Перейти к содержимому


«Прагматичный консерватор» Путин отвергает тоталитарное правление, но не станет бросаться в западную либеральную демократию, поскольк


  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 sparling-05

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 752 сообщений
  • LocationМосква

Отправлено 28 Октябрь 2020 - 03:54

«Прагматичный консерватор» Путин отвергает тоталитарное правление, но не станет бросаться в западную либеральную демократию, поскольку Россия идет своим путем.

Пол Робинсон

Западные ученые мужи используют отказ Владимира Путина от идеи западной либеральной демократии, как универсальной модели, чтобы утверждать, что он отвергает вообще концепцию демократии. Его недавние комментарии раскрывают, что реальность намного более сложна.

В четверг президент России выступил с ежегодной речью на собрании Дискуссионного Клуба Валдай — группы российских и иностранных специалистов, встречающихся ежегодно, чтобы обдумать судьбу мира. Обычно проводимая в Сочи, встреча 2020 была проведена онлайн из-за пандемии ковид-19.

Обращение Путина и его ответы на последовавшие вопросы были глубокими и широкими. Временами он углублялся в подробности, но в другие моменты его слова были философскими и масштабными. Так что его речь дает нам полезный инструмент для анализа того, что можно назвать «идеологическими основаниями» современного Путинизма.

Комментарии в международной прессе были сконцентрированы главным образом на том, что Путину пришлось сказать о глобальном международном порядке. На самом деле это было весьма консервативно. Он дистанцировался от недавних сообщений Валдайского Клуба, в которых утверждалось, что международные институты были более «препятствием» созданию успешной глобальной системы, чем помощью. «Я не могу согласиться с допущением, что существующие международные структуры необходимо полностью перестроить», сказал он.

Наоборот, Путин высказался в пользу «регулировки международных договоренностей мировой политики». Кроме того, он высказал поддержку региональной многосторонности , при которой заинтересованные группы государств работают совместно над решением общих проблем вне глобальной сети институтов.

В качестве взгляда на мир, это вряд ли революционно и определенно не оправдывает всеобщих жалоб, что Путин и Российская Федерация надеются на конец либерального мирового порядка, образовавшегося после холодной войны, рассчитывая, что все неисправно и, следовательно, желая разрушить.

В любом случае, международные дела заняли лишь малую часть речи Путина и оказались далеко не самыми интересными из обсуждаемых тем. Более показательным было то, что президент России сказал о государстве, системе управления и экономике.

В целом западный взгляд таков, что Путин является закоренелым врагом демократии, решительно настроенным подорвать демократическую систему, где бы он ее не увидел, чтобы она не представляла модель успеха, дискредитирующую его собственное якобы авторитарное правление.

В действительности Путин никогда на говорил ничего, оправдывающего подобный анализ. Как показывает его Валдайская речь, его отношение к тому, что представляется идеальной формой правления, весьма сложно. То же самое можно сказать и о его отношении к идеальной форме экономики.

Основной урок пандемии Ковид, сказал Путин, в продолжающей значимости государства, поскольку 2020 показал, что «только жизнеспособное государство может эффективно действовать в кризис». В хорошие времена, добавил Путин, люди склонны утверждать, что государству следует уменьшить свою роль в экономике. Но в плохие времена все внезапно начинают требовать, чтобы оно вмешалось и воспрепятствовало экономическому коллапсу.

Таким образом, «сильное государство» крайне важно, сказал Путин. Здесь знакомая для него сфера. Путин — не что иное, как «государственник», для которого сильное государство является абсолютным приоритетом. Но намного более интересно, что последовало далее. «Что такое сильное государство?», спросил он риторически. «Не тотальный контроль или суровые правоохранительные органы», сказал он и «не помехи частной инициативе или гражданской активности. Даже не мощь вооруженных сил» скорее, сказал Путин «что делает государство сильным, в первую очередь, это доверие, которое испытывают к нему граждане… Люди — вот источник силы». По этой причине, продолжал он, «гражданское общество будет играть ключевую роль в будущем России».

Однако, Путин добавил предостережение. «Истинная демократия и гражданское общество нельзя импортировать» сказал он. Они являются «культурным феноменом» и должны быть «национально ориентированы и суверенны». По этой причине не существует единой модели, применимой повсюду. Модель даже не должна быть демократической в формальном, механистическом смысле избрания правительства путем подсчета голосов. «Такого рода государство может быть организовано любым способом, который вам понравится», сказал он «То, что вы называете политической системой — нематериально… Попытка слепо копировать чью-то программу бесполезна и вредна. Основное для государства и общества — быть в гармонии».

Это намного более демократичный Путин, чем люди привыкли думать. Но в то же время это и не западный либерально-демократический Путин. Тут-то и кроется масса неразберихи относительно взглядов президента России. Учитывая манихейские, черно-белые взгляды столь многих западных либералов на мир, отказ Путина от западной либеральной демократии, как универсальной модели, ошибочно интерпретируют, как отказ от самой демократии, как таковой, и как поддержку авторитаризма, даже тоталитарности или фашистского правления. Но как демонстрирует его речь, реальность намного сложнее.

Часто говорят, что Россия, начиная с 2012, сдвинулась в более консервативном, более идеологическом направлении. В этом есть доля истины, но речь Путина демонстрирует прагматичную гибкость, отвергающую жесткие идеологические модели. Это было ясно по его комментариям об экономике. С одной стороны, он говорил о «переходе к рыночной экономике», как желаемой цели. Но с другой стороны, он утверждал, что чисто рыночной экономики нигде не существует, что государственное вмешательство зачастую необходимо, и что «нет модели чистой или жесткой».

Итак, как нам решить, что делать — спросил Путин. «Целесообразность», раскрыл он. «Нам необходимо избегать использования любых шаблонов». Если есть в его комментариях на Валдайском Клубе общая тема, то это следующее: необходимость избегать шаблонов, будь то либеральных, коммунистических, авторитарных или каких еще. Однажды Путин назвал себя «прагматиком с консервативными взглядами». По-видимому, это так и есть.

источник
Ничто нас в жизни не может вышибить из седла...





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных