Перейти к содержимому


Tom Dispatch (США). Сотворение «маньчжурского кандидата» от мусульман

перевод США Выборы

  • Вы не можете ответить в тему
В этой теме нет ответов

#1 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 10 285 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 03 Апрель 2012 - 12:19

Изображение
Tom Dispatch (США)

Сотворение «маньчжурского кандидата» от мусульман
Джон Феффер

29.03.2012

Изображение
Те, кто страстно верят в то, что Барак Обама – мусульманин, предаются своему тайному культу в глухих закоулках Интернета. Изредка они появляются на публике, чтобы напомнить СМИ, что никакие доказательства не могут подорвать их веры.

В октябре 2008 года на городской встрече в Миннесоте с республиканским кандидатом в президенты Джоном Маккейном одна женщина назвала Обаму «арабом». Маккейн ответил, довольно неуместно, что Обама на самом деле – «из приличной семьи» и совсем не араб. Затем, не так давно во Флориде другая женщина поднялась с места в городском зале собраний и начала вопрос к республиканскому вероятному кандидату Рику Санторуму с заявления, что президент – «общепризнанный мусульманин». Зал поддержал её, а Санторум не потрудился поправить.

Хотя они принадлежат во многом к подпольному культу, но в членах конгрегации «Обама - мусульманин» - почти треть всех республиканцев. В ходе недавнего опроса выяснилось, что, что всего 14% республиканцев в Алабаме и Миссисипи верят, что президент – христианин.

Эти истинно верующие относятся к своим обрывкам доказательств, как к святым реликвиям: второе имя президента, религия его деда, широко разошедшееся фото Обамы в тюрбане. Они подчас доходят до откровенных фальсификаций: что он посещал радикальную медресе (исламскую семинарию) в Индонезии, будучи еще ребенком, или что, принося клятву президента, положил руку на Коран. А еще более апокалиптически настроенная группа полагает, что Обама – не иначе, как Антихрист.


Изображение
В общем и целом, однако, этот культ не получил всеобщей поддержки более крупной церкви ненавистников Обамы. На самом деле, более ортодоксальные верующие осторожно переводят обсуждение с того, что Обама – мусульманин, на то, что он ведет себя как мусульманин. Мудрецы-евангелисты, кандидаты в президенты и правые СМИ – все усиливают атаки на президента за то, что, как недавно выразился на MSNBC проповедник-баптист Франклин Грэхэм, «он дает путь исламу».
Консервативное большинство всё еще ставит под вопрос религиозные взгляды президента, но оно всего лишь останавливается на грани обвинения его в измене и сокрытии. Они считают вполне безопасным утверждение, что Обама действует так, словно он мусульманин. Таким образом, республиканские "мандарины"  хитро переводят теорию заговора в политическую плоскость.

Во всем этот есть оттенок отчаяния. В конце концов, для республиканцев наступили нелёгкие времена. Экономика демонстрирует скромные признаки улучшения. Республиканские кандидаты в президенты всё еще заняты братоубийственными праймериз. Расширением контр-террористических операций и убийством лидера аль-Каиды Усамы бин Ладена в Пакистане, президент эффективно снял вопрос национальной безопасности из списка тем для обсуждения республиканцев.


Однако есть то, что связывает многие нити сюжета для консерваторов.

Обвинения в том, что президент – социалист, или нацист, или сторонник элитарного образования в колледжах, определённо скажутся. Но единственный надежный путь приковать внимание СМИ и общества – помимо обращения к инстинктам республиканских основ – состоит в подтверждении, пусть и косвенном, что Обама – «маньчжурский кандидат», направленный исламским миром.

Обама и исламский мир

Целый ряд республиканских кандидатов пытались обратиться к правому представителю партии Митту Ромни, заявляя, что только истинный консерватор может победить в ноябре Обаму. Большинство хвалилось одним и тем же могущественным покровителем. Мишель Бахман, Херман Кейн, Рик Перри и Рик Санторум – все заявляли, что Бог велел им бороться за высший пост. Вместе с Ньютом Гингричем они испробовали различные способы привлечь своих последователей, но что может быть действенней религии!

Санторум – католик и фаворит евангелистского сообщества – особенно искусен в использовании своего «конька» в проповедях. Президент жертвует деньги на «фальшивое богословие», заявил Санторум, - «не на богословие, основанное на Библии, а на отличное от неё». Хотя, как он иногда утверждает, «личная вера Обамы его не беспокоит», но, тем не менее, он говорит о попытках президента «навязать свои ценности людям веры» - намекая, что президент, конечно же, не принадлежит к этому сообществу.

В своих нападках на духовность президента, Санторум завуалировано атакует и мормонство Ромни («богословие, опирающееся не на Библию»). В то же время предположение о том, что Обама - «иной», заменяет кодовое слово расистов «чёрный» так, чтобы не упоминать о расе.


Это странный набор обвинений. В конце концов, Обама во время первой президентской кампании делал всё возможное, чтобы подчеркнуть своё  христианство. Его постоянно видели молящимся в церкви, и он старательно избегал мечетей. Он никогда не появлялся рядом с известными мусульманами. Он говорил о своем «личном отношении» к Иисусу Христу.

На следующий день после номинации Демократической партии в 2008г., Обама  выступил с речью в AIPAC (американо-израильский общественный комитет), в которой вновь подтвердил, что он «истинный друг Израиля». Хотя иногда Обама упоминал о своих родственниках-мусульманах и времени, проведенном в детстве в Индонезии, но он делал всё что мог, чтобы сделать акцент на двух  из трех основных монотеистических верований.

В качестве президента Обама определенно «общался» с мусульманским миром. В Каире  в июне 2009 г. он говорил о поиске «нового этапа отношений между США и мусульманами всего мира, основанными на взаимных интересах, взаимном уважении и на понимании того, что Америка и ислам не исключительны и им нет нужды конкурировать».

Однако новый этап ещё должен начаться. Например, у себя дома администрация Обамы обеспечила федеральное финансирование, которое полицейское управление Нью-Йорка затем использовало, чтобы расширить  наблюдение за мусульманами-американцами. (Даже ЦРУ участвовало в этом проекте «социальной карты»).

ФБР использовало годы правления Обамы, чтобы устраивать облавы на подозреваемых террористов-мусульман, балуясь опасными провокациями. Администрация расширила список нежелательных пассажиров, хотя из-за секретности этого списка сложно понять, обращено ли особое внимание на мусульман-американцев. Примеры заставляют предположить, что так и есть.

Международные успехи администрации ещё более разочаровывают. Поведение войск США в Афганистане – ночные рейды, убийства (в том числе недавнее – 16 афганских деревенских жителей) и сжигание Корана – привели мусульман в ярость. Обама существенно расширил программу использования беспилотников ЦРУ на пакистанских границах. Сопутствующих жертвы, в подавляющем большинстве – мусульмане, продолжают множиться и там, и в других «ограниченных операциях за рубежом», поскольку силы специального назначения США резко расширили свою деятельность в мусульманском мире.


Несмотря на обвинения правых, Обама установил тесные связи с Израилем и израильским руководством. Как заключил бывший редактор «New Republic» Питер Бейнард, «история отношений Обамы с Нетоньяху и его американскими еврейскими союзниками в основе своей – история уступок».

Поэтому не удивительно, что исследования, проведённые в шести ближневосточных странах, проведенные накануне и через два месяца после каирской речи в 2009 г. Бруклинским Институтом и «Zogby International», показали резкий спад числа оптимистов в вопросе о подходе президента к этому  региону – с 51% до 16%. Опросы «Pew» (PewResearchCenter– прим. ред.) в 2011 г. показали, что рейтинг популярности США продолжал падать в Иордании (до 13%), Пакистане (12%) и Турции (10%).


И все же крайне правые в США упрямо утверждают, что администрация Обамы ведёт себя прямо противоположным образом. «Что-то не так с администрацией, которая настолько промусульманская, что даже не может сказать правду о людях, пытающихся нас убить», - типичная фраза республиканского кандидата в президенты Гингрича во время кампании в Джорджии.

Промусульманская? Это новость для исламского мира

Но это совсем не новость в США, среди правых, которые рисуют Обаму антиизраильским и бессильным перед лицом исламского терроризма. В лучшем случае, президент, как следует из их заявлений, - горячий сторонник ислама, а в худшем – предводитель настоящей пятой колонны.

Хотя политика администрации в отношении Ирана фактически неотличима от политики республиканских соперников, они представляют президента миротворцем. Тот самый президент, который «нарастил» войска в Афганистане, каким-то образом, благодаря волшебству лозунгов предвыборного года, предстал простаком-пацифистом.

Хотя Обама никогда не приветствовал строительства «мечети на Ground Zero», его оппоненты предположили, что он это сделал. Он медлил с отказом в поддержке союзников США на Ближнем Востоке, вроде Хосни Мубарака в Египте и Бен Али в Тунисе, –  республиканские кандидаты обвинили президента в проведении кампании в поддержку исламистских партий, чьё влияние выросло в результате Арабской весны.

Обаме, как выяснили правые, не надо быть мусульманином, чтобы убедить американских избирателей, что у него подозрительная, даже иностранная, программа. Они установили намного более низкую планку для доказательства  – ему надо всего лишь действовать как мусульманин.

А для этого им не нужен и сертификат рождения. Всё, что им требуется – голословные заявления, какими бы ложными они не были, что президент состоит в союзе с иранским президентом Махмудом Ахмадинеджадом, Арабской весной, джихадистами и антиизраильскими силами в Америке. Это более тонкая, но не менее отвратительная исламофобия уже проникла в избирательную кампанию 2012 г., и она потенциально более разрушительна, чем неприкрытая дискредитация искренних религиозных взглядом Обамы, как это было в 2008 г.

Изображение


Один из американских предвыборных плакатов

Грядущие выборы

Промежуточные выборы 2010 г. продемонстрировали резкий рост антиисламских настроений. Помимо обсуждения вымышленной «мечети на Ground Zero», проповедник из Флориды  Терри Джонс угрожал сжечь Коран перед камерами всего мира, группа с названием «Остановить Исламизацию Америки» купила рекламные места на автобусах в ряде крупнейших городов для размещения антиисламских плакатов, а в Оклахоме началось движение в поддержку проведения антишариатского законопроекта на государственном уровне.

Откликнувшись на эту вспышку ненависти, журнал «Time» посвятил тему номера исламофобии. По крайней мере, для правых ислам, видимо, может стать лакмусовой бумажкой, какой был коммунизм во время Холодной войны.

Прошло два года, и, кажется, истерия стихает. Исламофобы не прячутся. Они пытаются организовать бойкот ТВ-шоу «Всеамериканский мусульманин», они ведут кампанию против халяльных продуктов. Но их усилия не получают серьезной поддержки.

А пока «Park51» – это настоящее название культурного центра, ошибочно окрещённого «мечетью на Ground Zero» - открылся на первоначально предполагаемом месте, на Парк Стрит, выставкой еврейского фотографа. Терри Джонс выступает с идеалистическими претензиями на пост президента вдали от внимания СМИ.


Изображение

«Time» несколько раз вернулся к теме исламофобии, в частности – после взрывов и неистовой стрельбы Эндрю Брейвика в Норвегии в июле 2011 г., – но напряжение не достигло уровня 2010 г. Антишариатская законодательная кампания прошла в нескольких штатах, ещё более чем в десяти других законопроекты ожидают рассмотрения. Но 10-й федеральный окружной апелляционный суд признал антишариатский закон Оклахомы неконституционным, а антишариатским группам не удалось найти ни единого доказательства того, что исламский закон представляет какую-то угрозу  законодательству США.

Однако пусть вас не вводит в заблуждение относительная тишина. Ведь избирательный цикл еще в самом начале. Республиканцы, выстроившись в боевые порядки, пока в основном ходят в атаки друг на друга. Последний из оставшихся соберёт все ресурсы  и бросит вызов Обаме. В маловероятном случае, если Санторум станет республиканским кандидатом, религиозный вопрос станет плацдармом для его атаки на Обаму и демократов.


У Ромни более двойственное отношение к религии, как острой проблеме, учитывая тот уровень дискомфорта, который испытывают многие многие американцы в отношении мормонства. Но мормонских стран, в приверженности которым можно было бы обвинить Ромни, не существует. Другими словами, вполне спокойно можно говорить о том, что Обама ведёт себя как мусульманин  и подчиняется исламскому миру – так антикатолически настроенные избиратели в 1960-м считали, что Джон Ф. Кеннеди  получает приказы прямо от Папы.

Ромни уже выстраивает своих ребят, приглашая в команду критика ислама Валида Фареса и энергичного специалиста по рекламе Ларри Маккарти (автора выдумки про место расположения «мечети Ground Zero» в 2008 г.). После обеспечения себе номинации, Ромни сразу же обратится за поддержкой к евангелистам. Заявление о том, что Обама слаб, антиизраильски настроен и потворствует исламским движениям и государствам,  может привлечь внимание избирателей.

То, что обвинения не связаны с реальностью, едва ли имеет значение в современной американской политике. Обама-«социалист» каким-то образом сумел работать рука об руку с финансистами Уолл-Стрит. Обама-«нацист» нашел взаимопонимание с AIPAC.

Обама-«миротворец» во многом оказался президентом войн. А Обама-«мусульманин» вызывает огромное неодобрение в мусульманском мире.

Президент становится отвратительным мусульманским «маньчжурским кандидатом», поскольку разочаровывал своих воображаемых мусульманских манипуляторов практически на каждом шагу. Однако при выборах, где отсутствуют расистские лозунги, исламофобские обвинения в «мусульманском поведении» остаются политически приемлемым шовинизмом. При наличии глубоких антиисламских течений в американской культуре, такие обвинения могут, к несчастью, оказаться эффективными.


Примечание переводчика:




* «Маньчжурский кандидат» - термин вошёл в обиход после одноимённого фильма The Manchurian Candidate (1962 и 2004 г.) – экранизации романа Ричарда Кондона. Обозначает агента (т.н. «маньчжура»), наделённого ложными воспоминаниями и подсознательными командами (обычно регулярно докладывать обстановку); это гарантирует, что он не сможет выдать своих союзников.

Джон Феффер – автор недавно опубликованной книги «Крестовый поход 2.0: возрождение западной войны с исламом», постоянный автор TomDispatch, со-председатель программы Внешняя политика в фокусе (Институт Политических Исследований).

Оригинал

Скаут: sparling-05
Переводчик: sparling-05

Редактор: nessie264





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных