←  Перо сильнее меча

Полюс Мира

»

The Archdruid Report. Как это может случит...

 фотография nessie264 03 мар 2013

Изображение

The Archdruid Report. Как это может случиться.
Часть 5. Распад

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвёртая
Часть пятая

Последняя серия, в которой всё заканчивается очень по-американски хэппи-эндом ;)

Предисловие автора: Этот еженедельный пост – последняя часть из пяти, фантастического рассказа, прослеживающего сценарий поражения американской империи и коллапса. По мере того, как обанкротившаяся и разделённая нация идёт, спотыкаясь, на встречу с судьбой, встаёт вопрос – можно ли извлечь что-то полезное из американского эксперимента.

Изображение



Благодаря новостным СМИ, ведущим прямую трансляцию из Сент-Луиса, новость о предложении распустить Союз обошла весь мир за несколько часов. Большинство отнеслось к ней как к злой шутке. Один эксперт с надеждой написал, что розыгрыш может, наконец, приведёт конвент в чувство. Несколько статей были посвящены двум делегатам, написавшим поправку, давая им их первые пятнадцать минут славы – два года спустя они снова попадут в новости, на этот раз в связи с их свадьбой – а потом СМИ попытались перейти к тому, что считали важными новостями.

В последующие дни, однако, это предложение стало жить собственной жизнью. По всей стране в барах и гостиных мало кто говорил о чём-то ещё; общественные собрания и митинги привлекали огромные толпы и с каждым днём всё больше людей высказывалось в его поддержку. В то же время, интернет-форум, созданный для комментариев о дебатах на конвенте, раз за разом падал из-за наплыва постов о роспуске Союза. К 4 октябрю, когда предложение было запланировано на голосование, девять десятых комментариев на форуме были в пользу роспуска.

Политики и эксперты к своему ужасу открыли то, что более проницательные наблюдатели заметили задолго до того – Соединенные Штаты уже давно разделены культурно и оставались вместе лишь потому, что власть федерального правительства делала роспуск недостижимым. Теперь, однако, немыслимое стало возможным. Каждый регион увидел шанс получить то, что хотел, не борясь с ценностями иных штатов; западные штаты, в которых до 90% земли было в собственности федерального правительства и, таким образом, освобождались от налогов и сборов штата, посчитали все цифры и увидели, как легко они могли бы сбалансировать свои бюджеты, если бы всё это недвижимое имущество попало к ним в руки; амбициозные политики на уровне штатов стали мечтать о том, чтобы возглавить новые нации; и мысль о том, что можно избежать выплаты огромного федерального долга с помощью простой уловки – роспуска правительства, выступающего ответчиком по нему – приходила не в одну голову. Для них и многих других американцев роспуск, казалось, предлагал великолепные возможности и лишь немногие принимали во внимание его значительные издержки.

Ночью третьего октября противники поправки посчитали своих по головам и обнаружили, что не хватает голосов, чтобы остановить её принятие. Парламентские маневры помогли отложить голосование, но это вызвало такую реакцию народа, которая убедила даже самых оптимистичных наблюдателей в том, что страна в шаге от чего-то радикального. Митинги уже были назначены на четвёртое число и, когда стало известно о том, что голосование было отложено, они значительно увеличились в размерах. В ту ночь по всей стране собирались толпы, выкрикивавшие лозунги в освещенную светом костров темноту. Сент-Луис стал свидетелем одной из самых больших демонстраций, кричащие толпы проходили мимо конференц-центра в течение более трёх часов. Делегаты смотрели вниз на море лиц и удивлялись, где же оно заканчивается.

Предложение о роспуске Союза в итоге было поставлено на голосование шестого числа. Несмотря на страстные призывы оппонентов оно прошло с подавляющим количеством голосов. Другое голосование отменило поправку, запрещающую необеспеченные мандаты – в отсутствие федерального правительства данная проблема становилась теоретической, а третье объявило конвент закрытым. В тот момент, когда молоток председателя конвента опустился на стол, зал взорвался руганью и потасовками, но дело было сделано: двадцать восьмая – и последняя – поправка к конституции была на пути к финальному тесту – ратификации.

Теперь решение Конгресса потребовать ратификации поправки со стороны конвентов штатов, а не законодательных собраний, обернулось против вашингтонского истеблишмента. В силовую борьба между штатами и федеральным правительством внезапно вмешались простые люди, и если избранные ими для ратификации делегаты поддержат роспуск, не было никаких конституционных средств остановить их; по закону, конституционная поправка в Соединенных Штатах действительна с момента ратификации и не требует разработки соответствующего законодательства или чего-то ещё. Однако, пока толпы маршировали, по крайней мере один человек думал о том, чтобы проигнорировать конституцию, и в теории он обладал для этого необходимой властью.

***

Адмирал Роланд Уайт, председатель Объединённого комитета начальников штабов, шёл вниз по коридору Пентагона к «танку» - звуконепроницаемой переговорной комнате, где встречались начальники штабов. Вице-председатель и главы различных ведомств уже были там, как и главы разведки и нацбезопасности – директора ЦРУ и АНБ соответственно – наряду с ключевыми чиновниками из других органов исполнительной власти. Все, кто мог что-либо предпринять, собрались в этой комнате.

- Вы видели президента, – это был генерал Мендоза, командующий Корпусом морской пехоты.

- Да. – Уайт уселся в кресло, стоявшее у длинного стола в центре комнаты. – Каждый раз, когда там оказываюсь, мне кажется, что я единственный взрослый в здании.

Смущённый смешок прошелся по комнате.

- Он по-прежнему решительно настроен на военном варианте действий, - продолжил Уайт и смех прекратился. – Сегодня он приказал мне, цитирую, всё начинать: перемещение войск, логистику, всё. Он поручил юристам придумать легальные оправдания.

- Они ему понадобятся для военного положения, - сказал генерал Уиттковер, вице-председатель.

- Это не просто военное положение, - Уайт наклонился вперед. – Он хочет установить военную диктатуру. Национальная безопасность работает над списком лиц, которых надо арестовать, планируются лагеря для интернированных и тому подобное.

- Мой Бог! – сказал Уиттковер. – Он говорит о государственном перевороте.

- Думаете, мы сможем заставить штаты согласиться с этим? – спросил Мендоза.

Ответил глава разведки.

- В рамках наилучшего сценария – да, но мы получим большое восстание на Западе, поддержанное оружием и деньгами из Китая: Пекин не настолько глуп, чтобы упустить такую возможность. В худшем случае? Национальная гвардия и некоторые армейские подразделения перейдут на сторону штатов и мы получим гражданскую войну, в которой Китай снова поддержит другую сторону. Сможем ли мы победить? Чертовски хороший вопрос.

- Который часто задавали в 1861-ом, - сказал Мендоза.

- В 1861-ом – сказал Уиттковер, - один регион хотел отделиться от остальных и страна сказала, что не позволит этого сделать. А сейчас? Север желает избавиться от Юга также, как Юг от Севера, не говоря уже о западных штатах. Мне хотелось бы сказать, что мы можем рассчитывать на армию, но то, что я слышу от людей из безопасности не внушает оптимизма, а в Национальной гвардии все ещё хуже.

- Похоже, много денег идет на поддержку роспуска штатов, - сказал Уайт, - китайских денег?

- Чертовски хороший вопрос, - снова повторил глава разведки, - Америка приобрела себе множество врагов и Китай лишь один из них. Мы пытались отследить денежные средства, но кто бы это ни был, он знает как прятать следы.

- Что думает Уолл-Стрит? – спросил Уиттковер.

- Зависит от того, кого спрашивать, - сказал один из гражданских, карьерный чиновник из казначейства. – Некоторые компании испуганы до смерти роспуском, а некоторые стремятся нажиться на этом. Военная диктатура? Это не проблема, они знают, что могут работать с нами. Но восстание или гражданская война другое дело. Даже если мы победим, говорят они, это уничтожит то, что осталось от экономики, и отдаст мир на милость Пекину. Если же мы проиграем, то их развесят на фонарях, и они знают об этом.

- Рядом с тобой и со мной, - сказал Мендоза.

Никто не смеялся; все знали, что командующий прав.

- Вот вопрос, который имеет решающее значение. – Уайт посмотрел в лицо каждому из собравшихся за столом. – Хоть кто-нибудь из вас думает, что из этого может что-то получиться?

Никто не ответил. После долгой паузы Уайт заговорил снова.

- Хорошо. – Он поднялся на ноги. – Думаю, мы все знаем, что будет дальше.

***

П.Т. «Пит» Бриджпорт прибыл в восемь утра на еженедельный разговор с президентом. Сенатор-старожил, он был идеальным кандидатом на должность вице-президента после отставки Уида. Хотя Гурни ему не нравился и он не доверял ему, но политика есть политика, а работа есть работа; он изобразил дружескую улыбку и вошёл. Он обнаружил, что бледный как смерть президент уставился в экран невидящим взглядом.

- Боже мой, Лон, - сказал Бриджпорт, - Что случилось?

Президент продолжил смотреть на экран и ничего не ответил. Бриджпорт обошёл его, чтобы посмотреть самому. Новостной выпуск показывал адмирала Уайта в форме в одном из конференц-залов Капитолия. Внизу бегущей строкой шло сообщение: «АДМИРАЛ: ГУРНИ ПЛАНИРУЕТ ВОЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ».

- …Ужасная идея. – говорил Уайт, выражение его лица смягчилось.

Слова под картинкой поменялись: «ПОДАЛ В ОТСТАВКУ С ПОСТА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ОБЪЕДИНЕННОГО КОМИТЕТА НАЧАЛЬНИКОВ ШТАБОВ».

- Но если американский народ именно так решил осуществить свои конституционные права, то дело военных заключается в том, чтобы взять под козырек и сказать «слушаюсь, сэр; слушаюсь, мэм».

- Лон, - сказал тихо Бриджпорт, - Это правда?

Ему ничего не говорили о военном планировании, но президент посмотрел на него и Бриджпорт прочитал ответ на его лице.

- Тебе лучше паковать чемоданы, - сказал он затем Гурни; его улыбка пропала и голос внезапно стал голосом опытного политика, объясняющего реалии зелёному новичку. – Они собираются тебя поджарить.

Президент с сильной поддержкой со стороны общества или Конгресса мог бы пережить эту новость, но Гурни не обладал ни тем ни другим. В десять часов утра спикер Палаты представителей с пепельным лицом объявил, что все другие дела будут отложены чтобы рассмотреть билль об импичменте. К концу дня никто уже не сомневался, что законопроект пройдет, и подсчет голосов в Сенате показал, что это убеждение оправданно. В ту же ночь Гурни оставил своего пресс-секретаря зачитывать его заявление об уходе в отставку и исчез из страны на частном самолете.

Президент Бриджпорт принял присягу за несколько минут до полуночи 12 ноября и в своей инаугурационной речи он призвал американцев сплотиться и вновь обрести национальное единство. Несмотря на то, что его личная популярность была высокой, его послание осталось неуслышанным. Для очень многих американцев неудавшийся переворот Гурни стал последней каплей и усилия Бриджпорта по возрождению чувства патриотизма открыто сравнивались в новостных СМИ с попытками Горбачева обновить коммунизм в последние дни Советского Союза. Даже его приказы, возвращавшие домой последние войска из-за рубежа и списывавшие устаревший флот авианосцев, не помогли сместить фокус дебатов.

Бриджпорт почти ничего не мог поделать, федеральное правительство вокруг него исчезало. Коллапс доллара едва ли не полностью обесценил федеральные зарплаты к тому времени, когда падение налоговых сборов сделало невозможной даже их выплату, большинство федеральных служащих просто ушли со своих рабочих мест. В то же время, пока доллар США с каждым днём приближался к своей конечной – нулевой – стоимости, средством обмена на большей части территории страны стала прагматичная смесь бартера, облигаций штатов и канадского доллара.

Первым штатом, ратифицировавшим 28-ю поправку, по иронии судьбы стала Южная Каролина – первый штат, отделившийся в 1861 году. Конвент собрался для ратификации 6-го декабря в Чарльстоне. Им потребовалось менее трёх часов, чтобы соблюсти все формальности и проголосовать за ратификацию; до глубокой ночи толпа пела «The Bonny Blue Flag». Два дня спустя состоялся конвент в Колорадо, и хотя это заняло больше времени из-за упорного сопротивления лоялистской фракции, результаты были теми же. До голосования в Колорадо состоялся конвент в Мичигане, удививший наблюдателей голосованием против ратификации. На следующий день конвенты собрались в Айове и Нью Мексико, проголосовав «за».

Вот так всё и происходило, день за днем, неделя за неделей. Несколько штатов попыталось пойти против течения, но лишь несколько, и счёт постепенно рос к решающей отметке в 38 штатов, три четверти от всего их числа. 29 января, когда конвент Небраски собрался в Линкольне, счёт остановился на 37 «за» и 9 «против». Это было спокойное, деловое собрание. После того, как делегаты были рассажены и всё было подготовлено, по единогласному решению конвент закрыл дебаты и приступил непосредственно к поименному голосованию. 118-ю голосами против 32-х двадцать восьмая поправка была ратифицирована и Соединенные Штаты Америки прекратили свое существование.

***

Тремя неделями позже Пит Бриджпорт шёл на ланч в Капитолий, по пути приветствуя прохожих на Пенсильвания-авеню. Двери Капитолия в те дни не охранялись; он прошёл к лифту и нажал на этаж, где находилась столовая Сената. Теперь это был ресторан, подающий знаменитый фасолевый суп и сэндвичи, названные именами мёртвых президентов – доходы от продаж помогали оплачивать счета за свет в старом здании. Бриджпорт знал всех завсегдатаев на ланче, но в этот раз он отметил для себя множество незнакомых лиц.

- Пит! – сенатор от Пенсильвании – бывший сенатор, напомнил себе Бриджпорт – помахала ему рукой.

- Вы как всегда вовремя, - сказала она, - Мы заново создаем страну.

- Правда что ли? - он заказал тарелку супа, половину Гарри Трумена и, заплатив канадскими долларами, пошёл к длинному столу, за которым дюжина бывших сенаторов и членов Палаты представителей сидела за недоеденным обедом. Слова сенатора не были неожиданностью. Новая Англия только что объявила себя республикой, делегаты от девяти южных штатов работали в Монтгомери над тем, что шутники назвали Конфедерацией 2.0, были провозглашены республики Техас и Калифорния, и ходили слухи, что за ними скоро последует Флорида.
Сенатор рассказывала ему о происходящем.

- Мы были в офисном здании Сената и общались по телефону со штатами все утро. Семь восточных штатов, голосовавших против ратификации, с нами. Как и Огайо с Делавэром – они отозвали свои конвенты после того, как голосование в Небраске сделало их бессмысленными. Только Нью Джерси ратифицировал поправку – из-за Трентона – но и они хотят присоединиться. В Кентукки все обсудили и решили, что они лучше будут с нами, чем с югом. Собственно, мы говорим – хорошо, остальные штаты не хотят Союза, их право, но мы всё ещё хотим быть вместе.

- Думаете использовать старое название? – спросил Бриджпорт.

- Оно неплохо звучит, не так ли? Вот, посмотри на карту.

Она протянула ему распечатку: старые США с новой границей, отмечающей двенадцать штатов на востоке континента – от Нью Йорка и Атлантики на запад, через Огайо, Западную Вирджинию и Кентукки к Иллинойсу, Мичигану и Висконсину, соединяя Атлантику, Великие озера и верховья Миссисипи. Неожиданно Бриджпорт осознал, что это вполне жизнеспособная нация.

Сенатор посмотрела мимо и помахала рукой.

- Привет, Лиона. Не хочешь присоединиться?

Лиона Прайс была неголосующим делегатом от округа Колумбия в Конгрессе и завсегдатаем столовой Капитолия. Сенатор рассказала ей о последних новостях и спросила:

- Как насчёт округа Колумбия?

- А как насчёт штата Колумбия? – ответила Прайс.

Это остановило разговоры за столом на мгновение, но лишь на мгновение; стремление округа к статусу штата было широко известно в прежнем Конгрессе.

- Род Айленд ушёл, - сказал сидевший за столом конгрессмен из Огайо, - поэтому да, у нас открыта вакансия для небольшого штата. Желаете её занять?

Прайс усмехнулась.

- Надо спросить у граждан, но думаю, что да.

- Секунду, - сказал Бриджпорт.

Он вышел из-за стола, нашёл ещё одного завсегдатая столовой, бывшего штатного сотрудника Сената, и поговорил с ним в полголоса. Сотрудник покинул столовую и вернулся через пять минут со свертком ткани. Бриджпорт встал и сказал:

- Можно здесь в центре освободить немного места? Это может быть не лишним.

Он и сотрудник развернули сверток. Тринадцать звезд, расположенных кругом, тринадцать красных и белых линий: перед ними лежала взятая из сувенирной лавки копия оригинального американского флага.

- Мы были прекрасной страной, - сказал Бриджпорт, - в прошлом, когда было лишь тринадцать штатов и мы не пытались управлять всем миром. Мы снова можем стать замечательной страной.

- Это потребует серьезных усилий, господин президент, - сказала сенатор от Пенсильвании. Она подчеркнула последние два слова, - Серьёзных усилий.

Бриджпорт понял, что все они смотрели на него – не только сенаторы и члены Палаты представителей, но все, кто был в столовой.

- Знаю, - сказал он, - С чего начнем?


Перевод: danko2050

Источник
Сообщение отредактировал Triff11: 21 Март 2013 - 02:38
Ответить

 фотография Мечтательная 03 мар 2013

А мне понравилось! Может, я не настолько возвышенна и культурна, но я предпочитаю хепиэнд возвышенному трагическому финалу.
Ответить

 фотография Abalkin 03 мар 2013

Просмотр сообщенияМечтательная (03 Март 2013 - 06:16 ) писал:

А мне понравилось! Может, я не настолько возвышенна и культурна, но я предпочитаю хепиэнд возвышенному трагическому финалу.
— И настанет царство истины?
— Настанет, игемон, — убеждённо ответил Иешуа.
— Оно никогда не настанет! — вдруг закричал Пилат таким страшным голосом, что Иешуа отшатнулся.
© B)
Ответить

 фотография U-235 04 мар 2013

Блин, даже в сценарии БП для Америки предусмотрен хэппи-энд. Не верю (с). Это же Верхняя Вольта с ракетами.
Сообщение отредактировал U-235: 04 Март 2013 - 08:12
Ответить

 фотография Badger 04 мар 2013

Мне больше верится в военную диктатуру и море крови, и множество бед на той части планеты. За пролитую ими кровь и беды по всей Земле, надо будет заплатить...
Ответить

 фотография Bravo@ 04 мар 2013

Я согласен с бадгером, скорее уж кровь и диктатура, чем добровольный роспуск. Нужно понимать, что американцы вышли из протесттанской и баприских церквей, а для них не характерны компромисные решения.
Кроме того, внутриамериканское бабло крутится на федеральном уровне и распад США это огромные потери для крупных америкканских компаний.

А вообще показателен момент, как единственное поражение может привести к распаду государства,.
Ответить

 фотография Мечтательная 04 мар 2013

Я не спорю со всем вами - потому что вы правы и если США распадется -- 99,999%, что будет гражданская война. Но я оценила не саму возможность распада США мирным путем, а рассказ как художественное произведение :rolleyes:
Ответить

 фотография Сергей Гончаров 05 мар 2013

Впечатляет (даже несмотря на хеппи-енд :) )!
А как насчет послесловия?
Ответить