Перейти к содержимому


О революционном матросе молвите слово... (Часть 2)

перевод Россия История

Сообщений в теме: 132

#1 Aks

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 813 сообщений

Отправлено 23 Февраль 2012 - 11:47

Павел Дыбенко и миф о 23 февраля 1918 года. Часть 2


Часть I

Убийство двух министров Временного правительства


Вечером 18 января два министра были отправлены в Мариинский госпиталь. В ту же ночь красногвардейцы и матросы силой ворвались туда и жестоко убили их обоих.

Правда «Известия» осудили преступление, сообщив:

«Помимо прочего, это плохо и с политической точки зрения, так как – сокрушительный удар, нацеленный на революцию, на Советскую власть».


И Павел Дыбенко осудил акцию, издав замечательный приказ:

«Честь революционного флота не потерпит позорного обвинения революционных матросов в убийстве беспомощных врагов, да ещё содержавшихся под стражей. Я призываю тех, кто принял участие в убийстве… добровольно предстать перед Революционным трибуналом».


Хотя было широко известно – новостные агентства уже сообщили – о том, что красногвардейцы, вооружённые и замешанные в убийстве, пришли в госпиталь прямо из канцелярии Комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией (ЧК). Кроме того, (по данным «Нью-Йорк таймс»)… многие вообще-то знали, что Дзержинский и В. Бонч-Бруевич имели некоторое отношение к этому убийству.


Брест-Литовский договор стал прямой дорогой к консолидации власти Ленина над русским народом. Ленин был твёрдо намерен согласиться на требования немцев, в которые входили аннексия, контрибуция и, в частности, немцам разрешался контроль над русскими военными кораблями. Вопросы и политические разногласия, связанные с Брест-Литовским договором, вызвали события, приведшие к строгим мерам, арестам и устранению Дыбенко из правительства.


Ватерлоо Дыбенко… Брест-Литовский Договор


«В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случается, то можно делать ставку на то, что это было так или иначе спланировано».

Ф.Д.Рузвельт, 32 президент США.


В середине февраля 1918 г. состоялось заседание Центрального комитета по вопросу заключения мира с немцами и подписания Брест-Литовского договора.


Дыбенко сразу же озвучивает своё неприятие соглашения: как народный комиссар флота, он только что сформулировал и представил Совнаркому доклад, озаглавленный

«Стратегическая ситуация на море в случае активных действий Германии».

В нём, в соответствии с директивой Военно-морского управления, главные базы со всеми боевыми кораблями и судами поддержки должны быть перемещены из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. В докладе рассматривался и проект великого Ледового перехода, замечательно скоординированного и проведённого спустя пару месяцев адмиралом Щастны. Однако на заседании Центрального комитета Дыбенко был подвергнут цензуре: Ленин сразу же принял меры и до проведения голосования не дал ему слова.


А другие хотя и высказывались «против», но к ним никаких мер не применялось, примером чему служат Радек:

«Мы собирается сражаться, и если пойдём в бой, то дело революции будет спасено», и Урицкий: «Разве не лучше погибнуть с честью?».


В то же самое время Коллонтай, находясь в Гельсингфорсе, пытается убедить матросов провести голосование о недоверии ленинской позиции по договору.


Политические разногласия между ленинской партией мира (теми большевиками, кто поддерживал подписание договора) и оппозицией были столь сильны, что несколько членов нового правительства пригрозили отставкой. В эту группу наряду с другими входили Крестинский, Володарский, Бронский, Дыбенко, Коллонтай и Бухарин.


Значительная часть правительства всё ещё полагала, что подписание мира – «самоубийство русской революции и убийство революции повсюду».

Тем не менее, Ленин уговорил большинство поддержать его точку зрения: Центральный исполнительный комитет принял решение заключить мир 116 голосами против 85, 26 воздержались. Противодействие Дыбенко заключению договора не прошло незамеченным…

… Матросы русского Балтийского флота, первыми присоединившиеся к революции в Петрограде, а затем перешедшие к большевикам, проложили дорогу и к полной анархии, пронесшейся над Финляндией.

По словам представителя Финляндии Игнатуса балтийские матросы теперь «вне контроля петроградских большевиков».


19 февраля член французского военного подразделения Жак Садуль беседовал с Лениным и Троцким. Садуль знал о продвижении немцев, предпринятом для обеспечения положений договора. Садуль спросил Ленина: «Какой, по его мнению, должна быть оборона России?» Ленин ответил так: «Все те в правительстве, кто хочет что-то сделать, должны прекратить разговоры и заключить мир ради консолидации и расширения революции». Садуль предостерегал от этого, говоря о неизбежности партизанской войны ради защиты Москвы и Петрограда.

Троцкий, казалось, был согласен, Ленина убедить не удалось.


20 февраля на заседании в военном министерстве присутствовали Подвойский, Дыбенко, Крыленко и представители Генерального штаба. Крыленко доложил о бедственной ситуации на фронте и сложностях, испытанных при мобилизации населения на защиту Пскова. Подвойский поставил тактический вопрос, спросив, стоит ли вести позиционную или партизанскую войну. Дыбенко поддержал идею партизанской войны, но присутствовавшие военные советники утверждали, что в пользу такой позиции доводов недостаточно. На заседании было решено одобрить традиционную позиционную войну, как часть оборонной стратегии.


Оказавшись перед лицом полной зависимости от наступающих немцев, Ленин и Крыленко предприняли шаги к началу чисто номинальной обороны против захватчиков страны. Их приказы указывали, что должно действовать партизанскими способами ведения войны, и что Петроград должен перейти на осадное положение. Оборона России должна была осуществляться партизанскими методами.


21 февраля Ленин пишет статью «Социалистическое отечество в опасности», в которой призывает всё мужское население страны и все ресурсы полностью направить на службу нуждам революционной обороны, а всем советам и революционным организациям приказано защищать каждую позицию до последней капли крови.


Дыбенко, всё ещё не согласный с ленинскими взглядами, отправляется в Гельсингфорс и набирает две тысячи матросов для помощи в сдерживании наступающего немецкого катка. Дыбенко говорит матросам, что мирные переговоры с Германией потерпели неудачу. И далее на пленарном заседании он заявляет, что Троцкий сорвал переговорный процесс, который для некоторых, в том числе и для него самого, был постыдным и унизительным.

На следующий день – 22 февраля появляется приказ № 78 о революционной мобилизации. Дыбенко находит гардемарина Павлова и назначает того главой смешанного подразделения, срочно сформированного для обороны России от наступающих немцев. Создано первое Северное подразделение балтийских матросов, и принято решение об их отправке в район Нарвы.

Одновременно 22 февраля появились поразительные новости из Петрограда. Они говорят, главным образом, о тех, кто несёт ответственность за «официальные депеши» с призывом к отставке Дыбенко ещё до событий 23 февраля.

«Дезорганизация в российском флоте достигла предела, и нет никакой вероятности того, что хоть один приказ будет исполнен».

Заголовки газет испуганно кричат о мятеже анархистов и ультра-радикалов, захватывающих контроль над флотом.


Изображение

Предполагаемое бегство и дезертирство Дыбенко с поля битвы под Нарвой.


Изображение

Более точное описание сражения, целью которого было приостановление продвижения немцев

Сюжетная линия такова:

Анархисты контролируют флот.

Новости с флота всё тревожнее. Движение анархистов добивается успеха. Внесено требование об отставке народного комиссара военно-морского флота Дыбенко.


А в это время, в районе Нарвы противостоя немецкому наступлению, Дыбенко встречается с Булкиным – главой группы матросов и солдат, отходящих из Ревеля. Булкин передаёт Дыбенко копию своего доклада военно-морскому командованию. Дыбенко читает: «Все подразделения армии деморализованы, мы практически одни – те, кто стоит до конца и защищает Советскую республику. Мы просим дополнительно 500 (или сколько найдётся) матросов….».

Далее Булкин заявил, что немцы продолжают вводить новые подкрепления, а его подразделение всё сокращается.

Остатки подразделения Булкина присоединились к Северному батальону Дыбенко. Первое сражение, в котором участвовал Северный батальон, произошло вблизи маленькой деревни Иввив. Битва длилась весь день и всю ночь на 2 марта. Было холодно, и глубокий снежный покров затруднял действия. Часть матросов на двух бронемашинах приготовилась встретить немцев и остановить их продвижение.


Это сражение сдержало неоднократные попытки врага продвинуться вперёд.

Однако, как и в случае с подразделением Булкина в Ревеле, это не имело большого значения, ведь враги могли вводить подкрепления практически без ограничений. Но батальон принял вызов врага и сражался многие часы.

Затем, в какой-то момент крайнего напряжения битвы раздался такой взрыв, что содрогнулась земля. Когда дым рассеялся, оказалось, что механик-водитель и его помощник убиты, а десять матросов серьёзно ранены. Оставшиеся матросы заняли оборонительную позицию: при отсутствии лёгкой артиллерии и подкреплений сражение было сложным.


Утром 3 марта немцы начали продвижение двумя колоннами, одна шла вдоль железной дороги, а вторая – на север, по ревельскому шоссе. Было рано, утомлённое Северное подразделение ожидало их в полной готовности. Немцы шли прямо в гнездо шершней. Яростная битва произошла под Вайвара-Корф. Сражение продолжалось довольно долго, причём Дыбенко, Павлов и Булкин несколько раз возглавляли атаки по глубокому снегу подразделений матросов и солдат от Путиловского завода.


Отважные русские продвинулись вперёд на несколько километров, атакуя правый фланг немцев в районе Приморска, вблизи Нарвы. Тевтонская колонна, продвигавшаяся с севера, опрокинула российские войска, сражавшиеся там, и создала угрозу выхода в тыл подразделению Дыбенко. При отсутствии надежды на подкрепление, при более 500 убитых и ещё большего числа раненых, Дыбенко был вынужден отступить.

Один из командиров подразделения Дыбенко вспоминал: «Высший военный совет и, особенно Бонч-Бруевич, устраивали провокации во многих случаях. Он, продолжая обещать обеспечить матросов всем необходимым для сражений, ничего не делал». По словам этого комиссара, «части Красной армии не просто не помогали матросам, но намеренно препятствовали организации должной обороны. У матросов не осталось боеприпасов, у солдат Красной армии боеприпасов было с избытком, но поделились они ими только тогда, когда стало слишком поздно, чтобы ими воспользоваться». Дыбенко, Павлов, Булкин и остатки Северного батальона отступили к Ямбургу.

В Ямбурге Павлов проинформировал Дыбенко о смене командующего: новость не только для Дыбенко, но и для всех его подчинённых. По словам Щёкина, всего несколькими часами ранее он говорил по прямому проводу с Лурье в Петрограде, и было известно, что Парский прибыл накануне и лишь как член военного совета. Насколько ему было известно, командующим был и остаётся Дыбенко.

Парский по телеграфу продолжал запрашивать подтверждения своих полномочий и вопрошал, как иметь дело с этим нахальным и дерзким Дыбенко. Бонч-Бруевич вспоминал, что он был «встревожен» и дал полный отчёт Ленину.

Архивные материалы раскрывают решение убрать Дыбенко с поста командующего в Нарве… Оно было принято Лениным и его сторонниками ещё до каких-либо столкновений под Нарвой… Более того, в трёх разных телеграммах, направленных Парскому в его «администрацию» не один раз упоминается злоупотребление алкоголем. И, наоборот, в телеграммах подробности поведения отступающих частей Красной армии не упоминаются вообще или переносятся на команду матросов.

Из воспоминаний Бонч-Бруевича: «Я не был осведомлён о содержании телеграммы Ленина Дыбенко, но могу сказать, что на следующее утро я получил от Дыбенко из Ямбурга изумившую меня телеграмму». В ней было следующее:

«Я передаю командование его превосходительству генералу Парскому».

Именно так – с использованием отменённого титула царских времён, чтобы текст звучал более саркастично.


На следующий день, 23 февраля Ленин публикует «Тяжёлый, но необходимый урок», где он высмеивает и Штейнберга, и Дыбенко. В отношении последнего говорилось следующее:

«…..С другой стороны мучительно позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о неисполнении приказа уничтожать всё и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве».

Дыбенко изумлялся: «На чьей совести лежит ложь о "постыдной позиции"?».

Тремя днями позже, 28 февраля были предприняты дальнейшие тайные акции для дискредитации Дыбенко… Официальные заявления прессе передавал Крыленко…

(Последующая цитата подчёркивает курс действий Ленина, Троцкого, Крыленко и других, предпринятых для дискредитации Дыбенко и матросов. Ленинскую статью надо разобрать, рассматривая её буквально по предложению… При этом начинаешь понимать шаги, которые Ленин и его союзники намеревались предпринимать… Более того, политическая власть многократно упоминает «матросов», от которых получила огромную пользу. Кроме того, в статье … многие их действия приписаны русским войскам, русским солдатам-крестьянам и русской армии, что наводит на мысль о желании положить конец влиянию матросов. И ещё: некоторый намёк на крестьянские корни Дыбенко говорит о желании уменьшить степень его значимости).




«Русские войска, почти без исключений, категорически отказались сражаться. Дивизия, которая должна была защищать Нарву, прибыла в Гатчину. Солдаты заявили, что не собираются сражаться….». Сразу же следом появились и первые немецкие войска, а русских солдат из крестьян – не рабочий класс – интересовал исключительно земельный вопрос, и они думать не думали о революции, хаотичной волной движущейся на восток, угрожая снести всё в городах, стоящих на её пути. Русская армия стала самым сильным оружием немцев. В своём продвижении к Петрограду они словно гнали перед собой стадо скота, растаптывающего всё на своём пути. Революционные рабочие могли начать реальные сражения с немцами, но ничего не могли поделать с русской армией, которая должна была исчезнуть ещё до того, как революция сама начала создавать свои действующие военные силы. А городской рабочий класс желал сражаться.


Дыбенко возвращается в Петроград и пытается разобраться в махинациях, жертвой которых он стал. Дыбенко обнаруживает целый ряд лиц, настроенных оппозиционно к ленинским планам убеждения большевиков в подписании мира с Германией.

Партия мира, возглавляемая премьером Лениным, настаивает на том, что из-за полного коллапса армии реальная оборона невозможна, и лучше принять немецкие условия и, таким образом, предоставить возможность Советскому правительству установить свою власть на ограниченной территории и продолжить работу по ускорению мировой революции, которая, в конце концов, разрушит планы немецких империалистов.


Изображение

Снова картинка искажает исторические события, приведшие Ленина и Троцкого к авторитарному правлению.

Оппозиционная часть партии предупреждала, что раз уж Россия полностью оказалась в руках могущественных немецких империалистов, то невозможно установить советское правление на любой значительной территории России, и лучше перенести сражения вглубь России, чем формально согласиться с нынешним унижением. Эта часть оппозиционной партии состояла из большинства левых социал-революционеров и фракции большевиков, возглавляемой Радеком, Дыбенко, Коллонтай и Рязановым, которые всё ещё были за продолжение революционной войны.


Ленин писал: «После заключения Брестского мира некоторые товарищи, называющие себя "левыми коммунистами", образовали в партии "оппозицию", и следствием их деятельности стало соскальзывание всё дальше к полностью изменническому и недопустимому нарушению партийной дисциплины. Неумолимый к оппозиционерам… Ленин продолжает, что «такое поведение было и остаётся шагом к расколу со стороны вышеуказанных товарищей».


Ленин остерегается и не позволяет себе показываться на петроградских улицах перед теми, кого он унизил. Люди, проклятые им в прошлом, как соглашатели и нейтралы, основали газету, направленную против него. Ежедневная газета «Коммунист», для которой писали Радек и Бухарин, Коллонтай и Дыбенко, с 5 по 19 марта издала всего одиннадцать выпусков.


Политическая атмосфера – на грани кульминации: всё решит четвёртый съезд Советов в Москве. Будущее Дыбенко будет определено итогами голосования по договору. Ленин и Троцкий яростно работают над тем, чтобы избавиться от лидера «вооружённого кулака революции». Перед этим за кулисами Ленин и другие тайно организуют свою «победу». К несчастью для Октябрьской революции и народа России, в итоге Россия рухнет в пучину тьмы на 70 с лишним лет. Дискуссия «за» и «против» ратификации шла между левыми социал-революционерами с частью большевиков, называющих себя «левыми коммунистами» и другой частью большевиков, так называемой партией мира под руководством Ленина.


Из своего кабинета неудержимый Ленин, обращающийся к оппозиционной партии, как к «колеблющимся», направляет заявление через «Московский вестник». «Съезд, – говорится в нём, – должен признать, что политика Советского правительства в вопросах войны и мира была правильной. Он должен признать, что невозможно вести войну, когда у страны нет армии. Съезд столкнётся с главными принципами политики экономического восстановления и полного восстановления сил для оказания сопротивления хищническому империализму. И эта программа Советского правительства должна начать выполняться на следующий день после окончательного решения о мире».

Ленину нельзя отказать… Московский съезд закончил свою работу менее чем в три дня… Съезд ратифицировал мирный договор…Хотя была и оппозиция, и были краткие и острые споры Ленина с его критиками.

Левые социал-революционеры, а именно – Штейнберг, стояли за справедливость, они были особенно неистовы в своём осуждении позорного мира. Он предупреждал, что ратификация договора Советским правительством ничего не даст, и что мир стал полным предательством интересов Великого Октября. Комиссар Дыбенко заявлял, что он убеждён в необходимости революционной войны, полагая, что перемирие с немецкими империалистами не спасёт Советы, пришедшие к власти в результате революции.


В итоговом подсчёте было 704 «за», 261 «против» и 115 «воздержались при голосовании»… Съезд проголосовал и за перенос столицы в Москву и продолжился переизбранием Центрального исполнительного комитета Советов.


До съезда и ещё в Петрограде был сформирован специальный петроградский Военно-революционный комитет из семи человек. Его председателем стал Лев Троцкий. Радикальные ленинские смены правительства предполагали уход в отставку Крыленко с поста военного министра и получение Штейнбергом портфеля министра юстиции.


На четвёртом всероссийском съезде Ленин поставил вопрос о том, кто должен возглавить военную администрацию. «Кто, – спросил Ленин, – способен создать новую военную организацию, которая смогла бы оказать сопротивление регулярной армии врага? Кто может вдохнуть новую жизнь в старую армию?» Ленин пришёл к утверждению того, что немецкое наступление в прошлом месяце показало: триумвират, управлявший комиссариатом военных дел в составе Крыленко, Подвойского и Дыбенко не сумел справиться со сложной задачей создания регулярной армии. Ленин объявил, что триумвират придерживается левых взглядов на военную организацию, которые он не одобряет. Далее Ленин утверждал, что он не готов возложить ответственность и на военного эксперта старой школы, поскольку это было бы неприемлемо и для армии, и для народа. (Заметим, что флот Ленин не упомянул). После так называемых длительных дискуссий с доверенными лицами, Ленин заявил, что ответ на все вопросы есть у Троцкого.

Троцкий так вспоминал об этом событии:

«До 13 марта не было публичного объявления о моей отставке из комиссариата иностранных дел, оно совпало с объявлением о моём назначении в военный комиссариат председателем высшего военного совета, образованного чуть ранее по моей инициативе. Таким образом, Ленин, в конце концов, добился своего».


Такие декларации Ленина доказывают, что мишенью всех перемещений был Дыбенко, поскольку Крыленко и Подвойский были двумя наиболее пылкими сторонниками Ленина, и оба играли активную роль в дискредитации Дыбенко. Единственный член этого триумвирата, сохранявший так называемые «левые» взгляды, был Дыбенко. Как можно убедиться, они выражались в многочисленных разногласиях, в том числе, по Брест-Литовскому договору. Более того, если военный эксперт старой школы, т.е. Парский, был неприемлем и для армии, и для народа, то почему этого человека не отвергли ни Дыбенко, ни матросы? Была ли у Троцкого квалификация, необходимая для занятия подобного поста? Эти вопросы не были поставлены, и ответов на них не получено.


Протокол 82


После Всероссийского съезда Ленин провёл заседание народных комиссаров, чтобы «официально» на нём предъявить Дыбенко ровно те обвинения, которые прозвучат и в дальнейшем. Присутствовали Цурюпа, Стучка, Крыленко, Полевин, Правдин, Бронский, Ларин, Милютин, Петровский, Боголенов, Козьмин, Шляпников, Красиков, Невский, Козловский, Троцкий, Раскольников, Сталин и Слободчиков, возвестившие о беззастенчивом ленинском авторитарном правлении в России. Эти люди полагали, что жажда свободы может возникнуть только в том случае, если существующие экономическая и политическая системы будут заменены исключительно диктатурой пролетариата.

К несчастью для России, как показывает её история, авторитарные методы могут просто заменить одно государство принуждения на другое, равно деспотичное и далёкое от народа, и которое столь же желает отмереть, как и его капиталистический предшественник.

Дыбенко всегда настаивал на том, что инициатива должна идти снизу, что свободное общество должно стать результатом стремления к свободе большей части населения. В этом и различие между либертарианскими идеями Дыбенко и автократичными разработками Ленина. Последующее подробно описывает ленинский подход… Уничтожив в итоге Дыбенко, Ленин покончил с либертарианским настроениями, поскольку у этих двоих никогда не могло быть ничего общего.

Присутствовавшие обсудили Протокол 82 о порядке ареста членов Совета народных комиссаров, обвинение Дыбенко, озвученное Крыленко и дополнения к решениям о заменах в комитете, расследующем дело Дыбенко.

На основании доклада Крыленко о так называемых фактах и доказательствах, которые, предположительно, были нераскрыты следствием, на основании заявленных обвинений против Дыбенко и мнимых улик, в достаточной мере поддерживающих эти обвинения, Совет народных комиссаров постановил следующее:

Принимая во внимание наличие достоверных и определённых случаев, которые следствие не могло опровергнуть, вроде наличия фактов пьянства, происходивших с позволения Дыбенко, мы – Совет народных комиссаров, приказываем:

1.Продолжить следствие.

2.Дыбенко временно (до окончания следствия) освободить от должности народного комиссара Военно-морского флота.

3.Обязанности народного комиссара Военно-морского флота передать товарищу заместителю…

Вместе с тем в вопросе задержания народных комиссаров мы постановляем, что их можно задерживать и лишать свободы исключительно либо по приказу Президиума Центрального комитета, подписанному его председателем или заместителем и секретарём, либо по приказу Совета народных комиссаров, за исключением случаев, когда задержание происходит на месте преступления.

Телеграмма (тайное послание) тут же была отправлена в Чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, печально знаменитую ЧК…


Ленин и Бонч-Бруевич направили – и подписали – Дзержинскому следующий текст: «В свете информации, бросающей тень на народного комиссара Военно-морского флота Дыбенко, учитывая крайне серьёзные обвинения, выдвинутые против него в связи с военной операцией под Нарвой в борьбе с немецкими войсками, Президиум и Центральный исполнительный комитет партии приказывают Вам немедленно задержать комиссара Дыбенко и проинформировать президиум ВЦИК о его задержании. Особая комиссия по расследованию отвечает за это расследование с установлением вины народного комиссара Дыбенко и оценкой достоверности полученных нами заявлений. Мы приказываем держать всё дело в строжайшей тайне под вашу личную ответственность». Телеграммой было приказано немедленно переправить Дыбенко в Москву – за самовольное оставление его подразделением военной позиции под Нарвой.

А в Петрограде Дыбенко, осознавая, что его могут освободить от обязанностей председателя правления народного комиссариата Военно-морского флота, не отвечал ни на один призыв. Проходит несколько дней, и к нему приходит добрый товарищ Павлов. Они долго говорят, пытаясь анализировать происходящее. Павлов рекомендует Дыбенко прийти на суд и высказаться: «Примите то, в чём Вы виновны, и отвергните то, что неправда. Держитесь за матросов, они героически сражались; если бы нас поддержала артиллерия, то мы могли бы развить успех».

Приходит и Маслов. Он тоже предлагает Дыбенко выступить в суде, быть самим собой и придерживаться неоспоримых фактов, подтверждающих его стремление к свободе и всё сделанное им ради революции. Приходит и Коллонтай. Она приветствует его, снимает меховую шапку, кладёт её на диван и расстёгивает пальто. «В комнате холодно», – говорит Дыбенко, берёт чайник с подоконника и уходит, но вскоре возвращается с кипятком. Он наполняет алюминиевые кружки, достаёт галеты и две воблы. «Согрейся», – говорит сухим тоном Дыбенко. И Коллонтай советует ему пойти в суд. Она говорит: «Никоим образом этот военный трибунал не признает тебя виновным в чём-либо, кроме твоей любви к свободе русского народа».



Арест Дыбенко

На самом деле, подразделение матросов отправилось с Северного фронта в Москву с намерением обеспечить освобождение Дыбенко, но в Бологом их остановили и сказали, что сила не нужна… пока. Тем не менее, матросы заявили, что будут обстреливать Кремль и покончат с Лениным и Троцким, если Дыбенко не будет освобождён или будет убит. Матросы потребовали освобождения Дыбенко под свою ответственность и назначения другого суда и следствия, наполовину состоящего из них.


По мере прохождения в Москве президиума ЧК, отчёты с обвинениями в правонарушениях становятся всё эффектнее … Дыбенко и его матросы обвиняются в ограблении 11 марта ради личной выгоды… Ещё один вопрос у следствия возник в отношении «попытки матросов убить Свердлова». Дзержинский заявлял, что матросы угрожали покончить с коллегой руководителя революции. Однако, несмотря на серьёзность ситуации, эти обвинения были сняты, что выглядит буквально доказательством существования решения избавиться от Дыбенко и его революционных матросов, чтобы исключить их влияние на правительство.


Дзержинский, «испытавший отвращение к неумеренности матросов», угрожал «широко распространить информацию об аресте председателя Центробалта» и дошёл до утверждения, что «те, кто пытается освободить Павла из заключения, должны считаться врагами и предателями народа». Совнарком обсуждал последствия «попытки» разрешения ситуации при вынесении краткой резолюции о «разоружении матросов».


В разговоре с Жаком Садулем Коллонтай рассказала о своей встрече с Дзержинским, тот фактически приказал Коллонтай удержать Дыбенко и его матросов от «каких-либо возможных действий». Дзержинский закончил разговор, уверив Коллонтай, что он «желает избежать решительных шагов, допустимых для Всероссийской чрезвычайной комиссии».

Коллонтай яростно протестовала против заключения Дыбенко под стражу и говорила всем, кто хотел слышать, в пользу Дыбенко; в результате Коллонтай ушла в отставку со своего поста. В разговоре с Кларой Цеткин – давней подругой Коллонтай – упоминалось, как отозвался на ситуацию Ленин: он, «нашёл сложным доверять женщине, которая путает свою политическую деятельность с личными отношениями».

Коллонтай написала Павлу (когда тот был в заключении) несколько писем:

«Всей душой, всеми помыслами, всем – с тобой и за тебя, дорогой, любимый. Я желаю, чтобы ты знал, что я могу жить и буду жить только с тобой. Ты можешь высоко держать голову, никакая клевета не повредит твоей красоте, чистоте и благородству».


Через несколько дней она и матросы добьются освобождения Дыбенко под своё поручительство и под его слово. Коллонтай громко протестовала против политики Ленина и говорила Садулю, что «она чувствовала, что Дыбенко был предан, Нарва не была истинной причиной ареста, Ленин просто использовал её в качестве повода».


Непоколебленный окружавшими его политическими силами, освобождённый от должности Дыбенко делает следующее заявление:

«Моё революционное сознание не позволяет мне оставаться пассивным, когда со стороны и внутренних, и внешних врагов существуют угрозы всему тому, что мы завоевали такой кровью. Я обещаю явиться в суд и отвечать перед судьями и перед народом».

Коллонтай и Дыбенко… матрос и аристократка.. гордая романтическая пара революции отныне – отверженные.

Вспоминая Коллонтай в эти дни, Жак Садуль говорит, что она была полностью поглощена любовью с красавцем Дыбенко. Он отметил:

«Весталка революции, она бы желала поддерживать пламя максималистских идеалов во всей чистоте. Она безрассудно бросилась в оппозицию, яростно критиковала жестокие меры, предпринятые товарищами против анархистов, негодовала из-за уступок умеренной и буржуазной оппозиции, ежедневно допускаемых правительством».


Самара

В апреле 1918 г. …после сомнительных событий 23 февраля, после четвёртого Всероссийского съезда, после переименования ленинской партии мира в Коммунистическую партию, после ареста Дыбенко и после того, как ему помогли выбраться из тюрьмы… Дыбенко отправляется в Самару. По-видимому, это происходит вопреки условиям освобождения, хотя Дыбенко утверждает, что поставил в известность тех, кого был обязан уведомить.

Появление Дыбенко в Самаре никак не связано с событиями под Нарвой. Но всё же в большинстве исторических ссылок повторяется следующее: «При первых же звуках немецких ружей Дыбенко умчался в Самару». Точность и истина не имеют значения, поскольку образ Дыбенко рассматривается в отрицательном свете.

По иронии судьбы даже в то время, когда политическая структура уничтожала демократическое мышление… Павел Дыбенко поставил на голосование представительных органов Самары вопрос о своём возвращении в Москву. Крыленко требовал вновь арестовать Дыбенко, подчёркивая, что того надо отправить в Москву немедленно. И напротив, Дыбенко критиковал Крыленко и других в новом правительстве. Он выразил свои взгляды в письме, которое было опубликовано в самарской «Трудовой республике», где призывал народ России «восстать против властей и понять, что их судьба находится в их же собственных руках».


Дело Дыбенко

«Истина всегда воскреснет, как ни прячь её. Невозможно сокрыть истину».

Суд над Павлом Дыбенко в мае 1918 г. проявил существующие политические разногласия. Защитник Дыбенко адвокат Штейнберг заявил, что разбирательство не имеет ничего общего с событиями под Нарвой в отличие от политических разногласий Дыбенко с правящими кругами. А Крыленко и Троцкий требовали для Дыбенко смертной казни.

Сам Дыбенко, выступая перед революционным трибуналом, заявил: «Я не боюсь вердикта суда в отношении себя самого, я боюсь вердикта в отношении Октябрьской революции и её завоеваний, оплаченных ценой пролетарской крови. Мы, как народ, не может позволить личным конфликтам и интригам уничтожить того, кто не согласен с политикой большинства в правительстве. Неважно, каким будет решение этого суда, матросы знают правду, и я останусь в первых рядах революции, поскольку матросы поддерживали меня и всё ещё мне доверяют».

Революционный трибунал объявил о его невиновности по всем выдвинутым обвинениям. Но в результате Павел Дыбенко был лишён властных полномочий на флоте, а его членство в партии аннулировано.

Даже при том, что общее мнение в отношении 23 февраля останется прежним, позор и унижение Павла Дыбенко идут вразрез с историческими свидетельствами событий. Павел Дыбенко не был трусом и непредсказуемым человеком, как это было подано Лениным и другими. Двойной стандарт стал знакомой темой… Один смысл – для победивших Ленина и Троцкого…, другой – для общественного потребления. Миф о том, что 23 февраля было «днём рождения Красной армии» можно открыто связать с захватом Троцким контроля над войсками, а кроме того, миф о 23 февраля, как «дне победы» можно воспринимать как день, когда Ленин и Троцкий уничтожили последние остатки вызова их власти над войсками. Ради достижения таких результатов Павел Дыбенко и матросы советского Центробалта были обречены стать пылью под ковриком исторической значимости.




Изображение

Как ни смотреть на русскую историю начала двадцатого века, но для изучающего её, имя Павла Дыбенко должно быть в ней. Какой бы политический путь не выбрала Россия, мир должен знать, что в какой-то момент Истории Дыбенко боролся за права простых людей.

Исследование исторических свидетельств отрицает мнение о том, что Павел Дыбенко был «чёрным пятном» в истории русского народа. Официальные лица могут пропагандировать своё нынешнее понимание личности Павла Дыбенко, но для русского народа и рабочего класса, лишённых гражданских прав, да и всех остальных, кто подвергается эксплуатации сильных мира сего, он – победитель.



С уважением,

Джордж М. Леви



2011 г.


оригинал

#2 Достоевский

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 824 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2012 - 06:15

Так как тов. Дыбенко участвовал в подавлении Кронштадтского восстания, то этот пост посвящается данному событию.


Кроншта́дтское восста́ниесоветской историографии известно также как Кронштадтский мятеж) — вооружённое выступление гарнизона города Кронштадта иэкипажей некоторых кораблей Балтийского флота против большевиков в марте 1921 года.


Предшествующие события

24 февраля 1921 года в Петрограде начались забастовки и митинги рабочих с политическими и экономическими требованиями. Петроградский комитет РКП(б) расценил волнения на заводах и фабриках города как мятеж и ввёл в городе военное положение, арестовав рабочих активистов. Эти события послужили толчком к восстанию гарнизона Кронштадта.

[править]Начало восстания


Обращение населения крепости и Кронштадта[3]


Товарищи и граждане! Наша страна переживает тяжелый момент. Голод, холод, хозяйственная разруха держат нас в железных тисках вот уже три года. Коммунистическая партия, правящая страной, оторвалась от масс и оказалась не в силах вывести ее из состояния общей разрухи. С теми волнениями, которые в последнее время происходили в Петрограде и Москве и которые достаточно ярко указали на то, что партия потеряла доверие рабочих масс, она не считалась. Не считалась и с теми требованиями, которые предъявлялись рабочими. Она считает их происками контрреволюции. Она глубоко ошибается.
Эти волнения, эти требования — голос всего народа, всех трудящихся. Все рабочие, моряки и красноармейцы ясно в настоящий момент видят, что только общими усилиями, общей волей трудящихся можно дать стране хлеб, дрова, уголь, одеть разутых и раздетых и вывести республику из тупика. Эта воля всех трудящихся, красноармейцев и моряков определенно выполнялась на гарнизонном митинге нашего города во вторник 1 марта. На этом митинге единогласно была принята резолюция корабельных команд 1 и 2 бригад. В числе принятых решений было решение произвести немедленно перевыборы в Совет. Для проведения этих выборов на более справедливых основаниях, а именно так, чтобы в Совете нашло себе истинное представительство трудящихся, чтобы Совет был деятельным энергичным органом.
2 марта с. г. в Доме просвещения собрались делегаты всех морских, красноармейских и рабочих организаций. На этом собрании предлагалось выработать основы новых выборов с тем, чтобы затем приступить к мирной работе по переустройству Советского строя. Но ввиду того, что имелись основания бояться репрессий, а также вследствие угрожающих речей представителей власти собрание решило образовать Временный Революционный Комитет, которому и передать все полномочия по управлению городом и крепостью.
Временный Комитет имеет пребывание на линкор «Петропавловск».
Товарищи и граждане! Временный Комитет озабочен, чтобы не было пролито ни единой капли крови. Им приняты чрезвычайные меры по организации в городе, крепости и на фортах революционного порядка.
Товарищи и граждане! Не прерывайте работ. Рабочие! Оставайтесь у станков, моряки и красноармейцы в своих частях и на фортах. Всем советским работникам и учреждениям продолжать свою работу. Временный Революционный Комитет призывает все рабочие организации, все мастерские, все профессиональные союзы, все военные и морские части и отдельных граждан оказать ему всемерную поддержку и помощь. Задача Временного Революционного Комитета дружными и общими усилиями организовать в городе и крепости условия для правильных и справедливых выборов в новый Совет.
Итак, товарищи, к порядку, к спокойствию, к выдержке, к новому, честному социалистическому строительству на благо всех трудящихся.
Кронштадт, 2 марта 1921 г. Линкор «Петропавловск».
Председатель Вр[еменного] Рев[олюционного] Комитета Петриченко
Секретарь Тукин
«Известия Временного революционного комитета…», 8 марта 1921 г.


28 февраля 1921 года состоялось собрание команд линкоров «Севастополь» и «Петропавловск», на котором была принята резолюция с требованиями провести перевыборы Советов, упразднить комиссаров, предоставить свободу деятельности социалистическим партиям, разрешить свободную торговлю[4].

1 марта 1921 года на Якорной площади Кронштадта состоялся 15-тысячный митинг под лозунгами «Власть Советам, а не партиям!». На митинг прибыл председатель ВЦИК М. И. Калинин, он попытался успокоить собравшихся, но матросы сорвали его выступление. После этого он беспрепятственно покинул крепость, однако затем комиссар флота Н. Н. Кузьмин и председатель Кронштадтского совета П. Д. Васильев были схвачены и брошены в тюрьму, начался открытый мятеж[5].

Моряки и красноармейцы вынесли резолюцию о поддержке рабочих Петрограда и потребовали освобождения из заключения всех представителей социалистических партий, проведения перевыборов Советов и, как следует из лозунга, исключения из них всех коммунистов, предоставления свободы слова, собраний и союзов всем партиям, обеспечения свободы торговли, разрешения кустарного производства собственным трудом, разрешения крестьянам свободно пользоваться своей землёй и распоряжаться продуктами своего хозяйства, то есть ликвидации продовольственной диктатуры[6].

1 марта 1921 года в крепости был создан «Временный революционный комитет» (ВРК) во главе с эсером, матросом С. М. Петриченко, в комитет также вошли его заместитель Яковенко, машинный старшина Архипов, мастер электромеханического завода Тукин и заведующий третьей трудовой школой И. Е. Орешин[6].

Используя мощные радиостанции военных кораблей, ВРК немедленно передал в эфир резолюцию митинга и просьбу о помощи[5].

Известия о событиях в Кронштадте вызвали серьёзную обеспокоенность у руководства страны.

1 марта 1921 года было опубликовано воззвание Московского совета рабочих и красноармейских депутатов «Ко всем рабочим города Москвы и губернии, ко всем крестьянам и красноармейцам, всем честным гражданам», в котором разъяснялись причины временных хозяйственных трудностей, документ заканчивался призывом: «Долой провокаторов Антанты! Не забастовки, не демонстрация, а дружная работа на фабриках, мастерских и железных дорогах выведет нас из нищеты, спасет нас от голода и холода!»[7]

[править]События 2—6 марта

Кронштадтцы добивались открытых и гласных переговоров с властями, однако позиция последних с самого начала событий была однозначной: никаких переговоров или компромиссов, мятежники должны сложить оружие безо всяких условий. Парламентёров, которые направлялись восставшими, арестовывали — так, делегация кронштадтцев, прибывшая в Петроград для разъяснения требований матросов, солдат и рабочих крепости, была арестована[1]. Восставшие были объявлены «вне закона». Последовали репрессии в отношении родственников руководителей восстания. Их брали в качестве заложников. В числе первых была арестована семья бывшего генерала Козловского[8]. Вместе с ними были арестованы и сосланы в Архангельскую губернию все их родственники, в том числе и дальние. Брать заложников продолжали и после того, как Кронштадт пал. Арестовывали родственников руководителей ВРК и военных специалистов, которые ушли из Кронштадта вФинляндию[1].

2 марта Петроград и Петроградская губерния были объявлены на осадном положении.

3 марта 1921 года в крепости был образован «штаб обороны», который возглавил бывший капитан Е. Н. Соловьянинов, в состав штаба вошли «военные специалисты»: командующий артиллерией крепости, бывший генерал А. Р. Козловский[9], контр-адмирал С. Н. Дмитриев, офицер генерального штаба царской армии Б. А. Арканников[4].

4 марта Комитет обороны Петрограда предъявил Кронштадту ультиматум. Восставшие должны были либо принять его, либо отклонить и сражаться. В тот же день в крепости состоялось заседание делегатского собрания, на котором присутствовали 202 человека. Было решено защищаться. По предложению Петриченко состав ВРК был увеличен с 5 до 15 человек.

Гарнизон крепости Кронштадт насчитывал 26 тысяч военнослужащих[10], однако следует отметить, что в восстании участвовал не весь личный состав — в частности, 450 человек, отказавшиесся примкнуть к восстанию, были арестованы и заперты в трюме линкора «Петропавловск»; с оружием в руках на берег в полном составе ушла партийная школа и часть матросов-коммунистов[4], имелись и перебежчики (всего, до начала штурма крепость покинули более 400 человек)[11].

Штурм 7—18 марта

5 марта 1921 года приказом Реввоенсовета № 28 была восстановлена 7-я армия под командованием М. Н. Тухачевского, которому предписывалось подготовить оперативный план штурма и «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте». Штурм крепости был назначен на 8 марта. Именно в этот день после нескольких переносов должен был открыться Х съезд РКП(б) — это было не простое совпадение, а продуманный, предпринятый с определенным политическим расчётом шаг[1]. Сжатые сроки подготовки операции диктовались и тем, что ожидаемое вскрытие Финского залива могло существенно осложнить взятие крепости.

7 марта 1921 года силы 7-й армии насчитывали 17,6 тыс. красноармейцев: в Северной группе — 3683 бойцов, в Южной группе — 9853, в резерве — 4 тысячи[5]. Основной ударной силой являлась сводная дивизия под командованием П. Е. Дыбенко, в состав которой вошли 32-я, 167-я и 187-я бригады РККА. Одновременно началось выдвижение к Кронштадту 27-й Омской стрелковой дивизии.

В 18:00 7 марта начался артобстрел Кронштадта. На рассвете 8 марта 1921 года в день открытия Х съезда РКП(б) солдаты Красной армиипошли на штурм Кронштадта. Но штурм был отбит, и войска с потерями отступили на исходные рубежи. Как отмечал К. Е. Ворошилов, после неудачного штурма «политико-моральное состояние отдельных частей вызывало тревогу», два полка 27-й Омской стрелковой дивизии (235-й Минский и 237-й Невельский) отказались участвовать в сражении и были разоружены[5].

По состоянию на 12 марта 1921 года силы мятежников насчитывали 18 тыс. солдат и матросов, 100 орудий береговой обороны (с учётом корабельных орудий линкоров «Севастополь» и «Петропавловск» — 140 орудий), свыше 100 пулемётов[12] с большим количеством боеприпасов.

При подготовке ко второму штурму численность группы войск была доведена до 24 тыс. штыков, 159 орудий, 433 пулеметов[4], подразделения были реорганизованы в два оперативных соединения:
  • Северная группа (командующий Е. С. Казанский, комиссар Е. И. Вегер) — наступавшая на Кронштадт с севера по льду залива, с участка побережья от Сестрорецка до мыса Лисий нос.
  • Южная группа (командующий А. И. Седякин, комиссар К. Е. Ворошилов) — наступавшая с юга, из района Ораниенбаум.

В действующие части для усиления направили около 300 делегатов X съезда партии, 1114 коммунистов и три полка курсантов нескольких военных училищ. Была проведена разведка, подготовлены белые маскхалаты, доски и решётчатые мостки для преодоления ненадёжных участков ледяной поверхности[13]

Штурм начался в ночь на 16 марта 1921 года, до начала боя атакующие сумели скрытно занять форт № 7 (он оказался пустым), однако форт № 6 оказал продолжительное и ожесточённое сопротивление. Форт № 5 сдался после начала артиллерийского обстрела, но до того, как к нему подошла штурмовая группа (гарнизон не оказал сопротивления, курсантов встретили возгласами «Товарищи, не стреляйте, мы тоже за Советскую власть»), однако соседний форт № 4 держался несколько часов и в ходе штурма атакующие понесли тяжёлые потери[13].

С тяжелыми боями войска овладели также фортами № 1, № 2, «Милютин» и «Павел», однако батарею «Риф» и батарею «Шанец» защитники покинули до начала штурма и по льду залива ушли в Финляндию[5].

В середине дня 17 марта 1921 года, 25 советских самолетов совершили налёт на линкор «Петропавловск»[4].

После захвата фортов, красноармейцы ворвались в крепость, начались ожесточённые уличные бои, однако к 5 часам утра 18 марта сопротивление кронштадтцев было сломлено.

18 марта 1921 года штаб мятежников (который находился в одной из орудийных башен «Петропавловска») принял решение уничтожить линкоры (вместе с пленными, находившимися в трюмах) и прорываться в Финляндию. Они приказали заложить несколько пудов взрывчатки под орудийные башни, однако это распоряжение вызвало возмущение. На «Севастополе» старые матросы разоружили и арестовали мятежников, после чего выпустили из трюма коммунистов и радировали, что на корабле восстановлена Советская власть. Некоторое время спустя, после начала артиллерийского обстрела сдался и «Петропавловск» (который уже покинули большинство мятежников)[5].

По данным советских источников, штурмующие потеряли 527 человек убитыми и 3285 ранеными. При штурме было убито 1 тыс. мятежников, свыше 2 тыс. было «ранено и захвачено в плен с оружием в руках», более 2 тыс. — сдались в плен и около 8 тысяч — ушли в Финляндию[12].

[править]Итоги восстания

Началась жестокая расправа[1] не только над теми, кто держал в руках оружие, но и над населением, поскольку все жители мятежного города считались виновными[1]. К высшей мере наказания были приговорены 2103 человека и к различным срокам наказания 6459 человек. С весны 1922 началось массовое выселение жителей Кронштадта с острова. В течение последующих лет оставшиеся в живых участники кронштадтских событий позднее неоднократно вновь были репрессированы[1]. В 1990-х годах — реабилитированы.[14]

[править]Память о восстании


Изображение


ИзображениеУказ президента РФ о сооружении в Кронштадте памятника жертвам событий 1921 года и их реабилитации



Изображение


ИзображениеВечный огонь на братской могиле участников штурма Кронштадта


Командиром ударного коммунистического батальона был будущий комиссар крепости В. П. Громов. Он, председатель Революционного трибунала Балтийского флота В. Д. Трефолев и другие участники штурма похоронены на Якорной площади Кронштадта. Над их могилой горит вечный огонь.

В Санкт-Петербурге одна из улиц называется улица Трефолева, в честь одного из руководителей подавления восстания.

Рядом с Троицким собором Александро-Невской Лавры находится братская могила, на которой написано «Памяти жертв Кронштадтского мятежа. 1921»


#3 Достоевский

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 824 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2012 - 06:19

А этот пост пусть будет напоминанием о том, что революции не делаются чистыми руками, как бы талантливым родственникам ни хотелось этого.


Командарм Дыбенко–палач и красный анархист

Александр ЗАХАРОВ //



«…Улица Дыбенко – от улицы 9-й Восточной до улицы 10-й Восточной. Поселок Восточный. Днепровский район города Херсона» («Путеводитель «Херсон», 1994 год»)

Большая Советская Энциклопедия информирует любо­знательного читателя: «Павел Ефимович Дыбенко 16(28). 2. 1889–29. 7. 1938 г., советский военный деятель, командарм 2-го ранга... В революционном движении с 1907. Член Коммунистической партии с 1912 года. Председатель Центробалта… Член Петроградского военно-рево­люционного комитета… Нарком по морским делам… Участвовал в подавлении Крондштадского мятежа… Член Реввоенсовета СССР… Депутат Верховного Совета…» Не правда ли, нетленный и яркий образ примерного коммуниста и лидера, безвременно «почившего» в 1938 году? Однако энциклопедия вовсе не упоминает основных, не «совме­стимых с советской моралью» фактов дыбенковской биографии. С детских лет будущий военный деятель отличался особой нерадивостью. Был изгнан из трехклассного городского училища за неуспеваемость. Служба на банковском поприще также не сложилась из-за его халатности. Впрочем, впоследствии Дыбенко утверждал, что «вышибали» его все из-за политической деятельности. Оставшись не у дел, обладавший большой физической силой и буйным нравом юноша вскоре оказался в портовой Риге, где устроился на работу грузчиком. Какое-то время Павел скрывался даже от призыва в армию. Был задержан и принудительно отправлен для прохождения службы в Балтийский военный флот. Тем временем там уже во­всю кипели тайные политические страсти. Флотские «братишки» метались в поисках истины между анархистами и большевиками. Оставаясь в душе убежденным анархистом, Дыбенко однако сделал выбор в пользу большевиков. А потом началась Первая мировая война. Уже с первых её дней Павел Ефимович показал себя умелым агитатором и организатором. Благодаря его «таланту» во время «рижского прорыва» фронта немцами, рвавшимися к Петрограду, около трехсот матросов сложили оружие, отказавшись участ­вовать в бою. Матросов арестовали и судили как дезертиров, однако сам Дыбенко их участи счастливо избежал. Переломный 1917 год охарактеризовался для Павла Ефимовича быстрым карьерным ростом. После Февральской революции его избрали председателем ЦК Балтийского флота – высшего выборного органа матросов. Спустя всего лишь два месяца авантюрист Дыбенко стал одним из вдохновителей мятежа,
успешно подавленного правительст­вом. Однако лишь в октябре 1917-го, в канун большевистского восстания, полностью проявился его талант лидера. К этому времени Дыбенко – член Ревкома Петроградского Совета
и командир революционных матросских сил, ставших боевым авангардом большевистской гвардии. Это он отдал приказ канонирам «Авроры», санкционируя начало вооруженного восстания. А после захвата власти самолично
изъял из архивов Министерства юстиции и передал Ленину документы, касающиеся скандала с «немецкими деньгами». Однако все же молниеносной карьерой Павел Ефимович обязан был в большей степени своей «революционной» супруге – Александре Михайловне Коллонтай. К этому времени она уже была членом ЦК большевиков и всеми силами тянула вслед за собой своего балтийского матросика. Уже 26 октября 1917 года Дыбенко назначают членом Военно-Морской Коллегии, а спустя месяц – Народным комиссаром по морским делам! Человека, не имеющего ни опыта, ни образования, ни способностей, утверждают в адмиральской должности! Впрочем, здесь также сыграло роль и то обстоятельство, что Дыбенко был «своим» среди почувствовавших собственную силу флотских «братишек». Он сумел направить пьяную после разграбления императорских погребов орду в «нужное русло». Вскоре в Петрограде начался террор, следствием которого стало зверское убийство почти тысячи офицеров. Потом на совести Дыбенко был расстрел 60-тысячной мирной демонстрации в поддержку Учредительного собрания. Вслед за ним – разгон и самой «учредиловки». А потом были февраль 1918 года, немецкое наступление и бесславное бегст­во «адмирала» Дыбенко с позиций под Нарвой. Он был исключен из партии, отстранен от командования флотом и заключен под стражу. Правда, тут же освобожден благодаря ультиматуму матросов и пушкам, развернутым ими в сторону Кремля. Освобождение из-под стражи Дыбенко матросы восприняли как свою победу. Великий пьяный кутеж в Москве длился несколько дней. Потом «адмирал» со своей братвой исчез, а газеты запест­рели сообщениями о его переходе в стан врагов и похищении более полумиллиона казенных денег. Впрочем, и этот серьезный грех впоследствии был ему прощен – ведь за его широкой спиной стояла исполинская сила, представлявшая реальную опасность для новой власти. А потом были «ссылка» в Украину, совместные действия с отрядами Махно и атамана Григорьева в составе войск Красной армии, очередной отказ выполнять приказы центра и провозглашение Крымской Советской Социалистической республики. Затем – позорное бегство из Крыма, неудавшееся покушение на Махно, расстрелы недовольных крестьян на юге Украины, в частности, на Херсонщине. Именно своими расправами над мирными селянами и заслужил Дыбенко окончательное прощение от советской власти. Мало того – его награждают орденами! А еще он становится слушателем военной академии, правда всего лишь на месяц, после чего получает под свое командование 37-ю, а затем 1-ю Кавказскую кавалерийскую дивизию. И снова красный командир отличился в борьбе с восставшим крестьянством– теперь уже тамбовским. В период сталинских репрессий 1937 года Дыбенко – один из семи членов Специального судебного присутствия, которое вынесло смертные приговоры по «делу военных». Впрочем, и самому вершителю судеб оставалось совсем немного. В марте 1938 года Павел Дыбенко был арестован как участ­ник «военно-фашистского заговора» и завербованный шпион Германии. Под пытками он во всем сознался и в свою очередь оговорил многих видных военачальников. 29 июля 1938 года Павел Дыбенко был расстрелян вместе с коман­дующим Военно-морскими силами СССР уроженцем Херсона Орло­вым и пятью видными советскими командармами, которым сам незадолго до того выносил смертный приговор.


#4 Aks

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 813 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2012 - 07:32

Достоевский, скажите, пожалуйста, а откуда информация вот об этом? " А после захвата власти самолично
изъял из архивов Министерства юстиции и передал Ленину документы, касающиеся скандала с «немецкими деньгами»".


#5 Достоевский

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 824 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2012 - 07:59

Просмотр сообщенияAks (25 Февраль 2012 - 07:32 ) писал:

Достоевский, скажите, пожалуйста, а откуда информация вот об этом? " А после захвата власти самолично
изъял из архивов Министерства юстиции и передал Ленину документы, касающиеся скандала с «немецкими деньгами»".

Думаю что из документальной книги бывшего военюриста Звягинцева Вяч.Е. "Трибунал для флагманов"


Цитата

На страницах документального исследования о судьбе российского флота в XX столетии, основанного на материалах следственно-судебных дел, - трагические судьбы Э. С. Панцержанского, В. М. Орлова, Н. Г. Кузнецова, А. М. Щастного, Л. Э. Остен-Сакена, Н. Н. Апостоли и других. В книге также описаны неизвестные подробности и обстоятельства осуждения крупных ученых и полярных гидрографов, угоны кораблей и побеги моряков.


#6 Aks

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 813 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2012 - 09:13

Спасибо большое.

#7 Достоевский

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 824 сообщений

Отправлено 25 Февраль 2012 - 11:05

Есть ещё ИМХО писателя Владимира Чекмарева и у него такое же мнение по поводу "немецких" документов.

http://blog.imhonet....5/post/3428838/

#8 Ярослав

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 129 сообщений

Отправлено 07 Май 2012 - 06:41

Просмотр сообщенияAks (25 Февраль 2012 - 07:32 ) писал:

Достоевский, скажите, пожалуйста, а откуда информация вот об этом? " А после захвата власти самолично
изъял из архивов Министерства юстиции и передал Ленину документы, касающиеся скандала с «немецкими деньгами»".

Ложная, выдуманная информация " А после захвата власти самолично
изъял из архивов Министерства юстиции и передал Ленину документы, касающиеся скандала с «немецкими деньгами»" приведенная
в статье Александра Захарова "Командарм Дыбенко - палач и красный анархист" // Гривна № 34 (815) 19.08.2010 , скорее всего действительно была взята из книги В. Звягинцев "Трибунал для флагманов" стр. 39 "Кроме того, по некоторым данным, имеенно Дыбенко вскоре после штурма Зимнего изъял в Министерстве юстиции ряд документов из судебного дела "о немецких деньгах для партии большевиков". В свою очередь эту фальшивую и придуманную информацию Звягинцев содрал с книги Савченко В. А. Авантюристы гражданской войны: Историческое расследование- Харьков: Фолио; М: ООО «Издательство ACT», 2000.- 368 с.- (Жизнь знаменитых людей) , при этом ссылку на эту книгу Звягинцев не сделал. Он взял эту фальшивку именно с этой книги, так в книги Савченко читаем

"В первые часы после захвата Зимнего дворца Дыбенко выполнил весьма деликатную операцию по изъятию в Министерстве юстиции судебного дела "о немецких деньгах для партии большевиков", что открыло Временное правительство. Дыбенко были изъяты, а Лениным и Коллонтай уничтожены документы германских и шведских банков, которые проливали свет на "революционную аферу".

Я недавно касался этой темы в живом журнале http://ru-history.li...om/3379502.html

#9 Достоевский

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 824 сообщений

Отправлено 08 Май 2012 - 04:23

Как я понял из ссылки Ярослава, он здесь свой блог рекламирует, в котором отстаивает Ленина и невозможность его финансирования немцами. В свою очередь, хочу предложить Ярославу ознакомиться с документами опубликованными в книге Солженицына "Красное колесо". Например такими:




Цитата

ДОКУМЕНТЫ - 12


[indent]
17 апреля

ГЕРМАНСКИЙ ПОСОЛ В БЕРНЕ РОМБЕРГ -
РЕЙХСКАНЦЛЕРУ БЕТМАНУ-ГОЛЬВЕГУ
Совершенно секретно

Г-н Платтен, сопровождавший Ленина и его сторонников через Германию, посетил меня сегодня, чтобы поблагодарить от имени русских за оказанные услуги. Ленину был оказан прекрасный прием его последователями. Вполне можно сказать, что за Лениным идет три четверти петербургских рабочих. Трудней пропаганда среди солдат, среди которых сложилось мнение, что мы собираемся наступать. Может быть, достаточно будет заменить социалистами отдельных членов Временного правительства, таких как Милюков и Гучков. Во всех случаях настоятельно необходимо увеличить число сторонников мира притоком из-за границы. Поэтому усиленно рекомендую: тем эмигрантам, которые готовы к отъезду, предоставить те же облегчения, как и Ленину с товарищами. Требуется тем более величайшая поспешность, что можно опасаться: Антанта окажет давление на швейцарское правительство, чтобы оно помешало их отъезду.
Эмигрантам очень не хватает средств на пропаганду. Собранные для них фонды большей частью попали в руки социал-патриотов. Я здесь поручил доверенному лицу выяснить деликатный вопрос, можно ли снабжать их средствами, не оскорбляя их.[/indent]
На сколько знаю их пока никто не опроверг.
А по поводу Дыбенко, возможно ваши данные такие же как и те, которые вы в своем блоге публикуете, а у меня, простите, нет времени.
С ув.

#10 Aks

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 813 сообщений

Отправлено 08 Май 2012 - 07:19

Просмотр сообщенияЯрослав (07 Май 2012 - 06:41 ) писал:


Ложная, выдуманная информация " А после захвата власти самолично
изъял из архивов Министерства юстиции и передал Ленину документы, касающиеся скандала с «немецкими деньгами»" приведенная
в статье Александра Захарова "Командарм Дыбенко - палач и красный анархист" // Гривна № 34 (815) 19.08.2010 , скорее всего действительно была взята из книги В. Звягинцев "Трибунал для флагманов" стр. 39 "Кроме того, по некоторым данным, имеенно Дыбенко вскоре после штурма Зимнего изъял в Министерстве юстиции ряд документов из судебного дела "о немецких деньгах для партии большевиков". В свою очередь эту фальшивую и придуманную информацию Звягинцев содрал с книги Савченко В. А. Авантюристы гражданской войны: Историческое расследование- Харьков: Фолио; М: ООО «Издательство ACT», 2000.- 368 с.- (Жизнь знаменитых людей) , при этом ссылку на эту книгу Звягинцев не сделал. Он взял эту фальшивку именно с этой книги, так в книги Савченко читаем

"В первые часы после захвата Зимнего дворца Дыбенко выполнил весьма деликатную операцию по изъятию в Министерстве юстиции судебного дела "о немецких деньгах для партии большевиков", что открыло Временное правительство. Дыбенко были изъяты, а Лениным и Коллонтай уничтожены документы германских и шведских банков, которые проливали свет на "революционную аферу".

Я недавно касался этой темы в живом журнале http://ru-history.li...om/3379502.html
Спасибо за подробный ответ. Но хотела бы обратить Ваше внимание на два нюанса: первый непосредственно связан с автором статьи - может быть что-то сохранилось в семейных преданиях. Почему именно с Дыбенко связали факт уничтожения этих документов? А то, что они были - бесспорно. В 17 году, как Вы, вероятно, знаете Ленину пытались предъявить обвинение в государственной измене. Поскольку тогда для этого (не революционную законность осуществляли, чай)нужны были реальные основания, то ясно, что документы были. Это второй нюанс.Нет сомнений в том, что Ленин - государственный преступник, так как во время войны брал деньги от немцев и вёл антигосударственную деятельность. В начале 2000-х гг. некоторые документы нашлись в австрийских архивах. Если Вас интересуют детали, то их приводит Нарочницкая в своей книге (кажется)о первой мировой войне.

#11 Ярослав

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 129 сообщений

Отправлено 10 Май 2012 - 08:15

Просмотр сообщенияДостоевский (08 Май 2012 - 04:23 ) писал:

Как я понял из ссылки Ярослава, он здесь свой блог рекламирует, в котором отстаивает Ленина и невозможность его финансирования немцами. В свою очередь, хочу предложить Ярославу ознакомиться с документами опубликованными в книге Солженицына "Красное колесо". Например такими:





На сколько знаю их пока никто не опроверг.
А по поводу Дыбенко, возможно ваши данные такие же как и те, которые вы в своем блоге публикуете, а у меня, простите, нет времени.
С ув.

Итак привожу документ, так как он действительно есть :

The Minister in Bern to the Chancellor

report no. 1273

a 14332 30 April 1917

Platten, who had accompanied the Russian revolutionary Lenin and his followers on their journey through Germany, visited me today to thank me on their behalf for services rendered. Unfortunately Platten was prevented from accompanying his fellow travellers to Russia. He was stopped at the frontier by an English officer, who cancelled his entry permit.
Lenin, on the other hand, received a splendid welcome from his followers. It can be said that three-quarters of Pctrograd workers arc behind him. The propaganda among the soldiers is more difficult; the opinion seems to be widespread among them that we are going to attack them. It is not clear yet which course the revolution will take. Perhaps it will be enough to substitute several members of the Provisional Government, like Miliukov and Guchkov, by socialists. In any case it would be absolutely nccessary to increase the number of the partisans of peace by an influx from abroad. It is therefore recommended that those emigrants who arc prepared to leave should receive the same facilities as Lenin and his comrades. The greatest speed is recommended, as it is to be feared that the Entente will exercise pressure on the Swiss government to prevent their departure.

Flatten said there were a number of Russian revolutionaries in Germany whose dispatch to Russia he recommended. From Platten's remarks it became clear that the emigrants lack the means for the conduct of their propaganda, while the means of their enemies arc unlimited. The funds collected for them went mainly to the Social Patriots. I shall have an agent investigate the delicate question of whether it may be possible to let them have such means without offending them. In the meantime I would be grateful for telegraphic information about whether the revolutionaries arc being supported in any other way. (1)

Romberg

1 Marginal note by Pourtalcs: 'I have spoken to Romberg. With that, the last sentence of his dispatch was settled.'

Источник: "Germany and the Revolution in Russia 1915-1918. Documents from the Archives of the German Foreign Ministry" p.52 -53 Скачать можно здесь http://rutracker.org...c.php?t=3988092

Перевод на русский язык:

Посланник в Берне - Канцлеру

Доклад № 1273
А 14332 30 апреля 1917 г.

Г-н Платтен, который в свое время сопровождал русскогореволюционера Ленина и его стронников в поездке через Германию, посетил меня сегодня и поблагодарил от их имени за оказанные услуги. К сожалению, самому Платтену было запрещено сопровождать их в Россию. Его задержали на границе, и английский офицер аннулировал разрешение на въезд.
Ленину была устроена его стронниками великолепная встреча. Можно сказать, что за него три четверти петербургских рабочих. Труднее вести пропаганду среди солдат, среди которых распространено мнение, что мы собираемся напасть на них. Еще не ясно, по какому направлению пойдет революция. Может быть, будет достаточно заменить нескольких членов Временного правительства, например, Милюкова и Гучкова, социалистами. Но в любом случае необходимо путем пополнения из-за границы умножить число стронников мира. Считаю необходимым, чтобы те эмигранты, которые готовы выехать, имели те же условия проезда, что и Ленин с товарищами.
По словам Платтена, к наибольшей поспешности вынуждает и опасение, что Антанта окажет давление на швейцарское правительство с целью воспрепятствовать выезду.
Платтен сказал, что в Германии есть определенное число русских революционеров, чью отправку в Россию он бы настоятельно рекомендовал. Из его замечаний выяснилось, что эмигрантам не хватает средств для пропаганды, в то время как их противники имеют в распоряжении неограниченные средства. Фонды, собранные для их поддержки, попали в основном в руки социал-патриотов. Один из моих агентов сейчас изучает дликатный вопрос о возможности оказания им материальной помощи, не оскорбляя их достоинства. Я был бы благодарен за телеграфное сообщение, не оказывается ли революционерам финансовая поддержка каким-нибудь другим путем.

Ромберг

Источник: Тайна октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский заговор: Документы, статьи, воспоминания / Сост. Кузнецов В.И.. — СПб. : Алетейя, стр. 311-312

Как вы можете видеть, разница есть в том, что я привел и то. что вы. Совет на будущее, пользуйтесь проверенными источниками, а не всякими Солженицыными.
И еще вопрос, что вы хотели этой телеграммой сказать? Про деньги что-то? Здесь нет ни каких денег, нет ни слова о том что большевикам и Ленину заплачены были деньги. ни цифр сумм, в общем ничего. Мы видим одни рассуждения. построенные на беседе с Платтеном.

Сообщение отредактировал Ярослав: 10 Май 2012 - 08:16


#12 Ярослав

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 129 сообщений

Отправлено 10 Май 2012 - 08:29

Просмотр сообщенияAks (08 Май 2012 - 07:19 ) писал:

Спасибо за подробный ответ. Но хотела бы обратить Ваше внимание на два нюанса: первый непосредственно связан с автором статьи - может быть что-то сохранилось в семейных преданиях. Почему именно с Дыбенко связали факт уничтожения этих документов? А то, что они были - бесспорно. В 17 году, как Вы, вероятно, знаете Ленину пытались предъявить обвинение в государственной измене. Поскольку тогда для этого (не революционную законность осуществляли, чай)нужны были реальные основания, то ясно, что документы были. Это второй нюанс.Нет сомнений в том, что Ленин - государственный преступник, так как во время войны брал деньги от немцев и вёл антигосударственную деятельность. В начале 2000-х гг. некоторые документы нашлись в австрийских архивах. Если Вас интересуют детали, то их приводит Нарочницкая в своей книге (кажется)о первой мировой войне.

Я пользуюсь не преданиями . ни слухами . а фактами, подтвержденными документально. Поэтому про фантазию о Дыбенко и уничтоженные документы можете забыть, этот бред не имеет к действительности никакого отношения.
Очередная фантазия ,направда и выдумка о том что Ленин брал деньги во время войны. Нет ни одного факта, подтвержденного документами об этом, ни один историк в мире не доказал факт получения Лениным денег.
Вы указываете на австрийские документы и Нарочницкую. Привидете эти докуметы и все что там пишет Нарочницкая. Я все вам это разобью в пух и прах и покажу и докажу, что там ничего нет

Сообщение отредактировал Ярослав: 10 Май 2012 - 08:30


#13 Достоевский

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 824 сообщений

Отправлено 10 Май 2012 - 10:27

Позволю себе в ответ, так же дать вам дельный совет, не давайте советы тем кто их не просит.
Мне лично всёравно за что конкретно г.Ленин разваливал Россию, за деньги или за интерес, но то что он был пропущен немцами через границу в спец.вагоне говорит само за себя. Если вы такой профессиональный историк каким пытаетесь казаться, то сами знаете о чем я, а если просто пропагандист-ленинист, то зря тратите свое время.
Спасибо за напоминание о Кузнецове и его интереснейшей книге в которой он таки доказывает что Ленин брал у немцев деньги в кол-ве 5000 марок.
По поводу всяких там Солженицыных... мне вас по человечески жаль. Но это ваша личная проблема...




Цитата


Следует отметить, что Д. А. Волкогонов и А. Г. Латышев нашли в Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС ранее засекреченный документ, с пометкой Ленина, следующего содержания (ф.2, оп.2, д.226)[38]:95[52]:
[indent]
Народный Комиссар по Иностранным Делам
(совершенно секретно)
Петроград, 16 ноября 1917 г.
Председателю Совета Народных Комиссаров.
Согласно резолюции, принятой на совещании народных комиссаров, тт. Лениным, Троцким, Подвойским, Дыбенко и Володарским, мы произвели следующее:
1. В архиве министерства юстиции из дела об «измене» тт. Ленина, Зиновьева, Козловского, Коллонтай и др. изъят приказ германского императорского банка за № 7433 от 2‑го марта 1917 года об отпуске денег тт. Ленину, Зиновьеву, Каменеву, Троцкому, Суменсон, Козловскому и др. за пропаганду мира в России.
2. Проверены все книги банка Ниа в Стокгольме, заключающие счета тт. Ленина, Троцкого, Зиновьева и др., открытые по ордеру Германского Императорского банка за № 2754. Книги эти переданы тов. Мюллеру, командированному из Берлина.

Уполномоченные Народного Комиссара по Иностранным ДеламЕ. Поливанов, Ф. Залкинд[/indent]


http://ru.wikipedia....%B8%D0%B5%D0%B9



Цитата

НЕМЕЦКИЕ ДЕНЬГИ ЛЕНИНА: ЛЕГЕНДЫ И ДОКУМЕНТЫ

Я большевик, и ничто уголовное мне не чуждо.
Анекдот 1917 года.

http://www.vestnik.c...cherniavsky.htm

#14 Aks

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 813 сообщений

Отправлено 10 Май 2012 - 11:39

Просмотр сообщенияЯрослав (10 Май 2012 - 08:29 ) писал:

Я пользуюсь не преданиями . ни слухами . а фактами, подтвержденными документально. Поэтому про фантазию о Дыбенко и уничтоженные документы можете забыть, этот бред не имеет к действительности никакого отношения.
Очередная фантазия ,направда и выдумка о том что Ленин брал деньги во время войны. Нет ни одного факта, подтвержденного документами об этом, ни один историк в мире не доказал факт получения Лениным денег.
Вы указываете на австрийские документы и Нарочницкую. Привидете эти докуметы и все что там пишет Нарочницкая. Я все вам это разобью в пух и прах и покажу и докажу, что там ничего нет
Хорошо. То, о чём пишет Нарочницкая я Вам приведу на выходные (со временем напряжёнка). Великолепно, что привыкли пользоваться документами, это можно только приветствовать. Но пренебрегать слухами, а уж тем более преданиями вряд ли стоит. Вон акад. Алексеев - уж точно не глупее нас с Вами - считал, что слухи очень даже необходимо изучать.
"Очередная фантазия ,направда и выдумка о том что Ленин брал деньги во время войны". А до и после войны брал?
Во всяком случае очень рада представившейся возможности прояснить ситуацию.

#15 Aks

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 813 сообщений

Отправлено 10 Май 2012 - 11:41

Просмотр сообщенияДостоевский (10 Май 2012 - 10:27 ) писал:

Позволю себе в ответ, так же дать вам дельный совет, не давайте советы тем кто их не просит.
Мне лично всёравно за что конкретно г.Ленин разваливал Россию, за деньги или за интерес, но то что он был пропущен немцами через границу в спец.вагоне говорит само за себя. Если вы такой профессиональный историк каким пытаетесь казаться, то сами знаете о чем я, а если просто пропагандист-ленинист, то зря тратите свое время.
Спасибо за напоминание о Кузнецове и его интереснейшей книге в которой он таки доказывает что Ленин брал у немцев деньги в кол-ве 5000 марок.
По поводу всяких там Солженицыных... мне вас по человечески жаль. Но это ваша личная проблема...





http://ru.wikipedia....%B8%D0%B5%D0%B9




http://www.vestnik.c...cherniavsky.htm
Ну вот и в наших архивах что-то осталось, очень интересный документ. Ярослав, получиться разбить в пух и прах? :)





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных