Перейти к содержимому


О революционном матросе молвите слово....(Часть 1)

перевод Россия История

Сообщений в теме: 3

#1 Aks

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 813 сообщений

Отправлено 16 Февраль 2012 - 04:10

Павел Дыбенко и миф о 23 февраля 1918 года

Автор Джордж Леви, внучатый племянник П. Дыбенко
специально для "Полюса Мира"


Изображение

Павел Дыбенко выступает перед Революционным трибуналом
Май 1918 г.


Современное восприятие 23 февраля сохраняет ничем не подтверждённый миф и отвлекает массы россиян от понимания истинной и точной оценки последствий революции и последовавших за нею событий. Что мы знаем о том времени…то, что нам сказали В. Ленин и В. Бонч-Бруевич и, следовательно, более позднее восприятие стало результатом их «истины».


Как Россия и мир оценивают 23 февраля

В статье Евгения Левина 24 февраля 2009 года, под заголовком «Красная Армия всех сильней», опубликованной в «Русском мире», отлично представлен взгляд на 23 февраля, а статья начинается так…

«Если спросить, почему 23 февраля стало Днём Красной армии (с 1945 г. по 1993 г. – Днём Советской Армии и Флота), то любой советский школьник мог ответить легко и без колебаний: "Это день, когда только что сформированные войска Красной армии одержали первую победу над немцами". Или, в соответствии с "Кратким курсом истории Коммунистической партии", "молодая гвардия новой армии – армии революционного народа – впервые одержала героическую победу над немецкими захватчиками. Их продвижение было остановлено под Петроградом"».

В наши дни любой, интересующийся историей, знает, что в данном случае товарищ Сталин исказил факты. 24 февраля Псков был оккупирован немцами практически не встретившими какого-либо сопротивления. Нарва пала 3 марта, несмотря на присутствие революционного подразделения Дыбенко, отправленного на защиту города, которое оставило унизительно невыгодную позицию и «отступило» до Самары.

Более того, в 2004 году покойный депутат Думы Ющенков в полном согласии с уважаемым автором и телеведущим Млечиным и многими другими в священных залах Думы и на телевидении высказывал мысль о том, что подобные отступления – позор в истории России. Они дошли до утверждений не только о позорности этого отступления, но и о разрушительности действий самого Павла Дыбенко. По их словам, Дыбенко был трусом и пьяницей, который предпочёл битве отступление. И это они заявляли, ссылаясь на архивные документы. Нынешняя репутация Дыбенко, как неопытного руководителя неорганизованных групп пьяных матросов и труса, избегавшего сражений, стала повсеместно распространённым мифом.

Для многих историков, специализирующихся в русской истории, восприятие Дыбенко и его действий во время событий 23 февраля во многом опирается на дело, начатое против него Лениным и правительством Троцкого в мае 1918 года. Хотя обвинениям, представленным Крыленко, доверять не стоит, ведь лежащие в глубине мотивы этого дела были весьма запутаны. Очень легко, всего после 4 часов рассмотрения, председатель Берман и Трибунал приняли решение о невиновности Дыбенко и оправдали его по всем пунктам. Что же дало это разбирательство дела Дыбенко по обвинениям, не содержавшим никаких заслуживающих порицания действий? Защитник Штайнберг заявил (это задокументировано): «Дыбенко становился всё опаснее, и единственной причиной дела было стремление удалить его с политической арены». Александра Коллонтай утверждала: «Я чувствовала, что Дыбенко предали. Нарва, – говорила она, – не была истинной причиной ареста». Если рассматривать утверждения Штайнберга и Коллонтай, то встают резонные вопросы: «Почему Павел Дыбенко был политически опасен, таким как Ленин и Троцкий? Почему было так важно удалить Дыбенко с политической арены?»

Отвечать на эти вопросы сложно, в частности и потому, что отсутствуют исторические свидетельства. Официальное досье рассмотрения дела Дыбенко в мае 1918 г. либо уничтожено, либо недоступно. Биографии Дыбенко и даже ранние работы его самого заканчиваются до наступления реальных событий. Многие книги об Октябрьской революции, опубликованные в России в советские времена, вообще не содержат упоминания имени Дыбенко или события в них подаются так, словно он участвовал лишь в отдельных из них. Примером могут служить несколько статей из Военно-политического журнала, где весь нарвский эпизод либо пропущен, либо упомянут очень кратко, просто одним предложением о том, что Дыбенко и его подразделение принимали участие в операции по защите Нарвы, и – всё, без каких-либо подробностей операции или её последствий.

Стоит отметить, что «Дело адмирала Щастны», состоявшееся месяцем позже, в июне 1918 г., доступно для изучения. Более того, можно сидеть часами в российском Военно-морском архиве и просматривать штабеля материалов высотой три фута, не находя ни слова о рассмотрении дела Дыбенко или о сражениях под Нарвой. На первых порах просмотр мало что даёт или вообще не даёт никакой дополнительной информации.

Написано немного книг, повествующих о Дыбенко, Центробалте и действиях матросов.

В книге «Матросы Балтфлота в 1917 г.», написанной А.В. Богдановым и опубликованной в 1955 г., Дыбенко вообще не упомянут, словно его никогда не существовало или его личность была незначительна. И, напротив, Центробалт рассмотрен со всех сторон.

Ещё в одной книге «Героические деяния балтийских матросов в 1918 г.» В. И. Сапожникова, опубликованной в 1954 г., полностью исчезло имя Павла Дыбенко и ничего не говорится о его роли ни в операции под Нарвой, ни в Балтфлоте. На протяжении всей книги подчёркивается и выделяется значение и неоспоримый авторитет Центробалта, представлявшего собой Центральный комитет Балтийского флота. А его лидер и председатель Павел Дыбенко вообще не упомянут.

Казалось, что в книге «Под Псковом и Нарвой, февраль 1918 г.» А. И. Черепанова, опубликованной в 1957 г., уж можно было бы ожидать найти хоть какую-то информацию о нарвском эпизоде Дыбенко, раз уж вся книга посвящена исключительно описанию событий, предшествующих оборонительной операции под Нарвой, происходивших во время и после неё. Автор подробно останавливается на причинах и последствиях войны для молодого Советского государства и на общей политической ситуации в России. Он представляет полный список участвовавших военных подразделений обеих сторон, описывает сражения, передвижение армий и т.д. Наши ожидания, наконец, оправдываются…, но не в полной мере. Из 140 страниц книги по истории оборонительных операций под Псковом и Нарвой имя Павла Дыбенко упоминается лишь в одном маленьком абзаце. И информация там крайне скудная и сжатая.

Чтобы рассеять миф о 23 февраля и ответить на вопросы – почему Павел Дыбенко был так политически опасен, таким как Ленин и Троцкий? Почему было так важно удалить его с политической арены? – надо провести само собой напрашивающееся изучение отношений нового Советского правительства и Центробалта в период между Великим Октябрём и маем 1918 г. Итог исследования раскрывает борьбу политических сил между главой партии большевиков Владимиром Лениным и председателем Центробалта Павлом Дыбенко.

Исследование исторических документов, хранящихся в архивах, немногих книг тех времён, газетных сообщений и настойчивое стремление найти истину выявили историю, известную немногим, но затрагивающую деятельность многих, если не всех ведущих русских теоретиков и политиков того времени. Фракция, возглавляемая Лениным, опьянённая обретённой властью, начала разрушать социальную справедливость, завоёванную Великим Октябрём… – народным восстанием и революцией. Ленинский «переворот» и движение к полной диктатуре начались в марте 1918 г…… Используя Брест-Литовский договор и сомнительные события под Нарвой, Ленин истреблял с корнем всю оппозицию своей власти, выводя всех несогласных членов из Центрального комитета и, что ещё более важно, удалил предполагаемую военную угрозу со стороны Дыбенко. Ещё до 23 февраля Павел Дыбенко показал себя «не заслуживающим доверия» ведущей политической структуры, поскольку продолжал отстаивать независимость флота и был, несомненно, одержим защитой плодов Октября.

Такая позиция Павла Дыбенко представляла собой политическую угрозу, корни которой лежали не во второстепенных расхождениях или политической борьбе, а в его народническом и демократическом образе в глазах русского народа, вступившем в противоречие с целями ленинской фракции большевиков. Исторические этапы между Великим Октябрём и 23 февраля подтвердили нежелание Дыбенко проводить партийную линию и подчиняться Ленину.

В этой статье я выдвигаю идею о том, что военно-полевой суд над Дыбенко и последующее удаление его с позиций политического влияния произошли именно из-за тех самых политических расхождений. Дыбенко был слишком независим, готов был пожертвовать Лениным и Троцким, да и его личная притягательность привлекала сторонников.

Интересно, что к похожим выводам по отношению к целям ленинской фракции правительства большевиков пришли Г.П. Максимов и Ноам Чомски, а ведь их разделяют десятилетия: «Первое, что Ленин и его сторонники сделали после захвата власти – начали разрушать советы».

Дыбенко, российский флот и его советский Центробалт тоже стали мишенью. «Вооружённый кулак революции» должен был быть разрушен и, подобно всем остальным в России, подчиниться Исполнительному комитету и его народной диктатуре. Конфликт между ленинским «оппортунистическим авангардизмом» и пониманием Дыбенко «представительного правительства» был неизбежен.

Среди политической переписки лидеров большевиков можно найти записи о нелояльности Дыбенко и о том, что ему нельзя доверять. Это же касается и событий под Нарвой. Рассмотрение следующих примеров предполагаемого неповиновения Дыбенко и предполагаемых действий со стороны кого-то политически влиятельного может указать на линию поведения и действия, направленные на причинение вреда Павлу Дыбенко.


Дислоцирование служащих и кораблей во время Великого Октября

«Пришло время показать, как надо умирать за революцию! Лучше умереть за свободу и чувство собственного достоинства, чем жить без того и другого».
П.Е.Дыбенко

«Восстание невозможно без мощи Балтийского флота».
В. Ленин

В первые часы Великого Октября Ленин из Петрограда связался по телеграфу с председателем Совета солдатских, матросских и рабочих депутатов Гельсингфорса Шейнманом и приказал тому немедленно захватить корабли и подлодки, дислоцированные в Петрограде. В ответ Шейнман заявил, что ему придётся вызвать Дыбенко на провод, поскольку приказ Ленина военно-морская задача.

Неудовлетворённый этим ответом Ленин попытался убедить Шейнмана в необходимости выполнения своего требования, утверждая, что силы Керенского быстро приближаются и уже взяли Гатчину, а поскольку часть войск в Петрограде утомлена, то срочно необходимы сильные подразделения. Ленин завершил разговор фразой: «Я ожидал, вы скажете, что готовы выступить и сражаться». Председатель Шейнман спокойно ответил: «Мне кажется, повторять бесполезно. Мы приняли решение, и постепенно всё будет сделано».

Смягчившись, Ленин вышел на связь с заместителем председателя Центробалта Измайловым, продолжая пытаться управлять флотом, призывая «боевые корабли войти в Корабельный канал!». Измайлову пришлось объяснять Ленину, что боевые корабли – большие суда и не могут даже бросить якоря в Канале. Он продолжал говорить о возможностях кораблей…, а затем с уверенностью порекомендовал: «Короче, пусть с этим разберутся матросы и их командиры».

Председатель Шейнман говорил о доверии руководству Дыбенко, а Измайлов символизировал независимость и непоколебимость Центробалта.

Если Ленин и его Исполком не контролировали действия флота, то правда ли, что флот был частью «ленинской большевистской» партии? Несомненно, Ленину пришлось бы работать над «политической проблемой, в том числе неповиновением Балтийского флота».

Неудивительно, что мощная группа ленинской фракции большевиков препятствовала честному соглашению между Павлом Дыбенко и казаками в Гатчинском дворце.

Восстановим события далее.


Павел Дыбенко и миф о 23 февраля 1918 года (часть 2)


Договор с Красновым – Великий Октябрь


Изображение


«Не знаете, правда ли, что тут Дыбенко? Он мой враг».
- Глава Временного правительства Александр Керенский.

Охрана провела Дыбенко в барак, где отдыхали казаки. Дыбенко спросил, там ли Керенский и предложил охранять его на случай, если тот решит спасаться бегством. Несколько часов он говорил с казаками о предательстве Временного правительства и о новой народной власти, представляемой Советами рабочих, солдатских и матросских депутатов. Дыбенко пытался убедить их в том, что они такие же трудящиеся, как рабочие или матросы, и что новая власть будет выражать их интересы, а не интересы богатых капиталистов. Он рассказал о новых декретах Советского правительства об окончании войны и установлении мира, об избавлении страны от полной разрухи и передаче земли крестьянам, установлении контроля над промышленностью, запрете смертной казни в войсках. К 8 часам утра ему удалось убедить казаков прекратить сражаться и арестовать Керенского. Они согласились при условии, что получат одобрение казачьего комитета.

Глава казаков предложил рассмотреть 11 пункт, в котором говорилось, что Ленин и Троцкий выходят из состава правительства и воздерживаются от любой публичной деятельности до тех пор, пока с них не будут сняты подозрения в работе на врагов. Генерал Войтынский был свидетелем процесса переговоров и видел за столом напротив двух матросов десять представителей казаков. Войтынский вспоминал: «Один из матросов был большой, удивительно красивый мужчина, известный Дыбенко, вожак Балтийского флота».

В конце Дыбенко согласился с 11 пунктом – последним пунктом в договоре с казаками, состоящем всего из 11 пунктов. Этот договор известен как договор с Красновым. Соглашение о перемирии было изумительно справедливо и таково, что многие рассматривали его, как выгодное казакам.

Можно было подумать, что основанием соглашения было условие формирования коалиционного (советского) правительства.

Очевидно, что проводимые Дыбенко переговоры не устраивали политическую доминанту, Ленин был в ярости… Он потребовал для Дыбенко трибунала – Подвойский и другие согласились. Довольно интересно, что Дыбенко не попал под трибунал – до поры до времени.

Даже при том, что – как уже говорилось – 11 пункт предложили казаки, фракция большевистских лидеров выдвинула предположение о том, что Дыбенко, может в качестве шутки, счёл возможным предложить казакам Краснова обменять Керенского на Ленина. Или, что «хитрый» Дыбенко после некоторой борьбы предложил передать Ленина казакам Краснова в обмен на Керенского!

Точка зрения Ленина и его фракции большевиков состояла в том, что Дыбенко превысил свои полномочия, что он не имел права приходить к соглашению с казаками. Совет народных комиссаров отказался ратифицировать договор, достигнутый и подписанный Дыбенко. Было заявлено, что у Дыбенко были полномочия договориться о перемирии, а не подготавливать мирный договор с казаками. Договор необходимо считать аннулированным.

Потенциальная помеха новой политике была найдена…

Два вышеупомянутых происшествия многое говорят о руководстве флота… Первое указывает на неприязненное отношение к ленинским директивам. А затем последовали переговоры Дыбенко об истинно демократическом мире. Вместе эти действия продемонстрировали уровень отношений флота с политическими лидерами. Ленин начнёт переподчинять властные структуры флота и призовёт к конференции с матросами. Последующие события, в том числе съезд матросов, подбросят топлива в уже горящий костёр…


Первый Всероссийский съезд военного флота 18-25 ноября 1917 г.

Менее чем через месяц после Великого Октября был созван съезд делегатов военного флота … Его итог должен был определить судьбу Центробалта. На четвёртый день съезда к матросам обратился Ленин. В повестке дня первого Всероссийского съезда военного флота было рассмотрение деятельности Центрального комитета и представление реформы военно-морского департамента.

«Съезд, – сказал Ленин, – должен принять несколько серьёзных резолюций относительно поднятия дисциплины, назначения комиссаров на каждый корабль, отказа от системы избрания командиров и другие ограничительные меры».

Ходили «слухи», что флот был не организован и в смятении. Но на съезде Ленин сиял – никто не может отрицать тот факт, что флот «действовал независимо и создал новый порядок… блестящий пример действующего правительства».

Этими словами Ленин завершил на съезде свою речь и призвал матросов выступить в поддержку революции и Советской власти.

Зная, что надёжный Дыбенко возглавит любую административную структуру, съезд согласился передать командование флотами и флотилиями в руки их центральных комитетов. Съезд одобрил и резолюцию о новой административной организации флота, образовав Верховную морскую коллегию, в члены которой вошли П.Е. Дыбенко (председатель), М.В.Иванов, Ф.Ф. Раскольников и В.В. Ковальский.

