←  Литературная гостиная

Полюс Мира

»

Маг и голубка.

 фотография Tai 05 янв 2014

Глава 1.
Серые горы разлеглись диковинными чудищами и мирно дремали под голубым куполом небес. В их очертаниях редкие в тех местах путники могли бы увидеть грозных драконов, могучих циклопов, смертельных химер и других малосимпатичных созданий.

Мало кто из людей осмеливался нарушать покой дремавших скал. Бывало, забредали в эти дикие места храбрецы, которые в поисках приключений и наживы пускались во все тяжкие, да только никто из них так и не вернулся обратно, чтоб рассказать оживают ли по ночам причудливые монстры, притворяющиеся безжизненными глыбами.

В тавернах после изрядно принятых на грудь крепких напитков сказители и балагуры поговаривали, что громадные камни в диких горах с огромным аппетитом пожирали наглецов, потревоживших их сон.

Мало кто верил в эти россказни, большинство слушателей в глаза называли эти истории враками, но отправляться в горы, чтобы опровергнуть ложь тоже не спешили. Серые горы пользовались слишком дурной славой.

В тех диких краях находилась и самая большая загадка Серых гор - заколдованная башня на скале. Днем она вонзалась чёрной стрелой в голубое небо, а ночью пылала огненным столпом. Никто не нашел бы дороги к ней, плутай хоть год в тех местах.

Про владельца башни бродили нелепые слухи. Ничего определенного о нём не знали, но злые языки поговаривали, что там живет самый страшный и могущественнейший темный колдун всех времен и народов. Если маг однажды проснется, то мир содрогнётся от каменной поступи чудовищ, которых он бросит на покорение королевств, и начнется конец света, так как монстры будут пожирать всё живое на земле. Утешало лишь одно обстоятельство: ни пеший, ни конный не сможет пробиться сквозь наложенные на башню чары, чтобы пробудить злодея.

Серединные и Горные королевства были в полной безопасности до тех пор, пока честолюбивая королева Элина не услышала сказ о тёмном колдуне.

Следует пояснить, что её владения были самыми малыми среди всех малых Равнинных королевств: замок да два десятка деревень! Разгуляться ей было определенно негде. Даже объявить войну соседям она оказалась не в состоянии.

Пока ее супруг был жив, он и сам не думал ни о чем подобном и ей не позволял, а после его скоропостижной кончины - она, став единовластной правительницей, быстро поняла, что пяти десятков наемников для ведения войны ей точно не хватит для захвата даже самого незначительного владения. Тут хоть бы своё добро и земли сохранить, о захвате чужого не стоило и мечтать. Но мечты потаённой она не оставила, потому и начала читать все книги по истории тёмной магии, которые ей только удавалось достать.

Кто ищет, тот всегда найдет. В одной старинной рукописи прочитала она и о башне и тёмном маге. Элина сопоставила, полученные сведения, рассказы бродячих менестрелей, и подумала: « Вот оно! Маг за столь важную услугу будет обязан по гроб жизни и в благодарность исполнит самую заветную мечту. Я стану императрицей всех равнинных королевств».

Дело за малым. Кого ж отправить на такое важное задание? Слуги и солдаты отпали сразу из-за своей малочисленности, да и каждый крестьянин был на счету. Элина была хоть и злобной ведьмой, но свою выгоду тщательно блюла. Стало казаться, что она находится в тупике. От мечты отделяет такая малость, а получить желаемое нет никакой возможности. Случайно королева подошла к открытому окну, чтоб выглянуть в сад и чуть не вскрикнула от осенившей счастливой идеи:
- Эврика!

Ни один ученый так не радовался своему открытию, как она увиденному. В саду гуляла падчерица, принцесса Лирра. Вот кого ей было абсолютно не жаль! Даже наоборот - не придёся тратиться на приданое, ведь мерзавка вошла в возраст невесты. Да и привлекательность падчерицы давно уж её беспокоила. Да и толки среди прислуги, что добрая юная госпожа куда как лучше её, Эльвины. Решение созрело мгновенно.

Она стремительно подбежала к комоду, схватила волшебную книгу и внимательно перечитала, тщательно выписывая всё, что ей понадобится для колдовства. Просмотрела этикетки на склянках и баночках. Все требуемые ингредиенты есть в наличии.

- Ничего не упустила! - удовлетворенно подметила она про себя, затем решительно встряхнула серебряный колокольчик, вызывая служанку, и потребовала от бледной девицы пригласить к ней принцессу. Девушка испуганно уставилась на порозовевшую от счастья королеву, почтительно склонилась в реверансе и унеслась стрелой выполнять приказание.

- Ну, эта болтать точно не станет! - Элвину страх служанки позабавил и обрадовал.

Когда Лирра вошла, королева резко бросила из ладошки в глаза падчерицы горсть парализующего порошка: теперь девушка всё слышала, но ни пошевельнуться, ни слова сказать не могла.

Мачеха старательно чертила магические знаки на полу, расставляла чёрные свечи и шептала давно заученное заклинание. Глаза Лирры расширились, она вся побелела от ужаса, но даже пискнуть не могла. Наконец, приготовления закончены. Элина победно улыбнулась и заговорила с принцессой:

- Ну, милочка, тебе придётся точно выполнить все, что я скажу или навеки останешься глупой голубкой! - она строго глянула на падчерицу, а затем негромко запела другое заклинание, время от времени брызгая в глаза Лирре какой-то холодной жидкостью из серебряной чаши.

Сердце девушки сжималось от ужаса. Она не заметила самого момента превращения, лишь отметила, что все вдруг изменилось. Комната почему-то внезапно стала огромной.

Мачеха взяла голубку на руки и поднесла к окошку:

- Лети, паршивка, к Серым горам, найди Черную башню и проберись внутрь. Если ты этого не сделаешь, останешься навеки голубкой. Уж я тебя точно расколдовывать не стану.

Как Лирра летела к горам, как спасалась от ястребов и мальчишек с рогатками - это отдельная история. Бедняжка даже и не подозревала, сколько опасностей и тревог бывает в жизни голубей.

Наконец, желанная цель была достигнута. Вот она Чёрная башня! Долго носилась голубка вокруг неприступного здания. Немалого труда стоило ей найти щёлку вод самой крышей, чтоб протиснуться внутрь. Вот сейчас она увидит обиталище таинственного мага! Ещё мгновение..

Громовой удар гонга оглушил птаху, мир стремительно перевернулся перед глазами. Звук затих, и тьма нежно приняла ее в свои объятия! Лирра потеряла сознание.

- И что тут у нас?! - голос раздавался невесть откуда, возможно из прекрасного далека.

Звуки и свет постепенно возвращались. Девушка увидела незнакомца в чёрном строгом одеянии, который стоял спиной к ней, судя по всему, он просматривал какую-то книгу. Лирра слегка шевельнулась, чтобы лучше его рассмотреть, незнакомец обернулся. Худощавый, с тёмными глазами, довольно высокий.

- Интересно, кто это и сколько ему лет? - промелькнуло у нее в голове.

Маг рассмеялся.
- Забавно, ты все ещё пичуга, а вон какие мысли! Ладно, надо исправлять ситуацию.

Она ожидала, что колдун начнёт длительные приготовления, а он лишь небрежно махнул рукой, в воздухе загорелся и растаял некий знак. На первый взгляд ничего не изменилось, но как только Лирра попробовала шевельнуть крылом - внезапно поняла, что она снова человек.

- И что же ты здесь делаешь? - колдун лишь мельком взглянул надевушку, а у неё возникло чувство, что он прочитал всю её жизнь, как раскрытую книгу.

- Интересно, а зачем я твоей мачехе? - на секунду задумался маг. - Или замуж хочет или власти над миром.

Колдун не спрашивал, а утверждал.

- Как скучно! Некоторые вещи не меняются - хмыкнул он, а потом повернулся к Лирре. - Ну что ж, милочка, пора тебе домой отправляться.

- А можно я здесь останусь? Честное слово, я мешать не буду! - пискнула она.

- Как, ты не боишься меня? - кажется, он был несколько шокирован ее просьбой. - Я же тёмный маг! Разве ты ничего обо мне не слышала?!

- Ну, я заметила, что вы в чёрном! Некоторым нравится этот цвет. Практично очень. И стирать легче.

Он опешил, а принцесса наоборот расхрабрилась.

- Ой, как здесь пыльно и грязно. Давайте я уберу.

Маг небрежно взмахнул рукой, и все вокруг засверкало от чистоты, паутина исчезла, как будто её здесь никогда и не было. Принцесса скисла.

- Ну, я тогда пойду. К мачехе. Она меня заест. Вы же для неё ничего делать не станете?! - Лирра чуть не плакала.

Вот чего ни один даже самый грозный маг терпеть не мог, так это девичьих слез.

- Оставайся уж, шантажистка! – проворчал себе под нос и выскочил из комнаты подальше от всхлипываний, благодарности и других незамысловатых проявлений её радости.

А потом ему было не до завоевания мира, так как принцесса оказалась жутко любопытной и всё время попадала в какие-то невероятные истории, из которых приходилось её вытаскивать.

Некогда глупостями заниматься, надо было Лирру спасать!

Продолжение следует

Сообщение отредактировал Tai: 17 Февраль 2014 - 01:54
Ответить

 фотография Tai 06 янв 2014

Глава 2

В самом сердце Серых гор башня темного мага все так же прокалывала, словно булавкой, высокое небо. Возможно, из-за этого прокола в тех местах была много осадков. В зависимости от времени года хляби небесные разверзались то проливными дождями, то затяжными снегопадами.

Как же звали этого таинственного темного волшебника? Увы, главное правило любого мага настоятельно рекомендовало скрывать истинное имя, чтобы никакой другой чародей не получил несанкционированной власти над ним. Никому ведь не хочется прислуживать в качестве золотой рыбки или персонального джина и быть на посылках у какого-нибудь балбеса, злодея, а то и прямого конкурента. Трудно сказать, какой из этих вариантов хуже. Мало того, что это занятие довольно таки утомительное, так ещё оно будет отвлекать от главной цели любого мало-мальски приличного волшебника - совершенствования собственного мастерства, которое требовало усидчивости и предельной сосредоточенности, да к тому же и немалого количества свободного времени.

Для любопытных назовем его Диком, не потому что он уж очень был дик, а всего лишь немного нелюдим. Конечно, это не настоящее имя, скорее творческий псевдоним, но что же делать? Придется довольствоваться им за неимением других приемлемых вариантов.

Вернёмся же к нашим баранам, то есть к капризам погоды. Сам маг к ним относился так же, как и к женским - другими словами, терпеть не мог и всячески избегал встречи, ровно так же, как и с представительницами так называемого слабого пола. «Легкомысленны, тщеславны, глупы и меркантильны!» - это те комплименты, которые он щедро от всей своей широкой души раздавал прекрасным дамам.

Отчего же он так невзлюбил прекраснейшую, по мнению некоторых, часть рода человеческого?

В бытность свою юным начинающим магом имел он несчастье влюбиться в прекраснейшую принцессу Бармалинду. В то время неопытный, но весьма честолюбивый маг на меньшее счастье, чем принцесса, был просто не согласен. Он частенько приговаривал непонятно где и у кого подслушанный стишок:
Коль влюбляться - так в принцессу,
А украсть - так миллион!

Собственно говоря, миллион ему не был нужен, но вот рука и сердце капризной красавицы необыкновенно прельщали. Как пишут романтически настроенные авторы рыцарских романов, первая любовь медленно, но верно сжигала его на ярко пылающем костре страсти.

Бармалинда не очень-то оценила его душевные порывы, ей более по душе были другие ценности, а именно те, которые можно подержать в руках, полюбоваться блеском и искусной огранкой. Увы, юный маг был довольно беден, поэтому не мог удовлетворить эту её страсть. Прелестница относилась к нему, как к докучливому поклоннику, порой довольно жестоко подшучивала над ним, но, тем не менее, поддерживала в нём кое-какие надежды, которые, как известно, юношей питают и отраду старым подают.

Чего стоила та история со свиданием, назначенным на кладбище! Полночи, как полный идиот, юный маг простоял у склепа её прадеда с косою в руках. Ей, видите ли, надо было оказать последний почёт старичку и ровно в полночь в белых одеждах скосить крапиву за склепом. Мало того, велела без её собственной венценосной особы не начинать. Естественно, она сама попросту не соизволила явиться на это свидание. Роса, мол, выпала, а она - девушка хрупкая, болезненная.

Вид у него тот еще был! В белой мантии и плаще с капюшоном посреди кладбища торчал, как оглобля в степи. Полная луна от души заливала всё вокруг призрачным неживым светом, придавая всей композиции и вовсе неземной вид.

Местный алкаш-менестрель пить бросил после того, как увидал Дика около склепа. Ночью с кабака возвращался в том состоянии, когда голова уже не рулит бесчувственным телом, а направление движения задают инстинкты перелётной птицы, стремящейся вернуться на родину.

И надо же, чтобы в этот недобрый вечер веление сердца повело его мимо могилок пращуров. Как увидел Дика в белом одеянии и с косой через плечо, так сразу и протрезвел! Такой ясной головы у него не было ни до, ни после сего скорбного момента.

Признаться, ту ночь незадачливый выпивоха запомнил до гробовой доски: ещё никому из живых не удавалось увидеть Госпожу Смерть, да к тому же и уйти от неё, чтобы рассказать потом о памятной встрече.

О, как на следующий день хохотала прелестница и ее свита! И как же был расстроен и убит, практически раздавлен, юный маг! Его опытнейший и мудрейший наставник вынужден был угостить Дика напитком забвения, который хоть и не стирал начисто память, но изрядно приглушал горькие воспоминания и острые обиды. И хоть на умонастроение юноши сие событие сказалось достаточно пагубным образом и ввергло в уныние, но всё же нет худа без добра: оно привело его к невероятным успехах в магическом искусстве. Жажда мести и реванша заставили Дика с головой нырнуть в тайные книги, чтоб доказать всему миру и Бармалинде, что круче его только небо.

Через некоторое время юное дарование превзошло своего учителя и достигло невероятных успехов в магии: недюжинный талант, помноженный на нечеловеческое трудолюбие и упорство - всё это принесли свои плоды.

И вот он успех! Ему нет равных. В сиянии славы он предстал пред ней!..

Это было еще хуже, чем их последняя встреча. Овладев тайнами магии, он научился видеть сердца и помыслы людей.

Что поразило его гораздо больше, чем все её прошлые насмешки - так это никчемнейшая пустота и бесконечное тщеславие за прекрасной оболочкой. Он ясно видел, что гордая принцесса ждет от него невероятных подношений, подарков и подвигов в её честь. Ведь она так хороша собой! Разве этого мало, чтобы он был счастлив услужить ей?!

А он лишь поклонился, проговорил несколько ничего не значащих фраз и удалился, оставив её в недоумении и легкой растерянности. Мелкая месть, но очень сладкая.

Затем к новоиспеченному магу бесконечными неиссякаемыми потоками потянулись посетители. С какими только желаниями и просьбами к нему не обращались. Сначала эти потоки просителей, в числе которых находились сплошь короли, дворяне и знатные дамы, льстили его самолюбию. А потом вся эта мышиная возня ему внезапно надоела. Набор базовых услуг оказался довольно скучным и предсказуемым: красота, успех, богатство, устранение соперников и так, по мелочам.

Именно тогда он и увидел внутренним взором неприступную башню, нынешнее свое обиталище, в котором ему теперь так уютно. Самое главное его достоинство - ничто не отвлекает от любимых занятий.

Построить башню своей мечты для опытного мага не сложнее, чем завоевать мир. Но удобное жилище гораздо предпочтительнее эфемерной славы, власти и нервной работы по управлению этим самым миром.

Так как Бармалинда и прочие прелестницы перестали интересовать, а просители надоели, то башню Дик покидал крайне редко, а последние две сотни лет просто проспал волшебным сном, заколдовав свое убежище таким образом , что сам ход времени был здесь заморожен. Он даже не подозревал, что предприимчивые барды насочиняли о нём множество, мягко говоря, небылиц. О чём не знаешь, то и не беспокоит.

Совершенно очевидно тихий и размеренный уклад его жизни был грубо нарушен. С появлением Лирры капризы и приключения оказались от него буквально в двух шагах. Он понял это не сразу, а потом, но было уже поздно.

Продолжение следует

Сообщение отредактировал Tai: 17 Февраль 2014 - 01:55
Ответить

 фотография Tai 25 янв 2014

Глава 3.

В ту ночь Дику толком и не спалось: тревожили какие-то неясные предчувствия, время от времени он просыпался в холодном поту и снова нырял в сон, как в теплую воду.

Конечно, можно было бы предположить, что он уже наперед отоспался лет на сто вперед, но, увы, подобное даже магам было не под силу. Погрузить себя или кого другого в колдовской сон – пожалуйста. На сто, триста лет? Пожалуйста! А вот вовсе обходиться без сна – фигушки! Против законов природы не попрешь! Конечно, магия помогала решать много проблем и творить то, что несведущие люди называли чудесами, но закон сохранения материи и в магии работал не менее исправно, чем в других сферах жизни. Ничто не возникает из пустоты, и ничто в пустоту не превращается.

Но почему же ему не спалось все-таки?! И не то, чтобы ночь была какая-то необычная, - ничего подобного. Проливной дождь не стучал грузными каплями по крыше, неистовая гроза не сверкала кривыми ятаганами молний, гром не бил оглушительными ударами в небесные тамтамы. Да и как бы это могло стать возможным, если заклинание Ясного Неба исправно работало над башней, хоть и не распространялось на окрестности?!

Что же мешало ему уснуть? По-видимому, нечто неуловимое и загадочное, о чем все слышали, но никто не видел, но с названьем кратким и всем известным, а именно душа. Похоже, ей в глубине чародейского организма было крайне неуютно.

Определить ее точное местоположение Дик, несмотря на весь свой магический опыт, так и не смог с точностью до миллиметра, но в данный момент он вполне определенно знал, что квинтэссенция его сущности находится где угодно, но определенно не в пятках. Возможно, дело было в том, что бродяжничать его душа любила без меры да еще с таким рвением и в таких местах, что ему часто спалось крайне неуютно. Дик иной раз и задумывался, отчего такому домоседу как он, досталась такая капризная и любящая приключения душа, но так и не смог придти ни к какому определенному выводу.

В данный момент он чувствовал себя так, словно кто-то нудно водил ржавым гвоздем по стеклу, доводя этим его до исступления. Да что ж это такое?!

Смутное чувство беспокойства подвигло его практически на подвиг: он нехотя выбрался из уютной постели и тщательно оделся. В былые времена он мог и полуодетым прогуляться по своим владениям. Но наличие юной и наивной девицы в холостяцкой берлоге внесло, так сказать, некоторые коррективы в его будни и привычки. Шокировать невинную особу своим полуобнаженным видом не хотелось, а то еще навоображает себе всяких бредней.

Дик подозревал, что Лирра не очень высокого мнения о нем, как о злодее и считает, пожалуй, что темный маг из него, как из гнома балерина. Он даже втайне опасался, что она, как любая среднестатистическая романтическая барышня вообразит себя влюбленной в него. Больно надо! Не нужна ему ни боевая подруга, ни сварливая жена. Хватит с него увлечений. Сыт по горло Бармалиндой.

Мысли снова вернулись к принцессе. Глупышка. Чего только стоят ее рассуждения о бурной молодости?! Это ж мрак какой-то! Старушка выискалась! И все же эти ее финтифлюшки и наивные представления о жизни и людях могли запросто завести ее в беду.

Последняя мысль, неожиданно ворвавшись в его голову, вдруг заметалась там в панике, вытесняя все прочие.

Черт, да где же она? В ее комнате мертвая тишина. Пришлось применить малое заклинание поиска. Магу его уровня не надо было даже вслух ничего произносить. Небрежный знак рукой. Пылающая руна. И струйка дыма благополучно растаяла. Неожиданная и обескураживающая неудача.

Дик негромко, но довольно крепко выругался. Что же могло случиться в течение этой ночи? Следов магического присутствия недоброжелателей в башне не наблюдалась, а постороннюю магию он бы почуял. Конечно, у него, как и у любого хоть чем-либо примечательного чародея, имелись конкуренты, но большинство точно с ним не стали бы связываться.

Все в волшебном сообществе хорошо помнили его последнюю дуэль и то, что осталось от наглеца, осмелившегося бросить ему вызов. Это оставшееся невооруженным глазом не удалось бы рассмотреть, да и не всяким вооруженным получилось бы. Он не причинил этому сыну инфузории туфельки никакого вреда – просто сильно уменьшил. Конечно, закон сохранения материи был свято соблюден – вместо одного самоуверенного выскочки, их стало…., впрочем, эту мелочь он так и не удосужился пересчитать, но все особи были размером с упомянутую инфузорию. Распыление – вот как это называется в волшебных книгах, хоть по сути это и не очень верное название.

И все же, если это не поиски конкурентов, то что же тогда случилось? Происки мачехи? Пожалуй, нет. Руки коротки.

Он задумался.
- Глупая девчонка! Куда же она могла запропаститься? Адова пасть, как же я сразу не вспомнил!

Легкий взмах рукой, и посреди коридора с легким хлопком и запахом серы материализовался демон. Вообще-то демон – это сильно сказано, уж скорее демоненок – размером с крупную кошку или мелкую собаку. Точно такие же обычно на плечи садятся сильно набравшимся клиентам кабаков и харчевен и нашептывают им всякие пакости на ушко. Какие именно? Да всякие разные! К примеру, подойти к стражнику и обозвать его как-нибудь позаковыристее и позабористее, укусить за ухо рыцарскую лошадь, на заборе чародея написать пару ласковых, а то и в питейном заведении схватить стул и начать крушить все, что ни попадается на пути. Обычно для виновника праздника все заканчивалось битиём, которое, как известно, определяет сознание. А в случае с волшебником, если он, конечно, был не самозванец и прохиндей, шутка могла и гораздо хуже завершиться: превращением в таракана или моль.
Мы ногами топали
Мы руками хлопали
Бах и нету таракана,
среди мошек великана.
Детский стишок как-то не вовремя заскочил к нему в черепную коробку и начал скользить по извилинам, не желая прощаться.

Дик решительно отправил эту глупость подальше, а сам повернулся к вновь прибывшему. Тот вытянулся во фрунт и громко, но пискляво попытался рявкнуть :
- По вашему приказанию прибыл!

Пока демон докладывал о прибытии, его лапки жили своей жизнью: сначала одной почесал рожки, второй начал поглаживать хвост, затем почесал копытце, приподнял его, пытаясь рассмотреть, что там прилипло. А вдруг что-то стоящее!
- Брысь! У меня тут гостья пропала! След!
- Чего обзываешься, тупила! – возмущенно заорал демоненок Бджистраст.

Выговорить это витиеватое имя магу ни разу без ошибки не удавалось, поэтому он сократил его до простого и понятного «Брысь».

– Что я тебе, псина подзаборная, а? А девица здесь откуда? А из себя она очень страшненькая? Похищениями, стало быть, промышлять начал? Хорошая новость. Наш клиент. – демоненок начал гаденько хихикать.

Манера общения у него всегда была крайне непритязательная и беспредельно ругательная.

«Киш, мелкая пакость!» - чуть было не сорвалось с языка у мага, но он вовремя одумался. Не самому ж по следу идти?!
- А за тобой должок числится! Не забыл еще, жулик?! След, сказал, а то сделаю из тебя коврик в прихожей! - Дик начал закипать. С демонами он редко имел дело. Хорошо знал: качество их услуг сомнительно, а цена слишком высока. Но с Брысем был нетипичный случай: ему самому пришлось как-то оказать демоненку услугу. Плату не взял, как ... сердцем чувствовал. Теперь пусть расплачивается. Хотя по Брысю было видно, что он момента расплаты не ждал, и должок отдавать в планы его не входило.

Брысь зашипел, как кот на собаку:
- Ш-ш-ш-ш-ша! Ты кого тут превращать собрался, сволочь? Превращальщик фигов! Я — демон!
Бджистраст растопырил коротенькие пальчики и напыжился, как воробей на морозе.

Дик с трудом удержался, чтоб не рассмеяться во весь голос. Резкий контраст между тем, чем демоненок хотел казаться и тем, чем он являлся на самом деле, не мог вызвать у него иной реакции.

- Ладно, верю, ты грозный демон - круче тебя лишь сам Повелитель Мух - с трудом взяв себя в руки, проговорил маг.

Брысь после такого комплимента махом попытался втянуть свой пузик, чтоб выглядеть более стройным, а для пущей внушительности надул щеки. А Дик в душе очень сожалел, что Вельзевул в этот момент не мог видеть мелкого беса с наполеоновскими амбициями, но все ж не ради веселья он его сюда позвал.

- Потом будешь щеки надувать, когда Лирру отыщем!

- Не понял? Какую лиру? Ты ж бабу искать хотел? - демоненок искренне недоумевал.

- Девушку зовут Лирра, понял.

- Запал что-ль на нее? Тили-тили тесто, жених и невеста! - начал кривляться пакостник.

- Покривляйся еще мне, мелочь пузатая, - проворчал маг. - Не видишь, я не в духе. Помоги мне ее найти, и мы с тобой в расчете! И твое начальство никогда не узнает, как ты прокололся, выполняя свою последнюю миссию.

- Ути-пуси! Это шантаж?!

- Он самый! Так что приступай к делу!

Брысь очень и очень не хотел выполнять данное магу обещание. Что ж он за демон такой, если условия честно выполнит?! С другой стороны, при попытке надуть чародея, опять же воз и маленькая тележка неприятностей ему обеспечены. А Дик мог доставить их полную телегу. Поэтому с превеликой неохотой мелкий демон решил все ж взяться за дело: количество аргументов «за» слегка превысило все «против».

- Стой здесь! - а сам, ни секунды не медля, отправился на поиски. Оббежать все уголки магической башни и обнюхать углы не составило ему большого труда. Было у него еще скромное желание нагадить в пару чудных фарфоровых ваз эпохи Минь или Цинь, но только было приладился, как заметил огненный шар над своей головой. Нет, эти маги настоящие паскудники — ничего не оставляют на волю случая! Пришлось отказаться от затеи, и файербол перестал искристо реять над его главой.

- Сволочь! - в досаде проворчал демон, но повторно к вазам подходить не стал. Помнил, что маг дважды не предупреждает, а получить сгустком плазмы между глаз или рогов — удовольствие сомнительное даже для демона. В одной из комнат он остановился, почувствовав что-то непонятное, но связано ли это с блудной девицей (в сокращении блудницей) Лиррой, Брысь сразу не смог точно определить.

- Вашество чародейство, Дик! - позвал он почти шепотом.

-Нашел?! -маг слегка воспрянул духом.

- Дай мне что-нить из ее вещей!

Дик щелкнул пальцами и в комнату откуда-то сверху свалился ком одежды и образовал аккуратную кучку, верхушку которой украшали трусишки в горошек и другие предметы нижнего белья. Заметив алчный взгляд демона, маг немедленно отправил все нижнее бельишко обратно в комнату Лирры.

- А жаль! Та вещица в горошек отлично бы подошла!

- Фетишист чертов, заткнись лучше! Брысь, ищи! – раздраженно проворчал Дик.

- Не понял, ты меня уже гонишь? Тогда пока! - но не успел демон и пальцем шевельнуть, как увидел новый огненный шар, нацеленный прямо между глаз. - Ты, че, совсем шуток не понимаешь, идиот?! Убери эту пакость, а то я так работать не могу!

Вытащив из кучи какой-то шарфик демон начал шумно втягивать в себя воздух.

- Мда, кажется, я ее запах теперь узнаю! - он попробовал незаметно припрятать милую вещицу, мысленно напомнив себе, что те в горошек, тоже стоить прихватить.

- Я тебя сам сейчас в банку с горошком закатаю! - Дик выглядел слегка рассерженным. - Ищи, кому сказано, а то у меня терпение уже заканчивается. Может мне другого демона поискать! - он поигрывал файерболом в воздухе, как жонглер булавой.

Брысь понял, что шутки кончились, и снова приступил к делу. Пробежался по комнате и остановился у камина: на полке стояла раскрытая шкатулка, и от нее очень слабо веяло запахом Лирры.

- Твоя телка последний раз была возле этой коробки! Куда потом делась: знать не знаю, ведать не ведаю.

Маг почувствовал себя ужасно глупым и виноватым: как же он мог забыть. В эту шкатулку он собирал кольца для путешествий по измерениям. Путешествовать он и без них умел — просто нравились ему эти безделушки. Только коллекционер по духу и призванию понял бы его. Конечно, Лирра знать не могла о волшебных свойствах колец, нашла, начала мерить, повернула случайно одно из них на пальце, и вот она уже одна в чуждом и враждебном ей измерении! Что же делать?

-Так я пошел?! - с надеждой произнес Брысь.

-А что принцесса уже найдена? - вопросом на вопрос ответил маг.

Брысь в ответ только тяжело вздохнул, понимая, что это была службишка - не служба, а все самое лучшее еще впереди.

- Чтоб я еще хоть когда-нибудь в жизни связался с магом! -воскликнул он в отчаянии.

-Зато на собственной шкуре узнаешь, как себя чувствуют твои жертвы!

-Тьфу на тебя три раза!!! -только и вымолвил Бджистраст.

Сообщение отредактировал Tai: 25 Январь 2014 - 08:16
Ответить

 фотография Tai 09 фев 2014

Глава 4.

Дик был ужасно разочарован: он до последнего момента надеялся, что Брысь отыщет Лирру в каком-нибудь тайном закоулке башни, где по каким-то странным причинам магия была бессильна. Мало ли какие аномальные зоны могли появиться, пока он спал. Сам прекрасно понимал, что глупость несусветная в голову пришла, а все ж лелеял эту надежду, как розовощекого младенца. Мысль о том, что Лирру похитили, была слишком уж невыносима. Пусть будет что угодно, только не это.

Брысь выглядел недовольным всем происходящим, но в то же время его цепкие темные глазки шарили окрест себя, а шустрые лапки были готовы цапнуть все, что плохо лежит. Он уже и на шкатулку с волшебными колечками посягнуть решил, да только пылающий шар при каждой подобной мысли начинал маячить над головой.

- Я бы этих магов... - начал фантазировать Бджистраст, раскручивая во всю мощь свою извращенную фантазию, а затем вдруг внезапно осознал, что время-то идет, а поиски девицы в еще не сдвинулись ни на йоту. Оно, как всем известно, дорого стоит.

- Дик, твое чародейство, - вкрадчивый голос демона прозвучал почти елейно, хоть и чувствовалась в нем плохо замаскированная издевка, - Ты свою помесь птички со струнным оркестром искать собираешься или мы тут рыдать будем? Я б уже столько сделать успел! Тысячи негодяев мечтают свои подлые душонки мне запродать! Думают, что нечто стоящее получат практически задаром. Хотя…. Им душа без надобности, да и какая у них душа? Дешевка…. Хотя недельный план я выполнил бы влёгкую. За каждую мне комиссионные положены, между прочим. Немного, зато и усилий немного приходится тратить …

Глаза Брыся затянулись мечтательной поволокой, но он быстро опомнился и скрутил фигу Дику:

- Хотя, что проку от этих коптящих угольков?! Настоящая искра гораздо дороже, но получить ее ох как сложно... Эх, раздобыть бы пламенную и чистую душу! – глаза Брыся возбужденно блестели. Он с вожделением глядел на мага, в уме взвешивая, как бы заключить сделку.

- Не мешай. Видишь, думаю, с чего поиски начинать?!

- Не, ты совсем идиот или малёхо придуриваешься?! В чем проблема?! Проверь все кольца, которого не хватает, туда твоя девица и пропала! Или ты и сам не знаешь, какое из них для какого перехода предназначено? В таком случае, ты кретин каких мало! Даже я ничем помочь не смогу!

Бджистраст испытывал невиданное им доселе удовольствие от своей безнаказанности и вовсю пользовался растерянностью мага. Это отчасти примиряло с тем фактом, что пакостить вволю ему не позволили.

Дик не разозлился, пожалуй, даже обрадовался: а Брысь ведь прав.

Он быстренько, используя знак призыва, вызвал каталог колец и торопливо начал сопоставлять, которое из них пропало.

То, что маг выяснил, пробудило острое чувство беспокойства. Как же так могло случиться, чтоб из всех возможных измерений Лирра попала в одно из самых неприятных с его точки зрения?!

Зато Бджистраст просто светился от распирающего его счастья: наконец ему удалость уесть мага. Именно в такие моменты маленький демон ощущал такое воодушевление, что смог бы вызвать на смертный бой лучших бойцов ада, а возможно и самого Люцифера! К сожалению, нырнув с головой в свои самые радужные мечты, маленький демон утратил осторожность, и его сны наяву были прерваны раскатистым смехом мага.

- Ничего себе! Браво, Брысь! Надо же, что придумал?! Неужто всерьез мечтаешь стать Владыкой Ада?! - дальше продолжать Дик не смог и согнулся от хохота, представив себе на минуту схватку Брыся с Люцифером! - Восставший от тебя и мокрого места не оставит! Кто ты и кто он!

Демоненок надулся, как мышь на крупу:

- И что? Я уже и помечтать не могу о карьере?! Просто я еще слишком молод и юн! Плох тот демон, что не мечтает стать архидемоном! - гордо озвучил он свое жизненное кредо.

- Брысь, тебе бы хоть до средненького беса дорасти! А ты вон куда замахнулся! - Дик почти что успокоился, но, вспомнив, каким павлином расхаживал размечтавшийся демоненок, начал смеяться. - Юноша, а плешь у тебя откуда?!

- Тьфу на тебя три раза! - возмутился Брысь, - это не плешь, просто шерсть у меня тонкая и редко растет. Чтобы ты знал, это признак породы!

Развеселившийся маг перестал скрывать свои мысли, и до Бджистраста дошло, с кем его сравнивают.
- Еще раз назовешь меня бесом, я тебе.... Я тебя…- он запнулся, пытаясь представить муки и пытки, достойные стать воздаянием этому обнаглевшему магу.

- Ага, ты Вельзевулу пожалуйся! Перед схваткой за адский престол! - веселился чародей.

Брысь гаденько зыркнул на Дика и негромко, но очень отчетливо проговорил:

- Веселишься?! Да если б не мой необыкновенно глубокий и острый ум, ты б тут сидел и кис за этой балалайкой!

- Гляди, не утони в мечтах! И не порежься умом своим. Нам несчастные случаи ни к чему, - хмыкнул чародей. - И не смей оскорблять девушку. Лирра – необыкновенно милая и чуткая!

- Гы-гы! А с чего ты взял, что она милашка? Я вот сколь живу, все понять не могу: почему женятся на милых девушках, а в женах грымзы оказываются? Ась? Не знаешь? Просто они ловко маскироваться умеют! Мимикрируют. Глянешь, прям, цветочек, а потом «ам» и тебя сожрали, - последняя фраза прозвучала с какой-то странной интонацией.

- Брысь?! - чуть не охнул маг. Подумать только, а демон похоже неудачно женат.

- Не Брысь, а Бджистраст, если хочешь, чтоб я тебе помог! И хватит уже веселиться, давай лучше твою искать, пока нас моя не нашла!

Дик опомнился. Вот еще не хватало с единственным помощником поссориться! Он хоть и демон, но довольно таки приличный.

- Ладно, тебе, Бжираст, не дуйся. Она в Нырке! Нам туда надо!

- Я - Бджистраст, а не то, что ты сказал. В твоих устах мое великолепное имя звучит низко и недостойно! А оно должно звучать гордо! – демон снова напыжился, но через секунду непосредственная манера общения вернулась, как будто и не покидала его вовсе, - Ни фига се! Зачем она туда нырнула? Глупая девчонка! Таких еще поискать! Жаль, что именно этим нам и придется теперь заняться. Не могла отправиться на Дэйвон или на Бичер! Ах, какие там крошки!

Дик с удивлением смотрел на подернувшиеся мечтательной поволокой плутоватые темные глаза демоненка и не удержался, чтобы не спросить:

- А как твоя супруга относится к вояжам в эти малопривлекательные для всех, кроме обитателей Ада, места?

- Можно подумать, тебе это интересно! - демон почесал затылок и застыл от внезапной идеи.

Женить Дика! Пусть узнает, что такое настоящее семейное счастье, тогда ему и ад раем покажется! Демоненок ничуть не сомневался, что маг с его-то опытом в амурных делах, нашел, как минимум Бармалинду номер два. Знаем, мы этих Лирр!

Эта мысль сразу примирила его со всеми минусами данной сделки. Даже если не удастся круто насолить Дику, можно ведь и по-маленькому нагадить! Глядишь, и в Адовой Пасти его демонский рейтинг вырастет, и жена-мерзавка уважать начнет.

Маг тем временем по-быстрому применил несколько заклинаний, чтоб собрать все необходимое в дорогу.

Нырок бы населен простоватыми обитателями. Что неудивительно. Средневековье на дворе. Гораздо хуже, что это мир, где магия абсолютно не работает. Именно за это пренеприятное свойство Дик терпеть не мог то глупое измерение. Поэтому пришлось запасаться основательно.

Брысь не переживал: демонам отсутствие магии не помеха. Кроме чародейства есть немало других не менее действенных способов причинить неприятности любым - разумным или не очень - существам. Обитатели Нырка не были исключение из правил.


Наконец, сборы закончены, и маг приготовился к путешествию. Довольно крупным плотно набитым рюкзак оттягивал плечи.

- Поехали! - сказал демон и открыл врата на Нырок.

Дик решительно сделал первый шаг, а за ним вслед, чуть помедлив, прыгнул Брысь: ему показалось, что он учуял запах духов своей демоницы. В данных обстоятельствах встреча с супругой была несвоевременной и могла иметь неприятные последствия.

И как ни хотелось ему отправить мага с билетом в один конец на Нырок, от затеи пришлось отказаться. А жаль!

Сообщение отредактировал Tai: 09 Февраль 2014 - 04:41
Ответить

 фотография Tai 16 фев 2014

Глава 5.

Путешествия сквозь врата никогда не отличались особым комфортом. Сам момент перехода, каким бы он ни был кратковременным, всем запоминался надолго: идешь сквозь плотный туман, пытаясь прорвать плотную завесу пронзающего практически до костей холода. Ощущение сырости было весьма впечатляющим и донельзя реальным. Настолько реальным, что после перехода одежду хоть выжимай.

Дик не раз проделывал подобные переходы, ныряя в облачко тумана, которое красиво называлось вратами между измерениями. Подобные вояжи были всегда необыкновенно увлекательны и познавательны, если только место прибытия соответствовало главному требованию любого мага – наличию магии. Если нет волшебства в мире, то все заклинания абсолютно бесполезны, бормочи их хоть до самозабвения. А что такое чародей без чар? То же самое, что кофе без кофеина, море без воды, пустыня без песка, джунгли без лиан, птица без крыльев, рыба без плавников. Без магии в его жизни смысла нет. Что он еще умеет? Да для любого самого захудалого мага отсутствие чар хуже смерти. Оказаться в мире без магии все равно, что ангелу оказаться среди пустыни с искалеченными крыльями.

Он мог легким движением руки и произнесенным про себя словом силы низводить врагов до размеров клопа, строить дворцы или башни, заглядывать любому из людей, кем бы он там себя не воображал, в его самые потаённые закоулки души, считывая все тайные мысли и желания. И совсем другое дело — жить как все, решая проблемы с помощью собственных весьма скромных сил и способностей. Положа руку на сердце, Дик никогда толком не понимал, как живут и решают свои проблемы обычные люди.

Нырок встретил их темнотой и сыростью: капал какой-то противный мелкий и холодный дождичек. Дик даже не сразу сообразил, что переход уже закончен, для него почти ничего не изменилось. Тогда он попробовал подсветить себе магическим пламенем, но тот свет, что ему удалось с огромным трудом вызвать, был не более впечатляющ, чем огонек горящей спички. Да и этот скромный результат его усилий долго не продержался.

Дик попытался двигаться на ощупь, и наступил на что-то очень скользкое и противное. Степень противности он вывел из уровня скользкости.

Результат сей неожиданной встречи был закономерен: Дик замахал руками, пытаясь сохранить равновесие, как будто какая-то диковинная птица попыталась взлететь, но все телодвижения оказались тщетными: левая нога продолжала упорно скользить, невзирая на все усилия рук, да и правая неудачно подвернулась, что никак не помогло исправить ситуацию. Падение сопровождалось громким плюхом и глухим ударом. Голова встретилась с каким-то совершенно некстати подвернувшимся булыжником, и Дик ненадолго потерял сознание.

Тишина продержалась всего одно мгновение — послышалось чертыхание Бджистраста, который довольно красочно описывал, что он думает о Нырке, погоде и об этих дурацких антимагических измерениях, попутно мастеря из подручных вещей факел. Для этого пришлось использовать всю присущую ему смекалку и находчивость. В этом благом деле ему здорово помог тот факт, что маг потерял вещмешок практически у места их десантирования. Оттуда была проворно извлечена бутыль с неким крепким напитком, который маг запрятал с тем, чтобы в трудное время принять внутрь для поднятия боевого духа. Затем Брысь отыскал подходящую палку, вернее она его сама нашла, подвернувшись под ноги. Вместо ветоши использовал сухие штаны мага из мешка. Имея все необходимое, соорудить факел не составило труда. Хотя демоненок не был бы собой, если б в ходе работы забыл упомянуть в несколько фривольном контексте и мага и всю его родню до десятого колена, описав свои представления, где он их видел и чем конкретно они там занимались. Когда же в ответ на свои словесные потоки, в ответ от мага не послышалось ни единого возражения, Брысь немного забеспокоился.

- Маг, гад такой, ты где, а?!- начал выкрикивать он в темноту, пока не сообразил, что на его крики могут примчаться и какие-нибудь нежданные и неожиданные самозванцы.

- Что ж мне так не везет? - озадачился он.

Но надежды найти Дика не потерял: далеко тот никак уйти не мог. Брысь начал ходить кругами со своим самодельным факелом внимательно вглядываясь в сумрак.

Кто ищет, тот всегда найдет, и искомый маг был найден в луже без сознания. Пришлось Брысю стать лекарем: сначала он попытался одной ладошкой облить лицо Дика холодной водой, потом от всей души потрепал ею же по щекам. Все эти действия были проделаны с большим энтузиазмом и знанием дела. Наконец, то ли от холода, то ли от первой помощи, оказанной Брысем, Дик застонал, с трудом открыл глаза сказал:

- Кто я? Где я? Что со мной?

Но эти вопросы недолго его волновали. Ледяная вода и мокрая одежда вызвали во всем теле слегка неадекватную реакцию: дрожь цепко охватила все его конечности, а зубы начали лязгать от холода.

- Твою ж душу на адский алтарь! - воскликнул Брысь, обеспокоенный тем, что смертельно простуженный маг может отдать душу светлым силам прямо здесь и сейчас. Подумаешь, превратил пару-тройку соперников в амеб да клопов — это ж мелочи жизни. Конечно, колдовство — вещь запрещенная светлыми, но вдруг? Оставлять душу чародея на волю случая никак не входило в планы адского посланца.

— Ну-ка, приятель, давай бум выбираться из этой лужи-очаровашки, в которой ты так уютно возлежишь. А то дашь здесь дуба, еще закапывать тебя придется.

Дик попытался приподняться и не смог. Голова просто раскалывалась от боли.

- Да что ж тебя в грязь так тянет, сволочь? Среди свиней родичей нету? Глянь, как я из-за тебя весь рюкзак изгваздал!

Брысь не был бы собой, если бы оставил без внимания и должных комментариев это событие.

Вторая попытка была гораздо осторожнее. С трудом удалось встать на четвереньки и выползти из лужи. Бджистраст с факелом в руке показывал дорогу к спасительной суше.

- А ты оказывается из рожденных ползать! Курс на восток! - продолжал издеваться демоненок, а у мага сил на разговоры просто не осталось.

На берегу Брысь засуетился в хлопотах, помогая Дику переодеться в сухое, затем попытался развести костер. Мокрые ветки никак не желали разгораться. Брысь щедро окропил их из бутыли для ускорения процесса воспламенения.

Дик сразу вспомнил, кто он и для чего предназначалась бутыль:
- Ты зачем? Как?! Брысь! - от возмущения он не смог дальше продолжать.


- Тебя забыл спросить! Лежи тушей и не вякай, твое магшество! – Бджистраст еще раз щедро хлюпнул огненной воды из бутыли на сырые дрова, а затем сунул бутыль остатками жидкости магу в руку.

- Хлебни согревающего, а то утром тебе будет начихать на продолжение спасательной экспедиции. Все не вылакай, оставь и для наружного применения.

В конце концов костер разгорелся и немного разогнал кромешный мрак.

- Ниче, прорвемся, не тужи, дурень! Найдем твою арфу! Может договорчик подпишешь?! Кровью? - попробовал подольститься Брысь, понимая что в этом состоянии Дик вряд ли что-то соображает, но тут его опять ожидал полный и окончательный облом - маг уснул, согревшись то ли выпитым, то ли пламенем костра.

- Да что ж это за день такой сегодня?! - возмутился демоненок в сердцах, - Ладно уж завтра-то ты от меня не отвертишься! Все подпишешь, сволочь!
В сладких мечтах о славе лучшего адского агента по скупке душ вредный малыш уснул, видя себя полновластным владельцем адского трона. Всю ночь грезилось ему, как он всех своим недоброжелателей прижал к ногтю. О, как они униженно лобызали пыль у его ног. А его демоница не сводила с него восхищенных глаз!


А над его троном было начертано огромными огненными буквами: Владыка Ада — Брысь!

Владыка Ада?! Наконец-то, сбылась его самая заветная мечта! Но почему Брысь или это брысь? Грезы об адском престоле сменились кошмаром о демонах-повстанцах, которые портили ему жизнь покушениями. Вот поганцы, да как они смеют злоумышлять на своего повелителя?!

При этом Брысь ни разу не вспомнил о том, что во сне захватил это тепленькое местечко самым что ни на есть незаконным путем, свергнув в пучину огненную Люцифера с Вельзевулом! Да и кто помнит такие мелочи?!

Бджистраст - не тварь дрожащая и право на подлость имеет! Раздумья про тварь дрожащую особенно показались милыми его сердцу, но где-то в самой темной каморке черной души затеплилась мыслишка, что эта чудная фраза честно стырена у кого-то знаменитого, и это еще сильнее радовало. Ведь смысл всей его жизни состоял в том, чтоб украсть, опорочить, оболгать, обмануть, обмишулить, обжулить. Это ж просто ароматная сера для адской сущности. Бальзам на душу!

Отбиваясь от обнаглевших узурпаторов, Брысь так метал конечностями во все стороны, что копытом больно лягнул Дика в живот.

Пробуждение чародея ознаменовалось синяком. Маг с трудом поднялся и потянулся. Все тело болело от долгого лежания практически на голой земле. «Ох, Лирра, и где же ты взялась на всю мою больную голову?!» - подумалось ему.

Костер погас еще ночью. Край неба на востоке начал розоветь - верный признак того, что скоро встанет солнце. Возможно, им повезет, и день будет ясным.

Дик снова попробовал прибегнуть к магии, но, увы, облом был полным и сокрушительным. Из всех магических способностей осталась только одна - вызывать пламя, да только огонек был таким слабеньким, что от него впору прикуривать.

- Магшество уже проснулось! Чего топчешься, как бегемотяра! Разбудил меня, сволочь! - Брысь, привычно ворча, вскочил, метнулся куда-то за дровишками, ловко отыскал в золе пару угольков и быстро развел костер. Потом снова исчез в зарослях, на некоторое время его ворчание утихло, и вновь возобновилось, когда с победным видом, торжественно выпячивая круглый животик, он появился из кустов, держа за хвост двух здоровенных крыс.

- А вот и наш завтрак! Гляди, какие откормленные, жирненькие! – Бджистраст попытался ткнуть грызунами в нос магу, но затея не сработала.

- Я не люблю крыс, Брысь, - только и смог выдавить из себя Дик.

- Ерунда, ты просто не умеешь их готовить! - демоненок споро начал разделывать тушки. А у Дика от этого зрелище тошнота подступила к горлу, и он поспешил уйти к близлежащему озерцу. Может, хоть рыбку удастся поймать!

Интересно, и почему же он такой невезучий? И зачем и для чего, спрашивается, его ночью в полном мраке в ту лужу занесло? Вон, Брысь, мелкий пакостник, и тот чувствует себя здесь, на Нырке, как рыба в воде. И тут он застыл на месте от пришедшей в голову мысли: а ведь это предельно символично - на Нырке совершить нырок в воду. Только вот одно не понятно: к добру или к худу?

Мысли вернулись к Брысю. Он представил коротышку Бджистраста, повелевающего адскими легионами и рассмеялся. Хотя надо признать, что силы ада на некоторое время были бы деморализованы. Заманчивая перспектива!

Впервые в своей жизни он почувствовал себя обыкновенным человеком, и это ему очень и очень не нравилось. В желудке начало потихоньку урчать. Пора заняться добычей пропитания, но как, Брысь его подери, это делается? Дик попытался вспомнить, как это делают не-маги и был немало озадачен тем, что вариантов на ум пришло совсем немного.

В озере должна быть рыба, но как ее поймать? Он стащил штаны и мантию, и зашел в воду. Бррр! Холодновато. Затем замер в растерянности, а что дальше? Не брюками же, как сетью, рыбу ловить! Какая-то мелочь начала тыкать скользкими холодными ртами в его ноги. Щекотно. Неужто здесь только такая рыбья молодежь водится?

-Магшество, а ты че купаться поперся? Рановато вроде. Вылазивай на берег.

Дик оглянулся. На берегу смачно облизывая жирные пухлые пальчики стоял Брысь.

- Хорошо, что ты от крысок отказался. Их и мне самому маловато было. Сочненькие. Вкуснотища, - глаза демоненка блестели от удовольствия.
В этот момент желудок мага совершил небольшое сальто-мортале и неприлично громко заурчал.

- Брысь, не видишь, я рыбу собираюсь ловить!

- На живца что ль? Думаешь, на эту отмель все соблазненные видом твоих волосатых ног рыбы добровольно выбрасываться начнут? - Бджистраст противно захихикал.

- Нормальные у меня ноги. Некоторые их даже находили привлекательными.

- Фантазер, - Брысь показал язык, – Назови хоть одну из этих таинственных некоторых. Бармалинда не в счет.

Дик с убитым видом выбрался на берег, а его желудок все более настойчиво продолжал ему напоминать о своих насущных потребностях почти что мычанием.

- Твою ж за ногу! Ты ж своим ненасытно мурлыкающим желудком всю округу на ноги поставишь! А нам здесь только толпы местных не хватало. До чего ж эти маги к жизни неприспособленные!

Брысь метнулся к их лагерю, и, привычно ворча и ругая все на свете, начал рыться в мешке мага. Нашел, наконец, иголки и смастерил пару удочек из подручных материалов.

Любое дело у него просто горело в руках в прямом и переносном смысле. Когда немудреные снасти были готовы, Брысь споро нарыл червяков и пошел учить Дика ловить рыбу.

После того, как маг, в очередной раз забрасывая удочку, чуть было не выбил демоненку глаз (дело не в счастливой случайности, а в необычной ловкости Брыся), а затем сумел зацепить сам себя импровизированным крючком за рубаху терпение коротышки лопнуло:

- Так, теперь я, кажется, знаю, почему ты магом стал! Руки у тебя для любого другого дела не из того места растут! – И коротышка бесцеремонно вытолкал Дика на берег. - Шел бы ты, магшество, куда-нить, к костру что ль, покудова я тебя дальше не отправил. Но, если и костер погаснет от твоих усилий, я за себя не ручаюсь!

Через каких-то полчаса-час демон притащил несколько рыбешек, ловко их разделал и запек на углях. Рыба была полусырая и местами подгоревшая, но Дику показалось, что он никогда ничего вкуснее в жизни не ел.

Зато Брысь наслаждался ситуацией от души. А для пущей радости он начал сочинять дразнилки:

Маги, маги!
Надоели ваши враки
Маги шибко вредные,
в дороге бесполезные!

- Хорошо пошла. А вот эта еще лучше!

А дикий маг Дик
в болото ногами влип!

Бджистраст просто наслаждался этими чудными мгновениями абсолютной безнаказанности.

Период вынужденного воздержания от привычных для него оскорблений и придирок слишком затянулся, и никакая сила ни на том и ни на этом свете уже не могла остановить Брыся. Хулиганство пропитало все клеточки его и так небольшого организма и перло из него со страшной силой:

В поход пошел Дик!
Скоро будет ему кирдык.


Довольный собой и своими шедеврами Брысь весь светился от счастья каким-то адским багровым светом.

А Дик не реагировал ни на одну из дразнилок, он просто наслаждался немудреной едой. Да и не был способен злиться на своего кормильца.

- Спаси тебя, светлый…. - он договорить не успел, так как Брысь с неожиданной прытью прыгнул к нему, пухлой ладошкой зажал ему рот и хрипло проговорил:

- Сволочь ты, Дик! Нашел, кого вспомнить! Хочешь, чтоб меня испепелило?

Маг мягко, но настойчиво освободился от цепкой ладошки и спросил:

- А что, были прецеденты?

- А я что, подопытный? Шиш тебе! - и Брысь сунул волшебнику под нос с любовью сложенную фигу. - Не дождесся!

- Прости! Я не подумал.

И тут Бджистраст впервые в своей жизни растерялся: никто и никогда не просил у него прощения. Проклинать - проклинали, вспоминая его при каждой неприятности, как-то попадании молотком по пальцу, падении на ровном месте, несвоевременном появлении мужа или жены при щекотливых обстоятельствах, поимке на месте преступления, а также и в других не менее скользких ситуациях. Пресловутое «нечистый попутал» звучало миллионы раз ко дню и заставляло Брыся быть постоянно в тонусе, а тут "прости" и все летит кувырком в тартарары.


- Ты таки идиот из идиотов! Еще не хватало, чтоб из-за твоих "простей" и "спасибок", я стал таким же бесполезным мешком из костей и жил, как ты. Давай, доедывай и пойдем на поиски твоей сопелки! - пробурчал Бджистраст и исподлобья глянул на мага.
Ответить

 фотография Tai 17 фев 2014

Глава 6.

Что же случилось с Лиррой?!

Тот день начался вполне обыденно, то есть скучно. Конечно, первое время пребывания в башне принцесса нарадоваться не могла, что вырвалась из-под опеки злой колдуньи Элины. Но все хорошее имеет свойство приедаться.

Будучи довольно практичной девушкой Лирра отдавала себе отчет, что по возвращении в родной дворец ничего хорошего её не ждало: либо замужество за каким-нибудь богатым и злым старичком-королем, либо чаша с ядом из рук коварной мачехи.

Оба варианта ей категорически не нравились.

В первом случае она предпочла бы прекрасного белокурого и голубоглазого принца на белом скакуне, который увезет ее в свое королевство, где они будут жить в любви и согласии много лет. Жаль, конечно, что ее никто не просветил более подробно, что еще входило в этот пакет счастья, но Лирра не сомневалась, что до прочего она способна дойти и своим умом.

Увы, красавцы - принцы только в сказках и романах носятся по городам и весям, выискивая прекрасных венценосных особ, попавших в беду.

Так что после провала своей миссии по пробуждению злобного мага, она все больше склонялась ко второму варианту: вряд ли королева Элина снисходительно отнесется к тому, что честолюбивые замыслы потерпели крах.

Не то, чтобы Лирре не удалось разбудить мага: эту часть задания она выполнила просто блестяще, вот только чародей оказался хоть и несколько нелюдимым, но абсолютно не злым. Можно сказать, что чародей был просто душка: к мачехе не отослал и проявил себя радушным хозяином.

Вызвал в башню парочку фей-портних. Те оказались настоящими волшебницами. Теперь она могла каждый день менять наряды. Прическу ей укладывали по утрам синички. Воду приносил пушистый медвежонок. Будили её лазоревые колокольчики нежными переливами.

Она попала в самую настоящую сказку: маг, волшебная башня, чудеса. Что еще нужно для счастья?

Исследование башни обещало столько волнительных и чудных минут. Следует признать - это занятие было бы еще увлекательнее, если бы Дик самым зловредным способом не наложил заклятия на двери в наиболее интересные комнаты: алхимическую лабораторию, малую библиотеку, где хранились все его магические книги, и на те помещения, где он спрятал от нее волшебные вещи. Последнее коварство невозможно простить, ведь там скрывались от ее взоров чудесные диковины: шапки-невидимки, сапоги-скороходы, дудочки-самогудочки, волшебные палочки, магические шары-предсказатели. Ясное дело, что у него все сундуки должны быть набиты подобными вещами.

Правда, сделал Дик это после того, как Лирра нечаянно с помощью волшебной палочки и книги «Заклинания на все случаи жизни» вызвала небольшой потоп в его драгоценной башне. Ничего затапливать она ни капельки не собиралась. Ей всего лишь захотелось научиться делать уборку с помощью волшебства. Такая магия - вещь абсолютно необходимая каждой хозяйке дома. Мало ли! Вдруг слуги проявят нерасторопность, и тут появляется она в белой мантии и с волшебной палочкой в руках. Небрежный взмах: и комнаты и залы дворца сверкают идеальной чистотой. Все плещут в ладоши и восхищаются ее необыкновенными способностями.




Подходящее заклинание было найдено, заботливо переписано на бумажку и заучено наизусть. У мачехи же как-то получалось колдовать. Разве она глупее?

Все сработало к полному изумлению начинающей волшебницы, но немного не так, как виделось в мечтах. Вода залила половину комнат и нижние этажи башни, затопила спальню, в которой сном младенца спал Дик.

Мокрый и невыспавшийся он не сразу понял, что происходит, но очень быстро устранил все последствия стихийного бедствия. Правда, посмотрел на нее, как на зловредное насекомое, и этим нанес ей этим страшную духовную травму. Или душевную? Как же там в той умной книжке было написано?! Сразу и не вспомнить. А в довершение коварно запечатал несколько комнат и залов, чтоб оградить себя от будущих катаклизмов. Еще и заявил:
- Лучше перебдеть, чем недобдеть. И добавить к извечным «кто виноват?» и «что делать?» само собой напрашивающееся «доколе?»

Да, Дик сам во всем виноват. Научил бы ее правильно использовать это заклинание, ничего и не случилось бы! А он взял и закрыл ей доступ ко всему, что имело хоть малейшее отношение у магии. Такое коварство трудно простить! И она целых двадцать минут не разговаривала с Диком! Поделом ему и мука!

Правда, кара прошла незамеченной. Дик был занят принятием ряда дополнительных мер предосторожностей от слишком любознательных и деятельных принцесс. Да и поведение истолковал самым превратным образом.

Проговорил с многозначительным видом:
- Умная девочка и добрая. Как страдает от своей шалости! Даже на глаза не показывается. Разве можно на нее злиться?!

Он так был поражен её искренним раскаянием, что простил все доставленные рукотворным потопом неприятности.


Правда, она-то об этом не знала.

Чтобы развеять скуку в минуты медленной пытки мага презрительным молчанием, забрела в одну из доступных ей комнат и на каминной полке совершено случайно обнаружила шкатулку с колечками.

Ах, какие камушки! В итоге примерила одно - подошло. А затем начала крутить его, чтоб снять и взять другое. Но подлое кольцо село на палец как-то очень плотно. Пришлось помочь себе зубами. Тут- то все и случилось.

Она внезапно оказалось в сыром тумане. А так как была увлечена процессом стаскивания колечка, то и испугаться толком не успела.

Как холодно! Она сильно продрогла. А затем внезапно очутилась в густых зарослях высоченной крапивы.

В лесу было раннее утро. Невидимые среди пышных крон и ветвей птички наперебой подавали голоса, радостно приветствуя солнце. Его первые лучи прыгали с ветки на ветку, по дороге играя всеми цветами радуги в капельках росы, щедро рассыпанными вокруг. Цветы яркими лоскутками горделиво вздымали свои шляпки-зонтики, красуясь на фоне буйной зелени.

Лирра не замечала прелести раннего утра: она до ужаса боялась крапивы.

Был у нее опыт знакомства с этим растением в отцовском саду. Пытаясь отвертеться от скучных уроков, она попросила знакомого поваренка устроить ей повод не учиться. Вот он и подсказал идею с крапивой.

Фу, и жгучая же оказалась! Зато на руках и ногах появилась крупная красная сыпь. Отец чуть с ума не сошел, заподозрив какую-то страшно заразную болезнь.

Лирра два дня блаженствовала, любой ее каприз исполнялся в мгновение ока. Ради этого она стойко терпела постельный режим, горькие отвары и гадкие настойки из каких-то трав и других подозрительных ингредиентов. Но тайное всегда становиться явным: ее добровольный помощник проболтался друзьям, и новость об истинной природе недомогания как-то очень несвоевременно достигла ушей отца.

Что тут было! Ее на целый час поставили в угол! Какое низкое коварство! Лирра чуть не умерла со скуки, ведь ей как назло достался самый скучный угол во всем королевстве! Если б не острая заколка, которую принцесса вытащила из волос, то уморили бы ее этим наказанием. Пользуясь случаем она оставила на память грядущим поколениям наказуемых подробное описание всех своих злоключений в картинках с остроумными подписями.

Но делать нечего. Пришлось отвлечься от воспоминаний. Не сидеть же в жгучих зарослях до вечера? Она начала осторожно выбираться из крапивных джунглей. Холодные капельки росы с потревоженных стеблей ледяным душем щедро одаривали свежестью и бодростью. Некоторые самые наглым образом проскользнули за ворот платья и побежали ручейками по спине. Ногам холодно, туфли насквозь промокли и противно чавкали, а подол почти до колен пропитался влагой. Надо выбираться из этой ловушки. Лирра решительно рванулась и выскочила из зарослей крапивы.

Но злоключения только начинались. Мало того, что принцесса насквозь промокла и была вся в волдырях, она ухитрилась еще и налететь на кого-то и свалиться в теплой компании с незнакомцем на мокрую траву.

- Ты откуда взялась и что здесь делаешь? - воскликнул сшибленный ею путник, поднимаясь и отряхивая с одежды налипшие листья и прочий сор. Возмутительно, но незнакомец даже руку не протянул, чтоб помочь ей подняться. Однозначно, он – не рыцарь.

Лирра вскочила и уставилась на него. На первый взгляд, юноша был немного выше и чуть старше ее. Высокие скулы, темные волосы, собранные в конский хвост. Сердитые карие глаза. Смуглый. Одежда его гораздо больше подходила для скитаний по чащам, чем ее собственная. Лук за спиной, нож на боку.

- Простите, пожалуйста, я заблудилась в крапиве! – попыталась проявить вежливость принцесса.

- А зачем в нее забралась? - удивился незнакомец.

- Я не знаю, как туда попала, - начала было она свой рассказ и замолчала, понимая как странно звучат ее объяснения….

Он со странной жалостью смотрел на нее:

- Бывает. Ты кто?

- Принцесса Лирра! - представилась она.

- Принцесса? Убиться о дерево! А это твое королевство? - он махнул рукой в сторону зарослей крапивы.

- Да не знаю я, как туда из магической башни попала! - чуть не плача воскликнула она.

- А говорила принцесса! Колдунья значит. Нет у нас никаких заколдованных башен и, отродясь, не было. Зачем так глупо врать?

Лирра поняла, что незнакомец над ней издевается, и очень обиделась на него. Вот бывают же такие гадкие молодые люди.

- Лучше помогите из этого леса выбраться!

- Да? А куда ты хочешь попасть, принцесса? В башню? Ничем не могу помочь. Их нет у меня.

Затем сшибленный внезапно улыбнулся и добавил:

- Ладно, не расстраивайся. Просто день не очень удачный. А тут ты из зарослей крапивы, как снег на голову. Я - Бродяга, а ты Лирра, будем знакомы, - незнакомец глянул на мокрую и несчастную принцессу, хмыкнул и добавил - Странная ты какая-то. Ладно, пойдем. А то простудишься еще. Рассказывай, как ты докатилась до жизни такой?

- Что я сделала? - возмутилась Лирра - Я не колобок, чтоб кататься!

- Почему же колобок? Уж больно тощая. Да и не скажешь по тебе, что ты принцесса, да и на колдунью мало смахиваешь! Наверняка от родителей сбежала. Обидели чем-то? В угол, поди, ставили ретрограды. Бедненькая повелительница крапивного королевства.

- Ты! Вы! - почти задохнулась от гнева девушка.

С ней в жизни еще никто так неподобающе не разговаривал. Даже мачеха! Да и Дик не позволял себе подобных эскапад. Как он смеет! Бродяга!

- Откуда тебе знать, как выглядят настоящие принцессы?!

- Не волнуйся, уж я-то знаю!

Лирра вспомнила наставления нянюшки и, решив испепелить этого наглеца взглядом и убить великим презрением, гордо заявила:

- Я с незнакомцами не разговариваю!

- Да вроде познакомились уже! Или тебя не Лирра зовут? Видать, последние несколько минут я исключительно сам с собой общался. Уж очень громко ты не разговаривала со мной!

Лирра вовремя взяла себя в руки, приструнив свое негодование. Венценосные особы не препираются со всякими проходимцами!

- Милочка, а покажи- ка колечко!



Пару мгновений поколебавшись, она все же с некоторой надеждой протянула ему кольцо, а вдруг наглец сгинет наконец-то. Бродяга насмешливо глянул на нее и сказал:

- Доверчива ты слишком, глупышка! А если я его не верну, что делать-то будешь?! - а затем начал рассматривать кольцо.- Пожалуй, магия есть, но я бы на твоем месте не стал использовать его для возвращения.

- Еще чего не хватало, чтоб Вы были на моем месте!- попробовала возмутиться она, но и это ее заявление привело грубияна еще в лучшее расположение духа.

- Видишь ли, Крапивница Лирра, если не умеешь пользоваться магическим предметом, то лучше и не пытаться. Могут быть весьма непредсказуемые последствия. Ты, видно, очень везучая!

- Не смейте меня оскорблять!

- Я? Оскорблять? Да я сама вежливость и услужливость. Ну, вот мы и пришли. Прошу.

Лирра уставилась на покосившуюся лесную избушку-полуразвалюшку и отрицательно замотала головой:

- Я туда ни за что не войду!

- Как хочешь! В здешних лесах и оборотни водятся: сожрут и не поперхнутся!

- Кто? - внутри у нее все заледенело от ужаса.

Ей попадались на глаза книга об этих ужасных созданиях, ей потом картинки оттуда средь белого дня чудились в каждом углу и за каждым кустом. Жуть жуткая! Трудно сказать, кто страшнее: мачеха иль оборотни.

- Самые обыкновенные. Мохнатые, с красными глазами и с вот та-а-а-кущими клыками! - пальцами он изобразил длину клыков. Как это она дверь не вынесла после того, как поспешила в ту развалюшку!

Бродяга нашел ей какие-то сухие лохмотья и вышел из избушки.

Между делом она огляделась. Избушка-развалюшка не подвела ее ожиданий - внутри была все той же развалюшкой! Как этот Бродяга здесь живет! Хотя судя по культурному слою пыли, он бывает в ней нечасто, а еще реже утруждает себя уборкой. Мог бы и штат прислуги нанять. Хотя где бы он их здесь разместил? Лирра была этим весьма озадачена.

А как кушать то хочется!

Сообщение отредактировал Tai: 17 Февраль 2014 - 01:50
Ответить

 фотография Tai 22 фев 2014

Глава 7.

Кушать хотелось все сильнее, а Бродяга все еще не возвращался. Что же ей делать? Лирра осторожно приоткрыла дверь и увидела, как из зарослей выходит этот наглый бродячий насмешник, держа за уши пару кроликов.

- Какая прелесть! Можно я с ними поиграю? Ну, пожалуйста! - она лучезарно улыбнулась.

- Играть с едой? Оригинально! Определенно мне эта затея не нравится. Тебе родители не говорили, что это неприлично, в конце концов. В каком медвежьем углу ты воспитывалась?

- Вы хотите сказать, что мы их съедим? - в ее голосе прозвучал неподдельный ужас.
Она даже пропустила мимо ушей все пассажи о невоспитанности и провинциальности.

- Ну, да. А в чем проблема? Ты - вегетарианка?

- Что? Кто? Вы зачем обзываетесь нехорошими словами?! Вы! Ты не смеешь! Я все-таки принцесса! - она никак не могла определиться, как к нему обращаться: «ты» или «вы» - вот в чем вопрос!

Буря ее возмущения только развеселила Бродягу:
- Вегетарианцами называют всех травоядных, плодоядных и овощеядных к твоему сведению! Ужас! Хоть читать-писать умеешь? К слову сказать, тут неподалеку две деревни есть: Тупики и Тупиловка. Ты из которой?

«Нет, какой негодяй! Да как этот плебей смеет со мной разговаривать в таком тоне! Еще и насмехается!... Ну, погоди же! Я тебе покажу!» - полные гнева мысли подвигли на решительные действия: она быстро вбежала в избушку и захлопнула за собой дверь.

Лирра не позволит этому живодеру готовить милых кроликов, даже если придется забаррикадироваться! Она подтащила стул, затем кучу тряпья, какой-то сор, кастрюльки и вывалила все это у двери. Вооружилась сковородкой и приготовилась отражать коварное нападение. Без доступа к плите ему придется отказаться от своих преступных планов!

Минуты шли, а в дверь никто не ломился. Руки устали, и Лирре пришлось опустить тяжелое оружие самообороны. Чуть позже сбросила со стула все барахло и присела на краешек. Ожидание становилось невыносимым.

Нет, лучше какая-никакая определенность, чем вот так сидеть и ждать. Она встала, решительно распахнула дверь и шагнула за порог.

Во дворе витал восхитительный аромат рагу. На заднем дворе горел костер, над ним висел черный закопченный котелок. Бродяга стоял рядом, помешивая содержимое.

- Как Вы могли так поступить с этими милыми созданиями? - она чуть не плакала. - Мы же не хищники, мы - люди!

- Уверена? Люди, пожалуй, самые страшные хищники и есть.

- Но мы должны стараться быть лучше!

- Угу, а для этого надо питаться. Если не поешь, будет не до самосовершенствования. Можно подумать ты в жизни ничего мясного не ела.
Лирра притихла и села на траву неподалеку. Встреча с грубой правдой жизни подействовала на нее удручающе.

- Да не переживай ты так! Если мы с тобой зазеваемся, нас тоже съедят.

- Звучит необыкновенно жизнеутверждающе! Вы - циник.

- Я - прагматик. Не грусти. Я с тобой. Кстати, ты чудесно выглядишь в этом наряде.

Лирра с сомнением осмотрела себя. На ней были мешковатые штаны и какая-то дряхлая рубаха на пару размеров больше. Ужас. Принцесса бросилась в избушку, чтобы привести себя в порядок. Пусть она оказалась в неведомом мире в компании с наглецом и грубияном - это еще не повод выглядеть оборванкой и неряхой.

А Бродяга с легкой улыбкой проводил ее взглядом. Старая уловка сработала безотказно: все девичьи страдания и неприятности меркли перед отсутствием достойного наряда.

Просто беда с этими романтичными начитанными барышнями! Хотя, надо признаться, Лирра вполне себе ничего, правда, его родители вряд ли одобрили ее в качестве невесты. С другой стороны, если она узнает, кто он на самом деле… Бродяга покачал головой. Сбежит ведь, глупышка.

Он снял котелок с огня. Время тянулось, кроличье рагу остывало, а Лирры ни слыхом не слыхать, ни видом не видать.

- Да, девчонки везде одинаковы - ради красоты обо всем на свете забудут. Семеро одного не ждут, а я голоден за семерых. Поэтому за дело. - Бродяга достал из-за голенища сапога свою любимую походную ложку и начал неторопливо смаковать собственноручно приготовленное блюдо.

Интересно, а где Крапивница? С другой стороны, с нее станется и вовсе от еды отказаться. Вот не было печали! Леший бы побрал, всех глупых девчонок с их выдумками!
Сытый Бродяга, покорившись неизбежности, отправился в лес на поиски ягод.

Скрывшись в зарослях, замер на мгновение, огляделся по сторонам и стал самим собою - довольно крупным черным волком.

Как же он любил эти моменты превращения! Человеческие чувства так убоги! Запахи леса волновали и звали в самую чащу. Бродяга застыл на месте, пытаясь отрешиться от посторонних желаний, а затем целеустремленно помчался к ближайшему малиннику. И все-таки жаль, что девчонка не оборотень. Он бы сумел убедить родителей, хотя они и противники ранних браков!

Лирра бессильно уронила очередную тряпку: да что ж это такое?! Но юная принцесса не привыкла сдаваться перед трудностями в поисках подходящего наряда! И в итоге ей удалось немножко привести себя в более-менее сносный вид. Ее собственное платье все еще было мокрым.

А, может, немного убраться в комнате? А то этот грубиян уверен, что она никчемная и легкомысленная девчонка! Лирра вовсе не такая! Вот Дик относился к ней совсем по-другому. Мысли скакнули в направлении башни. Интересно, маг скучает или тихо радуется, что катастрофы исчезли из его жизни? Она горестно вздохнула.

Следует отметить, что все необходимые знания о мужчинах и их коварстве, поведала Лирре многомудрая и многоопытная нянька. На кухне болтали, что она шестерых мужей пережила: кому ж знать, как не ей! Еще поговаривали, что седьмой кандидат в спутники жизни, узнав о ее брачной статистике, поспешил сделать ноги, чтоб их не протянуть.

Полет мыслей снова вернул ее в развалюшку. И где этот грубый и невоспитанный Бродяга? Ни коня, ни рыцарских доспехов, меча и того нет, а тоже строит из себя незнамо кого. Воображала.




А кушать все равно хочется! И она, набравшись духу, вышла из избушки. И где он, спрашивается? Смылся. Бросил ее на произвол судьбы! И еду унес! Но при более внимательном рассмотрении оказалось, что котелок на месте. Она приоткрыла крышку. Ух, какой аромат! Лирра быстренько сбегала за ложкой (надо же попробовать, что он там сварганил) и с огромным удовольствием начала свой завтрак, который по времени совпал с обедом. Рагу остыло, но все равно было до умопомрачения вкусно!

Оно как-то незаметно все само собой и съелось. Нашла кувшин с водой и даже попыталась немного отмыть котелок. Она не какая-то там белоручка и не бесполезный груз на его шее.

Занятие оказалось грязным: руки стали липкими, брызги жирной воды живописными пятнами украсили ее импровизированный наряд, волосы растрепались, а котелок выглядел хуже, чем до мытья. Как эти простолюдины живут? Неужели все время в грязи этой бултыхаются?

Лирра понимала, что битва за чистоту требует жертв, но не таких же!

- Ничего себе! Крапивница моет посуду! После оказанной чести, котелок просто обязан самоочиститься и блестеть от гордости.

- Судя по всему его никто и никогда не мыл! Где тебя носило?

- Пришлось откликнуться на зов природы! Кстати, это тебе! - и он протянул ей холщовый мешочек. Помыть не забудь!

Лирра собралась отчитать наглеца как следует, но, увидела в мешочке лесные ягоды и улыбнулась. Не такой уж и невежа, этот Бродяга.

- А где вода?

Он только вздохнул и ушел к ручью, где песком сноровисто отчистил котелок, помыл в нем же ягоды и побрел обратно к временному убежищу. Да, надо скорей отдать ее в надежные руки ее друзей или родственников, а то до конца дней придется опекать. Еще втянется в это дело. Как же можно быть такой неприспособленной к жизни?!

Сообщение отредактировал Tai: 22 Февраль 2014 - 03:22
Ответить

 фотография Tai 23 фев 2014

Глава 8.

Долго сердиться Бджистраст не умел: жажда общения и неуемная энергия быстро вывели его из оцепенения.

- Слушай, а как мы Лирру бум искать? Идеи есть, забулдыга?

Дик немного опешил от очередного «комплимента»:

- Демон, говори, да не заговаривайся! Разве я с тобой пил?

- От тебя дождесся! Зимой снегу бедному демону не выпросить, не то, что стаканчик! Знатный сквалыга и скопидом! Но все-таки, как Сопелку искать бум?

- Лирру!

- Да хоть Гитару, мне по фиг. Найдём - твои траблы.

- Брысь, где таких уродливых слов-мутантов нахватался?

- Места надо знать! Я по измерениям мотался, когда кое-кто под стол пешком ходил! - демон преисполнился собственной значимости и даже щеки надул для пущей важности.

- Интуиция подсказывает, что лучше мне тех мест не знать. Как там с магией?

- Еще хуже, чем здесь! - демоненок был просто счастлив, что он знает больше мага об измерениях.

- Брысь, вся надежда на тебя! Попробуй взять след.

- Не, ты совсем идиот, или куда? Даже ищейка не возьмет след, если его нет!

- Так никто в подметки тебе не годится! Ты же самый уникальный демон во Вселенной. Во всех девяти кругах Ада нет лучшего манагера по мелким и крупным пакостям. Ты - вредитель из вредителей!

Недаром говорят, что ласковое слово и кошке приятно: Брысь чуть не мурлыкал от грубейшей лести в свой адрес. В таком состоянии маленький пузатенький демон преисполнялся небывалого величия и силы. Воодушевленный похвалами он мог весь Ад верх тормашками поставить.

- Ладно, повезло тебе, что я с тобой, жених без невесты. Чую дымком потянуло, жилье близко, зайдем на огонек, поразузнаем, что здесь да как, а там с вельзевуловой помощью и за поиски примемся.

Последний пассаж не особенно вдохновил Дика: как-то эти два понятия рядом выглядели, по меньшей мере, экстравагантно.

И все же пора было двигаться в путь. Дик полностью положился в деле ориентирования на местности на Бджистраста. В любом измерении Брысь чувствовал себя, как рыба в воде. Плох тот демон, который теряется в новой для себя обстановке: выгонят за профнепригодность в мгновение ока.

Вскоре они вышли на грунтовую дорогу. С каждым новым шагом заплечный мешок медленно, но верно утяжелялся. Дик заподозрил бы происки соперников, если б не знал, что с магией здесь дела обстоят так же, как и с полетами на ближайшую Луну.

Когда он готов был сдаться и упасть без сил на обочине проселка, им несказанно повезло: они подошли к небольшому хутору. Несколько деревянных построек, крытых соломой. За хлипкой оградой копошатся куры и бродят поросята. Виднеется огород, заросший отборными лопухами и лебедой.
- Мои клиенты! - со сладким предвкушением необыкновенной удачи проговорил Брысь. Он выглядел почти счастливым.

- Хозяева, выходите! Добро пожаловать в Ад! - сладко пропел демоненок - Лень, раз, безалаберность, два, сейчас пообщаемся и узнаем, что там три и четыре.

С противным визгом отворилась дверь одного из домишек, и на пороге появился почти двухметровый амбал в простой холщовый рубахе и таких же мятых штанах. Нехотя он почесал растрепанные волосы, затем протер заспанные глаза и рявкнул:

- Чего встали? Проходите мимо! Нищим не подаем.

Брысь рассердился не на шутку. Какая-то деревенщина неумытая раскомандовалась будущим владыкой Ада:

- Мужик, ты разве не видишь, кто перед тобой!

- Бродяги, кто ж еще? Идите подобру-поздорову, покуда я добрый! - амбал лениво почесал живот, всем своим видом показывая, что он не задохлик какой-то и с незваными гостями церемониться не намерен.

Бджистраст только ухмыльнулся и, как фокусник, практически из воздуха достал кошель, встряхнул - внутри приятно звякали монеты. Грубиян изменился на глазах - на лице появилось заискивающее выражение, и он сладким голосом пропел:

- Уважаемые гости, что ж вы у порога стоите! Проходите внутрь. Чем богаты, тем и рады. Милости просим.

- Еще и алчность! - негромко проговорил демон. – Вот везуха!

- Брысь, ты не забыл, зачем мы здесь?

- Дик, хочешь, чтоб я твою блудницу нашел? Тогда не лезь под руку! Дела у меня, не видишь?! Да и тебе передохнуть не мешает, а то ты уже совсем дохлый стал. Пойдем! - и демоненок настойчиво потащил смертельно уставшего мага в жилище местного сквалыги.

В доме они уселись на скамью, и Брысь начал непринужденную беседу с владельцем хутора:

- Как урожай, хозяин? Лебеда, я смотрю, знатная уродилась! И лопухов таких развесистых давно не видел! Для каких целей выращиваете? Налоги и акцизные сборы заплатили?

Хозяин дома возмутился:

- Ты чего, мелкий? Это ж сорняки. Сборщик податей, что ли? Зачем приличным человеком придуриваешься?

- Не понял?! Так кроме этих растений у тебя в огороде других-то нет! Раз в огороде возделываются, значит полезная сельхоз культура. - Бджистраст победно уставился на хозяина дома.

- Чего? - верзила начал нервничать, - Неурожайный год у нас. Ты это, прохожий, проходи мимо. Много вас, проходимцев, шляется!

Дик тихонько ущипнул демоненка и шепнул:

- Нас сейчас выгонят!

Брысь в ответ со всей дури саданул Дику локтем по ребрам и прошипел:

- Заткнись! И не лезь в мои дела, а то я и передумать могу!

Магу ничего не оставалось, как замолчать: уж слишком он зависел от Брыся в поисках Лирры.

Фраза жлоба о проходимцах явно заинтересовала демоненка:

- Ты это кого обзывать вздумал, шушера?

Маленький Брысь словно вырос на глазах, а нагловатый хозяин уменьшился.

- Простите, почтенный, я вас не сразу признал.

Дик глазам не поверил: вместо здоровенного мужика перед ними предстал самый настоящий покрытый рыжеватой шерстью бес с хвостом и копытами.

- Я - демон 3 разряда! Как стоишь рядовой? - голос будущего владыки Ада прозвучал грозно и внушительно.

Бес встал по стойке смирно и попытался даже залихватски, как офицер гвардии, щелкнуть копытцами.

- Простите, а как к вам обращаться, демон третьего разряда!

- Бджистраст.

Бес замер с открытым ртом, а когда пришел в себя попытался обратиться к начальству по всей форме:

- Бдраст. Бджираст. Брдаст, - следующая его попытка прозвучала и вовсе неприлично.

Дик с трудом удержался от смеха, а Брысь не был бы самим собой, если б не сумел моментально найти выход из затруднительного положения:

- Ладно, я сегодня добрый, так и обращайся ко мне «демон третьего разряда»!

- Слушаюсь, ваш милость! Чего изволите?!

Дик был поражен тем, как старательно стоял по струнке бес. По всей видимости, он немножко недооценил значение адских званий и регалий своего старого знакомца.

Бес пытался смотреть снизу вверх на Бджистраста, что было крайне затруднительно, даже практически невозможно, так как рост Брыся можно определить тремя емкими словами «метр с кепкой».
- Видишь ли, мы с моим … - он предупреждающе зыркнул на Дика - приятелем-некромантом ищем одну девицу, как там ее?

- Лирра! - поторопился подсказать маг, но демоненок лишь небрежно отмахнулся пухленькой ладошкой.

- Неважно. Девчонка стащила бесценное кольцо-перемещатель по измерениям и теперь находится на Нырке! Как думаешь, где ее следует искать!

- Ежели переместило в деревню, то народ мог решить, что она ведьма, а за это преступление ждет наказание на костре, а коли в лес - могли и оборотни плотно пообедать.

Сердце Дика провалилось куда-то в область желудка.

А бес после небольшой паузы продолжил:

- Хотя я не слышал ни о ведьмах, ни о найденных бренных останках девиц.

-А должен был? - поинтересовался Брысь.

-Таки да! Я тут человекам продаю амулеты от оборотней, а волколакам - от людей.

-Ни фига се! - восхитился Брысь, - и как идет бизнес?

-Да, ничего, - скромно потупился бес.- Даже огородом некогда заниматься. Все идут и идут: днем люди тащатся, а по ночам оборотни наведываются.

- А жена чего ж не помогает, бесовка!

- Она местная, не знает, что я бес. Спалюсь - детей заберет и к теще своей свалит!

Дик ухмыльнулся: теперь он точно знал, в каких краях живет чертова бабушка.

- А амулеты-то хоть помогают?
- Никто еще из лесу не возвращался жаловаться! – местный бизнесмен хитро подмигнул, затем глянул на гостей заявил: - За весьма умеренную плату могу поспособствовать в поисках воровки! И хотелось бы получить еще и рекомендацию на повышение, если Прд… , Брд…, Брдж….., простите, демон третьего разряда будет так добр. Я не очень высокообразован, в академиях не обучался, манеров не знаю! Но сами понимаете: жена, дети… Запросы растут, а доходы остаются прежними!

Дик по себя отметил, что бес не такой уж увалень и невежда, просто дурака валяет, притворяясь деревенщиной.

Будущий Владыка Ада глянул на него с легким оттенком уважения:

- Наглый и хитрый! Далеко пойдешь! Будет тебе и рекомендация и повышение….

- А небольшой задаток, так сказать, на издержки!

Брысь с подозрением глянул на беса:

- Сначала дело, потом деньги!

И тут со двора послышалось:

- Милый, мы уже вернулись от мамы! Встречай!

Дик выглянул в окно и увидел довольно высокую и фигуристую крестьянку. Она успела отвесить тумака старшему сыну, пнувшему курицу, младшему вытерла нос, а среднего отправила нарвать травы для поросят. Бой-баба! Такая и слона на скаку остановит, и избу по бревнышку раскатает.

- А вот и издержки! - весело сказал бес, превращаясь в прежнего мужика, - Ну, как? По рукам?!

Брысь нехотя бросил пару монет здоровяку.

Крестьянка тем временам погнала всех бесенят в огород траву рвать, а сама зашла в дом.

- И как там мама поживает? - елейным голосом спросил бес.

- Хорошо, только волнуется, почему ты ее не навещаешь! Уж она бы порадовалась! Так хочет с тобой встретиться.

- Ох, и тяжко мне дома оставаться! Вишь, снова денежную работенку предлагают. Конечно, я очень огорчен, что не встретился с твоей мамой, но дела во благо семьи - прежде всего! - и он незаметно для жены подмигнул Дику.

- Дрых, поди! - ядовито заметила его супруга.

- Не дрых, а отдыхал от трудов тяжких и сил набирался для новых подвигов! Не ворчи, накорми и в дорогу собери. Вот задаток!

Продолжая шипеть что-то себе под нос, хозяйка быстро накрыла на стол. Аромат простой деревенской еды кружил голову и вызывал обильное слюноотделение. Ели молча и сосредоточенно.

После обеда вышли во двор и присели на завалинке.

Трое рыжеволосых ребят-бесенят нарвали травы и пытались усадить младшего брата на спину поросенку. Свин мужественно сопротивлялся, но его визг прекратился только тогда, когда папаша погрозил ремнем. На укоризненный взгляд Дика бес лишь отмахнулся:

-У нас в семье предпочитают традиционное воспитание: увещевания и вид ремня более действенны, чем просто уговоры!

Бджистраст возмутился:

- Плевать мне, как ты своих сорванцов воспитываешь! Где воровку искать бум?

- Ну, если ее не сожгли и не сожрали, возможно, отдали дракону на обед!

- Ага, а там два в одном флаконе! Хочешь разбогатеть, давай шевели копытами и мозгами. Нам девица нужна живая!

- А откуда у вас Нырке драконы? Здесь же магии нет! - удивился и Дик.

- Мужики, не гоните так лошадей! Я думал вам кольцо надо. Неужто вы побрезгуете снять с бренных останков? Волшебства нет, а драконы есть и че?!

- Нам и девка нужна и кольцо. Некромант ее пытать будет страшно, чтоб другие мерзавки больше не зарились на чужое добро! Так я говорю?! - демон грозно зыркнул на Дика.

- Пыт…. Что? - договорить маг не успел, Брысь так копытом шмякнул ему по ноге, что у мага дыхание перехватило, и он только и смог выдавить - Бдвак!

- Гляди, как некроманта от злобы корчит! Давай в дорогу скорей, а то он еле сдерживается, чтоб на нас жуть зеленую не нагнать от лютости великой! - Бджистраст так это зловеще проговорил, что Дик и сам страшно испугался.

В дорогу выдвинулись быстро. Видно было, что бес нервничает и жалеет, что с ними связался, но отказаться от взятых на себя обязательств не может.
Сообщение отредактировал Tai: 23 Февраль 2014 - 12:16
Ответить

 фотография Tai 01 мар 2014

Глава 9.

Бродяга шел неторопливо обратно, время от времени потаскивая из котелка ягоды.
- Как бы у нее точно узнать, откуда она? Вот же ж выдумщица и затейница! А с ней весело, что тут скажешь?! Забавная девчонка, хотя слишком уж избалованная. Глупышка- сестренка», - последняя мысль ему очень понравилась.

У него ведь никогда не было младшей сестры, только старшие братья. До чего же приятно опекать, а не быть опекаемым! Он чувствовал себя рядом с нею героем и защитником юных девиц. Плечи сами собой расправлялись, а на чело набежало облачко озабоченности, приличествующее случаю.
Как она там? Наверное, умирает от страха. Осталась одна одинёшенька посреди векового леса.
***
Лирра сидела у избушки и очень сожалела, что не пошла с Бродягой к ручью. На границе полянки в кустах что-то шелестело, шевелилось и шуршало, между деревьями мелькали стремительные тени. Конечно же, это злобные тролли, оборотни и огры, которые выжидают момента, чтоб ее коварно похитить. Настоящие принцессы на дороге не валяются. Такого удобного случая для злодеев и подыскать трудно.

- Вот негодники! - Она сердито топнула ножкой - Пронюхали, что я тут совсем без свиты, одинока и беззащитна, как лилия в саду!

Лирра стала вспоминать, что ей известно о самообороне, но ничего путного в голову не приходило. Всех принцесс охраняли либо рыцари, либо королевские стражники, а пока что ни тех, ни других не было видно даже на горизонте.

А с Бродяги какой паладин? Даже не собирается пасть ниц перед ее необыкновенной красотой и лобызнуть подол платья. Правда, оно запачкалось и запылилось, но настоящий рыцарь на такие мелочи не обратил бы внимания. В конце концов, одного того, что Лирра настоящая принцесса, должно быть достаточно для преклонения и восхищения.

Представить Бродягу в качестве куртуазного героя в сияющих доспехах, сколь не тщилась, никак не получалось. Даже на менестреля он ни капельки не тянул. Скорее, походил на нищеброда без кола и без двора. От таких бродяг нянюшка всегда учила держаться подальше: разве может нищий просто так влюбиться в принцессу? Только корысти ради!

Хотя кто-кто, а Бродяга на влюбленного не походил.
Всё-то он ее критикует, да еще и насмехается. Грубиян!

С другой стороны, хорошо хоть драконы здесь не водятся. Огнедышащих чудищ, как известно, рыцарями не корми, дай только принцессу похитить.

Интересно, а почему они служанок, фрейлин и королев не похищают? Это же настоящая и ничем неприкрытая дискриминация.

От такой явной несправедливости сердечко принцессы забилось учащенно, и она чуть было не расплакалась.


Набежали серые тучки-проказницы и прикрыли собой солнце. Жуть вцепилась в Лирру острыми коготками. Но она отнюдь не собиралась сдаваться на милость глупым страхам.

- Принцесса, я или нет! В конце концов, мой прадед убивал драконов, химер и великанов десятками и сотнями лишь одним взмахом меча. Стоило ему глянуть на орды врагов, как они в ужасе разбегались, - она гордо выпрямила спину и почувствовала себя великой правнучкой великого прадеда.

Но настоящей воительницей Лирра ощутила себя, только крепко сжав в руках деревянную ручку тяжелой сковородки!

- Драконы и тролли выходите на честный бой! - звонко закричала в сторону кустов.

Вместо вызываемых чудищ на поляну вышел Бродяга. Трудно описать, какое облегчение она испытала в этот светлый миг. На радостях Лирра прыгнула ему на шею, позабыв избавиться от тяжелой сковородки. Полет был короткий, но впечатляющий: оба оказались на земле.

- Похоже, у тебя в привычку входит валять меня по земле. Гляди, что наделала, Крапивница! - они раздавили рассыпанные ягоды, от чего одежда обоих украсилась очень живописными пятнами.

- Я?! Сам виноват! Как ты, Бродяга, посмел не удержать мое высочество!

- Высочество, слазь, пока не отшлепал за высокомерие и наглость. Тридцать три леших и два водяных! Ты же ходячая катастрофа! Катаклизма!

- Сам ты клизма! Вот расскажу Дику, и он тебя в жабу заколдует! Или в паука - толстого мерзкого паука!

- Мда, добрейшей души принцесса наша Крапивница! Марш отсюда, покуда я сам не превратился в кого-нибудь большого и злого!

Она предпочла гордо удалиться от рассерженного Бродяги, не забыв у самой двери обернуться и показать язык. Пусть не думает, что ему удалось ее запугать.

Оборотень вышел из себя, и ему никак не удавалось вернуться обратно. Если младшие сестры все такие, то зачем ему сдался такой геморрой? Нет, но какова! Похоже, она действительно верит в свое высочайшее происхождение и предназначение. Еще и угрожает каким-то Диком! Поди, братишка у нее деревенский амбал, который всю деревню в страхе держит. Надо же, придумала - чародей! Даже дети малые знают, что магов не бывает, - это глупые детские сказки. Вот оборотни, вампиры и драконы - настоящая реальность.
Какой же винегрет в этой очаровательной головке. Хотя, по правде сказать, какая из нее красавица? Тощая, мелкая, да к тому же и наглая выше меры. Кто такую нахалку замуж возьмет? В деревнях все девки, как пышки, глянешь - аж слюнки текут.

Бродяга почувствовал необыкновенное воодушевление, и аппетит некстати разыгрался:

Ох, деревенски румяны девчонки,
Как волнительно колышутся ваши алые юбчонки!
Пышечки, саечки, булочки,
Как волнуют кровь ваши, девочки, фигурочки,
Аппетит некстати разыгрался
Оборотень во мне тихо просыпался!

Он был уверен, что братья сей опус оценят по заслугам. Может, отправить в какой-нибудь журнал, типа «Вой при луне», «Звуки ночи» или в тот же «Вестник вервольфов»? Пожалуй, в «ВВ» отправлять не стоит, у них в редакции одни снобы сидят, если и напечатают, то только в юмористической рубрике «Поэтические взбряки», а то еще в «Пиитских маразмах», или «миазмах» разместят (точное название он не помнил). А оно ему разве надо? Не всякая слава приятна и греет душу!

Его мысли снова вернулись к Крапивнице: «А чего это она меня со сковородкой встречала? Узнала, что я оборотень? Я, понимаешь, к ней со всей душой, лапы сбил, пока ягоды искал, а она вот так! Прохиндейка!» - он не заметил, что в негодовании последнее слово сказал довольно громко вслух.

- От прохиндея слышу! - на порог стремительно вылетела Лирра.

Все та же сковородка удерживалась ею над головой наподобие боевого меча. Она была готова мчаться в бой против армад вражин, посягнувших на умаление ее достоинства посредством гнусных наветов!

- Прекрати меня оскорблять! - с негодованием выкрикнула Лирра.

- Прости, что делать? И чем это я тебя обидел? Одежду сухую нашел? Нашел. Накормил? Забочусь, как о себе любимом, а ты сковородками кидаться! Неблагодарная.

- А зачем прохиндейкой обзывал?

- Я?! Это были мысли вслух, а ты не подслушивай. Кстати, а ты домой еще не передумала возвращаться? А то я тут с тобой уже устал нянчиться!

Лирра не знала, что и сказать. С одной стороны, он грубиян, каких свет не видывал, а с другой же, Бродяга и вправду о ней заботиться и не посягает совсем.

И тут ей в голову пришла глупая мысль: а не потому ли она так выходит из себя, что он относится к ней не как к признанной красавице и принцессе, с любовью и восхищением, а как к обычной капризной девчонке.

Может дело не только в его неотесанности и прирожденной наглости?!

Эта мысль немножко остудила ее пыл. Вот и нянюшка не раз ей говорила: хочешь, чтоб к тебе относились, как к принцессе, веди себя как принцесса, а не как девка легкого поведения. Честно говоря, она точно не знала, чем занимаются эти несложные девицы, но начала немножко понимать, что именно хотела сказать ее наставница.

- Я веду себя как девка? - ей захотелось подтвердить или опровергнуть смутные подозрения.
- Э-э-э, мне кажется, ты слишком строга к себе, милая! Лучше расскажи мне, где живет твоя родня. Избавишься от моего общества, а я буду спокоен, видя тебя в полной безопасности в кругу домочадцев.

- К мачехе не вернусь! Не мечтай! А, как Дика найти, я не знаю! - ей стало себя очень жаль, глаза заблестели от внезапно накативших слезинок, торопящихся выбежать наружу и оставить горячий след на щеках.

- Надеюсь, Дик не такое беспомощное дитя, как ты! А то вам можно только посочувствовать. И прекрати плакать! Терпеть ненавижу слезы! Давай я тебе лучше с драконом познакомлю! Есть у меня один хороший приятель средь этого пламенного племени. Вспыльчивый, как все в его роду, но быстро остывает. Может, он даст умный совет.

Лирра испытала самый настоящий шок от этого предложения:

- Ты думаешь, я добровольно пойду в плен к дракону? А вот тебе! - и она неожиданно скрутила фигу. Никогда прежде не позволяла себе подобных выходок, а тут как бес помог.

- Крапивница, ты ж вроде претендовала на звание принцессы! Фу! Как не стыдно! Хорошие девочки кукиши не крутят! Успокойся и сама подумай: а зачем уважающему себя дракону пленница-дармоедка? Сказки это, чтоб оправдать браконьерскую охоту. Рыцари - дурни, верят, что мудрецов, способных летать к звездам, волнует презренный металл. Что взять с этих горе-вояк? Большинство неграмотны, кроме как мечом махать, ничему не обучены.

- А он меня не захочет проглотить?

- Да на себя посмотри: тебя не то, что дракону, оборотню, на легкий завтрак не хватит. Больно нужно всухомятку костями давиться.

- Грубиян! - фыркнула Лирра.

- Предлагаешь пересмотреть эту точку зрения! И кем же ты хочешь быть проглоченной?

- Еще чего, я вовсе не хочу, чтоб мной завтракали, обедали или ужинали! А драконы, они какие?

- Пойдем, и сама все увидишь! Не бойся, я тебя в обиду не дам! Разве сам слегка обижу! - и Бродяга легкомысленно ей подмигнул и неожиданно улыбнулся.

«А он очень даже ничего, и вовсе не такой уж грубиян. С ним не скучно и, похоже, безопасно» - подумала Лирра.

- Ну, что, миру мир? - прервал паузу Бродяга.

- Ага! - робко кивнула она.

- В путь, чтоб засветло дойти до дракона, а то он не любит ночных гостей. Есть у него кое-какой печальный опыт. Я тебе по дороге пару историй о нем расскажу. Умнее и справедливее его нет. Ему бы мировым судьей быть.
Ответить

 фотография Tai 11 апр 2014

ГЛАВА 10.

Вот и сборы завершены. Маг торопился в дорогу, отлично понимая, что время уходит и, чем больше они задержатся со своей спасательной миссией, тем меньше надежда на успех.

Бес затянул заунывную песню, чтоб было веселей идти, а заодно он хотел напомнить, что вся честная компания перед ним в неоплатном долгу:
В путь, в путь, в путь!
Дружище вещей не забудь
Путь твой, конечно, далек
И помни про свой должок

Но и Брысь не остался в долгу:

Вместе весело шагать
по просторам, по просторам, по просторам!
И дружить лучше нам
только с вором, только с вором, только с вором!

Дик был просто шокирован разносторонними талантами своих адских спутников. Понемногу чародей приходил в себя в новой для него обстановке. То обстоятельство, что он лишился способностей, вогнало в непривычную депрессию. Да и кто смог бы принять такое событие с приличествующим случаю стоицизмом? Быть всемогущим, а потом стать самым обыкновенным? Некоторые в подобных ситуациях предпочли бы свести счеты с жизнью, но Дик был вылеплен из другого теста.

Вот только полная зависимость от Брыся мешала жить и радоваться жизни:

- Неужели я без магии ничего не стою? Врешь, судьба-злодейка. Вон уже и Брысь возгордился. Слова поперек не скажи.

Вопрос «бить или не бить Брыся?» не вставал, но спесь сбить как-то надо, а то с ним вообще скоро сладу не будет при его дьявольском самомнении.

Мысли, как мухи, роились у него в голове, своим жужжанием сбивая с толку. Он чуть было и сам вслух не затянул:

Ты не вейся, грустна мысля,
В черепушке-то моей,
Ты безумья не добьешься-
Не бывать ему со мной…

Их поводырь горда шлёпал впереди, а затем с независимым видом повернулся и гордо заявил:

- Господа, кажется, я заблудился! Не вполне уверен, что мы выбрали верное направление.

Бджистраст отреагировал мгновенно:
- Че сказал, а?! Ты у кого уроки вождения экскурсий брал? Я бы подобных шутников вешал и на кол!

- Определись сначала: вешать или натыкать!

Брысь своим пузиком начал напирать на беса. Эвил застыл, как непреклонная скала перед бушующим морем. Так они и стояли глыбами, пытаясь всем своим видом морально уничтожить соперники: секунда - пух и перья полетят.

Дик попытался вклиниться между двумя непреклонными бойцами:
- Господа нечистая сила, не стоит горячиться. Гляньте, вон там не деревня виднеется?

Бес подскочил, а потом резво подбежал к ближайшему дереву и не взобрался, а прямо таки птицей взлетел наверх:

- Тупики! И живут там самые тупые тупицы на Нырке. У них зимой снегу не выпросишь, а летом пыли! Можно и не заходить, все равно ничего не обломится.

Брысь все еще не остыл, а потому резко заявил:

- Веди уже, путеводитель, а мы там сами разберемся, что и как. Ох, и бесишь ты меня, бес! Убил бы!

- Демон третьего класса, тебе туда хода нет - нас всех на костер отправят.

- Тудыть-растудыть. Ври да не завирайся, блудник! Твоя жена ничего не заметила!

Бес немного смутился:

- Я чары на нее навел, отводящие глаза! Мне прокалываться нельзя! А то разжалуют до зеленого чертика!

-Значит, здесь есть-таки волшебство!- обрадовался Дик.

- Не совсем, но напитки и зелья на все случаи жизни варить умеем.

- Брысь, Эвил прав, надо тебе замаскироваться. - Дик открыл свой вещмешок и начал там рыться, пытаясь отыскать хоть что-нибудь пригодное для маскировки.

В итоге, надрали липы и из ее коры смастерили лапти на копыта, хвост Брысю пришлось заправить в штаны, а на физиономию сделали из шейного платка мага никаб, чтоб одни глаза светились. Дик даже пожертвовал свою жилетку вместо куртки прикрыть филейную часть с оттопыривающимся хвостом. Брысь с подозрением уставился на своих спутников.

Оба с трудом скрывали улыбки, глядя на преображенного демона. Но веселиться времени не было, и потому они двинулись в путь. Надежда услышать хоть что-то о Лирре всё уверенней вила гнездышко в сердце Дика.

Деревня Тупики была до отвращения обычной. Потемневшие от времени дома с соломенными крышами. Незатейливые в своей простоте облупленные ставни на окнах. Кривые улочки, живописно усеянные в самых неожиданных местах коровьими лепешками и конским навозом.

Деревенская живность чувствовала себя привольно. Козы пощипывали траву у заборов и приглядывались, кому бы прицельно нанести удар чуть пониже спины, чтоб народ не расслаблялся и мух не ловил. Поросята валялись в лужах, отдыхая от полуденной жары. Куры лениво бродили во дворах и за оградами, что-то поклевывая в пыли. Их сонные прогулки оживлялись лишь в те моменты, когда петух созывал всех на угощение в виде какого-нибудь очень аппетитного червячка или букашки, напоминая несушкам, кто кормилец в гареме. Псы дремали в своих конурах, время от времени лениво побрёхивая на прохожих.

Наши путники дошли до деревенской площади, не встретив никого их местных обитателей, если не брать в расчет ребятишек всех возрастов. Те развлекались, как умели. Какой-то бесштанный малыш бродил по лужам, лениво пиная разлегшихся поросят и радуясь их истошному визгу. Другой сорванец перелезал в соседский огород, где овощи сочнее и вкуснее, а ягоды слаще. Ватага ребят постарше носилась с истошными воплями, играя то ли в разбойников и стражников, то ли в эльфов и троллей.

На деревенской площади народу было немного, да и те сосредоточились возле трактира, но когда Брысь с Эвилом попытались напроситься к кому-нибудь на обед или ночлег, никто не согласился представить им кров. Трактирщик и тот руками замахал: он, де посторонних не пускает, а вдруг они и есть те самые душегубы Кровопивец, Вырви Глаз и Карлик, о которых на днях глашатаи кричали. Путники совсем уж было пали духом, но тут в дело вступил маг.
- Поселяне и поселянки! Сегодня перед вами выступит известный фокусник и престидижитатор Дик! Он искусен и велик! Никакого чародейства просто ловкость рук. Не разоблачить их с помощью любых наук. Всего одно представление! Только сегодня! В первый и последний раз.

Брысь всполошился:

-Ты че, магшество, совсем с катушек съехал из-за своей бродяжки Лирры? Колдовать не можешь. Нас же гнилью и всякой дранью закидают в случае провала!

-Что я слышу?! Неужто будущий владыка Ада струсил? Штанишки не обмочи со страху!

Брысь аж вскинулся:

- Это я-то струсил?! Фиг тебе. Я в доле! Слава и позор пополам!

Ребятишки, сверкая босыми пятками, рванули по деревне, разнося новость о «житаторе», который всем покажет ловкость рук. Весть о циркачах облетела окрестности со скоростью молнии. Недалекие умы местных жителей были поражены массовым любопытством. В особенный же восторг они пришли при мысли о «пресном житаторе»: фокусы на ярмарке многие видели, а вот что покажет этот странный тип, всем было до боли любопытно.

Местный люд начал запасаться входными билетами на представление: кто завернул в рушник булку хлеба, кто налил в крынку молока али прихватил горячительного напитка «самженэ» , а кто и вяленое мясо да рыбу заворачивал в чистую тряпицу.

Бойкая троица новоявленных артистов цирка готовилась к представлению.
Дик взял на себя фокусы. Бес пообещал устроить огненное шоу, а также глотание всяких острых предметов.

Брысю досталась роль клоуна, что его возмутило безмерно:

- Сами шуты, а я …

Договорить он не успел, так как Дик вклинился изысканным ледорубом в спор:

- Прости нашу наглость, демон третьего класса седьмого наивысшего разряда, но в иных ипостасях тебе придется показать свой настоящий вид, что для всех нас сопряжено с неприятностями в виде повешения или сожжения. Или ты готов расстаться со своей драгоценной жизнью ради своих принципов?

-Уел, ты меня, магшество, уел! Я нужен Аду, чтоб вести демонов, бесов, чертей и прочих ловцов душ к полной и безоговорочной победе над нашими врагами! - Брысь преисполнился величия.

- Гляди, лопнешь от важности! Ад не переживет такой потери!

Дик чуть язык не проглотил от неожиданных слов Эвила. Вот так бес! И хотя голос последнего был елейный и подобострастный, все сказанное прозвучало просто издевательски.

- Не боись. Я ж демон 3 разряда! В три раза больше могу делать гадостей, пакостей, козней, а также лгать, воровать, подбивать, порочить, судьбу пророчить.

- Вот и рассмеши всех в три раза больше, чем обычно, - докончил фразу Дик.
Вместо сцены использовали телегу, щедро предложенную одним из тупиковцев в качестве входного билета (правда, только на время шоу, но приятели и не претендовали на право собственности: не самим же в нее впрягаться?).

Немудрящий реквизит был извлечен из вещмешка Дика. Он напялил поверх дорожной одежды черную мантию, предварительно вытряхнув оттуда набившиеся в нее сор и крошки. Из кушака свернул себе чалму, которую украсил пером из хвоста пробежавшего мимо петуха.

Петух возмущенно взлетел на забор и начал громко браниться на своем птичьем языке. Судя по восторженным взглядам курочек, которые собрались у плетня и с обожанием на него взирали, он явно был местным авторитетов среди всего куриного племени. Правда, долго ему не удалось наслаждаться бременем славы: Брысь ловко сбил его с забора метко брошенным камнем. Но тревожиться за его судьбу не пришлось: петух громко с возмущением квохтал в зарослях крапивы и лопухов, жалуясь курам на несправедливость, царящую в мире.

Брысь сидел на телеге и болтал ногами в воздухе: он был и так уже одет, как клоун.

Эвил занимался последними приготовлениями: сбегал куда-то в поисках легковоспламеняющихся жидкостей, затем разделся по пояс и расхаживал вокруг телеги, поигрывая впечатляющими мышцами и подмигивая крутобедрым дебелым поселянкам, которые начали по надобности и без оной проходить мимо заезжих артистов. Крестьянки глупо хихикали, перешептывались и вовсю глазели на Эвила.

- Ты им еще стриптиз устрой, придурок! - возмутился Брысь, на которого ни одна из деревенских прелестниц самым возмутительным образом не обращала внимания.
-Стрип что? Будь проще, Бдраст!

- Ты это, бес, не хамей, а? Резидент Эвил, нашелся. А то фиг будет, а не повышение! - Бджистраст не собирался делать вид, что не заметил оговорки беса.- Разоблачись, говорю, совсем, и без порток тут погуляй перед этими красотками!

- Раздеться говоришь? А это мысль! - Эвил начал стаскивать штаны.

Глядя на дьявольское бесстыдство, Дик был вынужден вмешаться:

- А если до жены дойдет, как ты тут развлекал народ?

-Думаешь?! - бес призадумался, а потом добавил.- Пожалуй, ты прав. Даже не представляешь себе, как быстро сплетни распространяются. А все благодаря теще. Она у меня местный филиал информбюро.

Вечер подкрался незаметно. Под телегой скопилось много всякого добра, принятого в качестве входных билетов. Вся деревня от мала до велика собралась на представление.

Первым вылетел на телегу Брысь:

- Дамы и господа!

Жители Тупиков растерянно начали оглядываться по сторонам, пытаясь разглядеть вышеозначенных особ.

- Сегодня, в первый и последний раз, пред вами выступит Дик, который ногами в навоз влип!

Народ одобрительно захлопал и засвистел.

- Поскользнулся, покачнулся
С головою окунулся!

Деревенские жители хохотали, как дети: такой юмор был понятен и приятен. Брысь изобразил пантомиму о приключениях фокусника. Публика одобрительно свистела и хлопала в ладоши.

Пришла очередь выступать Дику. Начал с карточных фокусов. Но хотя карты мелькали в его руках, летали змеей, Дик рвал и восстанавливал их из обрывков, народ начал скучать. Брысь издевательски хихикал и комментировал каждый фокус в самых непарламентских выражениях. Маг не растерялся:

- А теперь гвоздь программы: превращение паршивца-мальца в чертенка! Бдраст. Бджираст. Брдаст. Раз! Два! Три! - и он резко повернулся так, что полы его мантии на мгновение скрыли демона и ловким движением сдернул всю маскировку. Через пару секунд Брысь предстал перед почтеннейшей публикой в своем истинном обличье.

-Ух ты! Ах ты! Молодца! Круто! Так вот чем эти простые житаторы занимаются! - публика была восхищена.

Дик повернулся к ликующей толпе и заявил:

- Так будет с каждым, кто не уважает искусство престидижитации!

Толпа захлопала с еще большим воодушевлением. Никому не улыбалось превратиться в демона.

Местные мальчишки норовили подобраться поближе к Брысю, чтоб дернуть его за хвост. Поселянки жалели мальчонку, а мужики одобрительно хлопали: а вот не надо было житатора задевать, а то эти мелкие много воли взяли с тех пор, как королевским указом запретили мальцов пороть.
И тут в бой талантов вступил Эвил. Сначала он выдувал пламя, а потом начал глотать всякие железки, которые ему с огромным энтузиазмом передавали все зрители.

Представление прошло с огромным успехом. Правда, некоторые после окончания феерического шоу заявились требовать назад проглоченное, но, узнав, каким путем это скоро вернется обратно, быстро ретировались домой. Зачем в хозяйстве такая вещь?

Все их проблемы с ночлегом и отдыхом были решены. В трактире местный охотник рассказал, что видел в лесу девушку похожую по описанию на Лирру в компании оборотня и даже указал направление, в котором им следует идти. Показать место, где видел девицу с волколаком, он отказался, объяснив:

- Обходи коня спереди, корову сзади, а оборотня седьмой дорогой! Будет охота, я вам карту нарисую. Разумеется, за вознаграждение.
Ответить

 фотография Tai 12 апр 2014

Глава 11.

Пока шли в гости к дракону по лесной дороге, Лирра с любопытством оглядывалась по сторонам и весело щебетала:

- Ой, какой чудный цветок! А как он называется?

- А я откуда знаю? Я что похож на ботаника?

- Бродяга, а на кого ты похож?
Не рыцарь, не менестрель, не охотник,
не крестьянин и не плотник,
не кузнец и не романтик…

- Ага, осталось мне на шею бантик нацепить и котенком назвать. Я - Бродяга. Личность свободная и не зависящая от условностей. Можно сказать - маргинал.
- А я такого слова ни разу и не слышала. А тебе и девушки нравятся или только… - она не успела договорить, потому что Бродяга глянул так, что впору было либо под землю провалиться, либо превратиться в кучку золы.

- Крапивница, приличные девушки о подобном даже и не подозревают. В какой же ты подворотне выросла?!- он был поражен до глубины души.

- «Да» или «нет»? - Лирра решила не реагировать на глупые инсинуации про подворотню.

- Тьфу! Я девушек люблю, они и мягче и нежнее!

- Ешь их, что ли?! – попыталась она пошутить.

- Как сказать - я не людоед, если ты об этом. Но сердечко украсть запросто могу.

- В каком смысле?

- Есесно в переносном. Тебе это не грозит, бессердечная!

А потом было уже не до разговоров. Им пришлось сойти с дороги, и теперь они плелись в настоящей чаще. Обходили заросли ежевики и крапивы, переступали через подгнившие стволы деревьев. Ноги утопали в перепревшей листве. В довершение всего к подолу платья Лирры совершенно некстати прилипали какие-то колючки, ветки, репьи и прочая дрянь. Девушка морщилась, но без жалоб продолжала свой путь. Принцессы не плачут и не жалуются. У нее все превосходно.

Время от времени Лирра кожей чувствовала вопросительные взгляды Бродяги.

«Не дождешься, не пожалуюсь. Я - принцесса или кто?»- думала она и изо всех сил заставляла себя брести по этим зарослям.

А Бродяга даже зауважал девчонку. Старается не отставать, хоть и видно, что зверски устала и с минуты на минуту может расплакаться. Бедняжка.

Почему-то вспомнилась картинка из книги сказок, на которой волк нес на спине красавицу. Конечно, можно было бы и на себе прокатить, но где гарантия, что увидев его в истинном обличье, она не помчится с громкими воплями по лесу. Лови потом птичку-невеличку. И вообще: девушку легко на спину посадить, на шею сама усядется и ножки свесит. Поди, сними потом.

- Ничего, потерпи еще немного, скоро будем на месте.

- Лучше я здесь умру! - неожиданно заявила Лирра и уселась на ближайший пенек. - Завел в дебри. Одна крапива и ежевика кругом. Того и гляди оборотни нападут или тролли. А я сковородку забыла в избушке-развалюшке. Беззащитная осталась.

Девушка выглядела по-настоящему огорченной и полной решимости оставаться на месте:

Я камешком сяду
Никуда не пойду
Пусть стыдно будет ему!

Принцесса проговорила строчки вслух, но не стала уточнять, кому «ему».

Бродяга понял, что пришло время решительных действий, и превратился в волка. Когда Лирра увидела оборотня, то об усталости забыла, и в мгновение ока, дикой кошкой, вскарабкалась на дерево.

«Упадет, глупышка!» - подумал Бродяга, возвращаясь к своей человеческой ипостаси.

- Крапивница, слезай! Убьешься!

- Ни за что! Ты же оборотень!
- И что? Тебе это до сих пор не мешало? Может я покусал или иначе покушался? - он начал закипать. Какая глупая девчонка!

- Нет! Но ты ОБОРОТЕНЬ! - с ужасом повторила она.

- Я для тебя…. А ты вот как!

Страх постепенно проходил: ведь это же Бродяга! Пожалуй, для оборотня он довольно мил! Да и глупо его бояться.

- Я ухожу, Крапивница, слышишь!

- Не уходи.

- Слезай!

- Боюсь!

- Да что ж с тобой делать то? Сам я по деревьям не очень умею лазить. Ладно, сиди там, а я за драконом смотаюсь. Это недалеко. Мы тебя спасем! - и Бродяга, оборотившись волком, умчался, а Лирра осталась на дереве.

Ей удалось преодолеть себя и чуточку спуститься, но стоило взглянуть вниз, как Лирра тут же решила остановиться на достигнутом.

От скуки начала передразнивать кукушку, за что гадкая птица попыталась ей отомстить, но не попала - птичий привет пролетел мимо. Принцесса вспомнила примету, что птичий помет к счастью, и еще больше расстроилась. Сегодня явно не ее день!
***
Время шло, а Лирра продолжала сидеть на дереве. Спускаться вниз боязно, а ни дракона, ни оборотня нигде в обозримых окрестностях не наблюдалось.

- Интересно, а куда это он подевался? Может Бродяга решил бросить меня на произвол судьбы? - последняя мысль не очень ее воодушевила.
Кукушка после провала миссии по отмщению успокоилась и, удобнее устроившись на соседнем дереве, продолжила унылое соло.

- Ку-ку! Ку-ку! - раздавалось с завидным постоянством.

- Вот мерзавка! Снова за свое взялась! - Лирра была возмущена до глубины души.
– Мое высочество желает, чтоб мне не мешали страдать в горьком одиночестве, а ты вот так! Погоди же! - она начала шарить в кошеле на поясе в поисках орудия мести, и судьба смилостивилась над ее муками, послав в качестве утешительного приза, маленький медовый пряник, который неведомо как туда попал и успешно зачерствел.

Лирра сначала попробовала использовать его по прямому назначению, и попыталась откусить маленький кусочек. Сразу стало ясно, что битва проиграна еще до начала. Пряник был тверже гранита.

Лирра сдалась, но просто так выбрасывать принцессе в голову не приходило: она была практичной девушкой. Да и кукушка давно уже напрашивалась на ответную грубость.

Лирра поудобнее уселась на ветке, а потом отвела руку для броска и с силой метнула его в птаху. Ее необдуманный поступок привел к череде нескольких событий. Пряник пролетел мимо, но все ж и заставил кукушку взлететь и докуковать уже в полете: она была упорной птицей и никогда не останавливалась на полпути. Далее камешком понесся на свидание с землей, по пути до полусмерти напугав двух скандалисток - белок и зазевавшуюся сойку и шмякнулся у мышиной норки.

Самые страшные последствия этого поступка обрушились всей тяжестью на саму принцессу: она потеряла равновесие и отправилась вслед за пряником, круша и ломая по пути ветки. Падение могло бы привести к катастрофическим последствиям для Лирры, но, на свое счастье, она зацепилась подолом платья за весьма кстати подвернувшийся сук.

Некоторое время повисела в неудобном положении, сверкая пятками и прочими частями тела, а затем платье начало трещать, намекая девушке, что спасательная миссия уже на исходе. Как ей удалось уцепиться в ствол и сползти по нему, вместо того чтобы позорно шлепнуться вниз, она и сама потом толком не поняла.

На земле Лирра сначала пересчитала руки и ноги, провела инспекцию синякам, ссадинам и царапинам. Все имелось в наличии.

И все-таки, где же Бродяга с хваленым драконом? Эта мысль не слишком долго мучила Лирру, так как некоторые царапины начали кровоточить. Принцесса поняла, что, как минимум, их нужно промыть.

Интересно, а как дерево называется? Хоть бы не дуб, а то теперь каждый проходимец может ее шпынять тем, что она с дуба рухнула. А ведь можно подойти к этому событию и с другой точки зрения: не упала, а слетела. Хотя для птицы она все же немного крупновата. Грустно!

Любой порядочной принцессе полагается сидеть и ждать рыцаря на белом коне. Но сколько можно? Да и с Бродяги какой рыцарь? Он же оборотень! Это вообще ни в какие рамки не укладывается. Она могла бы и закрыть глаза на эту пикантную подробность: Бродяга все же неправильный оборотень. Ни разу не покусился на то, чтоб ее сожрать. Где это такое видано? Во всех, решительно во всех книгах написано, что оборотни стремятся разорвать жертву. А он еще дружит с драконом!

Вот у нее в жизни все, как положено настоящей принцессе: злая мачеха и невыполнимая миссия.

И как же жить после таких жизненных разочарований?!

А может я сама вся неправильная, потому у меня все так и складывается! - эта мысль ей решительно не понравилась.

Размышляя о своей трудной судьбе, Лирра поднялась и отправилась искать какой-нибудь ручеек, чтобы промыть царапины. Потеряться не очень боялась: у Бродяги нюх, как у собаки, а глаз, как у орла: найдет, если она заблудится. Пожалуй, дружба с оборотнем имеет и ряд преимуществ. А вот что будет, когда он приведет дракона? Не обладая даром предвидения, принцесса решила голову себе глупостями не забивать.

Чем дальше она углублялась в лес, тем сильнее таяла надежда найти ручеек или озерцо. Девушка уже и на лужицу была согласна, лишь бы с водой, пусть и сомнительной чистоты.

Конечно, она помнила сказки о том, что воду нельзя пить, откуда попало. Мало ли какой мерзкий колдун мог пошутить и наложить заклятие. Будешь жабой или цаплей по болотам бродить.

Какой идиотизм превратить принцессу в жабу и главным требованием обратного превращения сделать поцелуй. Какому извращенцу вообще подобное могло придти в голову?!

Кроме того, учитель говорил ей на уроках естествознания, что кожа жаб выделяет ядовитую слизь. Она задумалась, а стоит ли проверять насколько это вещество вредно для здоровья путем целования земноводного. Даже если кого и расколдуешь, мало радости будет на смертном одре. С другой стороны, Лирра никогда и не пробовала целовать жабу, может, это и не так противно и опасно, как кажется на первый взгляд?

Обуреваемая подобными мыслями, она не заметила, как окончательно заблудилась. Кроны покрытых мхом деревьев переплетались над головой так, что вокруг стоял полумрак. Невозможно было понять то ли еще утро, то ли уже вечер. В этом странном полутьме тени слегка двигались и, казалось, что страшные монстры скалятся, готовясь в любую секунду взлететь в смертоносном прыжке, повалить ее на землю и рвать острыми, как бритва зубами, в жадном желании насытиться.

Лирра остановилась: ни двигаться вперед, ни повернуть назад, ни даже оглянуться не могла. Ей казалось, что как только шевельнется, подкарауливающее ее чудовище, начнет действовать.

Зловещая тишина воцарилась вокруг.

Сердце гулко колотилось в груди, пытаясь вырваться на волю. Ужас накинул на нее плотное покрывало, которое сковало ее мягкой, но удушливой пеленой. Трудно дышать. В момент, когда ей стало чудиться, что она умрет от ужаса на месте, вдруг послышался дребезжащий старушечий голос:

-И кто это бродит по моему заповедному лесу? Девица, а знаешь ли ты, куда завели тебя твои ножки?

-Бабулечка-красотулечка, выведи меня отсюда, заблудилась я.

- Красотулечка, говоришь? – пожилая женщина вышла из тени и перед Лиррой предстала небольшая сухонькая старушка: темные глаза, как два колодца, длинный крючковатый нос и два желтоватых клыка выглядывали из-под верхней губы.
Ведьма ведьмой. Встреть ее Лирра в другое время и в другом месте, испугалась бы до полусмерти, а так лишь запнулась на мгновение, и проговорила:

- Простите меня, добрая женщина. Помогите мне из лесу выбраться, мои друзья вас щедро наградят!

Последняя фраза прозвучала немного неуверенно: во-первых, дракон, строго говоря, не был ее другом, а во-вторых, станет ли Бродяга вознаграждать бабушку неизвестно, он же оборотень и вполне может такими вот старушками питаться.

Старуха неуверенность заметила, но виду не подала, лишь глаза зловеще блеснули:

- Пойдем, милая, у меня в доме помоешься, поешь, отдохнешь, а завтра посмотрим.

Лирра неохотно пошла за ведьмой, деваться некуда, не оставаться же с этими ужасными тенями.

Жилище старухи находилось неподалеку. Лирру отправили в баню, затем старуха начала потчевать какой-то жутко полезной по ведьминым словам, но ужасно невкусной кашей. Лирра, впрочем, и сама с детства еще заметила: чем пища полезнее, тем гадостнее на вкус и даже втайне подозревала, что байки про полезность предназначены лишь для того, чтоб любую пакость скормить жертве произвола.

Старуха не докучала ей разговорами, а сразу проводила спать, тем более что после еды Лирру непреодолимо клонило ко сну.

Проблема обнаружилась, когда она хотела под утро выйти на зов природы во двор: комната была заперта. Лирра начала колотить в дверь, на что вредная ведьма заявила:


- Чего орешь, дура оглашенная? Вон в углу горшок стоит. Вот же счастье привалило: я вот уж три дня все думала, чем любимого племянника потчевать, а тут обед сам пришел в гости. Не стучись и не прыгай, и так больно тощая, одни мослы, а от страху вообще станешь несъедобная.

Лирра от испуга забыла, зачем ей на двор надо было, забилась в угол и села, обняв колени. Зубы стучали, выбивая какую-то непонятную дробь.

- Мамочка родненькая! Куда я попала? Что же будет со мной? Скорей бы Бродяга появился с драконом, нет, лучше с тремя, и испепелили бы жуткую старуху с ее племянничком-людоедом.
Ответить

 фотография Tai 03 июн 2014

Глава 12.

Бродяга мчался по лесу, легко перепрыгивая или минуя валежник. Он знал, что мудрый дракон не откажет ему в помощи, но какое-то смутное предчувствие грызло его изнутри.

С этой девчонкой определенно не соскучишься. А шустрая какая! На дерево так ловко вскарабкалась! Если б она оттуда так же резво спустилась, цены б ей не было. Увы, совершенство в этом мире невозможно.

Тридцать три шишки на всю его бедную озабоченную Лиррой голову, ведь еще и тетку нужно как-то ухитриться навестить. Она, конечно, старая ведьма, но Бродягу искренне любит. Родители не поймут, если их малыш в гости к бабулечке не заглянет. Мамины укоризненные взгляды, еще хуже, чем ворчание отца. Вот умеют же эти женщины всю душу вынуть, не говоря ни слова.

Размышляя о Лирре и о семейных делах, он довольно быстро достиг цели. Вот и Заветная скала с вместительной пещерой, в которой любил отлеживаться дракон в перерывах между охотой. Всё было на месте, но поблизости никто не храпел, не грелся на солнышке и не принимал песочные ванны. Неужели дракон в тени дрыхнет, вместо того, чтобы поваляться на солнцепеке?!

Бродяга не торопился возвращаться в человеческий облик: чешуйчатый приятель мог принять его за рыцаря и плюнуть пламенным языком без раздумий и сомнений.

Время полуденное. В самый раз отдыхать. И где же дракон? Он принюхивался, пытаясь определить местоположение огнедышащего и немного растерялся.

Но недоумевать пришлось недолго. Из лесу донеслось бряцанье железа и топот. Судя по шуму, к поляне подъезжал рыцарь в полном облачении, которого сопровождали оруженосец и человек пятнадцать крестьян, вооруженных вилами, топорами и косами.

- Неужто дракон сглупил и утащил чью-то корову? Не может быть, не такой он дурак! - Бродяга решил пока из кустов понаблюдать, как будут разворачиваться события.

Рыцарь выехал на поляну, резко натянул поводья. Конь замер на месте.

- Эй, вы, трусливые бездельники, вперед, проверьте, не в пещере ли прячется чудище!

«Вот, гнусь, а еще рыцарь называется!» - подумал Бродяга. Он хорошо знал, что бывает с теми, кто неосторожно сунется под струю пламени, выдыхаемую разгневанным драконом.

До смерти трусящие крестьяне, искоса поглядывая на своего господина, начали медленно приближаться к пещере.

Оборотень поморщился: запах страха на поляне становился невыносим.

- Черт бы побрал рыцаря и этих придурков!
Что же делать-то? Времени на раздумья почти не оставалось. Если чешуйчатый поджарит этих тупиц, их главарь сбежит и приведет тучу таких же бряцающих железками кретинов, как сам. Бродяга с тошнотой представил себе исход подобной битвы: кто бы ни победил, трупов в золотистой корочке останется немерено. Жаркое в собственных доспехах из них получится отменное. Дракон шутить не любил, когда речь шла о его жизни и смерти.

Бродяга кое-что слышал и о старом короле Олухе Первом: после подобной битвы на всех существ, отличных от людей, объявят охоту. Разрозненные королевства вполне могут объединиться, если вообразят, что оборотни, вампиры и драконы представляют смертельную угрозу. О дальнейшем и думать не хотелось: кто бы ни победил, в итоге проиграют все. Коченики не упустят шанса поживиться за счет ослабевших в войне Малых королевств. Такое уже бывало в прошлом, вполне может и повториться. Спираль событий снова заворачивалась в тугую пружину. Надо срочно что-то предпринять.

Бродяга присел и завыл так зловеще, как только мог. Потом перебежал в сторону и повторил вой. Двигаясь в зарослях стремительно и бесшумно, как тень, он сумел за короткое время создать впечатление, будто целая армия оборотней засела в кустах и готовиться напасть.

Запах страха становился все более удушающим. Струсили не только крестьяне, но и рыцарь: все искренне верили, что от укуса оборотня можно стать монстром и боялись этого сильнее смерти. Храбрецы замерли, не решаясь шевельнутся, чтобы не спровоцировать нападение.

И тут на поляне появилась огромная крылатая тень дракона. Конь заржал и попятился. Кто из крестьян первым побежал так потом и не установили: стоило одному шевельнутся, как все дружной отарой сорвались с места и понеслись с поляны в обратном направлении, роняя орудия сельскохозяйственного труда. Рыцарский скакун тоже не пожелал отставать, тем более, что учуял оборотня. Сам руководитель атаки что-то орал, но его никто не слышал: все стремительно мчались, чувствуя за спиной опаляющее дыхание дракона.

Огнедышащий тяжело плюхнулся посреди поляны:
- Выходи, Бродяга! Это кто был-то?

- Охотники.

- И что ты им сделал? - дракон с подозрением уставился на оборотня.

- Да они не ко мне, а к тебе в гости заявились!

Чешуйчатый приятель озадаченно плюхнулся пятой точкой на землю. Хвост нервно ходил из стороны в сторону:

- И чего им надо было?

-Знамо чего: или принцессу, или сокровища.

-Тьфу ты! Я б этим менестрелям…- дракон не договорил, но передние лапы разыграли весьма красноречивую пантомиму о действиях над вышеозначенными бродячими певцами, - Откуда в нашей глуши это добро? Чем думают? Зачем мне принцесса? Я еще ни одной не встречал.

- Слушай, приятель, а хочешь увидеть? - Бродяга решил сразу взять быка за рога, то есть дракона за гребень!

Старый друг задумался:

- А почему бы и нет? Хоть узнаю, с чего это менестрели распевают о драконах, направо и налево похищающих принцесс.

- Только нам ее с дерева надо сначала снять.

- Разве она не во дворце нам даст аудиенцию? Ты уверен, что ничего не путаешь?

- Видишь ли, огнедышащий, получилась вот такая история… - и Бродяга начал печальный рассказ о злоключениях Лирры.

Дракон даже прослезился:

- Бедняжка. Скорей полетели ее выручать. Садись на спину. Тебе повезло, будешь моим всадником. Вечно на моем горбу выезжаешь.

Бродяга не стал возражать, хотя в воздухе его всегда страшно укачивала

- Хоть бы Лирра никуда с дерева не делась! Девчонка просто магнит для неприятностей.
Ответить

 фотография Tai 02 авг 2014

Глава 13.

Лирра от смертельного ужаса потеряла способность разумно рассуждать, о чем бы то ни было. Да и смысл пословицы «из огня да в полымя» приобрел какое-то зловещее значение. Но долго умирать от страха довольно утомительно и скучно, да и не в ее характере. Она пересчитала трещинки на полу, потом мух, деловито ползающих по потолку, потом внимательно рассматривала пылинки, которая реяли внутри солнечного лучика. Устав от подсчетов, ведь арифметика никогда не была её коньком, Лирра начала деловито выбирать колючки и репьи, прилипшие к подолу платья, и раскладывать их по видовой принадлежности в несколько кучек. В бане этой коварной старухи она немного попыталась постирать и почистить свое ранее такое нарядное платье, но все же, измятое и местами разодранное, оно выглядело жалким и унылым.

Послышались шаркающие шаги, заскрежетал ключ в замке, дверь с душераздирающим скрипом отворилась и в комнату вплыла ведьма - хозяйка дома. В руках она держала расписной поднос. А на нем еда: большая чашка с кашей, кружка с каким-то напитком и большой ломоть хлеба.

- Ты не серчай, голубка, - проворчала старуха, - Думаешь, легко устроить праздничный ужин племяннику?

- А вы откуда знаете, что я была голубкой? - вопросом на вопрос ответила Лирра, чем и привела старуху в немалое изумление.

Хозяйка дома уставилась на пленницу во все глаза. Чувствовалось, что ее разбирает любопытство, да и неудивительно. Ясно же, что в этой чаще любая незаурядная женщина умрёт со скуки. Да и какие новости она могла бы узнавать в лесу? Пожалуй, лишь те, что сороки на хвосте тащили. Эти сплетницы днями носились над лесом, подглядывая за другими обителями: в любое время года их кипучая жажда все знать и быть в курсе всего происходящего принимала характер стихийного бедствия. Если новостей не удавалось разузнать, сороки их сами придумывали. А еще они обожали гоняться за сенсациями.

Беда в том, что этих самых сенсаций в обычном лесу днем с огнем не отыскать. Подумаешь, водяной с лешим поругался. Эка невидаль! Только круглый глупец, не догадался бы, что они ссорились по три раза ко дню, чтоб потом сесть рядком и по рюмочке примирительной хлопнуть. Они никогда не пили без повода, а лучшей причины для выпивки, чем примирение, не сыскать…

Выслушивать подобные новости каждый белый день то еще удовольствие, а больше старухе и не с кем общаться.

Выпивать лесная ведьма не любила, поэтому составить компанию старым хитрецам не хотела. Да и леший с водяным ее компании всячески избегали: была у нее скверная привычка говорить голую правду, а она , как известно, многим глаза колет и часто бывает неприятна на вид. Вот ведь давеча дело было, увидала выпивох, назвала алкашами и бездельниками, отчитала, как нашкодивших мальчишек.

У водяного все русалки ужо от рук отбились: за лягушачьей икрой и головастиками бросили следить, болотную ряску не холят, не лелеют. Болото само на себя не похоже. Скоро пересохнет.

А леший? За пьянством совсем перестал волков пасти в лесу, зверей перегонять, путникам головы морочить. Захиреет же лес без его неусыпной заботы. На днях с перепою деревья столетние с корнями вываливал и требовал поединщика на бой. Ухарь! Сколько бед натворил, заливши бесстыжие зенки.

Все им в глаза беспутные высказала, ничего не забыла. Сороки как угорелые неделю носились по всему лесу, рассказывая всем встречным и поперечным, как леший с водяным слов не нашли отбрехаться от нападок ведьмы. Кикиморы хихикали на каждом болоте, пересказывая волкодлакам как все было.

Кикиморы с ведьмой не дружили, так как общих интересов не имели. Нарядятся красотки в меха изо мхов, вплетут в седые космы болотные растения и поглядывают свысока на ведьму. А сами-то уродливые, тощие, головешки маленькие. Ни кожи, ни рожи. Всех разговоров у них, кто ночью громче на болоте кричал, пугая все живое в округе. Сидят под корягами да похваляются, кто больше душ живых в топь заманил и погубил. Какая с этого радость и прибыток в хозяйстве, ведьма не понимала, и считала всех болотных кикимор вздорными и пустыми особами. Да и кикиморы в долгу не оставались, ругая ведьму на все корки.

Она глянула с искренним любопытством на девицу и после короткого раздумья заявила:

- Идем, голуба моя, в горницу, сядем рядком да поговорим ладком. Коли речи ко двору придутся, не стану тебя в печке запекать.

Лирра почувствовала невиданное облегчение и побежала за старушкой. Пожалуй, не такая эта ведьма и страшная. И клыки придают ее лицу особую пикантность. Она где-то читала, что в каждой женщине должна быть изюминка. А это просто чернослив какой-то. Сразу представляешь грозных кровопийц - вампиров в черном. Или кровососов?

Горница у старухи была уютная и нарядная: по углам висели пучки каких-то сушеных лесных трав. Горьковатые запахи полыни переплетались с нежным ароматом ромашки, зверобоя, фиалок, мать-и-мачехи, ещё каких-то неведомых Лирре растений и слегка кружили голову. На полу и на лавках лежали самодельные полосатые коврики. На стенах висели вышитые крестиком картины: танцующие у пруда русалки, черный кот, спящий на подушке, дева с рыцарем верхом на волке. Печь возле дверей была вся расписана красными петухами да растительными узорами. В углу разместился массивный стол.

Старуха проворно сняла вышитую скатерть, хлопнула на стол поднос с нехитрой снедью и села напротив принцессы, подперев голову рукой:

- Рассказывай девица красная, что с тобой приключилось.

Лирра начала свою печальную повесть. Сразу волновалась и сбивалась, а затем речь потекла плавно и складно. Говорить было легко, ведьма оказалась необыкновенной слушательницей: в глазах светился неподдельный интерес, в нужных местах она огорченно охала или ахала, где-то укоризненно качала головой, где-то поддакивала. Рассказывать истории такой слушательнице было само удовольствие.

- Охохонюшки мне, - вздохнула старуха, когда Лирра закончила свой рассказ. - Сиротка, значит. Мачеха то твоя злыдня - злыдней. Встречала таких. Вот недавно одна такая падчерицу извести хотела, ко мне прислала за угольками. Да только просчиталась змея подколодная. Не люблю я этих-то, которые жар чужими руками загребать любят. Девицу за хорошего человека пристроила, а мачеха по заслугам получила. Ужо и сама потом не рада была уголькам.

Старуха гневно стукнула ладонью по столу:
- Натерпелась ты по всему выходит, голуба моя. Ты, не бойся, я бабка хоть и строгая, но справедливая. Придется племянничку кашу-то пустую исть. Не дам тебя в обиду. Доколе! Вид-то у тебя больно жалкий, погодь я пороюсь по сусекам, может тебе одежу подыщу какую. Я ж тоже сиротка, чужие люди растили. Ох, и хлебнула я горя.

Бабка расчувствовалась, смахнула нечаянную слезу со щеки, а затем решительно направилась в каморку к сундуку, где хранила все пожитки. Лирра слышала ее невнятное бормотание и тихое шуршание, наконец, с грохотом крышка сундука захлопнулась, и бабка вернулась в горницу.

- На-кось, примерь платье, не бойся.
Лирра не стала чиниться и быстренько переоделась. Платье как на нее сшито. Неужто эта старуха в молодости такая же худенькая была? Не может этого быть!

Бабка залюбовалась девицей, а потом заявила:

- Вот теперь совсем другое дело. Поживешь у меня, я тебя травницей знатной сделаю. А со временем и жениха хорошего найду. Поглядим еще. Ну- кась, милая, выгляни, кто там к нам в гости пожаловал. Племяннику рановато, а других гостей я и не жду сегодня.
Ответить

 фотография Tai 03 янв 2015

ГЛАВА 14.

Солнце поднималось все выше. Время шло к полудню. День выдался безветренный. В лесу становилось душно. Хорошо, что кроны деревьев скрывали путников от прямых солнечных лучей. Удушающий зной утомил даже комаров, и они разом умерили свою назойливость. Несметные полчища этих кровососов незаметно рассеялись. Возможно это случилось по той причине, что они насытились демонской кровью, а после сытного обеда нет ничего лучше, чем вздремнуть в тени зелёного листочка.

Брысь наконец-то смог расслабиться. Время от времени он лениво махал увядшей веткой, но уже не в надежде отогнать тучи кровопийц, а скорее пытаясь охладить свой разгоряченный организм. От ходьбы по лесу и битвы с жужжащими армиями комаров он слегка перегрелся и устал. Оказалось, и его силы не беспредельны. Вечный двигатель дал сбой.

Дик все еще был погружен в печальные мысли и судьбе Лирры. Куда же приведет их след оборотня? Если окажется, что злобный хищник разорвал бедняжку…

Рука непроизвольно шарила по поясу в поисках ножа или меча, но, увы, не в его привычках было носить холодное оружие. Впервые в жизни, Дик сожалел, что его с детства не обучали боевым искусствам.

- Ничего, я этого зверя собственными зубами загрызу, руками рвать буду, - забывшись на мгновение, проговорил Дик вслух, чувствуя, как в душе закипает что-то кровожадное и темное. Так вот она какая, жажда мести. Действительно, пылает адским огнем и жжет изнутри.

- Кого? - Эвил остановился. - Часом, не о драконе ли речь? Это вряд ли! Шкура у него толстая. Не всякий меч пробьет. Видал я этих драконоборцев! В доспехах на боевых конях мимо хутора как-то проезжали. Грохоту от них было. Куры со страху все яйца на гнёздах уделали. А кони рыцарские здоровые да злые, подойди - загрызут. Вот только дракону от этого ни жарко, ни холодно. Спикирует сверху, пару струй пламени пустит целенаправленно, плюнет дымом, и всё - спеклися в кучу кони, люди. Игра закончилась, если, конечно, их никто не воскресит. Да только благородные паладины к услугам некромантов не прибегают. Так ни один потом из лесу не вернулся.

Бес бросил лукавый взгляд на Дика:

- Вот объясни мне, некромант, зачем кому-то армия мертвецов? И каково это жить на границе между живыми и мертвыми? Сидишь в темном склепе и годами изучаешь Книгу Мертвых. И зачем? Ради бессмертия? Только кому оно нужно такое бессмертие? Стать личем? Тьфу, я бы не согласился ни за какие коврижки. Ни живой, ни мертвый. Хуже и быть не может! Отдает ли хоть кто-то себе отчет, какое страшное одиночество заключено в таком бессмертии?

Дик посмотрел в сторону Бджистраста: тот был рассеян и задумчив. Похоже, эпическая битва с комариным войском вконец измотала неунывающего демона. Затем чародей повернулся к Эвилу и осторожно заговорил:

- Видишь ли, я не такой уж и страшный колдун, как меня отрекомендовал мой спутник.

- Ха, если ты некромант, то я светлый страж! - хмыкнул бес, - Ты что ж, решил, что я поверил Брысю? За кого меня принимаешь? Он соврёт - недорого возьмет.

- А бесы?

-Ха, да мы круче всех в аду. Даже демонов вокруг пальца обведём. Ты только мелкому не говори, а то плакало мое повышение. Обзавидуется весь. Как отойду от дел, книгу напишу, название уже придумал: «Мы из ада».

Дик с трудом удержался, чтобы не расхохотаться, а без серьёзно продолжал:
Я так полагаю, девица тебе в живом виде нужна? Нравится?

Дик замер в растерянности. Вот так вопрос! Нравится ли ему Лирра? Пожалуй, да. Ведь от чего-то же щемит сердце при мысли о том, что она попала в страшную беду. Иррациональность собственных чувств начинала пугать. Только не это. Ведь он поклялся ни в кого не влюбляться. Вытащить бы ее из неприятностей, а там он сумеет обуздать эти души прекрасные порывы.

Эвил не сводил взгляда с мага и, кажется, прочитал на его лице больше, чем Дику хотелось.

- Ладно, колдун, не тушуйся. С кем не бывает? Я и сам…- бес не договорил. - Да ты же видел моих бесенят. Чудные ребята. Жена немного ворчит, ну так это ж жизнь. Бабы они все такие.

Эвил вздохнул:

- Да, разве дело в этом? Эх, жаль, ты пока и не поймёшь…. Собственные детишки пойдут, тогда и узнаешь, в чём оно - семейное счастье-то…

Они не заметили беседуя, что Брысь вовсю прислушивается к разговору:

- Вот-вот, женись и узнаешь, почем фунт лиха!

Поняв, что проболтался о своих истинных планах, демон смутился и сделал вид, что поперхнулся. Вот что усталость делает. Но вскоре успокоился, кажется, маг не понял, а бес и сам отчего-то смутился.
Эвил заволновался, а много ли удалось подслушать демону. Не хотелось, чтоб Брысь узнал, как он привязан к своей семье. Лишнее это.

А Дик, честно говоря, пропустил замечание Бджистраста мимо ушей. Обдумывал, все, что услышал от беса, пытаясь разобраться в своих чувствах.

Размышления мага были внезапно прерваны:

- Стоп, вот мы и пришли. Смотрите-ка, а вот и оборотень с драконом. Что-то вид у них какой-то растерянный.

Дик почувствовал, что пальцы непроизвольно стискиваются в кулаки и, не раздумывая, вылетел навстречу предполагаемым похитителям Лирры:

-Где она? Что вы с ней сделали? Говорите! А не то я… - он вскинул руку. Над ладонью пылал огненный шар. Дик настолько был вне себя, что и не удивился.

- Вот она сила любви! – с придыхание восторженно проговорил Эвил.

А осторожный и предусмотрительный Брысь застыл в кустах, пытаясь задержать дыхание насколько это было вообще возможно. Мало ли, что дракону в подобных обстоятельствах может в голову придти. Всем известно, что эти крылатые зверюги обладают вспыльчивым нравом. А уж встретиться со струей пламени не очень заманчивая перспектива даже для демона.

Он оглянулся на Эвила: тот прислонился к дереву и старательно делал вид, что все происходящее его не касается. Бес сделал своё дело, бес может отдохнуть.

Понятное дело, зачем ему рисковать из-за какой-то пары золотых.

Дракон же с любопытством смотрел на мага с жалким огненным шаром. Его не столько интересовала гипотетическая угроза от оного, сколь сам факт возникновения шара. Он хотел было поделиться своими соображениями с Бродягой, но оборотень успел принять свое волчье обличье и с угрожающим рычанием внимательно следил за магом.

Маг шевельнулся, хотя чувствовалось, что он не вполне уверен, кого нужно атаковать первым. Волк ощерился, низкий глухой рык раздавался из его глотки.

Дракон видя, что драка неминуема, приготовился к своему коронному приему: подсечке хвостом. Он был уверен, что демон и бес, скрывающиеся в кустах, в драку не полезут и хлопот не доставят. Им это не сулит ни малейшей выгоды. С другой стороны маг в такой компании - само по себе странно.

Прошла минута, вторая. Ни чародей, ни оборотень не сдвинулись с места, что немедля вызвало у дракона проверить свой талант дипломата и начать мирные переговоры.

- Господа дуэлянты! - начал крылатый ужас свою пламенную речь. - Я высоко ценю вашу храбрость и готовность вступить в схватку, но все же мне незамедлительно хотелось бы выяснить, что вызывает в вас столь горячее желание прикончить друг друга, ибо я нисколько не сомневаюсь, что маг не настолько глуп, чтобы верить в то, что волшебства хватит на причинение мне хоть какого-то видимого ущерба. Жаль, если мой друг Бродяга загрызет того, кто сумел без магии создать огненное чудо? Объяснитесь, а я обещаю стать самым честным и беспристрастным арбитром.

Длинная и вежливая речь дракона на всех произвела самое благоприятное впечатление. Потенциальные дуэлянты начали переминаться с ноги на ногу, понимая, что упорствовать в своем желании вступить в дуэль не следует, коль дракон намерен стать судьей поединка. Страшно было даже подумать, как он станет добиваться соблюдения правил. Жахнет огненной струей, и бой закончен. Потом будет сожалеть, что погорячился, но кому от этого легче?!

Дик слегка поклонился дракону, а затем начал свой рассказ о голубке Лирре. Время от времени его грустная повесть прерывалась короткими всхлипываниями Брыся, который неожиданно расчувствовался. Эвил только пальцем у виска крутил, считая, что после встречи с драконом у демона случился легкий нервный срыв.

Бродяга во все глаза рассматривал живого мага, чтобы лучше запомнить сказочного героя. Желание рвать и грызть чужака пропало. Так вот он какой, этот Дик! Неужели на самом деле может человека в лягушку превратить?

Наконец история закончилась, и маг, пристально глядя на дракона и Бродягу, негромко спросил:

- И где же она?

-Я Крапивницу на этом дереве оставил.

В разговор вклинился Эвил:

- Девица - не птица. Не могла улететь. А как она туда забралась? Ветки вон как высоко!

Бродяга вздохнул:

- Моя ошибка. Хотел на спине донести до дракона. Устала очень. А она не оценила.

Пламенный оратор и философ по совместительству подытожил:

- Ясно, увидела оборотня и испугалась. Бывает. Особенно, если вервольф забыл просчитать последствия своего внезапного превращения. Думаю, нам следует объединить усилия. А Бродяге, пожалуй, лучше вернуться в волчью шкуру и взять след. Господ демона и беса мы можем отпустить, а то еще девушку плохому научат. Знаю я это крапивное семя.

Эвил обрадовался: он уже скучал по семейным хлопотам, да и дел дома было полно.

А Брысь огорчился: за последнее время настолько привык опекать мага, да и впервые в жизни рядом находился кто-то, кого мог бы назвать другом:
- Ага, щаз. Не дождетёсь. Мало ли какие коварные планы у вас созрели. Одна шайка-лейка. Я обещал помочь в поисках. И помогу.

Дракон усмехнулся:

- Демон слово дал, демон слово взял. Разве не так?

Бджистраст зыркнул исподлобья и твердо заявил:

- Думайте, что хотите, а мага я не оставлю. В путь или поспорим?!

Вся компания тепло распрощалась с Эвилом и отправилась на поиски.

Маленькая заминка, которая возникла при расставании, не очень омрачила прощание, хотя Бджистраст и отдавал обещанную плату бесу с таким видом, будто с кровью оторвал от сердца.

Сообщение отредактировал Tai: 03 Январь 2015 - 08:21
Ответить

 фотография Tai 03 янв 2015

Глава 15

Дракон предпочел взмыть в небеса и с высоты своего полета оглядеть окрестности в поисках пропавшей принцессы. Он нашел восходящий поток и парил, широко развернув перепончатые крылья. Хорошо-то как! Пока что никаких девиц ни на деревьях, ни под ними огнедышащий философ в упор не видел.

Все-таки любопытно, какого чёрта драконам нужно от принцесс? С чего это менестрелям в голову пришло обвинять его племя в таких странных наклонностях? Охота на венценосную дурочку?! Есть в этом нечто неестественное, он бы даже сказал противоестественное. Если на то пошло, в лесу и на лугах дичи предостаточно. Мало кому удавалось избежать судьбы при встрече с чешуйчатым охотникам. Увидел, опалил, съел - достаточно простой алгоритм. Чем, скажем, косуля или корова хуже? Хотя возможно есть и гурманы, которым на обед нужна именно принцесса.

Дракон подумал еще немного и решил, что это форменное извращение. Да и на тех, кто сильно любит человечину рано или поздно начинают охоту. Беспокойство одно. Не то, чтобы кого-то всерьез опасался, но предпочитал мирную и размеренную жизнь: убил, съел, поспал, полетал.

Эх! Спинным нервом дракон чувствовал, что мирной существованию подходил скорый конец. Либо Олух Первый захочет подвигов и бросится вызволять девицу да сокровища из-под его гнета, либо какому-нибудь придурку понадобится драконья шкура для украшения палат.

Бродяга в волчьем обличье шел по следу. Надо же, как Лирру любят приключения или она их находит на свою …хм…голову. Стоп. А места-то знакомые - самая чаща. Тут неподалеку и тетка Ёгуна обитает. Она не из оборотней, а известная и уважаемая в узких кругах ведьма. Дама мирная и гостеприимная, для дорогих гостей наизнанку вывернется, а приветит и приголубит. А вот незваных… Мать честная! А если они встретились?!

Воображение у Бродяги заработало в полную силу. Тетка ждет его в гости. Ох, ты ж, лешего за ногу, да через бедро! Держись Крапивница! Оборотень забыл о следе, спутниках, драконе и обо всем остальном. Ветром понесся к избе Ёгуны. Единственная мысль дятлом долбила голову:

- Только бы успеть.

У этой девушки просто талант находить приключения.

- Ну, вот, что я тебе говорил! - капризно заныл Брысь. - Глянь, дракон смылся, то бишь, в небеса взмыл, а Бродяга завел в чащу, и бросил на произвол судьбы.

- Не паникуй. Выберемся. Бывало и хуже.

- Куда уж хуже! - начал стенать Бджистраст, но в следующее мгновение понял, что был неправ.

С громким хлопком и запахом серы на их тропе материализовалась Алька, его супруга. Гибкая, с соблазнительными округлостями в нужных местах и длинными ногами - чудо как хороша. Алый шелк плотно обтягивал точеную фигурку, подчеркивая все выдающиеся достоинства. В руках она держала кнут.

- Сволочь, отойди от моего мужа! - Алька не собиралась вести длинные переговоры, черная змея вылетела из ее руки, с непременным желанием побольнее ужалить мага.

- Милый, я тебя спасу, - очаровательно улыбнулась Бджистрасту, - Отойди в сторону, я сейчас прикончу чернокнижника. Будет наука, как тебя похищать из моих лап. Потом и с тобой разберусь.

Демоница плотоядно ухмыльнулась. У Бджистраста от многообещающей улыбки супруги всё внутри застыло, а сердце ухнуло в копыта.
Чёрная змея, в которую превратился кнут, вот –вот готова была вцепиться в горло магу.

Дик сначала растерялся, но это состояние длилось недолго. Порывом ветра он отбросил змею к её хозяйке.

- Уйди с дороги, ведьма! Я Брыся не похищал, он здесь добровольно, - огненный шар возник ниоткуда и пылал над его ладонью.

Дик удивился, откуда столько магии, а потом понял - над головой в вышине парил дракон. Конечно же, немного волшебства в этом мире было, но все оно уходила на поддержание крылатых созданий. Получается, что маг и огнедышащий ящер могут отлично работать в дуэте.

Демоница отступила, но сдаваться не собиралась:
- Верни мужа, сказала. Брысь, ко мне!

Бджистраст осторожно выглянул из-за спины Дика и храбро заявил:

- Алька, спасайся, это страшный чародей. И тебя заколдует, заставит себе помогать!

- Да?! - она подняла бровь. - Хочу видеть.

Вместо змеи в руках снова был кнут.

- Мадам, - снова попытался воззвать к ее разуму Дик. - Я вовсе не хочу разрушать ваше семейное счастье. Брысь свободен в своих поступках.
- Ты прав, я не чувствую магии. И все же это странно. – настроение мадам изменилось, Алька практически промурлыкала последнюю фразу.

Демон поддался на знакомые интонации – этим голосом она, как заклинательница змей, и довела его до брака.

Тем временем демоница изменила тактику. Она перестала обращать внимание на мужа и полностью переключилась на мага. Кнут оказался за поясом, а она почти всем телом приникла к Дику.

- Милый, а ты хорош. Вижу, что чародей выдающийся. Если уж на Нырке с его ограниченными магическими линиями на такое способен, то чего ожидать в нормальном измерении?!

Алька водила тоненькими пальчиками с накрашенными ноготками по его груди, пытаясь запустить руку поближе к телу.

Сказать, что ее маневры оставили чародея безучастным, было нельзя. Как нормальный мужчина с нормальными инстинктами Дик реагировал на роковую женщину и ее прикосновения с удивляющей его самого готовностью. Как баран, которого гонят на бойню - других аналогий не напрашивалось. Магу казалось, что он оказался в трясине, и вырваться не представлялось никакой возможности.

- Да, что ж это со мной творится?! - Ни силы, ни воли сбросить с себя таинственное оцепенение не было.
Алька праздновала победу: мага обаяла и могла из него веревки вить.

В момент полной и безоговорочной капитуляции перед демоницей - чаровницей некто вредный ущипнул мага чуть ниже спине, да так что слезы на глазах выступили.

Подобное прикосновение возмутило своей фамильярностью и грубостью.

- Брысь, ты что творишь! - он мгновенно освободился из под Алькиных чар.

Как же рассвирепела демоница! Жуткая гримаса исказила прекрасное лицо, когда поняла, что жертва пришла в себя. С досады когти глубоко вонзились в кожу мага, он заорал благим матом, а инстинктивно отбросил ее магическим щитом.

- Погодите же оба, я вам отомщу, страшно отомщу! - крикнула разгневанная Алька, прыгая в свежеоткрытые врата в другое измерение.

- Во влипли! - грустно сказал Брысь. - Что отомстит, то отомстит. Теперь ты, магшество, как честный человек обязан мне помочь.

- Только не говори, что я должен на тебе жениться, - решил сострить Дик.

- Совсем больной. Причем на всю голову. Тьфу. Я ориентиров еще не потерял. Хочу просить в башне политического убежища. В свете последних событий, там будет самое безопасное место.

Маг на несколько минут утратил дар речи. Однако, Бджистраст жжет.

Демон уставился на Дика и добавил:
- Хватит уже идиота из себя корчить. Алька в гневе страшнее Вельзевула с Люцифером вместе взятых. Думай, как спасаться будем.

- В скит уйдем?

- Ага, сейчас, уже разбежался! Короче, шевели копытами. Выручим твою сопелку и в башню поскорей отсиживаться, пока нам окончательно не поплохело. А теперь ходу, шевели копытами.

Сообщение отредактировал Tai: 03 Январь 2015 - 08:21
Ответить