←  Линия перегиба

Полюс Мира

»

Asia Times Online (Гонконг). От Шпенглера:...

Guest_Lookomore_* 22 мар 2013

Изображение

Asia Times Online (Гонконг)


Несколько слов начистоту об импотенции на Ближнем Востоке

От Шпенглера

18 марта 2013

Сложно представить более несчастливого человека, чем помощник Барака Обамы Бенджамин Роудс, чьи «муки» 15 марта стали предметом изучения New York Times. Что держит 35-летнего советника заместителя руководителя национальной безопасности на ногах ночи напролет, так это 70 000 жертв двухлетней гражданской войны в Сирии и вероятность того, что чего бы ни сделали США для помощи сирийской оппозиции, это лишь увеличит количество погибших.

Роудс прибыл в Вашингтон с мечтами о спасении мусульманского мира и слащавой идеей: дело американской внешней политики – защищать мирных жителей от зла.

Америка ныне бессильная перед лицом гуманитарной катастрофы, распространяющейся от Сирии до Ирака и Ливана. Идеалисты и в нынешней администрации, и в её предшественнице – вот непосредственные причины кровопролития.

Роудс, который писал черновик выступления Обамы в Каире – альтер-эго президента по вопросам ислама, как полагает Таймс. «Налаживание личных связей и родственной философии с Обамой относится к 2008 году, когда Роудс помогал побудить босса занять более активную позицию в отношении Египта и Ливии, и в 2011 году эти страны рухнули, – писал репортёр Марк Ландлер. – Мистер Роудс, как говорили его друзья и коллеги, был крайне разочарован не работавшей политикой и стал мощным сторонником более агрессивных усилий при поддержке сирийской оппозиции». Ландлер добавляет:

В обычном случае страдания помощника в Белом Доме имели бы мало общего с направлением американской внешней политики. Но мистер Роудс ухитрился суметь прочувствовать не просто то, как президент выражает свою политику, но и как он её формулирует. Два года назад, когда протестующие толпились на площади Тахрир в Каире, мистер Роудс настаивал, чтобы мистер Обама отказался от трёхдесятилетней поддержки президента Хосни Мубарака. Ещё через несколько месяцев мистер Роудс оказался среди тех, кто агитировал президента поддержать интервенцию НАТО в Ливию с целью предотвратить убийства, совершаемые полковником Муаммаром Каддафи.


Сирийское суннитское большинство начало восстание против правительства алавитского меньшинства Башара аль-Асада в ответ на неописуемые восстания арабской весны в Северной Африке. Внезапный отказ американцев от давнего союзника Хосни Мубарака и влияние Братьев-Мусульман поощрило издавна угнетаемое сирийское суннитское большинство заявить о своих правах на власть. Подобно Мубараку, Асад сдерживал Братьев-Мусульман, однако намного более жестоко, уничтожив суннитский город Хама в 1982 и принеся в жертву [единству страны] от 20 000 до 40 000 человек.

Таким образом, западная политика спровоцировала сирийскую гражданскую войну. Перспектива суннитского фундаменталистского режима в Египте под патронажем Америки, появление «Суннитского Пробуждения» в Ираке во время «волны» Петреуса и победа поддержанных Западом суннитских джихадистов над Каддафи в Ливии не оставили сирийским суннитам выбора. Более того, американская беспомощность в отношении иранских ядерных амбиций дали Саудовской Аравии и Турции стратегические поводы финансировать и вооружать различные ветви сирийского мусульманского братства.

В этой тщательно расписанной трагедии американский просчёт обеспечивает импульсы для каждого шага, за исключением, конечно же, грубых ошибок Европейского Союза. Европейцы принуждали Асада предпринять реформы в сельском хозяйстве в условиях нового торгового договора, сгоняя десятки тысяч мелких фермеров с земли на суннитском северо-востоке страны в палаточные городки вокруг Дамаска.

Иран ответил на суннитское восстание очевидным образом – направив войска Корпуса Стражей Исламской Революции, а равно и вспомогательные силы Хезболлы, базирующиеся в Ливане, в Сирию для борьбы за своего союзника, режим Асада. Иранское участие не дало возможности небрежно организованной коалиции повстанцев сбросить режим меньшинства.

Поредевшие ряды регулярной сирийской армии будут пополнены иранскими солдатами или заменены. Алавитский режим продолжит вести себя жёстко ради того, чтобы убедить собственную опору, равно как и меньшинства – сирийских христиан, курдов и друзов, что они должны вести смертный бой, поскольку суннитская месть будет ужасна. Саудовская Аравия продолжит проталкивать джихадистов и оружие в Сирию, а Турция продолжит обеспечивать логистическую поддержку.

Дело в простой логике: страны, состоящие из потенциально несовместимых этнических и религиозных групп, могут быть стабильны лишь под властью меньшинства. Правление большинства будет угрожать существованию меньшинств, что даст им повод воевать до последнего. Вот потому партия Баас в Сирии (основанная христианином Мишелем Афлаком) правила с помощью алавитского меньшинства при поддержке христиан, и партия Баас в Ираке правила с помощью суннитского меньшинства при поддержке христиан, в числе которых был и заместитель премьер-министра при Саддаме Хуссейне – Тарик Азиз. В обоих случаях христиане поддерживали режим меньшинства, которое с большей вероятностью было бы терпимо к меньшинствам.

Верным американским политическим ответом на ослабление арабского мира стала бы нейтрализация Ирана, в частности разрушение его возможности производить ядерное оружие и сокращение Корпуса Стражей. При обессиленном Иране сирийский конфликт уже выгорел бы сам собой.

Бойцы Революционных Стражей и Хезболлы не усиливали бы режим Асада, а саудовцы и турки не спонсировали бы суннитских повстанцев. Жизнь в Египте и Сирии была бы жалкой, даже бесчеловечной, но жестокость оставалась бы местным явлением. Мубараку пора было уйти, но Америка могла бы смягчить переход – в сотрудничестве с военными и небольшим меньшинством "демографических реформаторов".

Было бы противоречием утверждать, что над арабской цивилизацией нависла угроза её существованию. Страны, подобные Египту и Сирии, не могущие прокормить себя, находятся под угрозой по определению. Но есть существенное отличие между постепенным, управляемым спадом и взрывом насилия, когда бойцы обеих сторон полагают, что им нечего терять и бьются до последнего. Используя своё умение и предвидение, Америка могла бы добиться первого, но она спровоцировала второе, нагромождая одну ошибку на другую.

Американские просчёты двух последних администраций запустили региональную суннитско-шиитскую войну, которую утописты в Вашингтоне бессильны остановить. Молодой мистер Роудс, изобретший фразу «ответственность по защите», под прикрытием которой Америка устроила интервенцию против Каддафи, не может сделать ничего для защиты миллионов сирийцев, ливанцев, иракцев и других, затянутых в водоворот. Отставка в прошлом месяце главы Совета Национальной Безопасности по правам человека, участницы кампании против геноцида Саманты Пауэр, может быть знамением: ошибающиеся носители добра могут не пожелать остаться, чтобы увидеть последствия собственных ошибок.

С точки зрения республиканцев плохим предзнаменованием поступило на прошлой неделе из консервативного Комитета Политических Действий в Мэриленде, где изоляционист из Кентукки сенатор Рон Пол выиграл неофициальный выборочный опрос общественного мнения перед следующим выдвижением республиканского кандидата. Пол и его избиратели не хотят вообще никакой внешней политики. Это влияние того, что у нас в Белом Доме Обама. И это может превратиться в двухпартийных консенсус.

Либеральные интервенционалисты администрации Обамы могут затеять крупнейшую в истории гуманитарную катастрофу, а интервенционалисты-ястребы из республиканской партии могут убедить американских избирателей на целое поколение выключить просмотр мировых новостей.

Оригинал публикации: Speaking truth to impotence in the Middle East

Скаут: sparling-05
Переводчик: sparling-05
Редактор: Lookomore
Ответить