Более того, во время съезда Ленин лично убедился в преданности и уважении матросов к Дыбенко. На последней сессии съезда делегаты оказали честь человеку, который героически себя вёл во время Великого Октября, дав храбрецу новый чин.

Заключительным вопросом сессии стало обсуждение действий Павла Дыбенко в борьбе за установление советской власти. Делегаты единогласно одобрили решение об оказании Дыбенко почестей и вынесли резолюцию о присвоении ему высшего возможного морского чина – адмирала.

На сцене Дыбенко ответил так: «Я хочу поблагодарить вас за внимание, хотя прошу позволить мне внести предложение. Я начал эту борьбу матросом по призыву, и, как видите, уже продвинулся до звания гражданина Советской республики, что для меня – высшее из всего возможного. Позвольте мне продолжать мою службу в этом звании».

Съезд взорвался аплодисментами и громкими «Ура!»…, овации продолжались очень долго.

«Павел Дыбенко был само обаяние, – вспоминал бывший солдат 3 кронштадтского полка. – Даже сейчас я всё ещё словно вижу его перед собой. Хорошо сложённый, примерно 28-летний высокий матрос, с живыми чёрными глазами и небольшой бородкой. Я до сих пор помню его заразительную улыбку».


Брак с Коллонтай

Изображение


«Я узнала Павла Дыбенко, как страстного, непреклонного и абсолютно решительного человека – душу Центробалта, твёрдого и стойкого».
Александра Коллонтай.


«У нас будет красная свадьба»…. Они вступили в гражданский брак в середине ноября. «Второй мой брак был с Павлом Дыбенко, – вспоминала позже Александра Михайловна. – Он стал первым в книге записей актов гражданского состояния Советского государства».

В 1917 г. Коллонтай была одной из немногих приверженцев Ленина. В 1903 г. она принимала участие в конференции РСДРП и играла активную роль в политических дискуссиях. На многих совещаниях Коллонтай подчёркивала важность обращения к русским женщинам. Она постоянно общалась с группами рабочих, женщин и представителей вооружённых сил. Именно во время такой политической агитации Коллонтай встретилась с Дыбенко. С того дня огонёк в глазах Коллонтай больше не имел отношения к Ленину. По словам Коллонтай Дыбенко стал олицетворением свободы воли.

Став в октябре 1917 г. членом Совета народных комиссаров и комиссаром по социальному обеспечению, Коллонтай оказалась на высочайшем революционном посту. Её брак с Павлом Дыбенко, в то время военным и морским комиссаром, по общему признанию олицетворял роман и романтику революции. Потрясённый, но неудержимый Ленин осуществлял план, по которому Павел Дыбенко должен был быть мёртв или, по меньшей мере, дискредитирован до такой степени, чтобы его можно было вывести их правительства.

Для Коллонтай, долгое время бывшей доверенным лицом Ленина, возобновляющееся и продолжительное унижение её мужа, было предсказуемо. Ленин и руководство большевиков стали представлять Дыбенко человеком радикальных и непредсказуемых взглядов, а сопричастность к нему Коллонтай обернулась для неё потерей доверия, которым она ранее обладала.

Тем не менее, Коллонтай, как и Дыбенко, верила в наступление нового рассвета, в то, что всё возможно, и они оба близко к сердцу принимали общественное торжество Великого Октября.

Осложнения между Дыбенко и Лениным продолжаются

Влиятельные политические силы подготовлены к следующему акту «открытого неповиновения» Дыбенко, на этот раз он разыгрывается на сцене Учредительного собрания.

… Готовясь уйти с Учредительного собрания, Ленин писал приказ… «Не разгонять Учредительное собрание до окончания сегодняшней сессии, – стояло в нём. – Завтра утром никого не впускать в Таврический дворец».

В это время лейтенант Центробалта Железняков подошёл к Дыбенко и доложил:

«Матросы устали, они хотят спать».

И затем Железняков спросил: «Что нам делать?». Дыбенко отдал приказ разогнать Учредительное собрание после того, как народные комиссары покинут дворец. Ленин узнал об этом и пришёл в ярость. Он налетел на Дыбенко и потребовал отменить приказ. Дыбенко ответил: «Можете ли Вы, Владимир Ильич, гарантировать, что завтра на улицах Петрограда не падёт ни одна голова матроса?».

Ленин в раздражении пошёл к Коллонтай и пытался добиться её сотрудничества, чтобы заставить Дыбенко отозвать свой приказ. Не добившись успеха, Ленин снова повторил свой приказ матросу Железнякову, пытаясь заменить приказ Дыбенко на свой. Железняков доложил Дыбенко о приказе, который взамен дал Ленин. Дыбенко не обратил внимания на приказ Ленина и предложил Железнякову пойти и закрыть Учредительное собрание. Железняков спросил: «Что случится со мной, если я не выполню приказ Ленина?». На это Дыбенко ответил: «Разгоняйте Учредительное собрание, а завтра будем разбираться». Павел Дыбенко полагал, что Учредительное собрание было разогнано не в день открытия, а 25 октября, и матрос Железняков просто выполнил приказ Октябрьской революции

Н. Крупская в «Воспоминаниях о Ленине» писала о конфронтации между Лениным и Дыбенко по самым разным поводам. Следующее сообщение – всего лишь один из многочисленных эпизодов, выставляющих Дыбенко в невыгодном свете.

«… Мы сидели за чаем, разговаривали с приходящими товарищами. Я помню, что среди них были Коллонтай и Дыбенко. Началось всё в 4 часа вечера. По пути в залу Ильич вспомнил, что оставил револьвер в кармане пальто. Он вернулся, но револьвера не было, хотя никто чужой в квартиру не входил. Очевидно, его взял один из охранников. Ильич сделал выговор Дыбенко за отсутствие дисциплины среди них. Дыбенко был крайне огорчён. Когда Ильич вернулся из прихожей, Дыбенко протянул ему револьвер, возвращённый охранником».

Ещё один унизительный для Дыбенко эпизод произошёл в январе 1918 г., когда в Петроград прибыла немецкая делегация. В рамках официального установления немецких международных связей граф Кайзерлинг при сопровождении Троцкого был представлен министрам правительства. После представления Дыбенко как военно-морского министра граф Кайзерлинг, как говорят, воскликнул: «Возможно ли, что этот человек – военно-морской министр? Он не может связать двух слов. Вероятно, он храбрый человек, но видеть его в качестве министра – невероятно. Это же мощь плебея. Такого просто не может быть».

Изображение


Рождение Красной армии

15 января появился декрет «О проекте социалистической армии», объявивший о формировании Красной армии и подписан он был не только Павлом Дыбенко, но и Подвойским, и Лениным. Спустя несколько лет, в 1921г. А. Евр (Oeuvre) интервьюировал Троцкого, который признал подлинность декрета.

В текст была включена часть, озаглавленная «Демократизация флота», устанавливающая его реорганизацию. Написанная Павлом Дыбенко, она провозглашала независимость флота и такие его права, как свободу собраний, слова и религии.

«Все матросы флота имеют право быть членами любой политической, национальной, религиозной, экономической или профессиональной организации, общества или союза. Они имеют право свободно и открыто выражать и признавать устно, письменно или печатным словом свои политические, религиозные и иные взгляды».

Более того, выпуски новостей всего мира сообщали, что в декрете, изданном Дыбенко в прошлую пятницу, содержится статья о проведении выборов всего командного состава всеобщим голосованием матросов русского флота. И все матросы должны носить знаки отличия, соответствующие их званиям, например, командир-инженер или начальник артиллерии. Все назначения должны быть подтверждены Центральным военно-морским комитетом. Комитеты командного состава должны иметь право требовать отзыва избранных командиров, но последние могут апеллировать к Центральному комитету.

Демократически мыслящий Дыбенко получил одобрение многих, и ответ Ленина был скор – он пишет

«Приказ о субординации на флоте», в котором указывает на то, что если рассматривать формулировку 51 параграфа декрета, то приходится признать её неточной или основанной на неправильных представлениях, поскольку текст, в буквальном смысле, несёт в себе отказ признания верховенства Советской власти. Кроме того, Ленин злорадно угрожает уничтожить грядущий проект Дыбенко, где запрашивается ассигнование на образование матросов и на само военно-морское министерство.

Решение убрать Дыбенко с властных позиций было предопределено. Ленин, В. Бонч-Бруевич, Дзержинский и другие планируют отвратительные акты террора, которые должны привести к дискредитации Павла Дыбенко и революционных матросов.

Переводчик: sparling-05
Редактор: Aks


Ссылка на оригинал
Часть II

#2 Достоевский

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 824 сообщений

Отправлено 17 Февраль 2012 - 11:17

Пока не буду комментировать дело Дыбенко, но вот

Цитата

«Дело адмирала Щастны», состоявшееся месяцем позже, в июне 1918 г., доступно для изучения.
не всегда было доступно, а только после распада СССР. Контр-адмирал Щастный спас от позора и уничтожения Балтийский флот выведя его из Гельсинфорса (Хельсинки) в Крондштадт ("Ледовый переход") и через 2 месяца оказался первой жертвой приговоренной к судебной смертной казни в стране Советов.

Цитата


Архивные документы, извлечённые спустя десятилетия из секретных хранилищ, и воспоминания свидетелей событий весны 1918 года позволяют восстановить всю картину происходившего в эти трудные для молодой республики дни. Её судьба висела буквально на волоске. Тревожные вести поступали и с фронта, и из Гельсингфорса, где ещё осенью были сосредоточены основные силы Балтийского флота.
В первой декаде апреля возникла реальная угроза его захвата: разведка сообщила - германская эскадра уже на подходе к Гельсингфорсу. Ранним утром 11 апреля с борта немецкого флагмана поступила радиограмма-ультиматум: «Германское командование вынуждено занять Гельсингфорс для защиты интересов Финляндии сегодня, а не 12 апреля в 12 часов дня. Все суда и вооружённые пункты просят поднять бело-красные флаги…». На немецкой эскадре были убеждены - теперь русский флот никуда не денется, капкан должен захлопнуться….
С первых дней переговоров в Бресте о заключении мира между Германией и Россией Балтийский флот - предмет тайных планов германского командования. В договорных документах оговаривался отвод в российские порты всех военных кораблей или немедленное их разоружение. А фактически немцы замышляли захват Балтийского флота. «Высадка немцев в Ганга, - сообщается в одном из агентурных донесений в Морской Генеральный штаб, - имеет целью в ближайшее время занять Гельсингфорс, дабы помешать русским военным судам выйти в Кронштадт. Завладев ими, в случае возобновления войны с Россией немцы будут смотреть на суда как на военную добычу, в противном случае суда будут переданы Финляндской Республике. Во всяком случае, немцы хотят покончить с русским флотом до начала навигации в Финском заливе, дабы иметь там полную свободу действий…».
Враг рассчитывал, что в марте-апреле Гельсингфорс будет отрезан от Кронштадта сплошными ледяными полями с бесчисленными нагромождениями торосов, в таких условиях не было даже попыток переходов. Однако, когда днём 11 апреля германская эскадра подошла к Гельсингфорсу, немцы увидели на горизонте лишь дымы уходящих русских кораблей. Это взял курс на Кронштадт третий (и последний) отряд флота. Путь каравану из 167 кораблей, шедшему шестью колоннами, как и первым двум отрядам, покинувшим Гельсингфорс в середине марта - начале апреля, пробивали ледоколы. Всего за этот поход, который войдёт в историю Балтфлота под названием «ледовый», в главную базу придут 211 кораблей. В их числе 6 линкоров, 5 крейсеров, 54 эскадренных миноносца, 12 подводных лодок, 10 тральщиков, 5 минных заградителей, 15 сторожевых судов, 14 вспомогательных судов, 4 посыльных судна, 45 транспортов, 25 буксиров, один паром, плавмаяк и 7 яхт. Эти корабли стали основой Красного Балтийского флота и ряда флотилий.
Можно представить, какие чувства испытал начальник сил Балтийского флота и командующий Балтийским флотом Алексей Михайлович Щастный, когда на Большой Кронштадтский рейд подошли корабли последней колонны. На высокие должности он был назначен по рекомендации члена Морской коллегии Ф. Раскольникова и при единодушной поддержке совета флагманов уже в ходе операции. Но с самого начала, ещё как начальник штаба, он осуществлял её разработку, а затем и практическое выполнение. Все последние недели Алексей Михайлович жил в большом напряжении, и только теперь, наблюдая, как втягиваются во внутренние гавани корабли, Щастный мог наконец облегчённо вздохнуть - Балтийский флот спасён! Он не знал, что командовать флотом, который ему удалось увести из-под носа врага, придётся совсем недолго. Не пройдёт и месяца, как его арестуют прямо в кабинете наркомвоенмора Троцкого, он предстанет перед судом Революционного трибунала ВЦИКа, и в ночь на 23 июня бывшего комфлота расстреляют как врага народа.
http://www.pobeda.ru...tent/view/6269/
Суть дела примерно такая.

Цитата

одно из обвинений Щастного состояло в том, что он якобы «вел контрреволюционную агитацию в Совете комиссаров флота об имеющемся… у Советской власти секретном соглашении с немецким командованием об уничтожении флота или сдаче его немцам». Нет смысла подробно комментировать эту формулировку. А вот на секретном соглашении с немцами надо остановиться. Тем более, что в российской прессе появилась версия, что именно за обнаруженные у Щастного письма, свидетельствующие, что Ленин и Троцкий были немецкими шпионами, Алексея Михайловича расстреляли. Копии этих писем есть в деле. Вот текст одного из них:
«Весьма срочно. Господину Председателю Совета Народных Комиссаров.
По постановлению Верховного командования германской армии разведочному отделу, представляющему в России германский генеральный штаб, поручено обратиться к Совету Народных Комиссаров с требованиями следующего содержания:
1.Народный комиссар по морским делам Дыбенко и его ближайшие помощники матросы с военного транспорта «Океан» Мясников, Забело, Белозеров и Буланов не только противодействуют осуществлению германского плана приобретения правительством кораблей Балтийского флота, но в сообществе с оборонческими анархическими группами готовят флот к военным действиям или самоуничтожению, подготавливают Петроград и Кронштадт к обороне и вербуют добровольцев для борьбы с австрийскими и германскими войсками.
Верховное командование требует срочных мероприятий по удалению перечисленных лиц от власти и по отправке их вглубь России под надзор агентов русской контрразведки при ставке.
В случае невыполнения этого требования со стороны разведочного отдела будут предприняты меры, ответственность за которые падет на Совет Народных Комиссаров.
Начальник отделения Бауэр.
3 марта 1918 года».


Цитата

29 июня 1918 года в исполнительный комитет Совета рабочих и крестьянских депутатов поступило прошение от Нины Николаевны Щастной, вдовы Алексея Щастного. Того самого контр-адмирала, который в ночь с 21 на 22 июня был расстрелян во исполнение приговора Высшего революционного трибунала. Нина Николаевна просила об одном – выдать тело покойного, чтобы предать его земле по христианскому обычаю, без почестей и людских глаз, обещая при этом никакого креста, кроме надписи «Раб божий Алексей», на дощечке не ставить.
Это прошение я обнаружил в уголовном деле № 3614, заведенном в мае 1918 года в отношении контр-адмирала Алексея Щастного. Но как показали дальнейшие события, тело Алексея Щастного так и не было выдано его семье. А могила, в которой погребен командующий Балтийским флотом, не найдена до сих пор.
http://rus.zt.ua/?p=668

Хотя какая могила? Повезло что хоть что-то в архивах сохранилось.
Возможно об этом человеке необходимо вспомнить в отдельной теме.

Сообщение отредактировал Достоевский: 17 Февраль 2012 - 11:28


#3 Stiks

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 133 сообщений

Отправлено 17 Февраль 2012 - 01:47

Куча праздников, чья привязка к дате основана на пустоте, празднуется с удовольствием и без раздумий.
Но не пнуть 23 февраля и 8 марта - просто нельзя. Спасибо, хотя бы, что не затянули старую песню про Пурим :) .

#4 Достоевский

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 824 сообщений

Отправлено 19 Февраль 2012 - 03:40

Кстати, забыл написать, что у Дыбенко как раз день рождения 16.02 когда вы эту статью выложили.
Пурим в этом году как раз 8марта.





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных