы, которыми занимались хиппи, чего достигло их движение и те проблемы, которые еще стоит решить.

Хиппи были частью первого поколения, столкнувшегося с угрозой ядерной войны. Предполагалось, что бомбоубежища, вырастающие повсюду, и школьные курсы гражданской обороны, на которых учили прятаться под парты, должны успокоить. Никто не хотел взглянуть в лицо реальной опасности ядерной войны. Хиппи пришлось открывать ее и обращать на нее внимание старших.

Хиппи положили начало движению за экологию. Они сражались с расизмом. Они освободили людей от сексуальных стереотипов, вдохновили их на свершение изменений, поддержали индивидуальную гордость и самоуверенность каждого. Хиппи отвергли поклонение материальным ценностям. За четыре года им удалось остановить войну во Вьетнаме. При правлении аппарата Картера они добились легализации марихуаны в четырнадцати штатах.
Тимоти Лири (Хаос и киберкультура)


Это было первой ласточкой тех открытий, которые хиппи предстояло сделать по мере взросления. Победа во Второй мировой войне и последующие за ней годы бума породили мнение, что Америка не может ошибаться. Победившие в войне, американцы должны были бы привести всех к всеобщему миру. Процветание и оптимизм воспринимались, как сами собой разумеющиеся.

Но в стране обилия все было не так. В начале 1960’х гражданские права стали острым вопросом. Чернокожее население требовало равенства перед законом. В то время чернокожие могли голосовать на государственных выборах, но на локальных выборах, особенно на юге, они были лишены этой привилегии. И это было лишь одно из прав, в котором им отказывали. Теоретически чернокожее население имело равные права с белыми, но в действительности Америка все еще практиковала Апартеид. На юге сегрегация была законом.

В 1960 чернокожие начали выходить на улицы с протестом. Сидячие забастовки в южных городах подвигли к действию как чернокожих, как и белых. Учащиеся колледжей, многие из них белые, участвовали в этих действиях, носивших характер ненасильственного протеста. Это было порядком рискованно на юге. В результате этой деятельности некоторые протестующие были избиты или убиты.

Если кнопка нажата, нет возможности скрыться. И никто не спасется в мире, превращенном в могилу.
П.Ф. Слоан / Барри МакГир (Канун разрушения)


Движение против ядерного оружия также зародилось в 1960’х. С ростом числа стран, испытывающих ядерное оружие, беспокойство приняло мировой масштаб. Президент Кеннеди призывал американцев строить бомбоубежища, в то время как демонстрации против ракет в Америке и Европе привлекали десятки тысяч студентов и интеллектуалов, таких как, например, Бертран Рассел, подарившего хиппи символ мира.

Мы должны научиться жить друг с другом, как братья или погибнуть вместе, как глупцы.
Мартин Лютер Кинг младший


Протесты за гражданские права и против ядерного оружия часто включали в себя марши, сидячие забастовки, речи и песни знаменитых людей, лозунги со слоганами и пение. Эти протесты всегда были отмечены мирными намерениями. Если они и превращались во что-то безобразное, то только благодаря тактике полиции или насилию со стороны противоборствующих групп (как организация Ку-клукс-клан). СДО (Студенты за демократическое общество) приложили немало сил в этих демонстрациях. Позже они организуют антивоенные протесты в университетских городках по всей стране.

Молодые люди стали понимать, что в действительности их правительство не считает преследование интересов народа своей главной задачей. Как и предупреждал президент Эйзенхауэр, военно-промышленный комплекс оказал чрезмерное влияние на политику США. От гонки вооружений можно было получить большую выгоду. Охота на ведьм МакКарти, проводимая в 50’х, возродилась и началась охота на хиппи, поскольку американское правительство видело коммунизм повсюду.

Человечество должно положить конец войне, иначе война положит конец человечеству.
Джон Фицджеральд Кеннеди


Противостояние президента Кеннеди Хрущеву по поводу ввоза советских ядерных ракет на Кубу, чуть не привело к Третьей мировой войне. Затем Эл-Би-Джей (президент Линдон Бейнс Джонсон) привел Америку к полномасштабной войне во Вьетнаме. Некоторые считают, что Кеннеди хотел прекратить военные действия во Вьетнаме, когда его убили 22 ноября 1963.

Молодежь и старики видели, как американская мечта была похоронена вместе с Кеннеди. Америка резко столкнулась с ужасом происходящего. Уже через два дня после смерти президента Кеннеди Эл-Би-Джей усилил военные действия США во Вьетнаме.

Восемнадцать месяцев спустя империалисты США были еще более вовлечены в действия во Вьетнаме. Сначала они направили больше консультантов, а затем начали бомбардировку Северного Вьетнама и объявили о призыве. В марте 1965 американская пехота захватила Вьетконг. Чуть позже в этом же месяце СДО организовали первые курсы о Вьетнамской войне в Университете Мичигана. В следующем месяце СДО провели первый антивоенный марш в Вашингтоне. В нем приняли участие свыше 25.000 человек, включая таких певцов, как Фил Охс, Джоан Баез и Джуди Коллинс.

Студенческую отсрочку стало получить намного сложнее. Десяткам, а затем и сотням тысяч молодых людей пришлось распрощаться с их мечтой учиться в колледже и идти сражаться на ужасной войне в далекой стране. Некоторые из них сжигали свои призывные карточки, другие уезжали в Канаду, чтобы избежать призыва. Когда все больше и больше солдат стало возвращаться домой в цинковых гробах или получали статус «потерян при боевых действиях», стало понятно, что во Вьетнамской войне мы не выигрываем.

Ты достаточно взрослый, чтобы убивать, но недостаточно, чтобы голосовать. Ты не веришь в войну, но что это за винтовка, которую ты тащишь?
П.Ф. Слоан / Барри МакГир (Канун разрушения)


16 октября 1965 100.000 людей в более чем в 80 городах по всему США вышло на общенациональный антивоенный протест. К 1967 году противостояние войне шло полным ходом. 10 апреля общенациональный протест «Неделя Вьетнама» начался с сожжения призывных карточек (теперь это уже считалось незаконным) и демонстраций против призывов по всей стране. 15 апреля огромный антивоенный протест в Нью-Йорке собрал 400.000 человек (число равное количеству солдат во Вьетнаме в тоже время), которые прошли от Центрального Парка до Организации объединенных наций. Среди выступающих были Мартин Лютер Кинг младший, Стокли Кармайкл и доктор Бенджамин Спок.

До тех пор, пока философия, считающая одну расу высшей, а другую — низшей, не будет окончательно и полностью дискредитирована и отброшена, повсюду будет война.
Хайле Селассие / Боб Марли (Война)


В то время как хиппи праздновали Лето Любви в Сан-Франциско и День Flower Power в Нью-Йорке, в американских гетто это лето стало Летом Беспорядков. Чернокожие выходили на улицы Чикаго, Бруклина, Кливленда, Балтимора, Ньюарка и Детройта, где 43 человека погибли в самых мощных беспорядках, которые когда-либо знала американская история. Это было началом «Длинного жаркого лета».

Протесты хиппи и чернокожих перекрывались (в смысле времени), но у большинства хиппи все еще было стремление к мирным формам протеста. 21 и 22 октября 1967 года 35.000 участников антивоенной демонстрации штурмовали Пентагон. Их встретили слезоточивым газом. В конечном счете, все демонстранты уселись напротив Пентагона и собравшихся военных сил (военной полиции). Протестующие пели песни, скандировали, слушали речи выступающих. Многие демонстранты подходили к солдатам и говорили им о мире и любви. На одном знаменитом фотоснимке молодой человек вставляет цветок в дуло винтовки солдата. Когда ночь сменила день, некоторые солдаты перешли на сторону демонстрантов. Протест был настолько мирным, что никто не чувствовал угрозы. Чтобы согреться люди разводили огонь и собирались вокруг него.

Около полуночи парашютный десант сменил военную полицию и начал разгон демонстрантов. 647 протестующих были арестованы, зачастую после того, как были серьезно избиты. В ответ на демонстрацию на этой же неделе лишились отсрочки от призыва те, кто нарушил закон о призыве или мешал набору новобранцев, т.е. две самые распространенные тактики протестующих.

Призыв — это когда белые посылают черных убивать желтых ради интересов страны, которую они отняли у краснокожих.
Мюзикл «Hair»


В декабре было организовано движение «Остановите призыв». Оно включало 40 антивоенных групп и занималось координированием протестов по всей стране. 5 декабря 1967 1000 участников антивоенной демонстрации пытались закрыть призывной центр Нью-Йорка, где регистрировались призывники. В результате были арестовано 585 человек, включая Аллена Гинзберга и доктора Бенджамина Спока.

31 декабря 1967 Абби Хоффман, Джерри Рубин, Пол Красснер, Дик Грегори и ряд их друзей объявили себя «Иппи» (Yippies). 6 января 1968 они основали Интернациональную партию молодежи, которая занималась организацией акций протестов, включая знаменитые демонстрации во время Демократической конвенции в Чикаго.

За три дня 10.000 демонстрантов столкнулось с 12.000 полицейскими Чикаго, 6.000 солдат национальной гвардии, 7.500 солдат армии США, 1.000 ФРБ, ЦРУ и других правительственных служб. Эти служащие силовых структур развязали борьбу, нанося тяжелые повреждения протестующим. У малочисленных, безоружных демонстрантов единственной защитой были их речи. Они скандировали «весь мир наблюдает», в то время как камеры программ новостей снимали самые безобидные сцены. Мэр Чикаго Дели (и правительство США, без сомнения) решили преподать хиппи и иппи урок. Тем временем уровень насилия на улицах рос с ужасной быстротой. Когда 4 апреля 1968 был убит Мартин Лютер Кинг младший, в 125 городах по всей стране вспыхнули беспорядки. Черные пантеры попали в засаду, устроенной оклендской полицией. Элдридж Кливер был арестован с огнестрельной раной ноги, а Бобби Хаттон застрелен.

Занимайтесь любовью, а не войной. Неизвестный

В то же время набирало обороты движение Освобождения женщин. Женщины с самого начала были основательно вовлечены в антивоенное движение. Они помогали с организацией, вносили деньги, участвовали в маршах, скандировали и попадали под арест, как и все остальные. Но у женщин, вдохновленных движением за гражданские права, была и своя собственная цель. Много, как никогда раньше, женщин покидало дома и устраивалось на работу.

Воспринимаемые, как люди второго класса, эксплуатируемые экономически и сексуально, без равных прав, они решили отойти от других движений и занять политически активную позицию. В 1966 была организована Национальная организация женщин. К 1968 число ее членов значительно возросло. Они требовали право на аборт, уход за ребенком и прекращения экономической, политической, образовательной и сексуальной дискриминации. Женщины пытались изменить восприятие их только как сексуальных объектов и матерей.

О человеке стоит судить не тогда, когда он находится в комфортных условиях, а во время трудностей.
Мартин Лютер Кинг младший

Никогда еще американское общество не было атаковано по стольким фронтам, как в конце 60’х. И движение за права женщин было еще одним поленом в костре недовольства, сжигающем подавляющую общественную структуру консервативного белого мужчины.

В то время типичная сводка новостей начиналась с последнего агрессивного столкновения на улицах какого-нибудь гетто, затем сцены маршей и речей какого-нибудь антивоенного слета. Следом, отрезвляющая статистика смертей солдат во Вьетнаме, после которой интервью с каким-нибудь консервативным политиканом, рассказывающим, как мы побеждаем в войне, и как она будет в миг прекращена, если мы проголосуем за него. К тому моменту, как количество солдат во Вьетнаме достигло рекордной отметки 543.000 человек, вьетнамцы преподнесли сюрприз, обозначивший поворот действий в их пользу. Весь день по телевизору показывали вьетнамскую деревню Май Лэй, в которой американские солдаты вырезали всех жителей, включая женщин и детей. Война оставила неприятный привкус на устах каждого. Эл-Би-Джей, решивший, что проводимая им политика во Вьетнаме была его долгом и его же поражением, решил не участвовать в выборах повторно (возможно это связано с тем, что Роберт Кеннеди объявил свою кандидатуру) и приказал частично прекратить бомбардировку. Через два месяца о мире начали говорить в Париже. В начале 1969 насилие было повсюду. Студенты по всей стране захватывали университетские городки и предъявляли свои требования. США развернуло самую большую кампанию по бомбардировке в Северном Вьетнаме. В Нью-Йорке полиция совершила налет на бар в Гринвидж Вилледж, что привело к Стоунвольскому восстанию, где 2000 протестующих сражались против 400 полицейских. Так началось движение за права сексуальных меньшинств. Чарльз Мэнсон, глава культа, и его последователи убили актрису Шэрон Тейт и ЛаБианка.

С началом суда над Чикагской Восьмеркой, в котором лидеры иппи обвинялись в заговоре и подстрекательству к беспорядкам, Метеорологи устроили «Дни ярости», взрывая основные объекты истеблишмента. 15 мая 1969 хиппи, разбившие палатки в Народном парке в Беркли, были атакованы и насильно изгнаны полицией и национальной гвардией. 20 июля 1969 человек высадился на Луне.

Посреди всего этого хаоса более полумиллиону хиппи удалось собраться на три дня мира, любви и музыки на музыкальном фестивале Вудсток, проходившем в августе 1969. В некотором отношении это было одним из самых политических (или антиполитических) заявлений, когда-либо сделанных хиппи. Вудсток стал огромным, виртуальным городом, появившимся без какого-либо требуемого для такого количества людей плана. Единственной целью каждого, приехавшего на фестиваль, было хорошо провести время и оттянуться от музыки и от общения с другими. Без лидеров, без полиции, без правительства, без насилия им удалось позаботиться о себе, невзирая на жару, дождь и грязь. Нация Вудсток наложила свой отпечаток на мир.

15 октября 1969 полмиллиона людей вышли на улицы США с мирным протестом во время первого вьетнамского моратория. Месяцем позже 500.000 человек участвовали в самом крупном антивоенном марше за всю историю США, проходившем в Вашингтоне. Перед собравшимися выступали Евгений МакКарти, Джордж МакГоверн, Коретта Кинг, Дик Грегори и Леонард Бернштейн. Песни мира исполнили Арло Гатри, Пит Сигер, Питер, Пол & Мери, Джон Денвер, Митч Миллер и гастрольная группа Hair’а.

Какой смысл в таких врачах как я, старающихся помощь родителям вырастить здоровых и счастливых детей, если их убивают в таком количестве ради целей столь низких?
Доктор Бенджамин Спок

К концу года 100.000 солдат были убиты или ранены во Вьетнаме, а призывная лотерея все продолжалась. Бесплатный концерт, который дали Джефферсон Эйрплейн и Роллинг Стоунз в Альтамонте, превратился в трагедию, когда Ангелы Ада убили человека, размахивающего пистолетом. Некоторые говорят, что это ознаменовало конец невинности Поколения любви.

1970 начался в той же манере со студенческими бунтами в университетах Калифорнии и Санта Барбары, а также взрывами Банка Америки на Исла Виста и зданий с офисами в пяти штатах, устроенными группой Метеорологи. Три члена этой группы погибли, когда взорвалась бомба, над которой они работали дома в Гринвидж Вилледж в Нью-Йорке. 1 марта 1971 произошел взрыв в мужском туалете Капитоля. Метеорологи взяли ответственность на себя, определяя этот акт, как ответ на ввод войск США в Лаос.

Война во Вьетнаме не была единственной проблемой, против которой выступали хиппи. В 1969 в результате аварии рядом с Санта Барбарой, штат Калифорния, разлилась нефть. Это событие обратило их внимание (в который раз) на вопрос об окружающей среде. Хиппи негодовали по поводу отсутствия инициативы правительства по очистке окружающей среды и снисходительностью к корпорациям, загрязняющих ее. Мы сплотились, выступили с протестами и содействовали группам, борющимся за окружающую среду, и к 1970 Движение за экологию набрало обороты. 22 апреля был принят Акт национальной политики в отношении окружающей среды (NEPA) и объявлен первый День Земли. Это ключевое событие, привлекшее к себе 20 миллионов человек, повысило осведомленность людей в том, как используется планета и как уменьшить наносимый экологии урон. Было организовано Агентство защиты окружающей среды (EPA), в функции которого входило наблюдение и уничтожение токсичных отходов. Также вступил в действие Договор ядерного нераспространения.

К 1970 протесты в колледжах стали столь обычным явлением, что ужасным шоком было увидеть по новостям, как тринадцать невооруженных протестующих студентов были ранены и четверо убиты солдатами национальной гвардии в Государственном университете города Кент, штат Огайо. Десять дней спустя полиция убила двух студентов Государственного университета Джексона во время студенческой демонстрации. На этой же неделе участники антивоенной демонстрации в Нью-Йорке были атакованы рабочими. Стало ясно, что продолжающиеся протесты раскалывают страну, и насилие абсолютно вышло из под контроля.

Сколько еще нужно смертей, чтобы понять, что уже слишком много погибло?
Боб Дилан (Дуновение в ветре)


Несмотря на разговоры о мире (сколько времени ушло только на то, чтобы обсудить форму стола переговоров), война во Вьетнаме продолжалась, унося все больше жизней и отдаляя нас от правительства. Возвращаясь из Вьетнама, ветераны приносили ужасные истории о войне. Вскоре они стали центральным звеном протестов. Ветераны заняли места в первых линиях Движения за мир, и являлись сильным союзником, поскольку пользовались уважением у разжигателей войны.

Многое все еще думают, что демонстранты ненавидели солдат, уходящих на войну. Вовсе нет! Каждый из них знал тех, кто служил во Вьетнаме и уважал их. Ведь служить — не был их выбор, они были призваны. В начале войны многие шли с настроем «моя страна права» и издевались над протестующими. Но когда они оказались там, то даже самые искренние и с абсолютно промытыми мозгами солдаты столкнулись с их личным «апокалипсисом». После того, как те, кто оказался достаточно удачливым, возвращались, их отношение к войне часто было таким же, как и у протестующих. Некоторые хиппи возмущались от присутствия солдат в их рядах, поскольку ранее солдаты и другие люди в униформе (действующие как агенты подавляющего правительства) были замешаны в подавлении ряда крупных демонстраций и избиении самих демонстрантов.

Многие ветераны войны настолько свихнулись от пережитого опыта, что им нужно было прописывать тяжелые наркотики всю оставшуюся жизнь, чтобы они окончательно не сошли с ума. Раны ветеранов отражают раны страдающей страны. И они все еще не залечены.

Что касается защиты окружающей среды, хиппи основали и поддержали такие организации, как Гринпис, Сначала Земля, Друзья Земли и т.д. Они лоббировали конгресс и принимали прямые действия против тех, чьи единственные интересы были экономическая выгода, невзирая на экологию планеты. Некоторые их усилия насколько же легендарны, насколько и опасны.

Хотя многое было достигнуто в области гражданских прав, расизм, дискриминация и экономическое неравенство все еще беспокоят меньшинства в Америке. Хиппи практикуют Любовь и Терпимость ко всем существам, и это важное послание, которым нужно поделиться с каждым. Помните, действия говорят больше, чем слова, и объятия жарче, чем рукопожатия.

Ядерная, биологическая и химическая угрозы все еще висят над нашими головами. И возможно они более реальны, чем мы себе представляем. Мы не застрахованы от того, что оружие массового уничтожения не попадет когда-нибудь в руки деспота, не имеющего никаких запретов. Мы сталкиваемся с моральной дилеммой, относительно таких людей. Отсутствие решения по этому вопросу может однажды привести к тому, что эта проблема вернется."

Источник - http://hazzen.com/pu...y_hippi_chast_i

#13 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 27 Август 2014 - 11:06

Ранее я приводил статьи о недолговечном движении "тэдди-боев". Субкультура их продила недолго, но на ее обломках в 60-ых возникло новое объединение- "моды".

Ну а теперь несколько статей:

1)"Субкультура: "Моды"

"Когда расцветшая послевоенная экономика Англии дала молодым людям рабочие места - это создало класс - класс молодых людей, зарабатывавших приличные деньги физическим трудом (это были заводы, ремонтные мастерские - в общем не работа клерков). Но все связано в экономике, и новые предприятия породили немало рабочих мест и для "белых воротничков" - клерков, менеджеров и т.д. Молодые люди, пришедшие на эти места, были лучше образованы и более "современны" - они слушали "прогрессивную" музыку, носили модную одежду, ездили на защищающих их от грязи и не оставляющих масляных пятен на одежде скутерах и т.д. и т.п. Это были, в основном, городские жители, начиная с тинейджеров. Рокеры - все оставалось в силе - эти ребята были "попроще". Кожа - защита от погоды, падений и масла (когда первые японские мотоциклы прошли тесты у английских мотожурналистов, один из них с восторгом написал, что после поездки на его брюках не было ни одного масляного пятна!). Музыка - рок-н-ролл, рокабилли. Разговоры - грубоваты, образование - невысокое. В общем, это были наследники "тедди бойз", тогда как модов можно назвать наследниками "денди". Да и жило большинство рокеров в пригородах, маленьких городках или деревеньках.

Все предпосылки для стычек были под рукой. И главной причиной стали не классовые отличия, но отчасти порожденные ими культурные и эстетические противоречия. Это не было классовым противостоянием - это было противостояние, порожденное конфликтом между новой волной молодежи с новыми ценностями и теми, кто "взбунтовался" раньше на несколько лет. Но ни те ни другие не были "представителями зла". Просто их разделяло слишком много, и это не могло не вызвать противоречий. Рокеры считали Модов снобами и сопляками. Моды считали Рокеров устаревшими и чумазыми. В общем - сосуществовать мирно было трудно. Так родилась (в основном благодаря прессе и кино, но об этом позже ) легенда о Модах против Рокеров Рождение Mods (от Modernists).Трудно сказать когда началось это противостояние. Рокеры, как субкультура, существовали еще до начала 60-х. Модов "заметили" в прессе в 1962-м. В этом году экономика Англии переживала второй с послевоенных времен бум. Естественно, этот бум повлек за собой и культурный бум. Новая музыка, новые идеи, новое "молодежное" средство передвижения - Веспа или Ламбретта - все это было идеальной сценой для нового движения. И Моды были на самом гребне этой волны.

Итак, как выглядели и чем жили эти ребята. Основные интересы: Музыка: modern jazz,The Who, Small Faces, The Jam, The Yardbirds. Одежда: модная молодежная одежда (псевдовоенный стиль, пончо, короткие плащи, теннисные рубашки, армейские ботинки, мокасины - все яркое и недешевое ). Чрезвычайно популярными были бесформенные армейские куртки-парки. Они прекрасно защищали от непогоды и не стесняли в выборе того, что одевалось под них. Транспорт: итальянские мотороллеры, Веспа или Ламбретта, увешанная иногда десятками хромированными зеркал, дугами, антеннами. Высокие спинки сидений, шины с белыми полосами. Скутер мода обычно был надраен до зеркального блеска, но не отличался функциональным тюнингом.

Группы: Асы - элита, самые передовые, образованные и бесспорно признаваемые лидерами движения Модс. Тикетс - в основном тинейджеры, весьма агрессивные, подогретые амфитаминами, не отличающиеся большой фантазией и практически идущие по следам Асов - как считают сами моды - немного ближе к рабочему классу. Места встреч: у Асов это серьезные музыкальные клубы, где играла интересная и новая музыка прежде всего. У Тикетсов - дэнсинг-холлы и ночные клубы, в основном в Восточном Лондоне. Поведение: Модс были моложе и, как результат - агрессивнее чем Рокеры. Моды в массе были младше (до 20 лет), в то время как рокеры в 60-х были в основном 21-25 лет. Выкидные ножи были довольно популярны у модов. К тому же они нашивали рыболовные крючки на отвороты своих пальто - в драке хватание за отвороты воротника было опасным. Большая часть потасовок инициировалась именно Модс, как это ни парадоксально. Рокеры были больше увлечены тем, как "сделать тон" (100 миль в час, причем исключительно в темное время суток и в плохую погоду), переделкой мотоцикла и гонками от светофора к светофору между кафе. Практически все серьезные стычки происходили "на выезде". По субботам и так называемым "bank holiday" Моды и Рокеры выезжали (не слишком отличаясь от большой части Англии) на побережье - в Маргет, Брайтон или Клэктон. В тех ситуациях, когда такие массовые выезды сталкивались друг с другом - возникала драка. Странно то, что особо крупных стычек все же не происходило. Обычные же жители прибрежных городов в это не вовлекались и в стычках этих не страдали. Страдали в основном навесы и столики на пляжах.

Англия 60-х породила массу молодежных движений. Тем не менее английское общество оставалось в массе своей обществом склонным к традиционализму и неким "моральным устоям". Именно это общество крайне негативно отреагировало на Модов и Рокеров,не различая и не разделяя их. В этих движениях английские обыватели увидели опасность разрушения привычной морали. Пресса сыграла в этом одну из решающих ролей. Описывая рокеров (уже привычно позиционированных как "bad guys" ) и модов, английские газеты создавали не просто образ непривычного социального явления, но образ угрозы английской морали и жизненным устоям. Это, в свою очередь, эскалировало негативное отношение со стороны обывателей, полиции и правительства. 17 мая 1964 года был одним из "bank holidays". Как всегда многие англичане решили провести этот день на побережье - погода обещала быть хорошей. По странному стечению обстоятельств (это не было никоим образом запланировано)одновременно огромное количество модов и Рокеров решили провести этот день в Брайтоне. Естественно столкновение было неминуемо. Согласно свидетельствам очевидцев и ныне пожилых бывших модов и рокеров - начали все именно Моды. В городе их собралось огромное количество. В какой-то момент (никто уже не может сказать, что было исходной причиной)моды, вооружившись камнями с пляжа бросились "охотиться" на рокеров. Две довольно большие группы модов и рокеров (хотя справедливости ради - надо отметить, что модов было НАМНОГО больше) столкнулись в массовой драке на пляже в Брайтоне. Постепенно беспорядки и драки переместились на улицы Брайтона. Спешно собранные около 100 полицейских были не в состоянии остановить столкновения. В конце концов враждующие стороны были разогнаны, более 50 человек арестованы. Суд над арестованными был публичным процессом, старательно раздутым прессой. Однако никто не был убит, огнестрельное оружие на применялось, и скандал не так долго продержался на первых полосах газет. Но ярлык был приклеен навсегда. Причем без разделения на рокеров и модов.

Судья, который вел процесс, назвал участников этих беспорядков "Опилочными Цезарями" - трудно сказать, что это означает для англичан, но смысл понятен. Термин прижился и прочно засел в мозгах рядового англичанина. Этот инцидент был и остается самым известным эпизодом в истории Модов и Рокеров, причем не из-за серьезности реальных событий, а из-за освещения прессой и, прежде всего, из-за фильма , снятого в 1979 году "Quadrophenia" (напоминает историю с беспорядками в Холлистере, не правда ли?). Этот фильм по сей день является культовым для англичан, и прежде всего, для жителей Брайтона. Для туристов проводятся туры по истории "битвы" в Брайтоне и местам съемок фильма. Удивительно то, что гораздо более серьезный инцидент, имевший место в пасхальное воскресенье того же 1964 года в Клэктоне, привлек меньше внимания. Этот инцидент считается первым официально зафиксированным массовым столкновением Модов и Рокеров. Две изрядные группы, столкнувшиеся "на выезде" устроили массовую драку, используя в качестве оружия пляжные зонты. Пострадало немало окон в ближайших домах, и 97 человек было арестовано. Газеты вышли с заголовками "День террора группы скутеристов" (Дэйли Телеграф) и "Дикари вторглись на побережье - 97 арестов" (Дэйли Миррор ). Но об этой истории не сняли фильм - и она канула в лету.

Первыми ушли рокеры. Это был естественный процесс - и Моды тоже продержались недолго. К 1966 году их движение просто стало неинтересным новой молодежи - пришли хиппи. Моды ушли в прошлое, оставив о себе экскурсию по местам "большой Брайтонской битвы", фильм "Quadrophenia" и новый термин "паника морали". Собственно термин появился только в 1987 году - после опубликования исследований социолога Коэна, который строил свою теорию, наблюдая стычки рокеров и модов, а фильм в 1979 - но герои и того и другого были все еще узнаваемы. Странно сложилась судьба тех из Модов, кто в их собственной классификации стоял на нижней ступеньке философии и эстетики движения. Они постепенно трансформировались - появились ботинки Доктор Мартинс, раньше коротко стриженые волосы стали просто сбриваться, к модовским армейским курткам добавились элементы одежды молодежи из рабочих классов. Они сохранили некоторые из базовых аттрибутов модов - музыку, джинсы Levi's, спортивную одежду Fred Perry - но это пожалуй и все. Так возникли скинхэды.

Но по сей день уже пожилые люди - бывшие Моды и Рокеры устраивают "re-unions" в местах, где прошла их бурная молодость. Оплотом бывших Рокеров было и остается легендарное "Ace Cafe" в Лондоне - это кафе превратилось в исторический центр. Там вы можете не только выпить кофе или пива в аутентичной обстановке, но и купить классическую рокерскую мотоодежду и аксессуары, обменяться технической информацией или найти недостающую деталь к любовно восстанавливаемуму Триумфу или Нортону. Там же проводятся регулярные официальные "re-unions" рокеров и там же начинаются их мотопробеги. Для Модов подобные места сосредоточены по географическому расположению. В Брайтоне можно зайти в магазин Jump the Gun и приобрести аутентичную одежду и аксессуары Модов. Регулярные "re-unions" происходят в основном в тех же кафе, где собирались когда-то, но все это приобрело характер клубов любителей классических скутеров, а не встречи модов. "

Источник- http://marsiada.ru/360/2136/1119/5772/

2)Статья "Денди двадцатого века":

"“Представьте себе: конец 50-х, и вы только-только открыли для себя неведомый материк под названием модерн-джаз. Всё, что вы увидели и услышали, совершенно вас очаровало, душа откликнулась на призыв саксофона, и вы вдруг поняли: столь почитаемые роковые реликвии – это уже вчерашний день. И единственное, что вам теперь остаётся, – это попытаться найти некий новый облик и новый образ жизни. Что-нибудь неожиданное, отточенное и резкое, словно лезвие бритвы”. (Кевин Пирс.)

Восприятие субкультуры зачастую сопровождается незаслуженным догматизмом. Какая мысль первой приходит на ум, как только человек слышит о двухколёсных машинах? Какой образ возникает прежде всего? Чёрная кожа, агрессия, цепи и громкая, похожая на рычание мотора, музыка. Так ли это на самом деле и не существует ли здесь, как в любом другом правиле, исключений? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо совершить небольшой экскурс в историю молодёжных движений. Итак, время действия – шестидесятые, место действия – Великобритания.

Великая морская держава постепенно забывала лишения Второй мировой, экономика переживала второй послевоенный бум, что, безусловно, привело к значительному росту рабочих мест. И новое время неминуемо должно было привести к появлению на «неформальной сцене» нового героя, того, кто более соответствовал духу происходящего. Это были те, кто пристально следил за новинками моды в одежде, музыке и так далее; те, кто выбирал для себя «золотую середину» между миром неформалов и «благополучным» обществом, в то же время не теряя своей индивидуальности. Их назвали «моды»… Для того чтобы узнать что-то новое, можно перечитать множество книг и журналов, пересмотреть записи концертов и старые фильмы, переслушать массу дисков, но всего лишь слепо подражая стилю, вы никогда не сможете проникнуться духом тех лет и понять, чем жили эти молодые люди.

Именно поэтому вдвойне ценной оказалась для нас встреча с людьми, для которых эта культура не фрагмент истории, а вполне реальная повседневная жизнь… Наш гость Олег MoBKiD Миронов – питерский музыкант и московский ди-джей, досконально разбирающийся в музыкальном многообразии и прочих, скрытых от глаз непосвящённого, тонкостях существования субкультуры «модов».


B.F.: Олег, расскажи пожалуйста, как появился «британский феномен» – «моды»?

О.М.: Принято считать, что в 1962 году. Но существует мнение (и, признаюсь, я его сторонник), что первое упоминание о «модах» в СМИ в 1962-63 годах было, собственно, не началом движения, а его лебединой песней. Именно тогда идеология была принесена в жертву популяризации и доступности. Само же движение началось задолго до этого – тогда, когда у молодёжи, не заставшей ни разрухи, ни унижения послевоенной Британии, стёрлись социальные и расовые рамки и, самое главное, появились деньги. Им ещё рано было думать о том, как прокормить семью, о содержании дома и прочих бытовых проблемах; однако сложившаяся ситуация давала им возможность зарабатывать деньги. И молодой человек задумался: «А что мне, собственно, с ними делать?». Посмотрев по сторонам и всё взвесив, он отправился в столичный магазин и накупил себе самых свежих записей современной музыки, а затем решил разжиться дорогой одеждой и хорошей обувью, дабы произвести должное впечатление на окружающих. На него посмотрели и сказали: «Паренёк, а ты круто выглядишь в свои-то семнадцать лет!». А вот о том, что сказали его родители, когда узнали, сколько он отдал за всё это, я вообще молчу... Но он-то считал, что раз он сам заработал эти деньги, то имеет полное право их потратить на себя любимого. Сверстники смотрели на него, завидовали и, конечно, уважали. А затем (что естественно) стали поступать так же: вкладывали кровные деньги в дорогие и стильные вещи, редкую и не успевшую приесться музыку и посещение ночных клубов. Можно сказать, что это и были первые «моды».

Они жили в своём собственном тесном мире, куда попадали только избранные. И достаточно было перекинуться несколькими словами, бросить беглый взгляд на одежду, чтобы понять – «свой» или нет. Именно тогда появилось то, что впоследствии стали называть «дресс-кодом» молодёжных субкультур. Они презирали массовую культуру, рассчитанную на «среднего обывателя», для них сам этот термин был унизителен. Но несмотря на все эти условности, нельзя сказать, что у «модов» был свой манифест. Главной целью было просто жить и получать от жизни максимум удовольствия, причём жить только так, как они считали нужным. Многие из них при первой возможности покидали родительский дом и снимали за небольшие деньги какую-нибудь развалюху на окраинах или вообще в пригороде. Жильё не было основной статьёй их расходов – львиная доля заработка уходила на одежду, музыку и скутеры.


B.F.: А не тяжело ли было таким людям жить на окраине? А как же тяга к эстетике столичной жизни?

О.М.: А никто и не должен был знать, где и как он живёт и откуда приезжает. В полном смысле этого слова «моды» были «модами» только тогда, когда приезжали в клуб или находились на виду (а они старались делать и то, и другое как можно чаще). Достаточно было лишь красиво подъехать на своём супернавороченном скутере, убедиться, что всеобщее внимание приковано к твоей «скромной» персоне, и всё. «Мод» – человек-загадка, король, небожитель, спустившийся на грешную землю. Бытовых проблем в мире «мода» не существовало. О его повседневной жизни замечательно рассказал господин Колин Маккинес в книге «Абсолютные новички» (1959). Боюсь, что это единственная книга, написанная действительно о «модах» того времени, и если вам скажут, что есть какие-то ещё, – не верьте. Её автор – довольно зрелый человек (на момент написания ему было 44 года), но ему удалось настолько точно «схватить» дух молодёжи конца 50-х, что многие очевидцы признают, что лучше написать просто невозможно. Несмотря на свою образность, это не та книга, которая показывает людей на картинках, весёлых и беззаботных, праздно гуляющих в парке и катающихся на скутерах. Прежде всего она даёт возможность понять суть того, как зародилось это движение, показывает почву, в которую уходят корни культуры «модов». Очень важно, чтобы человек понял не то, как надо поступать, а осознал, почему именно так и никак иначе. Сейчас это крайне злободневно, поскольку существует огромное количество информации, из которой многие хватают только «верха», лишь какие-то внешние признаки. Однако стоит спросить человека, почему он это делает, и он теряется, не знает, что ответить, потому что со временем, к сожалению, выветрилась внутренняя логика движения.


B.F.: А что за музыку слушали «моды»?

О.М.: «Моды» так называемой первой волны предпочитали слушать американский чёрный джаз, блюз и соул – тогда это были близкие стили, и зачастую их называли просто «соул»; далее же всё не так просто. Из британских исполнителей я бы порекомендовал ознакомиться с творчеством Georgie Fame, Chris Farlowe, Zoot Money Big Roll Band, Long John Baldry, Graham Bond Organization, из джаза – Jimmy Smith, Lee Morgan, Art Blakey, Ramsey Lewis, Mongo Santamaria, Charles Mingus, из ска – Desmond Dekker, Skatalites, Millie Small, Prince Buster, из соула – Sam & Dave, Otis Redding, Rufus Thomas, Smokey Robinson, Martha Reeves, Lou Rawls и многих-многих других. Сложно выделить какие-то лейблы, но продукция студий «Blue Note», «Stax», «Motown», «Brunswick», «Chess» и «Island» в те времена уверенно занимала первые места в сердцах молодёжи. Диски этих звукозаписывающих компаний изначально были редкостью на туманном Альбионе, ими можно было гордиться не меньше, чем дорогой одеждой и хорошим скутером. Вообще, пластинки в культуре «модов» были и остаются одним из самых ценных фетишей.

Всё шло замечательно до тех пор, пока где-то в 1962 году большие люди из крупных компаний не заинтересовались: а на что, собственно, уходят у подростков такие сумасшедшие деньги? Выяснилось, что молодёжь тратит свои кровные на совершенно непотребные вещи – продукты американской промышленности! Боссы решили, что надо приложить максимум усилий, чтобы перенаправить этот денежный поток в свои карманы или, по крайней мере, вернуть в лоно матери Британии. Замечательным примером этому может служить выход первого альбома группы «The Beatles», с которым, как принято считать, закончилась эпоха настоящих «модов» и началась эпоха «британского вторжения». Британия резво перекраивала свой культурный рынок: зачем платить деньги и импортировать заграничный продукт, когда можно на его основе создавать и продавать свой. Появилось очень много английских кавер-групп – те же самые ранние «The Beatles» и «Rolling Stones», которые играли каверы соул- и блюз-вещей. Оригиналы же забывались: подросткам было всё равно, когда и кем они были записаны. Это время можно обозначить как приход второй волны «модов». Те, кто составлял первую волну, выросли и оставили идею на растерзание вскормленным ТВ и радио тинейджерам. Вторая волна развивалась на фоне глобального освещения движения в СМИ: фильмы и пластинки, ориентированные на т. н. «мод»-аудиторию, одежда, выпущенная специально для «модов»; реклама пестрит словами «мод», «модный», «модерн» (современный). Появляются телевизионные программы типа «Ready Steady Go», где «моды» – постоянные и желанные гости. Так и возникает легендарный «Very British Phenomenon», которому в дальнейшем суждено стать одной из статей прибыльного английского экспорта.

Говорить об этой второй, «коммерческой» волне сложно из-за её разноплановости. Там были так называемые «хард-моды» (которые в дальнейшем трансформировались в «традиционных скинхедов»), «фейсы» (остаточное явление первой волны), про-британские «фрики» (жертвы злоупотребления всяческими психотропными веществами; эти бедолаги одевались в яркие кричащие пиджаки и расклёшенные вельветовые брюки, но тем не менее также называли себя «модами») и просто молодые люди, которые подражали стилю, но не особенно задумывались о мотивации. Единственное, что их объединяло, это то, что они пытались жить красиво и с размахом на честно заработанные деньги и получать от этого максимум удовольствия. Музыка «второй волны» разнообразна и охватывает практически все существующие на тот момент стили: тут и британский поп, бит, ритм-н-блюз, и американский соул, и карибская музыка от ска до латин-джаза. Советую обратить особое внимание: принято считать, что главной группой «модов» в середине 60-х являлись «The Who», но именно их «моды» первой волны негласно обвинили если не в профанации и культурном предательстве, то полной ущербности. Они не смогли им простить глумления над нетленной классикой, над Джеймсом Брауном, Мартой Ривз и прочими соул- и джаз-стандартами. Так или иначе, «модами» группа «The Who» была от силы года полтора-два; потом они увлеклись психоделической музыкой и своей ролью рок-идолов. В конце концов, психоделия, наркотики и повальная эпидемия звёздной болезни погубили вторую волну и её музыкальную сцену. Вслед за «The Who», «The Beatles», «Small Faces», «Rolling Stones», которые увлеклись популярным «хиппизмом», последовали многие «моды». Оставшиеся ушли в «чёрную» музыку (ска, соул, джаз-ривайвл) и, что удивительно, фолк-музыку. И с этого времени начинается отсчёт истории так называемых «радикальных модов», которые настолько обозлились на «хиппи» с их инертностью, что начали делать всё совершенно наоборот – коротко стричь волосы, носить тяжёлые ботинки и гонять «этих недоразвитых “хиппи”» по тёмным улочкам. Собственно, в 60-е годы дрались все. Принято считать, что «моды» дрались только с «рокерами»… Да, было и такое. Но «моды» дрались и с такими же «модами», но из соседних районов, и с «хиппи», и Бог весть ещё с кем.

B.F.: А почему же всё-таки возникло настолько резкое противостояние между «модами» и «рокерами»?

О.М.: Вопрос на сотню долларов! (Смеётся.) Логически это объяснить довольно сложно; впрочем… Во-первых, среднестатистический «рокер» был минимум на пять лет старше среднестатистического «мода». Во-вторых, «рокеры», хоть убей, не понимали, как может у приличного молодого человека быть девушка с короткой стрижкой, которая носит брюки. И скутеры: в рокерской голове не укладывалось, как можно ездить на этой жалкой пародии на мотоцикл, да ещё и отдать за неё такие бабки! В общем, стена непонимания.

Историческая справка от «B.F.»: в прессе действительно активно муссировалось столкновение «модов» и «рокеров», произошедшее 17 мая 1964 года. Это был один из так называемых «bank holidays», когда молодёжь компаниями выезжала на побережье, чтобы отдохнуть на лоне природы после напряжённой трудовой недели. Обычными местами такого отдыха были Маргет, Брайтон и Клэктон. В тот день именно Брайтон стал местом массового сбора и «модов» и «рокеров». Произошло столкновение, где в ход пошли даже камни и шезлонги с пляжа. Драка переместилась в сам город, и на её разгон было брошено более ста полицейских. Несмотря на то, что было арестовано лишь 50 участников этого «сражения», серьёзных жертв не было зафиксировано, и значительная доля возникшей в обществе истерии принадлежит газетам, которые с удовольствием смаковали подробности беспредельного поведения неформалов. К слову, в том же 1964 году произошло гораздо более серьёзное событие, когда в Клэктоне встреча двух больших группы «модов» и «рокеров» закончилась арестом 97 человек и заметным ущербом, причинённым окрестным домам. «Оружием» на этот раз послужили пляжные зонты…


B.F.: Существуют ли какие-то культовые фильмы и литература в культуре «модов»?

О.М.: Культовым «модовским» фильмом ни в коем случае не стоит называть фильм, снятый про «модов». В большинстве случаев это коммерческая поделка. Замечательным примером тому является фильм «Quadrophenia», снятый в 1979 году режиссёром Фрэнком Роддэмом (Franc Roddam). Но те, кто застал времена, показанные в фильме, относятся к нему более чем скептически. Например, когда его увидел Джадж Дред (Judge Dread, легендарная личность, один из лучших белых исполнителей регги, работавший в начале 60-х вышибалой в клубе и знакомый с «мод»-сценой непонаслышке), он назвал «Quadrophenia» смешным и глупым фильмом, в котором нет ни слова правды. Снятый по идее группы «The Who», он не преследовал иной цели, кроме возрождения угасшего интереса к самой группе. Самое интересное то, что настоящими «модовскими» фильмами являются фильмы, никакого прямого отношения к «модам» не имеющие. Это прежде всего фильмы, в которых показана красивая жизнь и много хорошей музыки. Обаятельный главный герой, как предмет подражания, тоже немаловажен. Можно вспомнить «Doctor No» (1962) Теренса Янга (Terence Young). Шон Коннери там неподражаем, а саундтрэк, исполненный ямайскими оркестрами Monty Norman, Byron Lee & Dragonaires, долго не покидал первых строчек британских чартов. А ещё «А Bout de Souffle» (1960) Жана-Люка Годара (Jean-Luc Godard), «The Italian Job» (1969) – фильм, снятый режиссёром Петером Коллинсоном (Peter Collinson) с саундтрэком Квинси Джонса (Quincy Jones), «Get Carter» (1971) Майка Ходжеса (Mike Hodges) с Майклом Кейном (Michael Caine) в главной роли…

Что касается книг, то в основном это лёгкое чтиво в бумажных обложках и дорогая публицистика. Что экспортирует Англия? Хард-рок, «модов» и свою королеву! (Смеётся.) Поэтому чаще всего эти книги – авторский взгляд на уже известные факты, не новая информация. Как ни странно, написано очень много детективов о жизни обычных дворовых подростков того времени. Это далеко не эталон действительно хорошей литературы, а скорее, коммерческие сливки, снятые с движения, но не потерявшие некоего обаяния молодости и свободы. Навскидку вспоминаются «The Blue Millionaire» Алана Флетчера (Alan Fletcher), большинство книг Ричарда Аллена (Richard Allen), «He Kills Coppers» Джейка Арнотта (Jake Arnott) и «Sawdust Caesar» Говарда Бейкера (Howard Baker). Простые книги о простых людях.


B.F.: А как обстоит дело с «модами» в наше время и в нашей стране?

О.М.: Если брать действительно элиту движения, то в Москве и Петербурге, наверное, не наберётся и десятка человек, за которых бы я поручился. Но что удивительно и приятно, из этого десятка доброй половине чуть больше восемнадцати лет – уже не абсолютные новички. (Смеётся.) И у них растёт интерес к джазу – согласитесь, это ситуация не типичная, по крайней мере, для тинейджеров нашего времени. Причём они уже понимают, где кабак, а где искусство, а это не каждому дано. Надеюсь, что за такими будущее; у нас есть сейчас все предпосылки к тому, что в России может появиться то, что уже никогда не появится в Англии. Есть люди со свежими взглядами, свежей позицией и… опять-таки, у нашей молодёжи появились деньги! Только в Британии была послевоенная депрессия, а у нас перестройка – всё едино. Мы живём в хорошее время для тех, кто только подбирается к двадцати. Всё доступно – достаточно лишь проявить немного старания и настойчивости!"

Источник- http://modscene.ru/articles_dandy.html

#14 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 28 Август 2014 - 10:56

Субкультура "модов" дала начало новому движению- "скинхеды"

Статья Михаила Вершинина "Современные молодежные субкультуры: скинхеды":

"Автор продолжает серию публикаций, призванных осветить некоторые проблемы, связанные с изучением феномена контроля сознания. В своей последней статье «Психологические особенности членов деструктивных и террористических (радикальных) групп» автор пришел к выводу, что для более глубокого научного анализа феномена контроля сознания стоит отнести к деятельности «деструктивных организаций» деятельность групп (мини-социумов), таких как антиглобалисты, радикальные экологи, террористы, криминальные, некоторые «игровые» сообщества и т.п. Изучение в совокупности деятельности данных субъектов поможет лучше понять природу радикализма и роста случаев применения техник реформирования мышления (контроля сознания) в обществе.

Деятельность «деструктивных организаций» в российском обществе и мире еще не была достаточно рассмотрена в контексте радикальных асоциальных групп. Радикализм во всех его формах и проявлениях, по своим масштабам и интенсивности, по своей жестокости превратился сегодня в одну из самых острых и злободневных проблем государств. Одним из аспектов этой проблемы, по мнению автора, несомненно, являются «заблуждения» о роли молодежных групп в дестабилизации современного общества. Автор попытается рассмотреть деятельность радикальных представителей «молодежных субкультур» с разных сторон.

В отличие от мнения большинства обывателей современные субкультуры, особенно молодежные, не являются аморфными и однообразными явлениями, а представляют собой активные «очаги сопротивления» современному обществу с его христианской моралью. Эти «очаги» представляют собой различные варианты ухода от «навязываемой» культуры и сами по себе не являются ни плохими, ни хорошими. Особенность субкультур в России выражается в том, что большинство «молодежных субкультур», а в этой статье мы рассматриваем в основном их, являются заимствованными из западной культуры и не являются историческими сложившимся «очагами» субкультуры в нашей стране.

Парадокс заключается в том, что чем больше мы пытаемся противиться глобализации, тем сильнее мы в нее интегрируемся. Мы не хотим стать частью глобального и потерять свои «национальные» преимущества, но при этом мы активно внедряем в обществе интернациональную (международную) систему субкультур, чье истинное призвание («в чистом виде») — служить противовесом или замедлителем глобализации. «Скинхеды», «неонацисты», «красные», «анархисты», «антиглобалисты», «рэпперы» — все они представители европейской и американской культуры.

Добро пожаловать в глобализацию.

Основные заблуждения, связанные с движением скинхэд-культуры

1. Скинхэды — это движение, связанное с фашизмом
2. Скинхэды — это преступная группировка и никакой культуры там нет
3. Проблему «буйства» скинхэдов — невозможно решить

В нашей статье мы постараемся опровергнуть эти заблуждения, для чего рассмотрим современное состояние «очагов радикализма».

Доказательства того, что между классическим движением скинхедов и мимикрирующих под него «неофашистскими» организациями нет ничего общего, кроме некоторых элементов одежды мы рассмотрим ниже («три волны классической скинхед-культуры»).

История: три волны классической скинхед-культуры

Первая волна. «Скинхэды» конца 60-х были можно сказать продуктом «мод-культуры», которые культивировалась под воздействием ямайской культуры, приносимой в Англию иммигрантами рудебойями. «Моды» (mods) — это не только музыкальный стиль, но и определенное движение, образ жизни и манера одеваться, порожденная подростковой культурой Британии начала 60-х. Вечное противостояние «отцов и детей» с новой силой разгорелось с появлением рок-н-ролла (середина 50-х): молодое поколение американцев, получившее свою музыку, своих кумиров и свою моду, начало осознавать себя как самостоятельный социальный класс, не желавший подчиняться законам взрослых и пытавшийся самоопределиться. Английские подростки тоже захотели слушать и играть ритм-энд-блюз и рок-н-ролл. Так зародилось движение «мод»[2]. На Британии 60-х с особой силой сказались экономические проблемы, вызванные послевоенным кризисом: надо было восстанавливать индустрию и разрушенные дома, требовались рабочие и служащие, а людей не хватало. Это вынуждало подростков даже из хороших семей устраиваться на работу, чаще в конторы и офисы (клерки, машинистки и т.д.). Получая свой личный доход, юные британцы могли приобретать наряды, тратить деньги на развлечения. «Моды» одевались очень опрятно, носили обычно дорогие костюмы. «Fred Perry», «Ben Sherman», «Lonsdale» — эти фирмы выпускающие одежду и обувь были очень популярны среди «модов».

Так появилась мода в стиле «Тэдди Бойз» («Teddy Boys»). У юношей — вельветовые пиджаки с большими лацканами, кожаные галстуки, брюки с отворотами, ботинки на рифленой подошве; прически — удлиненные, с волосами, обрамляющими лицо. Девушки носили юбки выше колен и свитера с глухими горловинами, длинные и прямые волосы. Из-за этого увлечения (хорошо одеваться) они часто обвинялись в предательстве рабочего класса, т.к. «моды» мало чем отличались в социальном плане от молодежи рабочего класса, но тратили на одежду большое количество денег. Девушки-«моды» любили тяжелую косметику и неяркую помаду. Любимым развлечением стали скутеры (мотороллеры). При этом «Тэдди Бойз» отличались весьма хулиганским нравом: они сколачивали банды, разъезжавшие на мотороллерах, дрались с рокерами (водивших мотоциклы), громили витрины магазинов и пугали обывателей.

Кстати, в отличие от рокеров, популярной тогда культуры молодежи, «моды» имели в своих рядах представителей обоих полов. Кроме цивильной одежды, «мода» можно было узнать по мотороллеру (Scooter). Многие, кто ездил на них, называли себя «Scooterist». Скутеров можно тоже считать неким продуктом «мод-культуры». Обычно они украшали скутеры зеркалами и другими эффектными штучками. Так же скутерами увлекались и футбольные фанаты («hooligans»), которые тоже вышли из «модов». Быть «модом» означало иметь все самое новое и оригинальное, что только существовало на данный момент, выделяться среди остальных. Весь Лондон наводнили мотороллеры.

Музыка была менее важной составной частью движения, чем мода и манера поведения. В основном «мод-группы» начинали с того, что копировали американские ритм-энд-блюзовые стандарты и создавали собственный музыкальный материал в том же духе. «Моды» играли ритм-энд-блюз и рок-н-ролл быстрее, тяжелее и «грязнее» своих предшественников. К 1968 году движение «модов» практически угасло, переродившись в другие движения.

Уже в начале 60-х появились так называемые рюдиз (Rudies) — молодые выходцы с Ямайки, работавшие на низкооплачиваемой работе (магазины, бары, доки, фабрики). У них была своя мода. А главное, своя музыка — «ска», которая понравилась и англичанам. В это же время стартовало и движение «модов».

В это же время появились первые «хард-моды» (hard-mod) или «скинхэды». Каждую субботу эти новые представители прогрессивной молодежи ходили на стадионы, чтобы поддержать любимые команды. Смертоносная поддержка футбольных команд часто вела к потасовкам между противостоящими болельщиками, вела к легендарному британскому «футбольному насилию». Так как представители «хард-мода» (hard-mod) часто участвовали в потасовках, то они стали брить головы, чтобы в драке противник не мог воспользоваться захватом за волосы. Стоит отметить, что «скинхэды» не сразу отделились от «модов»: все происходило постепенно.

Далеко не все называли себя «скинхедами» (skinheads). Были названия вроде «herberts» (от улицы Herbert Street в городе Glasgow (Великобритания)), «street kids» (то есть «дети улиц»), «spy kids» (примерный перевод — «охотники»), «peanuts» (то есть «дробители орехов»; это имя они получили за грохот их скутеров) и другие.

Вопреки распространенным представлениям большинство «скинхедов» во всем мире никогда не были «бритыми» или «бритоголовыми». Те, кто работал в речных доках, оставляли на голове короткий «ежик», и стриглись так только для того, чтобы защитить себя от пыли, грязи и вшей. По этой причине «бритоголовый» в середине шестидесятых — унизительное прозвище, что-то вроде «винторогий». Сами они так себя не называли. Их так ругали.

Когда наступала ночь, «скинхэды» одевали самое лучшее из того, что они могли себе позволить (обычно это дешевый мужской костюм) и шли в танцевальные залы. Здесь они танцевали под звуки новой музыки, которые внесли в Англию ямайские иммигранты. Этой музыке приписывали много названий, включая: «ска» (позже его назовут «ска первой волны»), «ямайский блюз», «блю бит», «рокстэди», и «рэгги».

Кстати, о «рюдиз-скинах». Когда-то, еще не влившись в течение «регги», совсем молодой Боб Марли был скинхедом. Боб Марли носил высокие военные ботинки, камуфляж и стригся «под ноль».

Первые «скинхэды» в последствии стали отдавать предпочтение американской одежде «Levi Jeans» и «Alpha Flight Jackets» и узким подтяжкам (braces) с ботинками «Doc Marten». С расцветом футбольного хулиганства в употребление вошли темно-зеленые ветровки «Alpha Flight Jackets» (называемые также «MA1», «Flight Jacket» или «Bomber Jacket»), позволявшие легко выскальзывать из рук соперников. Так одевались в дни футбола, а на концерты и на улице носили обычные куртки, часто джинсовки, черные подтяжки и черные шнурки. Это ужесточение стиля одежды заметно повлияло на интерес рабочего класса к «скинхедам».

«Скинхэды» любили пиво, в отличие от «модов», употреблявших амфетамины и «рудебойев», куривших марихуану. «Скинхэд–девушки» одевались подобно парням, стриглись коротко и тоже имели массу неприятностей и проблем с полицией и другими молодежными группировками. «Рудигерлс», «скинхэд-герлс» и «мод-герлс» носили мини-юбки, которые в то время были очень популярны и расматривались, как эпатаж консервативным родителям.

В начале 70-х «скинхэды» набирали силу по сравнению с другими молодежными субкультурными движениями. «Скинхэды» первой волны взрослели: они все меньше появлялись на улице, обзаводились семьями, остепенялись, занимались воспитанием детей, но все же оставались преданными своим корням.

Вторая волна скин-движения ознаменовалась ростом «панк-рока» в Великобритании. «Панк-рок» взорвал чопорную и холодную Англию. «Панк-рок» выглядел диким, грубым, агрессивным. Он пугал домохозяек, респектабельных граждан и прочих господ. Но рабочая молодежь искала и хотела более жесткое и быстрое звучание для своей культуры. К тому же «панк-рок» стал просто студенческой бунтарской музыкой, музыкой для колледжа. И появившийся синтез яркого, быстрого и грубого звучания стал «streetpunk» (стрит-панк), в последствии названый журналистом издания «Sun» Гэри Бушеллом, как «Oi!». Это был «панк», но это был «панк», ориентированный на рабочий класс. Из-за того, что корни «Oi!» музыки были в рабочем классе, СМИ негативно относились к данному музыкальному ответвлению, ходя сам «панк-рок», как музыку среднего класса, они приветствовали. Звучание «Oi!» отличается от панка: простые гитарные мелодии накладываются на отчетливо слышимую линию бас-гитары и барабанов и сопровождаются припевами, похожими на крики футбольных трибунах. Наряду со «стрит-панком» возрождалось движение «бритоголовых». Такие черты, как жесткость и гордость за рабочий класс, начали прививаться к «панку». В основном вторая волна «скинхэдов» ничего не знала о наследии и своих корнях, «модах», «ска», «рудебоях».

Старые «скинхэды» постоянно критиковали и ругали новую поросль за новшества. К примеру, скины 69-го все так же носили одежду «Ben Sherman», «Fred Perry», а новые «скины» 79-го носили в основном голубые джинсы «Levi», рабочие ботинки, подтяжки и куртки американских летчиков. Себя они называли «Bald Punks». В течение 70-х произошло много изменений у классических «скинхедов». Мода от размытого стиля перешла к лучшей одежде, чем ту которую могли себе позволить рабочие — «синие воротники». В 70-х появляется «военный» стиль одежды у скинхедов. На других «скинов» сильно повлиял «диско» семидесятых: они «ставили волосы», надевали вычурные штаны и ботинки в стиле 70-х.

С формированием собственных музыкальных групп у «скинхедов» их политические идеи стали склоняться к борьбе правых и левых партий, и даже аполитичности. Политически правые группы склонялись к отношениям с «Национальным фронтом» (неофашисты в Англии) и имели схожие с ним идеи. Левые группы ориентировались на борьбу рабочего класса, использовали коммунистическую политику. Аполитичные группы часто избегали обеих сторон, поскольку хотели сами выбирать свою субкультурную политику.

Группа представителей движения панков сформировала коллектив «Skrewdriver» («Отвертка»), который в значительной степени повлиял на «стрит-панк» и через некоторое время преобразовались в «скинхэд группу». Группа «Skrewdriver» стала первой группой, заявившей о своих неонацистских взглядах в скинхэд культуре, проведя концерт под лозунгом «Рок против коммунизма». Симпатизировав «Национальному фронту», они приняли расистскую позицию и начали создавать правое крыло субкультуры «скинхэд-движения».

«Скинхэды» образца 69-го, наоборот, оставались на антирасистских позициях, как и большинство «скинов» тех лет, увлекались «регги» и «ска». Они посещали «цветные дискотеки», но все же называли «черных» — «darkies». Они поддерживали идеалы рабочего класса и левых политиков. Англия еще помнила вторую мировую войну, и поэтому для каждого патриотически настроенного гражданина считалось честью оставаться на позициях антирасизма.

К концу 70-х «Национальный фронт» и «Британская национал-социалистическая партия» проникли в движение «скинхедов». К тому времени «скинхеды» были уже сильным поколением. «Национальный фронт» решил, что «скинхэды» послужат прекрасным источником новых членов, и повысит его репутацию и имидж. Молодежь вербовалась как уличные солдаты «Национального фронта». На «Donahuue' show» (популярное шоу в Англии) появился «скинхэд-расист». Это было шоком и ударом по всему «скинхэд-движению». Вместе со СМИ миф о «скинхэдах-расистах» раздували «Национальны Фронт» и «Skrewdriver» («отвертка»). Из-за ошибочной пропаганды общество видело в каждом «бритоголовом» расиста. В нашей стране особенно проявляются данные последствия. Большинство журналистов, чиновников МВД РФ и обывателей усиливают заблуждение, о том, что «скинхеды» являются неонацистами и расистами.

Плохая репутация сыграла на руку только правым партиям. Много молодых неонацистов, бывших всегда вдалеке от рабочего класса и «скинхэд-культуры», стали называть себя «бритоголовыми». Именно так «нацизм» стал проникать в культуру «скинхедов».

В США «скины» были еще более далеки от своих корней и тяготели к начинавшийся волне «hard-core», зародившийся в Нью-Йорке. «Стрит-панк» для Англии был сродни «хард-кору» в США. К примеру, «скины» начала 80-х практически ничего не знали и не слышали о «ска» или «Ой!». Но как и их коллеги в Англии они носили рабочие ботинки, джинсы, заимствовав такой стиль одежды от панков. «Hardcore Skins» были более сильны и жестоки, чем их современники «Punk Skins» в Англии. В криминальных сводках они мелькали уже чаще, чем в 69-ом. Партии, подобно «Национальному фронту», создавали из «скинхэдов» образ «footsoldiers» (штурмовиков).

В 80-ые никто не любил «скинхэдов» за их агрессивность, общество считало их радикалами и хулиганами. Но никто не называл их расистами до того злополучного интервью в популярном шоу.

Субкультура «скинхэдов» распространилась во все страны мира. Каждая из них поддерживает независимую историю целей «скинхэдов», их ценности, и историю их появления. Определение «скинхэд» различается от страны к стране.

В середине 80-х годов Европу потряс жестокий кризис, который можно считать последствием «кризиса 70-х годов», разразившегося до этого в Америке. Правительства играли в «холодную войну»; предприятия закрывались; денег не было, и уровень жизни падал все больше. Это нашло отражение и в музыке: группы 84 года стали сочинять более злые песни, чем те, что звучали раньше. Музыкальная субкультура отражала настроения в обществе — напряженность и недоверие к правительствам, к их политике.

Политические деятели различных государств провели удачную кампанию «по рекламе» «зверств скинхедов» среди населения Европы, об их фашисткой «сущности» и т.п. В результате чего отношение общества к движению «скинхэдов» изменилось на очень негативное, и движение пошло на убыль. В глазах у обывателей «неонацистские» организации все чаще стали ассоциироваться с движением «скинхедов». Это продолжалось вплоть до конца 80-х годов.

В конце 80-х и по сегодняшний день, началось новое большое проявление «традиционных» ценностей скинхедов 60-х. Это произошло в Англии, Америке и в большей части Европы. Оно повлекло за собой новое противостояние классических (традиционных) и нетрадиционных (неофашистских, анархистских и коммунистических) скинов.

Третьей волной стали скинхэды середины 90-х. Появился признак «Гражданской войны» в «скинхэд-движении»[4]. Многие из тех, кто стал «скинхедом» более 15 лет назад, начали появляться на улицах, участвовать в развитии «скинхэд-культуры». 17-18 летние «панки» начали забривать себе головы, избавляясь от «ирокезов»[5] и «помоек»[6].

Современные «скинхэды» Европы и Запада — это смесь из «hard-mod/rudeboys» (хард-модов/рудебойев) конца 60-х, и «punk/hard-core» (панк/хард-кор) скинов начала 80-х. Их музыкальные пристрастия простираются от «регги» до современного «хард-кора», а также «ска», «рокстэди», «рокабилли», «панк», «Ой!». Некоторые слушают только «регги», некоторые лишь «Ой!» или «панк». Конечно, они интересуются своими корнями, культурой «модов», «скутеров» и т.п., но все же для большинства скинхэдов конца 90-х это пример из истории.

В нашей стране ситуация на данный момент складывается таким образом: у нас мало «красных скинов» (коммунистических), ШАРП скинов, классических (традиционных) скинов. В России почти не употребляется слово «бонхед». «Bonehead» (костяная голова) — термин, используемый классическими и другими скинами, для обозначения любых «оборотней-скинхедов», придерживающихся расистских или неофашистских взглядов. Понятие «скинхэд» в 99 случаях из 100 в России ассоциируется с неонацизмом и расизмом
.
Для справки:

1. SHARP-скины — это «скинхэды против расовых предрассудков» (SkinHeads Against Racial Prejudice), они появились в Нью-Йорке (США) в конце 80-х. Движения, разделяющие идеологию «скинхеды против расовых предрассудков», — это SCAR, SPAR, RASH, HARP и другие. Существуют китайские, гавайские, японские движения из других стран, чья идеология схожа с SHARP-скинами. Они носили нашивки «S.H.A.R.P.» с троянской каской — тот самый оранжевый значок, который Trojan Records ставили на своих пластинках тридцать лет назад. «Шарпы» гордились тем, что и в их сердцах горит огонь, зажженный скинхэдами в далеком 1969 году.

2. «Redskins» или «RASH» — «Скинхэды против нацизма и власти капитала» или «Red and Anarchist Skinheads». Они появились независимо от «шарпов» через несколько лет после них. RASH имеют левые убеждения, у них нет национальности, они против чистоты расы и поддерживают всех, кто нуждается в их поддержке. Само их название говорит о том, что это анархисты — они желают свободы действий для всех и каждого и стремятся устранить любое давление на людей.

Если рассматривать схематически историю «скинхэд-движения», то можно придти к выводу, что неофашистские организации, использующие элементы культуры «скинхэд-движения», ими по определению не являются.

Схема развития движения

Развиваясь в течение трех этапов, которые мы рассмотрели выше, современное движение «скинхэд-культуры» было вынуждено остаться вне политики (аполитичным) и нерасистским движением. Однако такая позиция привела к возникновению двух «близнецов-движения», которые используют в себе элементы классической (традиционной) «скинхэд-культуры», но ими не являющимся.

Движение «красных скинхэдов» представляет собой группу организаций, представляющих разные политические и социальные группы, с различными целями, но имеющими одну общую и важную цель — уничтожение движения «бонхэдов». Еще 15 лет назад движение «красных скинхедов» можно было охарактеризовать как радикальное крыло классического «скинхэд-движения». Но за это время «красное движение» слишком далеко ушло от аполитичности и с каждым годом все сильнее срастается с молодежными организациями коммунистического и анархического толка. Представители «красных» критикуют представителей классического (традиционного) «скинхэд-движения» за их аполитичность.

Движение «бонхэдов» является искусственно созданной организацией неофашистского толка конца 60-х годов. За последние десятилетия это движение с элементами моды «скинхэд-движения» трансформировалось в активное радикальное крыло неонацистских и расистских организаций. На данный момент, кроме общих элементов моды «бонхэдов» и «скинхэдов», не объединяет практически ничего.

Стоит заметить, что движение классических (традиционных) скинхэдов пропагандируют аполитичность, являются не расистскими организациями и больше трансформируется в свою начальную стадию — в музыкальное неформальное движение со своей атрибутикой, культурой поведения и потребления. Однако «классические скинхэды» продолжают оставаться приверженцами определенных ценностей:

— ты должен быть патриотом своей страны;
— ты должен работать;
— ты должен учится;
— ты не можешь быть расистом;

Заблуждение № 1 «Скинхэды — это движение, связанное с фашизмом»

Как мы установили, рассмотрев историю возникновения и развития «скинхэд» субкультуры, «скинхэд-движение» не имеет ничего общего с неонацистскими движениями и неофашистскими организациями.

Можно с уверенностью утверждать, что «скинхеды» стали жертвой политических интриг в конце 70-х годов, где неофашистские партии удачно использовали популярность движения среди молодежи для увеличения количества своих приверженцев. «Традиционалисты» стали жертвой своей абсолютной аполитичности и не смогли в необходимый момент оперативно среагировать на политическую провокацию должным образом. Данная ситуация повторилась и в конце 80-х годов, когда государственные политики стран Европы начали компанию против «скинхэд-движения», как виновника всех проблем. Стоит отметить, что это стандартные политические инструменты, которые очень часто применяются в политике, для того, что бы отвлечь избирателей от вопроса «Куда идут наши налоги?» вопросом «Кто виноват во всех проблемах?».

Продолжая быть аполитичной и молодежной субкультурой, «скинхэд-движение» будет постоянно рассматриваться СМИ и обывателями, как часть неофашизма.

Для того, что бы опровергнуть заблуждение о том, что «скинхэды — это преступная группировка и никакой культуры там нет», рассмотрим музыку, моду и татуирование во всех движениях, о которых идет речь в данной статье.

Музыка

Глубоко рассматривать данное направление мы не будем, т.к. говорили о нем в предыдущей части нашей статьи. Приведем различия в музыкальных предпочтениях «бонхэдов» и «скинхэдов».
Музыкальные предпочтения «бонхэдов» :
R.A.C. — название их музыки, переводится как «Рок против коммунизма»
«тяжелый рок»
«white power»
«нацистские военные марши»

Музыкальные предпочтения «скинхэдов»:
современный «хард-кор»
«ска»
«рокстэди»
«рокабилли»
«панк»
«Ой!»

Из таблицы видно, что нет никаких общих предпочтений в музыке у этих двух движениях. Конкретно рассматривать музыкальную культуру «скинхэд-движения» не имеет смысла, т.к. наша работа преследует другие цели[7].

Мода

«Подтяжки» — неотъемлемая часть скинхэдовской одежды. Подтяжки носили уже «грубые моды» («Hard mods») в середине 60-х годов, вместе с высокими ботинками и укороченными джинсами еще до того, как прозвище «скинхэд» (skinhead) появилось на свет. Такая одежда называлась «working class style». Наличие подтяжек всегда означало принадлежность к рабочему классу.

Рабочие и рабочие в речных доках одевались так еще в начале XX века. Подтяжки были нужны для того, чтобы рубашка не зацепилась за что-нибудь. Слово «braces» переводится с английского как «крепеж», и применительно к одежде его можно перевести как «строительный крепеж».

Большинство из «скинхэдов» первой волны занимались тяжелым ручным трудом. Чем дальше, тем больше они отходили от «всегда новой и изысканной одежды», которую носили их предшественники — «моды». Тем, кто работал с ручными лебедками в доках, требовалась прочная и удобная одежда, способная, прежде всего, обеспечить их безопасность. Ботинки с крепким стальным носком могли предохранить ноги от падения ящиков или других тяжелых предметов, подтяжки прижимали одежду к телу и не давали ей возможности зацепиться за что-либо или попасть в винтовые узлы лебедок. Джинсы или простые холщовые штаны из крепкой ткани имели крепкие двойные швы, и, наконец, рубашка и куртка имели накладки на плечах, предохраняющие рабочих от дождя и сырого морского ветра.

Примечательны названия для одежды, например, пальто или куртка с накладкой на плечах назывались «donkey Jacket». Слово «donkey» переводится как «лебедка», а сочетание этих слов означает «куртка лебедочника». Тонкие подтяжки назывались не «suspenders», как обычно, а «braces» — это слово имело дополнительные значения «скобки» и «строительный крепеж». Ботинки назывались «boots», а не «shoes», и так далее. Скинхэды носят одноцветные подтяжки, без узоров, как правило, черные или темно-красные, подтяжки ярких цветов встречаются реже. Они всегда тонкие, шириной не больше двух пальцев руки, сложенных вместе. Хорошо, если они имеют блестящие замки и «крокодилы».

По тому, как подтяжки закрепляются на спине, различают две разновидности — X и Y. Подтяжки 60-х годов выглядели как «X», сегодня чаще встречаются «Y». Но это значения не имеет: кто-то носит X, а кто-то носит Y. Иногда делают так, чтобы X превратить в Y, пристегнув ленты на спине рядом.

Впервые подробное описание одежды традиционных скинхедов дали журналы «Hard as Nails» и «Zoot» в Шотландии. Они обратили внимание читателей на то, что скинхеды во все времена одевались по-разному. У них была разная одежда для улицы и в выходные дни. Встречая друг друга, они иногда не могли понять, с кем имеют дело, настолько сильны были различия. Но ничего странного не было — нет двух одинаковых людей. И нет двух одинаковых скинхедов.

Другая скинхэдовская одежда, которая появилась еще во времена модов, предназначается для того, чтобы пойти на концерт или произвести хорошее впечатление. Это английский костюм, с которым можно одеть все те же ботинки и подтяжки, и с которым в холодную погоду полагается длинное пальто. Иногда на голову надевается шляпа наподобие тех, что носили «Rudie Boys».

В разное время скинхеды смеялись над собой, рисуя обезьян в рубашках «Ben Sherman» и ботинках «Doctor Martens», синих рабочих джинсах и докерских подтяжках. Тем самым они старались показать, что не только в одежде дело. Должно быть еще что-то в голове.

В среде «скинхэдов» любят татуировки, но существует ограниченное количество изображений на эту тему. Вот наиболее часто встречающиеся.

Татуировка с летящей ласточкой означает свободу. Часто встречаются лавровые венки славы и светящиеся надписи "Oi!" — такие рисунки много значат для тех, кто их носит. Иногда воспроизводятся рисунки, хорошо известные другим скинхэдам, или обложки пластинок.

Вот еще один пример: это легенда о распятии Христа, изображаемая таким образом. Она означает страдание, ее первоначальный смысл — «распят капиталистами» («crucified by capitalism»). Этот рисунок отражает убеждения скинхедов первой волны.

Ее продолжение — «скин», поднимающийся из могилы, на камне над которой выбита надпись «Oi!» или лавровый венок славы. Этот рисунок означает, что смерти нет, и что традиция не пресечется никогда.

Родина этих двух рисунков — Шотландия, город Эдинбург. В средние века там были распространены католические «мифы» о приведениях и духах, как сейчас про скинхедов. Обыватели настолько были уверены в их существовании, что даже закрывали могилы каменными плитами. В двадцатом веке, когда лицемерие стало явным, появились эти рисунки.

Цитата: «Убитый современностью, он вернется» — это протест против католической морали, где всем руководят внешние силы: добрый боженька, кнут-пряник и деньги. Против мира, в котором тебе изначально никто ничего не должен. И где до тебя никому нет дела. Это относится только к традиционным скинхэдам и имеет значение лишь для некоторых из нас. Как правило, мы не любим, говорить об этом. И не будем обсуждать это сейчас» .

К нашивкам у большинства «скинхэдов» отношение негативное. Считается неприличным демонстрировать свою принадлежность к движению нашивками. Цитата: «Большинству из нас нашивки не нужны — если ты осознаешь свою принадлежность к нам и знаешь, как одеться, твоего внешнего вида будет более чем достаточно. Сверкающие ботинки, подвернутые джинсы, рубашка в клеточку и подтяжки — что на свете может быть лучше такой одежды? Зачем еще и нашивки?»

Движение «бонхэдов» переняла некоторые элементы моды «скинхэд-движения», такие как обувь, джинсы, подтяжки, прически и куртки (как правило, кожаные). Помимо этого в движении «бонхэдов» приветствуются различные нашивки с нацистскими свастиками и т.п.

Отношение к татуировке у «бонхэдов» весьма навязчивое, как правило, они стараются их делать много и агрессивного фашистского характера. У неонацистов существует определение «врага» по моде (одежде и стилю), которого необходимо уничтожать. Согласно этой схеме необходимо искать и уничтожать «врага расы». У движения традиционного «скинхедов» такого «портрета» никогда не было и, скорее всего, не будет. У «красных скинхэдов» таким «врагом» является «бонхэд».

Традиционным напитком «скинхед-культуры» считается «пиво» («эль»), употребление крепких напитков не приветствуется.

В движении «бонхэд» не существует какой-либо культуры употребления напитков, кроме запрета употребления «ниггерских» напитков. Русский «бонхед» предпочитает употреблять истинный славянский напиток — водку.

Заблуждение № 2 «Скинхэды — это преступная группировка и никакой культуры там нет»

Рассмотрим понятия культуры и субкультуры. Субкультура — система ценностей, моделей поведения, жизненного стиля какой-либо социальной группы, представляющая собой самостоятельное целостное образование в рамках доминирующей культуры.

Культура — совокупность материальных и духовных ценностей, жизненных представлений, образцов поведения, норм, способов и приемов человеческой деятельности:

• отражающая определенный уровень исторического развития общества и человека;
• воплощенная в предметных, материальных носителях и передаваемая последующим поколениям

Заметим, движение скинхедов имеет все необходимые субкультурные элементы. Нельзя называть субкультуру — преступной группировкой, как и нельзя, называть деятельность преступной группировки проявлением субкультуры. Движение «бонхэдов» тоже является молодежной субкультурой, но оно не имеет ничего общего, кроме подтяжек, ботинок и причесок, с движением «скинхедов».

Пугает ситуация, когда совершаются сотни преступлений «бонхэдами», и для них есть все необходимые статьи в административном и уголовном кодексе РФ, а правоохранительные органы разводят руками и говорят: «Так это же скинхэды — что ж мы можем?!».

Спорить об ответственности государства перед гражданами можно очень долго, но только государство обладает монопольным правом применения силы (насилия) для защиты граждан. Когда чиновники отказываются выполнять свои обязанности и предлагают гражданам самим справляться со своими проблемами (не нарушая законов), то это подстегивает волну мифов и страхов о невозможности решить проблему «буйства скинов». Ведь если государство не может то, что может гражданин? Каждый имеет право на страх…. И это пугает. Через какое то время обывательские мифы и страхи увеличивают проблему и усложняют ее.

Попытаемся рассмотреть заблуждение №3 «Проблему «буйства» скинхэдов — невозможно решить».

Заблуждение № 3 «Проблему «буйства» скинхэдов — невозможно решить»

Мы согласны, что проблему растущего радикализма и противозаконного поведения невозможно решить. Более того, невозможно решить: если ничего не делать и не понимать, с чем ты столкнулся. Попытаемся проанализировать, с чем мы столкнулись, и что можно сделать.

Давайте попробуем рассмотреть проблему с разных точек зрения. Процитируем чиновников из Министерства внутренних дел РФ (//News.ru, 4 февраля 2003). «Тактика и методы их [бонхедов] действий претерпели изменения. Скинхеды перешли к тактике, как мы ее называем, «точечных ударов». По словам представителя ГУУР, скинхеды не имеют единой организации. «В самом движении много разновидностей — наци-скины, капер-скины и другие. Единственное, что их объединяет, — разжигание национальной розни путем призыва к насилию».

«В России насчитывается от 15 до 20 тыс. скинхедов. Движение включает в себя разрозненные группы, численность которых колеблется. Так, по данным МВД, в столичном регионе насчитываются около 5 тыс. активных участников данного движения и около 100 лидеров различного уровня. В Санкт-Петербурге на профилактическом учете числятся около 3 тыс. скинхедов и 17 неофашистских организаций. …По его словам, немалую поддержку в этом им оказывают различные СМИ. Причем, как правило, агитация действует на 13-17-летних подростков. Именно поэтому, по мнению Комарова, МВД концентрирует свою работу «не на привлечении максимального числа экстремистов к уголовной ответственности», а на оперативно-профилактической деятельности. В частности, в ноябре минувшего года была пресечена попытка неофашистов провести съезд, посвященный дню рождения организатора движения скинхедов — Яна Стюарта, в котором хотели принять участие около 400 человек.

Как сообщает РИА "Новости", всего в 2002 году по ст. 282 УК РФ (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды) было возбуждено 71 уголовное дело, 31 из них направлено в суд, 16 человек уже понесли наказание».

Давайте рассмотрим некоторые факты. Вот названия книг и пособий «Хулиганский стиль рукопашного боя», «Используй то, что под рукою», «Драка, как она есть» и т.д. Все это подробные справочники как проводить уличные драки, как использовать подручные средства, как нанести максимальные увечья и многое другое. Эти справочники штудируются и усиленно изучаются. Эти справочники открыто продаются. Приведем в пример некоторые примеры: «Носить бритву следует так, чтобы не пораниться самому... …лучше, если лезвие зафиксировано плотно прилегающими деталями одежды… …извлечение оружия не должно отнимать много времени…».

«…Наносимые бритвой удары по своей траектории напоминают скользящие удары кулаком…. …глаза, кожа лба (сильно кровоточит — ослепляет), шея, крупные артерии рук и ног, живот…. …мышцы брюшины, нередко покрытые толстым слоем сала, пробиваются мощным круговым ударом... …для бритвы нет неуязвимых мест… …а заживает медленно, в отличие от ран, нанесенных тупым оружием…».

«Удар головой в лицо, гораздо опаснее предыдущих ударов — нанесенный быстро и с близкого расстояния, он почти неотразим. …сделайте бросок с упором ногой в живот… …не подпустить противника на расстояние, удобное для такого нападения…».

Неофашистские группировки изучают и постоянно практикуют данные советы. Если обобщить опыт создания радикальных группировок, например чернорубашечников в Германии, коричневорубашечников в Италии 30-х годов, и современных молодежных группировок, то можно найти массу одинаковых признаков. В процессе превращения обывателей в «штурмовиков» в 30-х и в настоящее время превращение молодых людей в членов организованных преступных банд очень много общего.

Согласно концепции «удвоения» Лифтона лучшим закреплением новой ролевой модели поведения является ее практическое применение и вербовка новых членов. Исходя из этого, можно предположить с большой уверенностью, что с каждым годом движение неофашистов становится все сплоченней и скоординированным, а так же растет число нападений и преступлений против «расовых врагов». Статистика МВД РФ и правозащитных организаций доказывает это.

Стоит отметить, что «бонхэды» и «красные скинхэды» активно борются за важный ресурс пополнения своих рядов. Футбольные фанаты, преимущественно молодежь, являются лучшим источником для пополнения рядов своей группировки. Практически на всех крупных футбольных матчах происходят хорошо спланированные и подготовленные акции — избиение и нападение на болельщиков другой команды. Возможно, кто-то скажет, что автор преувеличивает проблему футбольных драк, но тогда как объяснить, что с каждым годом количество сил правопорядка на футбольных матчах увеличивается (в том числе и ОМОН)?! Как объяснить то, что болельщиков другой команды вывозят на спецавтобусах в сопровождении усиленной охраны милиции?! «Мерами безопасности», — скажете Вы, и будете правы.

Могу возразить, что только охраняя и допуская деятельность преступных молодежных группировок под видом тех или иных субкультур, государство углубляет проблему роста радикализма в молодежных субкультурах.

Футбольные массовые побоища — явление последних лет, и раньше этой проблемы не было. Что чиновники делают не так? Что позволяет проблеме принимать все большие масштабы? Непонимание и борьба не с источником проблемы, а с последствиями. На данный момент применяются методы введения в заблуждение общества. Нам предлагают новый брэнд зла — «скинхэды», приравнивая его к неизлечимой болезни, например «СПИДа».

В этой статье автор поставил цель объяснить брэнд «скинхэды» не с той позиции, с которой ее нам предлагают чиновники и многие СМИ, а с позиции молодежной субкультуры, не имеющей прямого отношения к творимому беззаконию. «Скинхэды» — это молодежная субкультура, которая возникла как протест против общественной морали и которая сконцентрирована на своих ценностях. Замечу — на гражданских ценностях, среди которых некогда не будет места расовой нетерпимости.

Налицо проблема бесконтрольности существования противозаконных радикальных, часто преступных группировок, которые называют себя «арийскими скинхэдами», а, по сути, являются неонацистскими группами. Возможно, чиновникам МВД РФ стоит обратить свое внимание на принцип «справедливости и необратимости наказания», и, возможно, в ближайшем будущем нашей страны перестанут избивать людей другой, непохожей культуры.

С надеждой на лучшее"

Источник- http://psyfactor.org/vershinin3.htm

#15 alexandrion12

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 9 259 сообщений

Отправлено 29 Август 2014 - 10:41

70-ые г.г. принесли с собой и еще одно довольно обширное движение- панк.

1) Статья "История субкультуры панков":

"Punk — так раньше называли на уличном жаргоне проституток. В Америке в начале ХХ века его относят уже к заключённым — «шестеркам». Позже слово вошло в основной лексикон и сегодня употребляется в значении «грязь», «гнилье», «отбросы». Панк появился в США в 1964 году, где под влиянием Beatles и Rolling Stones возникло огромное количество местных ансамблей. Значение этого события трудно переоценить — впервые с конца
50-х годов у американской молодежи появилась «своя» музыка.

Идеология панков

Идеология панков — философия «потерянного поколения»: изменить мир к лучшему нельзя, жизнь потеряла смысл, будущего нет. Поэтому плюй на все и на себя, делай то, что хочется сейчас.

Вели себя панки бесподобно: хулиганили в кинотеатрах, вызывающе держались по отношению к полицейским и задирали прохожих. Так они выражали свой протест миру. Во время выступлений панки бесились, могли спокойно снять штаны, расцарапать себе грудь до крови, плюнуть в публику.

Многие люди думают, а может, даже и не задумываются о том, что это за люди. Некоторые из тех, кто называет себя панками, постоянно пьют, бурогозят, накуриваются и играют на гитаре или на чём-нибудь другом. Играют в основном для себя и своих друзей. Другие живут идеей антисистемы, причём сами иногда и не подозревают об этом, просто интуитивно чувствуя, что они рождены для противостояния злу в том или ином проявлении. Некоторые считают, что если им плевать на то, что с ними может произойти через полчаса, минуту, секунду, век, год, не важно, то они могут смело назвать себя панками. Если подойти к случайному человеку на улице и спросить, как вы думаете, кто такие панки, то почти 100 процентов ответят — панки — это грязные отбросы общества, которым нет места среди нормальных людей. Так о них думает большая часть населения, которые проживают свою жизнь в поисках места работы и средств поесть и накормить детей, зачастую забывая, что на самом деле об этом слишком много думать просто нельзя. Люди живут в таком ритме и из живых людей превращаются в рабов цивилизации, средства производства и научно-технического прогресса.

Новая идеология панк движения — это жизнь в гармонии со своим внутренним я, непризнание чужих законов, но уважение к ним, ибо это есть плод чьих-то мыслей, изысканий из которых можно для себя почерпнуть что-то позитивное. Жизнь становится яркой лишь тогда когда в ней маленькая постоянная составляющая, а все огромное остальное находится в постоянном динамическом развитии. Почему туристы берут с собой в поход лишь минимум различных, необходимых вещей, а в остальном полагаются на матушку природу? Бесспорно, в жизни должен быть костяк, но он не должен превращаться в догму и обрастать всё новыми правилами игры в кости… В разные времена панки и рок-н-рольщики искали истину через самоотчуждение, через насилие, через отрицания всего того, что было показателем материального состояния. В последнее время всё больше склоняясь к безудержной утопичности всего этого. Постепенно начиная подходить к понятию внутренней и внешней гармонии. Для человека сильного, способного изменить свою жизнь и направить её в нужное русло найти свою внутреннюю гармонию будет конечно легче, чем для того, кто привык смиряться со всем тем, что с ним происходит и плыть по линии наименьшего сопротивления. Жизнь или судьба всё равно будет пытаться вести нас к высокой цели, заложенной в каждом человеке. В панк-сцене было много участников и сторонних наблюдателей, которые так и не заметили какой-либо четкой цели, лежащей в ее основе. Молодые люди традиционно переживают стадию взросления, когда их бунтарство направлено против всего: родителей, школы и власти в целом. Панку был ошибочно прикреплен ярлык подросткового протеста, когда личность в период своего становления старается выделиться среди окружающих. Безусловно, как правило, стиль одежды и музыки, характерный для панка, часто оказывается вызывающим и шокирующим для широкой общественности, но неправильно думать, что панк — это движение, в котором главным является то, как ты выглядишь. Безумное временное бунтарство может быть интересным, но оно не является столь уж эффективным и полезным. Панк, по своей сути, пошел гораздо дальше, чем зацикленность на внешнем облике, но об этом в средствах массовой информации не говорят или представляют это в неверном свете. Недостаточно отличаться внешне от толпы, необходимо делать сознательный акцент на том, чтобы оставаться собой.

Когда люди, которые хотят быть уникальными и непохожими на других, примеряют на себя панк-прикид, им удается лишь выглядеть отличными от нормы. Но это совершенно бессмысленный шаг. Некоторым людям, для того, чтобы стать индивидуальностью и самим собой необходим честный, нередко причиняющий боль взгляд внутрь себя с тем, чтобы ответить себе на нелегкие вопросы: «Кто я? Чего я хочу от жизни? Чего мне следует желать? Что мне следует делать?». В конечном итоге этот процесс, вне всякого сомнения, приведет к тому, что человек откажется от того, чтобы следовать общественным правилам и ожиданиям… Стоит подчеркнуть — для того, чтобы ответить себе на эти вопросы, человек обязательно должен спросить себя и о другом: «Почему я хочу этого? Что стоит за этими желаниями?» Целью этого процесса является самопознание. В этом отношении человек начинает отличаться от других. С осознанием собственного нонконформизма приходит осознание того, что общество устроено не так, чтобы стать цивилизацией личностей. Вместо этого оно создано для того, чтобы удовлетворять запросам несуществующей «нормальной личности» и заставлять других втискиваться в эти рамки, результатом чего является институционализированная дегуманизация».

Бунтарство является одной из неоспоримых черт, характеризующих панк. Бунтарство сокрыто в самом смысле панка, в его музыке и текстах. Тусуется ли молодой человек в этой среде достаточно долго, чтобы сделать для себя важные выводы или нет, но «всякий, кто вовлекается в панк, обычно привлечен той или иной формой бунта. Будь то бунт против родителей, власти или всей системы в целом». Молодые люди «достигают возраста, когда у них что-то щелкает внутри, и они начинают хотеть делать что-то самостоятельно. Ребята сыты по горло условиями, в которых они живут, будь то социальные, музыкальные или какие-либо еще условия». Для тех, кто становится частью движения (а это не обязательно молодые люди), этот начальный протест превращается в силу, побуждающую к образованию и личному развитию.

Самое важное (и, пожалуй, самое радикальное) для панков — это брать на себя ответственность. Прежде всего, это касается их самих, того, как они организуют и проживают свою собственную жизнь, а потом распространяется и на остальных. В чем же заключается эта ответственность?… «Думать головой, относиться к людям с уважением, не оценивать людей по внешним признакам, поддерживать других в борьбе за право быть самими собой, даже способствовать позитивным переменам в мире».

Не все панки пришли к единому мнению о том, как нужно поддерживать других или каким образом можно что-то изменить во внешнем мире к лучшему. Но все согласны, что это необходимо делать. Поскольку панк-движение состоит сегодня в большинстве своем из белых представителей среднего класса и класса служащих не из представителей рабочего класса из бедных районов или представителей меньшинств, важным шагом является отказ от своего привилегированного положения в обществе.

«Мы наследники мирового порядка, основанного на господстве белых, патриархате и капитализме. Наша главенствующая позиция в качестве защитников капитализма, — господствующих классов и надсмотрщиков над низшими классами была установлена для нас нашими родителями, нашим воспитанием, нашей культурой, нашей историей, и все же у нас хватило морального чувства, чтобы отказаться от нее. Как панки мы отрицаем унаследованные нами расовое и классовое положение, потому что мы знаем, что это дерьмо».

Если панки были рождены в этом мире как сыны и дочери Америки, они предпочли стать сиротами общества.

Что же все-таки такое панк? Следующие три определения панка должны быть упомянуты, так как все они представляют собой значимые мнения, которые, к тому же, верны:

Панк — это молодежное течение.

«Я скажу тебе, что такое панк — это кучка молодых людей с забавными прическами, несущих псевдополитическую чушь и исторгающих из себя либеральные философские теории, о которых они почти ничего или совсем ничего не знают».

Панк — это внутренний бунт и стремление к переменам.

Панк — это грозный голос сопротивления.

«Мы создали свою собственную музыку, свой образ жизни, свое сообщество и свою культуру… Мы создаем движение на основе любви, действуя в надежде на то, что однажды, в конце концов, на Земле будет достигнут мир. Мы можем оступаться, но мы будем продолжать бороться. Свобода — это то, что мы создаем каждый день, и от нас зависит, сбудется ли она».

Тогда как второе высказывание выглядит идеалистичным по отношению к первому, первое мнение обычно преподносится прессой. Как будет рассказано далее, это наименее точный, но наиболее популярный образ панка.

История панк-рока

Панк-рок 60-х годов принято называть «гаражным роком». Он появился в США в 1964 году, где под впечатлением Beatles и Rolling Stones возникло огромное количество местных ансамблей. То, что они играли, заметно варьировалось в зависимости от регионов, местных музыкальных традиций, но в осном это была смесь блюзовых, белых народных мотивов с элементами доморощенной музыки скиффл. Значение этого события трудно переоценить — впервые с конца 50-х годов у американской молодежи появилась «своя» музыка. Респектабельные и совершено безобидные пай-мальчики типа Бобби Ви или Пола Анки, которыми фирмы грамзаписи подменили бунтовщиков-рок-н-рольщиков на рубеже 60-х годов, испугавшись, как бы рок-революция не зашла слишком далеко, были немедленно забыты. Они уступили свои позиции кумиров молодежи лихому напору свежей энергии, разбудивших в юных сердцах дух свободы помыслов и действий. Спустя пару лет это мощное всеамериканское движение вошло в рок-музыку под вышеупомянутым названием «гаражного рока». Откуда появилось такое странное название? Все объясняется очень просто: любительские группы репетировали в основном в гаражах — больше им просто некуда было деваться. «Гаражные» панки пели в свое удовольствие, не строили меркантильных планов и были известны только в среде своих родственников, друзей и соседей. Их творческие поиски отвечали на запросы не массовой, а локальной аудитории (школы, колледжа, района). Среди сотен непрофессиональных ансамблей тех лет едва ли наберется два десятка записавших на студии хотя бы одну грампластинку. Но в музыке они нашли самовыражение, почувствовали возможность раскрепоститься от заложенной обществом и родителями закомплексованности, хотя бы ненадолго стать самими собой, и поэтому вкладывали в произведения все накопившееся чувства, всю душу.

Сегодня судить о «гаражном роке» можно только по немногим уцелевшим записям тех лет. Все же эра совершенно игнорируемых шоу-бизнесом панк-групп 60-х годов была непродолжительной. Это объясняется быстрым ростом числа музыкальных групп и расширением границ рок-музыки, переходом к прогрессивному року, а также развернувшимися как раз в тот период поисками новых стилей и направлений, которые были предопределены стремительным прогрессом в области музыкальной и звукозаписывающей техники. К концу 1967 года все панк-группы в США либо распались, либо оказались вовлеченными в прочие музыкальные течения. В дальнейшем, до середины 70-х годов течения, идейно близкого гаражному року, не существовало. Однако стремление играть простую, агрессивную рок-музыку с элементами эпатажа не покидало отдельных представителей молодежной субкультуры, тех, кому самодеятельная бескомпромиссность гаражного рока пришлась по душе. А зерна этого стиля оказались щедро разбросаны по всей Америке. Всходы, правда, появились лишь местами: в Нью-Йорке, Чикаго, Детройте, где во второй половине 60-х годов возникли группы MC5, Velvet Underground и Iggy Pop, the Stooges. Факел, зажженный «гаражниками» и пронесенный сквозь 60-е в 70-е Игги Попом, подхватывают в 1973-1974 годах вполне интеллигентные молодые люди из Нью-Йорка. Они собираются по вечерам в двух клубах — «CBGB» и «Max’s Kansas City». Панк стал реакцией «поколения без будущего» не только на нелегкие условия жизни и невозможность полной реализации духовных сил, но одновременно с этим и потребительско-мещанской сущности на интенсификацию общественно-политических и информационно-технологических процессов. Очень быстро он превратился в протест-форму, подходящую для любых столкновений на любой почве: идеологической, социальной, музыкальной.

Итак, предыстория панк-рока закончилась. 6-го ноября 1975 года началась вторая рок-революция. В этот день в Лондоне в Колледже искусств Святого Мартина состоялось первое публичное выступление ансамбля с вызывающим названием Sex Pistols. Нонконформизм рок-н-ролла давно уже был забыт. Рок-ансамбли увязли в тоннах электроинструментов и другой аппаратуры, их опусы в домашних условиях невозможно было воспроизвести, как когда-то песни Beatles или Rolling Stones. Рок-музыканты 70-х из Yes, Genesis, Deep Purple, Leed Zeppeling, Pink Floyd превратились в бизнесменов и жили в особняках, разъезжали в лимузинах под охраной телохранителей. У них уже не осталось точек соприкосновения с молодежью, 12-минутные гитарные соло или диско-танцы под фонограмму не имели никакого отношения к уличным подросткам или молодым безработным. Поэтому-то панк и предложил создать свой собственный альтернативный мир рок-музыки, который не требует десятков тысяч долларов на покупку дорогостоящей аппаратуры, не нуждается в контрактах с солидными звукозаписывающими компаниями, не заинтересован в продаже пластинок миллионными тиражами. Все, что требуется этой самодеятельности, — пара дешевых гитар да ударная установка: каждый, обладающий минимальными музыкальными способностями (хотя и это необязательно), может организовать ансамбль под крышей собственного дома.

Вехой в становлении британского панк-рока стал фестиваль, прошедший 20/21 сентября 1976 года в лондонском клубе «100». К этому времени лидер Sex Pistols Джонни Лайдон уже взял себе псевдоним Джонни Роттен (англ. Rotten — прогнивший) и превратился во «врага общественности номер 1», став одновременно лидером «потерянного поколения». Лучшие примеры деловой активности в панк-движении видны при взгляде на его музыкальную сторону. Панк-рок отличается от стандартного рок’ н’ ролла не только звуком, содержанием песен и стилем исполнения, но также тем, как группы ведут свои дела и общаются с публикой. В панк-движении не существует культа «рок-звезд», и группы, желающие получать большие суммы денег за свои концерты и записи, постоянно критикуются и изобличаются. Такая позиция восходит к появлению панка, когда движение было малочисленно, и мысль заработать много денег на музыке казалась нелепой, несбыточной мечтой. Члены групп не отличались от публики ни убеждениями, ни, зачастую, мастерством. Панк-рок группы «подталкивали других людей к созданию своих собственных групп — это было попыткой разрушить традиционный барьер между исполнителем и публикой. Любой мог быть звездой, и никто ею не был!». Все, что нужно было для создания панк-группы — это аппаратура и желание.

Панк-команды традиционно помогают друг другу устраивать концерты в других городах, организовывать туры, выпускать записи и т. д. Здесь фактически не существует конкуренции, за исключением некоторых групп, которые регулярно «продаются», чтобы получить больше денег и привлечь больше публики. Панк-группы стремятся играть концерты только друг с другом, потому что имеют сходные представления о сотрудничестве и не стремятся к конкуренции, что так распространено в музыкальном бизнесе. Голландская панк-группа The Ex дает описание одного из своих обычных концертов, где нет заморочек по поводу «главных» и «разогревающих» команд, потому что каждая группа одинаково важна. Все приходят на помощь друг другу, если нужно одолжить аппаратуру, и честно распределяют деньги. Все это звучит очень просто и естественно, но в рок-культуре такая позиция кажется чем-то из ряда вон выходящим. Вот почему панки недолюбливают рок-звезд, особенно «альтернативных». Такие альтернативные рок-звезды — это группы или члены групп, у которых когда-то были идеи, близкие к панку или которые сами были панками. Их преступление обычно заключается в переходе с маленького независимого лейбла на крупную корпоративную звукозаписывающую компанию (CBS , EMI , Epic и т. д.), чтобы получить больше денег и фэнов. Многие из этих групп думают, что цель (привлечение большей аудитории) оправдывает средства (превращение в часть мэйджор-лейбла). Эта мысль часто отвергается и осуждается в панк движении.

Поведение панков

Отличить панка от обычного человека довольно легко. Панк: слушает панк-музыку: Sex Pistols, Exploited, NOFX, Offspring, Iggy Pop, «Король и Шут», «Наив» и пр. Все это можно раздобыть практически в любом музыкальном магазине; по-особому выглядит: кожаная «косуха», джинсы (панки их подворачивают), ботинки «Dr. Martens», в ухе серьга; носит ирокез. Для этого нужно иметь более-менее густую шевелюру. Истинные панки выбривают голову наголо, оставляя вдоль черепа «полоску» для ирокеза. На эту «полоску» наносят пенку для волос, разделяют на пряди, начесывают каждую, а потом фиксируют эти «вавилоны» лаком сильной фиксации.

Одежда панков

Потерянное поколение не может выглядеть так же, как «все нормальные люди». Панки выглядят вызывающе — настолько, чтобы окружающие шарахались от них. Этого можно достичь подбором цветов, использовав сочетание сиреневого и зеленого, красного и черного и так далее. Разорванная одежда, булавки и ошейники для собак довершают начатое, придавая панкам вполне законченный вид. Терять им после этого становится уже нечего. Основой для панковской одежды могут быть следующие вещи:

Внешность 70-х годов:

— Балахоны и майки
— Рваные джинсы
— Кожаные куртки
— Лоскутные куртки
— Кеды и полуботинки

Внешность 80-х годов:

— Ремни и ошейники
— Высокие ботинки

Внешность 70-х годов

Балахоны и майки без рукавов — они состоят из двух кусков ткани черного цвета, скрепленных несколькими нитками, шнурками и булавками. Рисунок выполняется заметными цветами и изображает любимую группу или самих панков, и выглядит вызывающе. «Я не против общества, только против тебя» — вот что это значит на языке одежды. Так надо! Выглядеть так — значит, быть свободным. И даже если вы не видите такую одежду на улицах, вы всегда можете встретить ее на концертах, когда играют группы, которые панкам нравятся. Как поется в известной песне, «Where are all the adventures gone?» — где же все приключения? Что может быть лучше, чем пить пиво, танцевать и хорошо проводить время! Балахон хорошо смотрится с черной кожаной курткой и высокими ботинками — капюшон носится навыпуск, да и края балахона обычно видны из-под нее. Балахон — длинная одежда, поэтому подтяжки вместе с ним обычно не носят. В семидесятые годы панки раскрашивали свою одежду самостоятельно, используя баллончики с краской. Сегодня носят балахоны и майки с готовыми рисунками.

Рваные джинсы

Панк должен выглядеть вызывающе, поэтому рваные джинсы ему вполне подходят. Джинсовая ткань обладает свойством не распускаться, как обычная, а оставаться прочной, так как волокна в ней переплетаются под углом, и все нитки остаются на своих местах. Несколько ниток можно вытянуть, некоторые оставить — и ветер не дует, и солнышко не жарит. Красота!

Затем добавляются заклепки, навешиваются закрытые булавки и несколько цепочек — простор для творчества. День или два, и одежда панка готова. Можно пройтись по джинсам краской из баллончика. Краску подбирают как можно более яркую — зеленую, оранжевую и т. п. Конечная цель — добиться внешности, увидев которую добропорядочные мамаши начинают объяснять своим сынкам, что им можно и нельзя — «а не то станете такими же». Им нельзя, зато вам все можно. Панки любят:

Кожаные куртки

Куртка «biker jacket» из черной кожи или ее заменителя, со множеством застежек-«молний» наискосок, отворотами и поясом, использовалась рокерами с незапамятных времен. Панки добавляют к ней заклепки и надевают браслеты и ошейники с блестящими шипами. Такая куртка может закрыть и от ветра и дождя. Да и от окружающих такие шипы неплохо защищают.

Косуха выглядит так ужасно только снаружи. Изнутри она совершенно другая. Выбирая такую куртку, надо обратить внимание на подкладку. Если ее нет, в куртке будет холодно. А если есть — в такой куртке можно спать где-нибудь на скамеечке в парке, натянув ее на голову. Очень удобно!

К этой куртке полагаются высокие черные ботинки и джинсы, резать ее или прокалывать булавками не надо. Шипы и заклепки — вот что должно быть на ней. Часто на куртку наносят рисунки яркой краской. Вместе с косухой панки носят балахоны — тоже с рисунками.

Лоскутные куртки

Лоскутные куртки — настоящая панковская одежда, лучшая во всех отношениях. Эти куртки никогда не будут новыми, они выглядят вызывающе, их нельзя купить в магазине — «scrappy jacket» можно только сделать самостоятельно, сшив из лоскутов. Как правило, такие куртки пробиваются заклепками и снабжаются булавками и нашивками — чтобы страшнее было.

Кеды и полуботинки

Кеды как часть панковской внешности впервые появились на обложке пластинки группы Ramones, позаимствовавшей их у латиноамериканской шпаны. Панкам нравится эта обувь, и они носят ее так же часто, как и высокие ботинки. Кеды сшиты из двух частей, так что если они промокают, их легко высушить. Сейчас можно встретить обувь, сшитую так же, как и кеды — из двух боковин, с прочным носком и пластиковой (то есть уже не резиновой) подошвой. Она тоже подходит.

По кедам можно пройтись краской из баллончика. Разрисовывать их не имеет смысла — пыль все равно закроет все надписи. Навешивать на них булавки тоже не надо.

Внешность 80-х годов
Ремни и ошейники

Кроме ошейников и ремней часто встречаются еще и браслеты с заклепками и шипами. Цель все та же — отстраниться от окружающих и одновременно бросить им вызов.
Высокие ботинки
Вместе с черной кожаной курткой панки носят высокие ботинки. Как правило, это Dr.Martens в 10 дырочек высотой, а на Горбушке в 1997 году носили черные Grinders — всегда с подвернутыми джинсами. Такая внешность получила название «street punk».

Заключение

Для людей из панк-культуры музыка — это не развлечение, это прежде всего самовыражение и протест. Проиллюстрируем это цитатами представителей этой культуры из Франции, Литвы и Беларуси:
«Музыка — это оружие… по крайней мере, я так ее воспринимаю. Это оружие, потому что она несет мысли, объединяет людей, и является очень сильным эмоциональным средством».
«Музыка и поэзия — оружие, мы — боеприпасы».
«Хардкор — это для меня способ выражать свои мысли. Способ их доносить до людей».
Таким образом, в панк-культуре музыка важна не только как культурная форма или товар, но также как политическое заявление или образ жизни. Можно сказать, что в панк-движении музыка являет собой форму протестного сознания и средство коммуникации.

Однако атрибутика стиля панк уже вошла в моду и стала производиться на конвейере. Обработка общественного мнения пошла в том направлении, что, дескать, в любой системе нет ничего хорошего, пока ей не противостоит антисистема. Эта угроза просто необходима, чтобы доказать жизнеспособность самой системы и ее правильный путь развития. Панк — такая антисистема. И если бы система была плоха, панк смел бы ее. Раз ему это не удалось, значит, система прекрасна. Панку подкосили ноги тем, что его разрешили и вывели из подполья. Панк пустили на телевидение и эстрадные подмостки любых залов, помахивая перед носом пачками денежных купюр. Отсюда началась New Wave — «новая волна». Панк-рок начал деформироваться, изменяться, расчленяться по самым разным музыкальным, политическим, эстетическим направлениям. Появились десятки новых стилей со своими концепциями, новым художественным мышлением, видением мира, иными целями. Панк раздробился, как в свое время прогрессивный рок…"

Источник: http://hazzen.com/pu...bkultury_pankov

Продолжение в следующем посте





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных