Перейти к содержимому


Страна Фантазия

сказки рассказы

Сообщений в теме: 124

#1 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 06:20

Эпиграф темы:
В мою Вообразилию
Попасть совсем несложно:
Она ведь исключительно
Удобно расположена!
И только тот, кто начисто
Лишён воображения, -
Увы, не знает, как войти
В её расположение!.. (с) /Борис Заходер/
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#2 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 06:21

Червону руту не шукай вечорами…

Лина то шла, то бежала по лесной дороге к речке Неясить. Все вокруг было словно в тумане, как не пыталась, не могла унять слезы.
У березы, аркой нависшей над дорогой, она свернула на узкую тропинку, которая должна была вывести ее прямо к избе бабки Антониды.
Старуха была известной травницей и шептуньей, болтали, что она и с нечистым знается.
Лине больше надеяться не на что. И не на кого…
Речь шла ни много ни мало, о жизни и смерти, разумеется, ее собственных. Если Мишка к ней не вернется, она умрет от горя, таблеток наглотается и умрет, вот тогда он поймет, как она любила. Из-за похорон его свадьба с Любкой точно расстроится.
Лина почувствовала, что от злости на подругу ее начинает трясти, но быстро опомнилась: еще рано сдаваться. Она будет бороться за свою любовь!
Маятник настроения в очередной раз качнулся от отчаяния к надежде.
Ведьма ей поможет. Миха ее!.. - и точка. Лина его никому не отдаст, тем более этой лахудре белобрысой. Мало ли что она там себе навоображала...
Самое обидное, что они когда-то с Любкой дружили, даже сидели в школе за одной партой. Мишка был постарше на три года, после школы уехал из деревни поступать в училище, потом в армию пошел. Когда вернулся в деревню, они с Любкой его не сразу признали: настоящий мачо, каких в сериалах показывают. При взгляде на него у Лины ноги подкосились, а сердце сладко заныло.
Она сразу решила, что первый парень на деревне должен достаться ей – она же самая красивая. Поначалу так и было, но потом Мишка неожиданно переметнулся к Любке.
Да ее за такое коварство убить мало!
Вот бы ведьма превратила ее заклятую подругу в здоровенную бородавчатую жабу!
Лина прибавила шагу.
Вон уже и заимка видна.
Ведьма, как ей испокон веков положено, обходилась без благ цивилизации в виде электричества и водопровода. Вокруг дома и огорода стоял высокий забор из потемневших от времени кривых досок. Во дворе виднелась покосившаяся от времени избушка.
Лина набралась духу, открыла тугую калитку и вошла во двор.
Рыжий петух, найдя то ли червя, то ли корку, бойко зазывал кур на угощение. В загородке похрюкивал поросенок.
Большой черный пес выглянул из конуры и лениво гавкнул в ее сторону, скорее для порядку, чем по долгу службы.
Протяжно заскрипела потемневшая от времени дверь, и на крыльцо, сгорбившись, вышла бабка Антонида. Сухонькая старушка опиралась на клюку, голова была аккуратно повязана белым платочком.
- Доброго дня, бабушка! – немного оробев, проговорила Лина.
- Да какой он там добрый? С утра кости ломит. К дождю видать, - старуха приложи узкую ладошку козырьком к глазам, и стала пристально разглядывать гостью, - А ты, девонька, чья будешь? Сидоркиной Анны что ль?
Лина коротко кивнула.
- Похожа, похожа, просто вылитая Анька. Зовут-то как?
- Полина.
- Поля, значит. Да ты не стой столбом у калитки, заходи поскорей, а то избу выстудим.
И не дожидаясь ответа, повернулась к двери. Лина поспешила за хозяйкой в избу.
Худенькая старушка двигалась довольно ловко, видать, врали в деревне, что ведьме сто лет в обед.
Вошли в горницу, бабка усадила ее на лавку, а сама устроилась на стуле напротив и сказала:
- Ну-кась рассказывай, зачем пришла?
Лина почувствовала, как запылали щеки: рассказывать о Любке и Мишке почему-то перехотелось. Вдруг бабка Антонида посмеется над ней?
Старуха хмыкнула:
- Да я и сама по глазам вижу: жениха-изменщика приворожить охота?
В темных глазах ведуньи мелькнула какая-то тень. Неожиданно все сомнения Лины мгновенно развеялись. Она коротко кивнула.
- От же ж беда, девонька, не могу я тебе помочь. Зелье для приворота закончилось. Всё до капельки вышло.
Лина чуть не расплакалась: неужели Мишка этой гадине белобрысой достанется?!
Бабка поправила платочек, пожевала губами, потом добавила:
- Нюни-то не распускай. Может, и помогу твоему горю.
Она, по-своему истолковав нерешительность старухи, вскочила с места, сунула руку в карман кофты и вытащила оттуда несколько мятых купюр. Старуха только руками замахала:
- Окстись, девка, не нужны мне твои бумажки: пензию мне почтарка носит.
- Бабулечка, верни мне Мишку, все, что хочешь, отдам! Все, что хочешь, сделаю! – зачастила, задыхаясь от волнения, Лина.
- Все, говоришь…
Старуха призадумалась, потом вздохнула, встала и, шаркая ногами, подошла к печке, открыла заслонку и начала шоркать внутри кочергой.
Там кто-то завозился, громко чихнул, и в золе и саже выкатился черным колобком на деревянный пол.
«Неужели и правда черт?» - мысленно ахнула Лина.
Выходец из печи вскочил на ноги, отряхнулся и заговорил хрипловато, будто спросонок:
- Алмаз моей души, многомудрая Антонида, ты очумела, что ль? Я – джинн!.. А ты меня - кочергой по хребтине.
Голос звучал сварливо и недовольно, говоривший при этом бочком-бочком пытался приблизиться к печи, чтоб снова нырнуть в свое теплое логово.
- Не ворчи, Омар чей-то-там сын, дело у меня к тебе есть.
Бабка для убедительности пристукнула кочергой по полу, джинн дурашливо замер по стойке смирно, и Лина смогла, наконец, его рассмотреть.
На первый взгляд этот чернявый тип мало походил на могущественного духа из восточной сказки.
Замухрышка обыкновенный или ботан по-городскому: худощав, невысок, смугл и черняв. Даже на сказочного Хоттабыча нисколько не походил: молодой совсем, - ни бороды, ни усов
Поймав ее взгляд, он шутливо поклонился и по-восточному витиевато спросил:
- Лунноликая дева, чем привлек твое драгоценное внимание недостойный раб уютнейшей из печей?
Лина невольно зарделась, но почти сразу взяла себя в руки:
- Зачем врешь? Какой из тебя джинн? Ты - самый настоящий черт!
- О прекраснолицая дева, чьи глаза подобны лазоревым яхонтам, не осветишь ли лучом твоего блистательного разума все закоулки моего темного ума? – протянул он елейным голосом, потом подмигнул ей, и добавил с немалой толикой яда в голосе, - Каким боком ты пришла к столь блистательному умозаключению?
Она немного растерялась от того, что джинн постоянно меняет манеру общения, но громко заявила в ответ:
- Всем известно, что джинны в бутылках живут, а не в печках!
- В бутылках алкаши местные живут! - высокомерно заявил наглец, - Без просыпу и без просыху!
Лина, оскорбившись за деревенских, резко выпалила в надежде, что уж этот-то аргумент окажется самым убийственным:
- Шарлатан, у тебя даже бороды нет!
Он уставился на нее, как на вошь дрожащую, что окончательно вывело Лину из себя:
- Вот откуда ты волоски будешь выдергивать? Заклинание «трах-тибидох» без этого не работает!
Тут Омар расхохотался так заразительно, что Лина и сама не удержалась и прыснула со смеху.
Наконец, он успокоился и дурашливо произнес:
- Смилуйся надо мной, прекраснейшая из дев! Кто... ну, кто тебе сказал, что магия связана с бородой и трах-тибидохами?!
- Омар, хватит девчонку дразнить, вишь, дело у нее ко мне, - строго сказала бабка, - А ты, девонька, ему не дерзи, он самый настоящий огненный джинн. Бунтовать вздумал против ихнего шейха Хуссина, Хуссаина или как там его, тьфу тридцать три раза на морду нечестивую. Омарчика враз разжаловали, да в ссылку к нам отправили. Холодно в наших краях сердешному, вот и живет в печи.
Лина смотрела то на Омара, то на печь, пытаясь понять, шутит ведьма или правду говорит.
Джин озорно подмигнул девушке, и церемонно поклонился бабке Антониде:
- Я весь к твоим услугам, многомудрая.
Омар сел на лавку возле Лины и повернулся к хозяйке дома, приготовившись слушать.
Знахарка спросила:
- Омар, признайся, подслушивал?
Джинн развел руками:
- Зачем спрашиваешь, повелительница печи и ухвата? Конечно, подслушивал: какое-никакое, а развлечение.
- Тогда не буду ходить вокруг да около: у меня ни червоной руты, ни заманихи для приворота не осталось. Поможешь ей найти травы. Чую, изменщик ту, другую, по-настоящему любит. Так просто парочку не разбить, сильные чары нужны. Пусть Поля своими руками те травы соберет, ей сильное зелье нужно.
Старуха помолчала, потом продолжила:
- За заманихой отнесешь ее в тайгу, место знаешь, пусть корней накопает. Самое время сейчас. С рутой сложнее, она уже отцвела. Тебе нужно вернуть Полю в лето. Силенок хватит?
Пока старая Антонида говорила, Омар катал в руках огненный мяч. От джинна и его забавы веяло летним зноем.
Лина даже слегка отодвинулась, в голове мелькнуло: «Пылкий парень!»
Омар ухмыльнулся и подмигнул, будто услышал, о чем она подумала.
Лицо запылало от стыда: если огненный дух читает мысли, словно открытую книгу…
Додумывать не хотелось: в голове думок да помыслов много роится, в некоторых и себе признаться стыдно, а уж представить, что кто-то там копошится, исследуя тайники ее души, и вовсе невыносимо.
- Омар, брось игрушку! - строго сказала бабка, - В лето сможешь девку перенести за червоной рутой, спрашиваю?
Джин поднес пламенный шар к губам, сунул в рот и проглотил, - его лицо расплылось от удовольствия.
Вкрадчивый голос где-то внутри тихонечко нашептывал Лине: «Бабка – настоящая ведьма. У нее огненный джинн на побегушках. Ты же хотела вернуть Мишку? Все получится, он твой будет!».
- В лето? Всегда! Лишь бы не в зиму, - Омар положил руку на плечо Лине и мягко улыбнулся. - Ты готова, Полина лунноликая?
- Какая я тебе лунноликая? Я… - договорить не успела, оранжевое пламя укутало ее словно плащом, и в следующий миг – она стояла на горном склоне, поросшем ельником. Пахло сыростью и хвоей.
Теплая ладонь легла на плечо:
- Звезда моих очей, Лина, приношу свои нижайшие извинения, что перенес так быстро. Опасался, что испугаешься и откажешься.
- Я не успела. Скажи, пламя меня не обожгло, почему?
- Магия, разумеется, - джинн посмотрел на нее, слегка прищурившись, - Как видишь, обошлось без тибидохов. К слову, прекраснейшая, ты не забыла, зачем мы здесь? Держи!
Лина увидела, как что-то блеснуло в воздухе, инстинктивно закрыла лицо руками и пригнулась: что-то тяжело упало рядом с ней, глухо ударившись о камень. Решилась посмотреть и охнула: рядом в траве лежал довольно большой нож.
- Идиот, ты мог меня убить!
Омар лишь ухмыльнулся:
- Полина многословная, ты меня недооцениваешь: если бы хотел убить, ты была бы уже хорошо прожаренным трупом.
От его холодной улыбки внезапно засосало под ложечкой. Джинн, не обращая внимания на ее испуг, показал на растение с широкими темно-зелеными листьями:
- Вот она заманиха. Хранительнице нужен корень.
Лина присмотрелась: оно чем-то напомнило ей мать и мачеху. Она расковыряла ножом холодную влажную землю, подрывая корень, и изо всех сил потянула его на себя, но заманиха крепко держалась в почве. Омар наблюдал за ней, не скрывая иронии.
-Что лыбишься? Помог бы лучше! – не удержалась она.
- Приворотное зелье нужно тебе, лунноликая. Как у вас здесь говорят: без труда не выловишь и плотву из пруда.
Полина посмотрела на испачканные руки и раздраженно сказала:
- Не плотву, а рыбу.
Джинн хмыкнул:
- Без разницы. Решила смухлевать, не жалуйся на судьбу.
Она бросила нож, вскочила на ноги и возмущенно закричала:
- Ты ничего не понимаешь: Мишка мой! Он меня любит. Любка его у меня увела, зараза. Только он ей, гадине, не достанется!
Омар криво улыбнулся:
- Прекраснейшая из Полин, твой Мишка – теленок несмышленый? Вещь? С его чувствами ты не желаешь считаться? Поистине твоя несравненная красота равна твоей бесконечной глупости.
Он отошел в сторону, присел на какую-то корягу и начал задумчиво катать в руках огненный шар.
Полина стояла и чувствовала себя полной дурой, но сдаваться не желала:
- Да что б ты понимал?! За любовь надо бороться!
Омар обидно рассмеялся:
- Ты права, звезда моих очей, - шар перекатывался в его руках, словно по собственной воле. - Желательно до последней капли крови возлюбленного.
Поля чувствовала, что начинает закипать:
- На себя посмотри, чудо из печи! Грубиян! Куда только вежливость делась?! Наверное, туда же куда и хорошие манеры!
- Я полон сюрпризов: черств и бездушен, но честен с самим собой и с другими.
Полина негромко охнула, а Омар продолжал:
- О, светлейшая Луна во мраке невежества, тебя удивляет, что у джиннов нет души, я правильно понял? Невероятно, но факт. Учти, о прекраснейшая из прекрасных, что даже мне, огненному джинну, в голову не придет добиваться любви обманом.
Он осклабился:
- Кстати, алмаз моей души, ты в курсе, чем придется заплатить за столь сомнительную сделку?
Полина почувствовала смутную тревогу, но упрямо сказала:
- Мне все равно, лишь бы приворот заполучить.
Омар посмотрел на нее с плохо скрытой жалостью:
- Ты сама так решила. Помни об этом.
«Много ты понимаешь в любви, Хоттабыч из печи» - подумала про себя Лина и решительно вернулась к заманихе.
Очередное усилие, корень поддался, и она резко опрокинулась на спину. Стараясь не обращать внимания на хохочущего Омара, Лина встала и запрыгала от радости, победно размахивая корнем, с налипшими комьями грязи.
Джин встал и подошел к ней:
- Ну что ж, твоя настойчивость, наконец, вознаграждена, ум твой взлетел и вострепетал от восторга, о прекрасная лицом Полина, - Омар подмигнул и добавил, - Заманиху не потеряй!
Лина торопливо сунула корень в холщовый мешочек.
Он взмахнул рукой, и огненная вспышка поглотила их. Пламя ослепляло, Лина зажмурилась от этого нестерпимого блеска.
- О совершенная качествами, открой свои прекрасные очи, мы уже на месте.
Полина хотела возмутиться очередным нелепым комплиментом, но внезапно растеряла все злые слова.
Они стояли на берегу лесного озера. Ночь щедро рассыпала яркие звезды по темному бархату неба. Полина невольно залюбовалась крохотными светляками, которые носились рядом с ними словно крохотные искорки. Где-то неподалеку трещал сверчок. На противоположном берегу пылал яркий костер. Девушки в длинных белых рубахах кружились в медленном хороводе:

На Купала да на Яна
Траву-зелье я копала,
Траву-зелье я копала
Беды-горюшки не знала.
Траву-зелье собирала
Их слезами поливала
Да в веночек я свивала
Да в веночек я свивала
Ты плыви, плыви венок
Через лето на восток
Пусть скорее сокол мой
Прилетает к нам домой



Голоса девушек очаровывали, пьянили и манили, Полине захотелось присоединиться к их хороводу:
- Омар, подойдем поближе, - едва слышно прошептала она и потянула его за руку.
Джинн не двинулся с места:
- Стой, неразумная Полина. Неужели тебя не предупреждали, что с русалками шутки плохи? Закружат, зачаруют и утопят. Мишка твой разлучнице достанется.
Поля опомнилась:
- Омар, но почему эта ночь?
Джинн только ухмыльнулся:
- Разве ты этого не знаешь, неблагоразумная? Рута – желтый цветок, лишь в ночь на Ивана Купала он становится красным и обретает полную магическую силу. Пойдем, мы не должны упустить это мгновение.
В его руке запылал огненный шар, освещая им дорогу, и Полина поторопилась за ним. В душе она и злилась на него (морали взялся ей читать, Данко и Хоттабыч в одном флаконе) и была благодарна: без Омара ей ни за что не удалась бы эта затея с приворотным зельем.
Он остановился у неприметного куста с мясистыми сизовато-зелеными листьями:
- Вот твоя червоная рута, лунноликая Полина.
Она нагнулась, чтобы вдохнуть аромат цветов и сморщилась:
- Фу, какая гадость!
Омар держал огненный шар так, чтобы его свет хорошо освещал растение:
- Следи, настойчивейшая из дев, за цветами. Я слишком много сил и магии истратил на то, чтобы перенести нас во времени и пространстве. Упустишь мгновение – пропала твоя затея.
Лина не сводила глаз с желтоватых соцветий. Ей казалось, что Омар все придумал, чтобы поиздеваться над ней, открыла рот, чтобы возмутиться и замерла не в силах отвести взгляд от наливающихся алым цветов.
Джинн слегка дернул ее за рукав:
- Рви листья и цветы, или будет поздно, неблагоразумная.
Она опомнилась и стала торопливо обрывать растение и засовывать в другой холщовый мешочек, выданный для этой цели ведуньей.
Лепестки червоной руты начали быстро бледнеть: красный цвет сменился оранжевым, потом желтым .
-А как же… Как же я… Я так мало успела сорвать… - взволнованно зашептала она.
Омар осторожно взял из ее рук мешочек, заглянул внутрь и мягко сказал:
- О, луна моих ночей, ты нарвала достаточно руты: приворотов на всю деревню можно приготовить.
В следующий миг пламенный столб перенес их в избу бабки Антониды. Омар подмигнул Полине и нырнул в печь. Вид у него и правда был болезненный, казалось, едва на ногах держится.
Старуха внимательно изучила содержимое мешочком и удовлетворенно улыбнулась:
- Отличная работа. Теперь девонька, отправляйся домой. Вернешься через недельку. Иди, иди, недосуг мне теперь с тобой лясы точить…
Бабка Антонида бочком стала наступать на гостью, Лине не оставалось иного выхода, как направиться к дверям.
На улице смеркалось, моросил мелкий дождь, и она заторопилась домой.
Никогда еще время не тянулось так медленно, как в эти семь дней.
Особенно удручал тот факт, что Любка с Мишкой, ее Мишкой, готовились к свадьбе!
Ей было невыносимо видеть их счастливые физиономии при случайных встречах на улице, смех влюбленной парочки заставлял ее страдать, словно от физической боли. Утешала и поддерживала лишь одна мысль: «Ничего скоро вы у меня попляшете. Отольются кошке мышкины слезки!». В какой-то момент Полина решила, что будет полностью отомщена, если уведет Мишку прямо из-под венца. Это же так просто: предложить ему тост за его счастливую жизнь, предварительно плеснув в бокальчик приворотного зелья.
В условленный день она примчалась к бабке, словно на крыльях. Черная псина во дворе скалила зубы, но залаять так и не решалась. Ведунья вышла навстречу, словно давно ждала гостью, радушно пригласила в избу и усадила на скамью.
Омара нигде не было видно, и Поля решила, что джинн спит в печке.
Антонида слащаво улыбалась и много суетилась, то предлагая гостье чайку с пряничками, то наливочки.
Наконец Лина не выдержала:
- Бабушка, зелье готово? Мне очень надо. Завтра Мишка с Любкой в сельсовете расписываться будут.
- Готово, милая, готово. А ты готова за него отдать все, что мне угодно?
Полина страстно закивала, горя нетерпением скорее получить приворот.
Бабка заметно успокоилась и достала небольшую чекушку с прозрачной жидкостью:
- Держи, девонька, зелье. Отдай мне искру.
- Бери, что хочешь, - Лина жадно схватила бутылочку с приворотом, прижала ее к себе.
На мгновение у нее закружилась голова, все поплыло перед глазами и, Лина, к своему удивлению, увидела себя словно в зеркале: ее двойник, неизвестно как оказавшийся на месте Антониды, радостно взвизгнул, покружился по горнице в обнимку со стулом и выбежал из избы, громко хлопнув дверью.
Она попыталась встать, схватилась за край стола и охнула от ужаса. Это не ее руки: морщинистые, в пигментных пятнах, с обломанными ногтями. Увидела на подоконнике перевернутое зеркальце, схватила и уставилась на свое отражение: оттуда на нее смотрела морщинистая древняя старуха.
Лина не удержалась и завыла в голос.
- Неразумная Полина, ты все-таки не послушалась меня. Эк тебя скрючило! Что-то очень нехорошее задумала, жестокосердная? – Омар то ли спрашивал, то ли утверждал.
Захлебываясь слезами, она рассказала ему о своих планах, планах, которые осуществились вовсе не так, как она ожидала…
Лина получила желанный приворот, но какой ценой!
Джинн выслушал ее очень внимательно, потом сказал:
- За все нужно платить, алмаз моей души. Я ведь пытался тебя предупредить.
- Проклятая ведьма, обманула меня. Ненавижу ее! Что мне теперь делать? Как жить?
Омар хмыкнул:
- То же, что делала и Антонида: ждать влюбленную злую дурочку, которой наплевать на чувства тех, кто был ей дорог раньше! Вор обманул вора!
Полина растирала кулачками слезы по щекам, понимая, что вела себя, как эгоистка и сволочь.
- Ты прав, я получила по заслугам, - прошептала еле слышно.
Вдруг ей в голову пришла мысль, которая ее немного испугала:
- Омар, скажи, как давно это тянется?
- Что?
- Обман.
Он ухмыльнулся:
- Всегда. Люди не меняются.
Полина смахнула слезы и решительно сказала:
- Думаю, я знаю, как это остановить. С обманом покончено. Навсегда.
Она посмотрела на бутылочку с приворотом, а затем решительно бросила ее в печь: огонь проглотил ее с громким хлопком, загоготал и вырвался из печи, окутывая Омара словно облаком.
- Ты с ума сошла! Ты умрешь без подпитки магией.
- Пусть! – яростно ответила Лина, - Больше никто не будет воровать чужую любовь и чужую молодость.
Пламя охватило избу, она не собиралась спасаться: зачем? Такая жизнь ей не нужна. Она кругом виновата. Полина зажмурилась, слезы обжигали щеки. Языки пламени окружали ее плотным кольцом, но боли она не чувствовала.
***
Странно, почему огонь не касается ее? Лина открыла глаза и замерла с полуоткрытым от изумления ртом: она стояла возле озера, того самого, где собирала червону руту. Нежный ветерок гладил по щекам, перебирал пряди волос. Звезды с высоты подмигивали ей.
Русалки все еще водили хоровод:

Ты плыви, плыви венок
Через лето на восток
Пусть скорее сокол мой
Прилетает к нам домой
Омар держал огненный шар так, чтобы его свет хорошо освещал червону руту:
- Следи, настойчивейшая из дев, за цветами. Упустишь мгновение – пропала твоя затея.
Полина не сводила глаз с желтоватых соцветий: вот они наливаются алым огнем.
Джинн слегка дернул ее за рукав:
- Рви листья и цветы, или будет поздно, неблагоразумная.
- Омар, верни меня домой. Пусть Мишка с Любкой будут счастливы. На чужом несчастье счастье не построишь. Хотя… Нет, стой. Не нужно.
Полина прижалась к джину, поцеловала его в щеку, затем резко отпрянула и побежала к русалкам:

На Купала да на Яна
Траву-зелье я копала,
Траву-зелье я копала
Беды-горюшки не знала…


ноябрь 2011

Сообщение отредактировал Tai: 21 Ноябрь 2011 - 08:58

Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#3 Bad Dancer

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 020 сообщений
  • LocationРыбинск

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 09:02

Спасибо. Понравилось.
Кот. Гуляю сам по себе. В последнее время здесь: http://samlib.ru/editors/b/bad_dancer/

#4 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 09:10

Просмотр сообщенияBad Dancer (21 Ноябрь 2011 - 09:02 ) писал:

Спасибо. Понравилось.

Вам спасибо. :)
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#5 kuzuk

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 5 239 сообщений

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 09:16

Вот интересно,почему эт всегда привороты используют девки,но никогда не слышал про парней.

#6 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 09:19

Просмотр сообщенияkuzuk (21 Ноябрь 2011 - 09:16 ) писал:

Вот интересно,почему эт всегда привороты используют девки,но никогда не слышал про парней.
Может девки на любови-моркови больше зациклены?
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#7 kuzuk

    Активный участник

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 5 239 сообщений

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 09:49

Просмотр сообщенияTai (21 Ноябрь 2011 - 09:19 ) писал:

Может девки на любови-моркови больше зациклены?
М-м-м не думаю что парни меньше страдают от неразделёной любви,может всёж всё дело в более эгоистической сущности женского организма :unsure:

#8 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 10:30

Просмотр сообщенияkuzuk (21 Ноябрь 2011 - 09:49 ) писал:

М-м-м не думаю что парни меньше страдают от неразделёной любви,может всёж всё дело в более эгоистической сущности женского организма :unsure:

Думаю, что эгоизм между М и Ж распределен равномерно. :)
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#9 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 10:33

Мой рассказ из конкурса "Причуды эволюции".

Тара из рода Канов


Тара лёгкой трусцой бежала по древней дороге.
Ей обязательно нужно успеть до рассвета.
Глубокие трещины, выбоины и вывороченные камни преграждали ей путь - приходилось их обходить или перепрыгивать. Это задерживало её, заставляло злиться, но Тара упрямо, не жалея сил, двигалась вперёд.
Она была горда, что старейшина Аккара поручила отправиться в священное место именно ей. Тара - сильна и вынослива, она ни за что не подведёт своё племя. И её будущим детям не надо будет опасаться холодов и хищников, уж она об этом позаботится.
Тара обеспокоенно заметила, что ночная темнота начинает понемногу рассеиваться. Во что бы то ни стало надо успеть до восхода солнца, иначе придётся искать укрытие. А не найдёшь…
Думать о подобном не хотелось. Днем её соплеменники отсиживались в надёжных убежищах, забаррикадировавшись камнями, ведь нужно быть просто сумасшедшим, чтобы среди бела дня отправиться в дорогу. Дневной свет — это время хищников, вооружённых мощными хелицерами и ядом, это смерть.
В воздухе роями носятся хищные мухи и сверкают крыльями стремительные стрекозы, готовые в любой момент спикировать на жертву. Пауки-волки терпеливо выжидают в засадах, их сородичи, крестовики, плетут липкие сети-ловушки в кустах и зарослях высокой травы.
Тара вздрогнула.
Способ питания пауков вызывал у неё инстинктивное отвращение и животный страх. Большинство этих многоглазых существ охотятся при свете дня, но и ночных хищников среди них хватает. Даже сейчас ей нужно быть начеку и не терять бдительности.
Кроме того, есть ещё плотоядные муравьи. Горе любому, кто им подвернётся на пути, - разорвут на куски.
Впрочем, она скорее предпочла бы умереть в страшных челюстях муравьёв, чем встретить наездника, выискивающего, в кого бы воткнуть свой яйцеклад.
Тара привычно сделала защитный жест и прикоснулась к амулету на груди: Хранители не допустят, чтобы она стала живым мертвецом, пожираемым изнутри личинками этого монстра.
Много опасностей на пути одинокого гонца, но Тара не имеет права испугаться и отступить: она должна принести надежду своему вымирающему народу.
В древнейших преданиях говорится, что в старину всё было не так. Их род жил в раю: круглый год было блаженное тепло, а главное, вдоволь еды и воды. Ни муравьи, ни пауки, ни стрекозы, ни наездники не смели напасть на избранный народ. Хранители заботились обо всех их нуждах.
Но неблагодарные предки разгневали благодетелей, и те отвернулись от грешников.
Тара иногда задумывалась, что же такого ужасного могли сотворить предыдущие поколения её рода?! Ей было ясно, что виноваты именно предки, ведь сомневаться в доброте и справедливости Великих – тяжкое преступление.
Когда Боги отвернулись от них, народ постигли неисчислимые бедствия: многочисленные враги преследовали их, холод, голод и болезни добивали тех, кто спасся от хищников… Миллионы погибли, выжили немногие - самые сильные и умные.
Негромкий стон вырвался из самой глубины её тела:
- Хранители, за что вы оставили нас?.. Верните народу свою милость!
Никто не отозвался на её просьбу, но Тара и не ждала немедленного ответа. Не сейчас. Ещё не время.
Мудрецы сумели наконец прочитать древние записи Великих. Теперь племя знает, что Хранители ушли в подземные поселения и укрылись там в огромных убежищах, оставив народ Тары на произвол судьбы.
- Надеюсь, они не отвергнут нас и снова примут под своё покровительство. Великие - добры и великодушны, они простят своих нерадивых детей! – такими словами напутствовала её старейшина Аккара.
Тара тоже надеялась на это и верила, что уж она-то сумеет найти нужные слова и упросить Хранителей о милости.
Она очень устала, ноги подгибались, хотелось пить, и лишь мысли о священной цели придавали ей сил. Осталось пройти совсем немного, но и времени до рассвета осталось так мало.
Край неба порозовел. Скоро тёплые лучи солнца согреют воздух настолько, что многочисленные враги выйдут на охоту.
От усталости она всё чаще спотыкалась и пару раз едва не упала, с трудом сумев удержать равновесие. Свернула с главной дороги на более узкую, почти совсем разрушенную, которая угадывалась скорее по наитию, чем по другим признакам.
Лишь бы не сбиться с пути. Она всматривалась во все глаза, вспоминая карту, - это должно быть где-то здесь, рядом.
Буйная растительность практически окончательно скрыла остатки сооружений древних, хотя… вон там что-то большое и по общим контурам похожее на то, что она ищет.
Да, это именно оно - убежище.
Она и прежде видела полуразрушенные сооружения древних. От большинства из них мало что осталось: груды серых камней, остатки стен, порой на земле и в проёмах стен виднелись какие-то блестящие прозрачные осколки.
Теперь не торопиться. Мудрые предупреждали её о существовании невидимой защиты. Она подошла ближе, взяла ветку и потыкала в сторону стен здания. Ничего не почувствовала. Осторожно потянулась рукой – никакой защиты. Если что-то такое и было, теперь оно уже умерло.
Нужно идти на поиски Великих, но рядом со священным местом она так оробела, что не могла сделать и шага.
Внезапный тихий шорох заставил Тару внутренне сжаться. Мгновенно повернувшись, она увидела огромного чёрного муравья, который бежал по её следу и нетерпеливо шевелил жвалами.
Оставаться на месте - погибнуть.
Тара инстинктивно рванулась и помчалась в сторону убежища. Сооружение - хоть оно и сохранилось гораздо лучше, чем любое из зданий, которые ей доводилось видеть ранее - всё же довольно сильно пострадало от времени. Стены местами обвалились, а те, что остались, покрылись трещинами.
Муравей продолжал её преследовать, но Тара уже одолела страх и обрела уверенность в себе: она сильная и ловкая, сумеет перехитрить одинокого безмозглого убийцу.
Дверной проём был закрыт массивной преградой, но в тени она не сразу это заметила. Быстро обернулась – далеко ли муравей? - споткнулась о некстати подвернувшийся булыжник и с силой врезалась в дверь. Та неожиданно осыпалась коричневыми хлопьями, и по инерции Тара кубарем влетела внутрь. Шлёпнулась на землю, но тут же вскочила на ноги и быстро осмотрелась.
В центре просторного помещения она увидела квадратный колодец, внутри которого находилось нечто угловатое, массивное, в котором поместился бы не один десяток таких, как она. Сбоку на стене виднелись круглые белые выступы. Тара их потрогала – странные камни вошли в стену, отпустила – встали на место. Покачала головой: интересно, зачем Великие создали эти бесполезные игрушки?..
Обошла колодец и увидела ещё один проём. Толкнула дверь, та с громким скрипом закачалась и упала. За ней оказалась странная ребристая дорога, ведущая вниз.
Тара нисколько этому не удивилась. Правильно, в древних записях говорится, что Рай находится во тьме под землёй.
Сзади послышался шорох – настойчивый муравей не собирался упускать добычу.
Пусть, пусть топает. Она приведёт его за собой к Хранителям. Великие увидят, среди каких чудовищ они бросили своих детей, преисполнятся состраданием и простят заблудших.
Тара, забыв о жажде и страхе, решительно поспешила вниз. Её цель так близко.
Вскоре полный мрак окружил её. Она не боялась тьмы, тьма – это безопасность, но приходилось осторожно ступать, ведь она ни разу не ходила этой дорогой.
Шорох следовал за ней – муравей, не менее упрямый, чем она сама, не отставал. Давай-давай, голубчик.
Она спускалась и спускалась, ей казалось, что этой дороге вниз не будет конца. Что, если мудрецы ошиблись, и эта дорога ведёт в никуда? Сколько времени прошло наверху? Час? Двенадцать? Вечность?
Пошатываясь от усталости, Тара наступила на что-то скользкое, волна сильного запаха накрыла её — и она заскользила вниз по странной субстанции и ввалилась в подземный зал.
На стенах светились какие-то лишайники, неподалёку журчала вода. Тара бросилась на этот звук и начала жадно пить.
Утолив жажду, она подняла голову и замерла.
В слабом флюоресцирующем свете подземных лишайников она увидела, что к ней подкрадываются бледные, как черви-трупоеды, существа. Кривые руки и ноги делали их похожими на пауков. Где же Великие? Неужели эти подземные хищники их уничтожили?!
- О Боги! Как же мне быть теперь?! – вырвалось у потрясённой Тары.
Бледные тени в зловещем молчании приближались к ней. Опустошение и отчаяние парализовали Тару.
Спасение пришло неожиданно в виде её преследователя. Ввалившись в пещеру, муравей перекусил жвалами первого попавшегося ему на пути паукоподобного. Тот дико заорал прежде, чем умер, и все его сородичи бросились на агрессора. Челюсти муравья двигались с невообразимой быстротой, но подземные обитатели, забыв на время о Таре, дружно и сноровисто бросали в хищника камни, били длинными палками, стараясь перебить суставы на ногах и обездвижить врага.
Тара, вжавшись в стену, смотрела на битву.
Она поняла, что Великие не простили её народ, но всё же дали подсказку, указали путь:
- Если мы хотим выжить, нам нужно драться с теми, кто сильнее нас, а не прятаться по норам. Нужно стать хищниками, а не добычей!
Тара из рода Канов поклонилась, и, не оглядываясь, отправилась в обратный путь. Она должна вернуться и рассказать, что её народу нужно надеяться лишь на свои силы. Черви смогли, и они смогут…
Подниматься наверх было тяжело, но теперь её вела надежда. Тара Кан знает, как спасти свой народ.


***

Далеко внизу, в подземных залах убежища, пировали —запечённое белое мясо гигантского муравья привело племя в восторг. Никакого сравнения с грибами. Вкусно!
Вождь племени, по обычаю наевшись первым, вглядывался в сторону прохода. Знак свыше получен. Проклятие оставило верхний мир. Там много вкусной еды. Племени нужна сытная пища. Они поняли знак и пойдут за коричневым посланником наверх. Там их рай.
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#10 Bad Dancer

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 020 сообщений
  • LocationРыбинск

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 10:42

Тара Кан знает, как спасти свой народ.
Ну, хорошо что не Кло из рода Пы. :D
Кот. Гуляю сам по себе. В последнее время здесь: http://samlib.ru/editors/b/bad_dancer/

#11 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 21 Ноябрь 2011 - 10:49

Просмотр сообщенияBad Dancer (21 Ноябрь 2011 - 10:42 ) писал:

Тара Кан знает, как спасти свой народ.
Ну, хорошо что не Кло из рода Пы. :D

Все верно! Очень хотелось пошутить. :D
Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#12 Rostam

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 482 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 12:04

С Днём Рождения, Т.
Пожелаю Вам счастья и здоровья. Радуйте нас своим присутствием.
P.S.Мало... мало пишете!

#13 Rostam

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 482 сообщений

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 12:07

Просмотр сообщенияkuzuk (21 Ноябрь 2011 - 09:16 ) писал:

Вот интересно,почему эт всегда привороты используют девки,но никогда не слышал про парней.
Для парней любовь - не самая главная вещь в жизни. Они, как, в общем, более грубые создания не так страдают от её недостатка.

#14 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 01:05

Просмотр сообщенияIce (22 Ноябрь 2011 - 12:04 ) писал:

С Днём Рождения, Т.
Пожелаю Вам счастья и здоровья. Радуйте нас своим присутствием.
P.S.Мало... мало пишете!

Изображение Спасибо за поздравления.

Это все от дикой общительности. Обещаю взяться за ум и меньше отвлекаться по сторонам. :)

Сообщение отредактировал Tai: 22 Ноябрь 2011 - 01:06

Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)

#15 Tai

    Участник

  • Пользователи
  • PipPip
  • 1 333 сообщений
  • LocationДальний Восток

Отправлено 22 Ноябрь 2011 - 01:11

И дань моде - вампир-стори. Только не ищите в ней благородных вампиров. :)

К взаимной выгоде

Мир стал для него болью, а боль стала центром его вселенной. Разум отказывал. Каждая клетка тела превратилась в оголенный нерв. Ничто уже не волновало его кроме ответа на вопрос: «Когда же прекратится этот ужас?». Небытие виделось заманчивой целью. Да все что угодно, лишь бы тело перестало разрываться на части, а внутренности пылать невыносимым пламенем. Пусть все закончится. Здесь и сейчас. Навеки.
Еще один судорожный спазм: все, чем он был, билось и содрогалось в агонии. Боль, ничего кроме боли, и это длится уже целую вечность. Он ничего не соображал и абсолютно не представлял, ни где он находится, ни что с ним происходит. Обреченность все жестче сжимала его в объятиях.
Сдайся и все закончится. Ничего не будет. Ты исчезнешь, и боль уйдет.
Может, поддаться этому заманчивому зову?
Тьма поглотит и его и мир. Тьма и покой.
Он перестал сопротивляться. Я готов сдаться, ты победила, возьми же меня, тьма, укачай и унеси от этой боли.
Его снова вывернуло наизнанку. Неужели еще не все? Тело содрогалось и агонизировало.
Широко распахнутыми глазами он вглядывался в мерцающие точки над головой. Холодно и мокро. Точки? Да это же звезды! Он в реальности. Смертельное «ничто» его не убило.
Жить! Как же хорошо снова жить! Он чуть было не завыл от полноты ощущений. Ликование пенилось и хлюпало, переполняло все естество. Жизнь – борьба, и он снова победил в этой схватке. С особым упоением вдохнул холодный воздух, всем телом вжался в холодную землю.
Будь благословенен этот негостеприимный мир, принявший его! Пока еще слаб, слишком слаб. Но скоро наберется сил и будет жить. Снова. Здесь и сейчас. Всей плотью принимая каждый миг бытия, упиваясь страданиями жертв.
Прислушался. Много разумов и много пищи. Пора выходить на охоту. Или самому стать пищей.
Он не ощущал других охотников, но путь сюда смертельно опасен. Лишь сильнейшие способны преодолеть великую пустоту.
Искать схваток с соперниками опасно. Пока. Но он наберется сил и тогда… От предвкушения почувствовал острое возбуждение. Еле слышное рычание вырвалось из глотки. Встал.
От слабости немного покачивало, но движения оставались бесшумными и точными. Легкой тенью скользил по дороге, жадно впитывая в себя запахи чуждого и полного жизни мира.
Темные коробки зданий подмигивали ему освещенными окнами, магнитом притягивая к себе. Он мягко подкрадывался к этим оазисам пищи.
Эмоции, переживания – для голодного до полусмерти энергетического вампира - настоящий пир. Он замер под окном.
Злость, ненависть – внутри кипели нешуточные страсти. Двое исступленно кричали за этими стенами. Он не понимал слов, но все его тело жадно напитывалось их темной энергией. Еще немного и тьма станет его сутью, наполнит и сделает непобедимым. Глаза начинали светиться красными угольками. Клыки приобретали нужную форму и остроту. Шипы пронзали кожу на загривке.
Еще немного. Еще. Нетерпеливая дрожь охватывала все естество.
Нет, только не это!
Внутри помещения что-то хлопнуло. Глухие рыдания. Опустошенность. Безнадежность. Тишина.
Не удалось насытиться. Вампир глянул на руки - все еще полупрозрачные.
Ему так и не удалось стать частью этого мира. В отчаянии заскулил, вкладывая в этот стон всю горечь обманутых надежд.
Пора искать новый источник энергии. То ли стон, то ли вой продолжал вырываться сквозь стиснутые зубы.
- Не плачь, пожалуйста! – он повернулся на голос, реагируя на звук, хоть и ни слова не понял из сказанного. Перед ним стояла маленькая чумазая копия рыдающего существа. Детеныш. Самка. Она заговорила:
- Когда плачешь, глаза всегда красные.
Без страха подошла, схватила за руку и начала гладить грязной ладошкой.
Волна сочувствия и нежности накрыла с головой.
Слова оставались бессмысленным набором звуком, малышка смотрела на странного взрослого с алыми глазами и продолжала:
- Мне дома страшно. Они так ругались. Ты слышал?!
Он молчал, пытаясь осознать, что происходит. Эмоции не походило на те, к которым он привык. Хриплое рычание задрожало в воздухе.
- Ты уже большой, не плачь. Мне холодно. Согрей меня.
Прислушался к незнакомым ощущениям. Убить? Не стоит спешить. Это существо слишком слабо и беспомощно.
Послушно, как огромный свирепый пес, последовал до ближайшей лавки. Детский голосок звучат все тише, пока совсем не умолк. Малышка уснула, прижимаясь к его боку. Даже во сне волны любви и надежды продолжали питать его. Сидел, считывая мысли и мечты ребенка, знакомясь со странным миром.
Трансформация практически завершилась. Алые зрачки пылали во тьме. Не то что ему нужно. Совершенно не то.
Шумная компания молодых подвыпивших людей появилась во дворе:
- Гляди, бомж с бомжонком! Пшел вон, скотина. – Один из компании замахнулся, готовясь ударить чем-то острым.
Агрессия накрывала с головой. Прикосновение к разумам наполнило дикой яростью.
Обнажил клыки. Бесшумный прыжок в сторону нападавшего, взмах рукой, что-то звякнуло. Юнец даже вскрикнуть не успел. Когти оставили глубокую рваную рану на шее. Его стая не сразу поняла, что из охотников они стали жертвами. Глупцы.
Схватка была короткой и кровавой. Страх – еще одна эмоция, вызывающая бешеный прилив энергии.
Вопли ужаса и стоны скоро затихли.
Вампир стоял над трупами и прислушивался к ощущениям. Он снова сильный и непобедимый.
Глянул на спящего ребенка.
Отличная приманка. Как он раньше не подумал, что симбиоз с подобным созданием способен сильно облегчить жизнь.
- Спи, кроха! Темный ангел не даст тебя в обиду. К взаимной выгоде.

Сообщение отредактировал Tai: 22 Ноябрь 2011 - 01:14

Лучше зажечь одну маленькую свечу, чем проклинать темноту.
(Конфуций)





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных